Ч 1 ст 115 ук рф оправдательный приговор

В производстве нашей Коллегии Адвокатов «ТРИУМФ», появилось значительное количество уголовных дел по статье 115 Уголовного кодекса Российской Федерации – «Умышленное причинение легкого вреда здоровью».

В настоящее время, достаточно высок процент совершения преступлений небольшой степени тяжести. В частности, к преступлениям такого рода относится умышленное причинение легкого вреда здоровью. В соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации данное преступление относится к делам частного обвинения. То есть судебное разбирательство при совершении преступления, предусмотренного ст. 115 Уголовного кодекса Российской Федерации, инициируется и завершается исключительно по желанию потерпевшей стороны.

Данные инциденты, которые являются прецедентами возбужденных уголовных дел по ст. 115 УК РФ, возникают в большей степени из-за отсутствия культуры общения и поведения людей по отношению друг к другу. Ситуации, в которых происходит расхождения во мнениях, нередко перерастают в конфликт, сопровождающийся словесными перепалками и рукоприкладством.

Так, адвокат Коллегии адвокатов «ТРИУМФ» Дюльгяров Анатолий Лазаревич оказал профессиональную юридическую помощь гражданину У…, который приговором мирового суда г. Минеральные Воды и Минераловодского района Ставропольского края, был призван виновным в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ.

На данный приговор адвокатом Дюльгяровым А.Л.была подана апелляционная жалоба.

Проверив материалы дела и доводы защитника, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что мировым судьей при вынесении обвинительного приговора в отношении гражданина У… по ч.1 ст.115 УК РФ допущены существенные нарушения закона.

Адвокату Дюльгярову А.Л. удалось доказать в суде апелляционной инстанции, что стороной обвинения не только не приведены доказательства, подтверждающие наличие события преступления, в котором обвинялся его подзащитный, но и то, что «потерпевшая» сторона ложно обвинила его доверителя в совершении преступления.

По результатам рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, обвинительный приговор был отменен и вынесен оправдательный приговор, а в последствии было возбуждено уголовное дело и лжезаявитель привлечен к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос о совершении преступления.

Защита добилась оправдания с правом на реабилитацию по уголовному делу частного обвинения

30 марта мировой суд в Санкт-Петербурге вынес оправдательный приговор по уголовному делу частного обвинения об умышленном причинении легкого вреда здоровью. При этом обвиняемый по данному делу Я. ранее был признан потерпевшим по аналогичному уголовному делу, обвиняемым по которому был как раз частный обвинитель В., который при этом является адвокатом.

Как рассказала «АГ» адвокат АП Санкт-Петербурга Мария Равич, защищавшая Я., причиной судебных разбирательств стала следующая ситуация. В 2014 г. на улице между случайно встретившимися В. и Я., которые уже были знакомы, возник конфликт на почве личных неприязненных отношений, который перерос в драку. Впоследствии у обоих были зафиксированы телесные повреждения, признанные легким вредом здоровью.

Поскольку В. являлся адвокатом, а Я. был ранее судимым, эта история получила широкую огласку. В результате в отношении В. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ, в дальнейшем переквалифицированое на ч. 1 ст. 115 УК РФ. При этом сам адвокат тогда же обращался с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Я., однако добиться этого ему не удалось.

Уголовное дело в отношении адвоката В. расследовалось на протяжении года, в течение которого следствием был собран ряд доказательств его вины в причинении вреда здоровью Я., среди которых были и показания свидетелей, поддержавших потерпевшего.

В этот период В. не сообщал следствию об имевшихся у него очевидцах конфликта, а в июне 2015 г. он заявил ходатайство о прекращении дела вследствие акта об амнистии, которое было удовлетворено следователем.

Сразу после этого адвокат В. подал в суд заявление частного обвинения о привлечении Я. к уголовной ответственности за умышленное причинение легкого вреда здоровью по ч. 1 ст. 115 УК РФ, а в качестве доказательств приложил 29 листов заключений обследований у врачей и попросил пригласить 6 свидетелей происшествия, которые подтвердили его версию событий. При этом каких-либо деталей происшествия в заявлении приведено не было.

В октябре 2016 г. мировой судья вынес обвинительный приговор в отношении Я., который был обжалован его защитниками. В апелляционной жалобе они отмечали, что Я. был лишен гарантий, предусмотренных п. “а”, “b”, “d” ч. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающих, что каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления как минимум вправе быть незамедлительно и подробно уведомлен о характере предъявленного обвинения, иметь достаточное время для подачи подготовки к своей защите и допрашивать показывающих против него свидетелей на тех же условиях, что и обвинение.

Кроме того, защита отметила: является известным фактом, что умысел предполагает направленность действия виновного на достижение преступного результата, а телесные повреждения, возникшие в результате самообороны или неосторожности, не могут быть квалифицированы по ч. 1 ст. 115 УК РФ. Также в жалобе было указано, что при назначении судебно-медицинской экспертизы суд не обратил внимания на обоснованную точку зрения защиты о наличии уголовного дела, возбужденного в отношении В., прекращенного по ходатайству последнего на основании акта об амнистии. Это, по мнению защиты Я., подтверждало версию, что тот оборонялся при избиении, а не наоборот.

В жалобе также подчеркивалось, что судом при вынесении обвинительного приговора были нарушены нормы уголовного процессуального права, в частности ст. 318 и 319 УПК РФ, которыми предусмотрено обязательное указание обстоятельств совершения преступления с указанием перечня доказательств, подтверждающих предъявленное обвинение. Апелляция удовлетворила жалобу, и в результате дело было направлено на новое рассмотрение.

21 июня 2017 г. мировым судьей иного судебного участка было вынесено постановление о прекращении уголовного дела ввиду отсутствия состава преступления, так как частный обвинитель не явился в суд. Впоследствии Московский районный суд Санкт-Петербурга счел, что одна неявка потерпевшего не дает суду оснований для применения ч. 3 ст. 249 УПК РФ. Дело было вновь возвращено на новое рассмотрение.

При рассмотрении дела в третий раз В. просил провести новую судебно-медицинскую экспертизу, но суд первой инстанции отклонил эти требования. В свою очередь сторона защиты Я. обосновывала свою позицию результатами ранее собранных доказательств по уголовному делу против адвоката. Судом был постановлен оправдательный приговор с признанием права на реабилитацию. С момента возникновения конфликта к этому времени прошло почти 4 года.

Мария Равич сообщила «АГ», что добиться оправдания помогла, прежде всего, тщательная работа с доказательствами обвинения: «При анализе материалов дела представить суду альтернативную версию произошедшего и убедить в ней можно, руководствуясь уже представленными доказательствами обвинения и толкуя их в свою пользу».

Известно, что по делам частного обвинения право подсудимого на реабилитацию отсутствует, ведь необоснованное обвинение исходит не от государства, а от частного лица. Мария Равич пояснила, что данное дело стало исключением потому, что Я. уже был незаконно осужден приговором суда и в дальнейшем была исправлена судебная ошибка. В результате суд признал за Я. право требовать от государства полного восстановления его нарушенных прав.

«Этот процесс еще раз подтвердил наше глубокое убеждение в том, что главная цель защиты в уголовном процессе – представить суду иную, альтернативную версию произошедших событий; убедить суд в том, что предъявленное обвинение – не единственный вариант развития событий, что даст возможность суду применить основной принцип уголовного судопроизводства – презумпцию невиновности. Что и было сделано в этом уголовном деле», – заключила Мария Равич.

Ч 1 ст 115 ук рф оправдательный приговор

Именем Российской Федерации

г.Хабаровск 26 сентября 2013 года

Мировой судья судебного участка №71 Центрального района г.Хабаровска БисюркоЮ.А.

с участием частного обвинителя ФИО1

представителя частного обвинителя — адвоката Ушакова И.В., представившего удостоверение от и ордер от ,

защитника подсудимого Каргиной М.Н.

при секретаре: Абоймовой Ю.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

ФИО2 , родившегося в в г.Хабаровске, имеющего незаконченное высшее образование, в браке не состоящего, имеющего на иждивении детей ФИО3 13.04.1998г.рождения и ФИО4, 06.06.2008г.рождения, военнообязанного, работающего директором ООО «Промсервис», не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ,

ФИО2. обвиняется частным обвинителем ФИО1 в ее избиении.

В заявлении о возбуждении уголовного дела частный обвинитель ФИО1 просит привлечь подсудимого к уголовной ответственности по ч.1 ст.115 УК РФ, указывая следующее. ИО1 в очередной раз, за то, что она предъявила претензии мужу о его систематических пьянках и отсутствии в ночное время дома, избил муж, — ФИО2. Избиение происходило в 21-22 часу в зале квартиры, расположенной по адресу: . Старший сын в это время находился на улице и помогал дедушке и бабушке (родителям ФИО2) разгружать машину с овощами, привезенными ими с дачи. Младшая дочь находилась у мамы частного обвинителя. Перед тем, как применить в отношении ФИО1 силу, ФИО2., будучи в состоянии алкогольного опьянения, в очередной раз стал ее безосновательно оскорблять, несколько раз имитировал удары стулом (замахивался), а затем нанес ей удар ладонью правой руки по лицу. После этого, схватив ее двумя руками за горло, стал трясти из стороны в сторону, продолжая это не менее одной минуты. Увидев, что она задыхается, он убрал руки от шеи и толкнул ее в грудь двумя руками. От толчка она упала на пол и стала кричать. ФИО2 подскочил к ней и нанес не менее 4 ударов ногами в область груди, спины и ягодиц. Затем ФИО2., схватив ее за одежду в области груди, приподнял с пола и бросил на диван. Она в свою очередь кричала и звала на помощь. На ее крик с улицы прибежал четырнадцатилетний сын. Сын забежал в комнату в тот момент, когда ФИО2. в очередной раз замахнулся на нее рукой, чтобы ударить. В это время она лежала на диване. Сын спросил у ФИО2 «что происходит». ФИО2., ничего не отвечая, ушел в спальную комнату, а она, поднявшись с дивана, продолжая плакать, в краткой форме рассказала сыну о случившемся. Весь ее рассказ о произошедшем, слышал ФИО2., находясь в спальной комнате, но ничего, в свое оправдание сыну не сказал. Посоветовавшись с сыном, они решили уйти из дома, так как подобные избиения случались и ранее и об этом знал их сын, который согласился с ней, что так дальше продолжаться не должно. Дождавшись, когда ФИО2. уедет в командировку, они собрали вещи и ушли жить к матери ФИО1, где живут по настоящее время. После избиения, в течении двух недель она ощущала сильную боль в шее. Также длительное время (не менее двух недель) болела голова. От избиения у нее на теле и в области левого бока со стороны спины и в области локтя левой руки были кровоподтеки. Данные кровоподтеки она никому кроме матери и сына не показывала. Об избиении она рассказала своим подругам, объясняя причину ухода от мужа. Ранее она рассказывала подругам о фактах других избиений, так как за последние 5 лет совместного проживания с мужем, она не менее 2 раз в год, уходила жить к маме, боясь избиений со стороны мужа. После избиения, о котором идет речь, ФИО1 примерно через месяц стала ощущать боли в районе шеи (при наклонах головы вверх, вниз и поворотах). В настоящее время брак между ней и ФИО2 расторгнут. На основании решения суда место жительства их двух несовершеннолетних детей, определено с матерью (с ней).

В судебных прениях представитель частного обвинителя адвокат Ушаков И.В. заявил о возможности квалификации действий подсудимого по ч.1 ст.115 УК РФ или по ч.1 ст.116 УК РФ.

В ходе судебного разбирательства по настоящему уголовному делу судом установлено, что в один из дней июля-августа 2012 года в период времени с 21-00 часа до 22-00 часов между бывшими супругами ФИО имела место конфликтная ситуация из-за несогласия по семейным вопросам. Судом также установлено, что во время и в месте, указанном частным обвинителем, подсудимый ФИО2. не избивал ФИО1, не причинял вреда ее здоровью и не совершал действий, которые могут быть квалифицированы по другой статье уголовного закона.

К такому выводу суд пришел на основании следующего.

В качестве доказательств избиения ФИО2 частного обвинителя стороной обвинения в ходе судебного разбирательства представлены следующие доказательства.

Показания потерпевшей (частного обвинитель) ФИО5., которая в судебном заседании пояснила, что ФИО2. неоднократно допускал физическое насилие в отношении нее и детей. В июле 2012 года ФИО2. ее избил за очередные ее упреки в его пьянках. ФИО2 сидел за компьютерным столом, она сидела на диване, между ними началась словесная перепалка, потом он вскочил, начал на нее кричать, кидался в нее стулом, схватил за горло и стал трясти, возможно, она что-то делала руками, но не в состоянии была убрать его руки, он ее душил, после того как увидел, что она задыхается, убрал руки, толкнул на пол, после стал наносить удары ногами по спине и груди, затем схватил за одежду и бросил на диван. Избиение продолжалось около 5 минут. Затем зашел сын, когда подсудимый замахивался для очередного удара. Сын выходил помогать разгружать продукты бабушке и дедушке, затем вернулся домой, был вечер, было темно, 21-22 часов. Если бы не зашел сын, все было бы еще хуже. Раннее она сыну не рассказывала, что их отец ее бьет, оберегала его. В этот раз она рассказала все сыну, что произошло, сын сам предложил уйти от отца. Они договорились с ним уйти от отца. Они дождались, когда ФИО2 уедет в командировку, собрали все необходимые вещи и ушли к маме потерпевшей, дату ухода не помнит. После двух недель ФИО1 стала испытывать сильные боли в шее, но не смогла сразу обратиться в больницу, терпела, боялась обратиться, так как боялась ФИО2, ей было стыдно за семью. В декабре 2012 года она обратилась в медицинское учреждение Краевую больницу , там ей сказали, что у нее грыжа шейных позвоночников. У нее были синяки в районе спины, локтя, плеча. До этого она уходила жить к маме с детьми, ФИО2. избивал ее без свидетелей, ночью, когда дети спали. После того, как она ушла с детьми, ФИО2. говорил, что если она начнет делить имущество, то он ее упрячет в психушку. Он состоятельный человек, у него много знакомых, он член партии «Единая Россия», она боялась его. В настоящее время она живет у мамы в квартире, так как в одной квартире ФИО2 заменил замки, но она с ним не хочет жить, боится с ним находиться. Она не запрещает ФИО2 видеться с детьми, он сам не проявляет инициативу. был случай, когда ФИО2 ворвался в квартиру матери потерпевшей, без разрешения, сказал ей (потерпевшей), что если она будет делить имущество, будут проблемы с детьми, он не выпустит ее и детей. По данному факту подано заявление в прокуратуру. Первую юридическую консультацию она получила в июле 2012 года о разводе и разделе имущества. В сентябре она подала на развод, который состоялся только в феврале 2013 года, в декабре 2012 года они не достигли соглашения по имуществу, она обратилась в суд, также после многочисленных угроз со стороны ФИО2. и обращения в медицинское учреждение она убедилась в своей травме шеи, что она является следствием избиения, она обратилась в полицию. Она не занималась спа-процедурами, на массаж ходила очень редко, шея у нее никогда не болела. При обращении с заявлением частного обвинения она вспомнила дату избиения —

Показания несовершеннолетнего свидетеля ФИО3, который в судебном заседании пояснил, что потерпевшая (частный обвинитель) приходится ему матерью, подсудимый — отцом, родители не живут вместе с июля 2012 года, после того как папа избил маму. В один из дней июля 2012 года в вечернее время, когда бабушка с дедушкой привезли продукты к ним домой, он помогал занести продукты в квартиру, для этого вышел из квартиры, отсутствовал 10-15 минут, когда поднимался в подъезде, он услышал крики мамы «не бей меня, мне больно», зашел в квартиру и увидел, что отец схватил мать за одежду, приподнял и кинул на диван, мама лежит на диване и папа замахнулся на мать правой рукой, в это время отец его не видел, он стоял спиной, он (свидетель) крикнул «перестань», отец увидел его и вышел из комнаты, позже к нему в комнату пришла мама заплаканная, рассказала, что отец ее избил, душил, она стала жить с ним (свидетелем) в комнате, позже, примерно через неделю, они собрали вещи и переехали к бабушке. В день избиения бабушка с дедушкой в квартиру не заходили, были на улице. У мамы в районе левой руки были кровоподтеки, после мама рассказала, что отец ее душил, у нее стала болеть шея, она обращалась в связи с этим в больницу. До этого были другие случаи, они жили у бабушки раз в год, но мама не рассказывала почему, потом выяснилось, что папа бил маму. После июля был конфликт, когда они уже жили у бабушки и сейчас там живут, папа пытался зайти без проса, в итоге родители поругались. Они с отцом обсуждали этот случай по телефону, но договориться не получается, папа отказывается платить алименты, он платит меньше чем должен. Когда он (свидетель) учился в 6-м классе, у него были плохие оценки, отец ударил его видеокамерой, потом запустил ей в стену.

Показания свидетеля ФИО6, которая в судебном заседании пояснила, что потерпевшая ФИО1 приходится ей дочерью, подсудимый — бывший зять, с июля 2012 года дочь не проживает с мужем, после того как избил, ушла от него, точную дату не помнит. Про избиение узнала со слов внука и дочери. От внука узнала, что он куда-то уходил, когда вернулся в квартиру увидел как отец повалил маму на диван, замахивался на нее, внук крикнул «что ты делаешь», со слов ФИО1 узнала, что он ее душил. Об избиении свидетель узнала, когда дочь пришла к ней, примерно через 1-2 дня после избиения, дату не помнит, была после операции, операция была в конце июня в Сингапуре. Ссоры происходили в доме по поводу отсутствия ФИО2. дома, его пьянок, в тот раз он был в состоянии алкогольного опьянения. Это неоднократный случай, когда ФИО1 была беременна, он ее душил, заставлял спать на полу, она жила несколько раз у нее (ФИО1), один раз около трех недель, в другой около 6 месяцев. Случаи избиения ФИО2 ФИО1 свидетель не видела, слышала о них со слов дочери. Последний раз ФИО2 вернулся из Японии в сентябре, августе 2012 года, он ездит в в командировки по работе. ФИО1 не обращались в полицию, ФИО2. говорил, что заберет детей, сделает с ней что-то, говорил, что ее посадит в психушку, что у него есть возможность, у него много знакомых, он состоит в партии «Единая Россия». О проблемах с шеей ФИО1 ей не рассказывала.

Показания свидетеля ФИО7., которая в судебном заседании показала, что потерпевшая является ее подругой, родители свидетеля и мама ФИО1 живут на одной лестничной клетке, свидетель часто приходит к родителям, летом прошлого года она встретила ФИО1, которая ей рассказала, что ушла от мужа и сейчас живет у мамы, это был июль, август 2012 года. Также она рассказала, что ее муж в состоянии алкогольного опьянения избил ее. Следы избиения ФИО1 ей не показывала, но на протяжении 5 лет свидетель видела синяки, когда спрашивала о синяках, ФИО1 говорила, что поссорилась с мужем. ФИО3 говорил ей, что он выходил, потом когда пришел, увидел, как папа бьет маму, что он боится оставаться с ним наедине. ФИО1 рассказывала, что ФИО2. довольно агрессивен, свидетель агрессию с его стороны не видела. Со слов ФИО1 свидетелю известно, что он говорил, что якобы сдаст ее в психушку, посадит как наркоманку или преступницу.

Показания свидетеля ФИО8, которая в судебном заседании показала, что с потерпевшей знакома 8 лет, отношения хорошие, с подсудимым отношения нормальные, знала, что у ФИО1 были проблемы с ФИО2 давно, она давно хотела развестись, но не делала этого из-за детей, об их разводе узнала в июле 2012 г., из телефонного разговора с ФИО1 поняла, что ФИО2 ее избил. Лет 6 назад, свидетель заходила к ФИО1 и видела большую гематому на плече, затем когда она (ФИО1) была беременна вторым ребенком, у нее на шее видела синяки от пальцев, она сказала ей (ФИО8), что это муж. ФИО1 регулярно уходила жить к матери, два года назад жила у матери шесть месяцев. ФИО13 свидетелю ничего не говорил, он только рассказывал, о том, что в него ФИО2 кинул видеокамерой из-за учебы. ФИО2 посещает спортзал примерно два раза в неделю. Свидетель познакомилась с ФИО1, когда оформляла ей квартиру по улице .

Показания свидетеля ФИО9, которая в судебном заседании показала, что она дружит с частным обвинителем ФИО1, от которой ей стало известно, что ФИО2. избил ее (ФИО1) в июле-августе прошлого года, об избиении ФИО1 сообщила ей по телефону, сказала, что ФИО2. душил ее, она падала на диван, это видел ребенок, говорила, что у нее болит голова. До этого в 2006 году она была свидетелем семейного конфликта между супругами, в ходе которого ФИО2. поднял ФИО1 за шею по стенке. В 2008 году в период ее (ФИО9) развода с бывшим мужем, приятелем которого был ФИО2., была ситуация когда ФИО2. грубо себя повел с ней (ФИО9), оскорбил ее.

По ходатайству стороны обвинения по данному делу была назначена судебно-медицинская экспертиза. Из выводов эксперта, изложенных в заключении от , следует, что на основании проведенных исследований, с учетом имеющихся обстоятельств дела и в соответствии с поставленными вопросами у ФИО1, 1974 г.рождения, каких-либо повреждений не выявлено. Имеется хроническое заболевание: остеохондроз шейного отдела позвоночника на уровне С5-С7, грыжа межпозвоночного диска тел С5-С6 справа, остеохондроз грудного отдела позвоночника, задние протрузии межпозвоночного диска тела Т6-7. Со стороны спинного мозга патологических изменений нет. Костно-деструктивных изменений не найдено. Данное заболевание по степени тяжести не квалифицируется.

Стороной обвинения были также представлены суду: чек об оплате ФИО1 суммы в размере 500 рублей за консультацию по вопросу о расторжении брака, справка гидрометеоцентра от , содержащая сведения об осадках и , а также переписка между ФИО2 И ФИО1, которую они вели по электронной почте и

Стороной защиты в ходе судебного разбирательства представлены следующие доказательства.

Показания подсудимого ФИО2., который вину в совершении преступления не признал, в судебном заседании показал, что в пятницу он вернулся домой около 20.00 часов, купил банку пива, дома находились его бывшая супруга ФИО1 и их сын ФИО3. Отношения с ФИО1 были натянутые, она вернулась из поездки за границу, отдыхала в Сигапуре около месяца, оттуда сразу поехала в Тайланд и провела там две недели, после приезда не разговаривала с ним около 1,5 месяцев, причину не объясняла, закрывалась в комнате, вела переписку по скайпу, установила пароль на компьютере. около 22.00 часов к ним домой приехали его родители, привезли овощи с дачи, позвонили в домофон, сын ФИО3 вышел из квартиры, чтобы им помочь, в это время ФИО2. начал разговор с ФИО1, он хотел выяснить, почему она с ним не разговаривает, она стала упрекать его, что он не дал ей достаточной денежной суммы для поездки в Тайланд, между ними завязалась словесная перепалка, ФИО1 вцепилась ему в лицо, кричала, он освободился от ее захвата, растерялся, так как не знал, что делать, развернулся и ушел в другую комнату, о том, что сзади стоит сын, не знал, все это продолжалось в течение одной минуты, потом в квартиру зашли родители, через два дня они с ФИО1 помирились, он уехал в командировку в , вернулся ИО1 находилась в это время во Владивостоке, где у них есть бизнес, готовилась к саммиту стран Азиатско-Тихоокеанского региона, их фирма получила право на реализацию сувениров на саммите, задолго до саммита они делали закупки, дети находились в это время у матери ФИО1, они всегда оставались у нее во время отсутствия родителей в городе. Они с ФИО1 постоянно созванивались, обсуждали деловые вопросы, касающиеся реализации их товаров в период саммита. После окончания саммита ИО9 перестала отвечать на телефонные звонки, все вырученные деньги остались у нее, он ее долгое время не видел, от ее мамы он узнал, что она находится в Испании, была там около месяца, затем ему сказали, что она в Тайланде, потом она подала на развод. В декабре 2012 года она потребовала передать ей большую часть их совместного имущества, сообщила, что уезжает с детьми в Америку, что она хочет продать принадлежащую им квартиру на и на эти деньги купить жилье в Америке, он не подписал разрешение на выезд детей за пределы России, требовала алименты в размере 40 000 рублей ежемесячно и ежегодную оплату проезда детям из Америки в Россию и обратно, а также требовала отдать ей бизнес во Владивостоке. Говорила, что если он откажется от ее требований, обратиться в суд и не разрешит видеться с детьми, пока он не подпишет документы, он отказался. Они никогда не ссорились при детях, насилия никогда не было. она узнала, что он заблокировал выезд дочери за рубеж, он узнал от участкового, что она написала в полицию заявление об избиении. Был подан ряд заявлений в различные инстанции, в том числе заявление о проникновении в жилище в Следственный комитет, заявления в суд. событий, о которых указала ФИО1. в заявлении, не было, они с ФИО1 присутствовали на открытии мебельного салона, на следующий день после этого, с 19.00 часов до 24.00 часов он вместе со своим приятелем ФИО10 находились в различных заведениях города, в кафе « », их видели и другие люди.

Показания свидетеля ФИО11, которая в судебном заседании показала, что подсудимый приходится ей сыном, в тот день они ехали с дачи, было около 09 часов вечера, они хорошо общались с ФИО1, привезли продукты с дачи, когда приехали дверь, в подъезд была закрыта, от входной двери в подъезд у них ключей не было, они позвонили ФИО3, сказали, чтобы он спустился их встретить. Когда он пришел, они дали ему в руки продукты, сами взяли корзины и вдвоем с мужем поднялись следом за ним в квартиру, которая находится на втором этаже, внук ей сказал, что маленькой нет дома, находясь внизу, громких разговоров, криков, они не слышали. ФИО3 отсутствовал в квартире около 2 минут, они поднялись после него в течение 2-5 минут. Сын открыл дверь в квартиру, у него в руках была маленькая бутылочка пива, она спросила, почему пьет, он ответил, что у него завтра выходной. Когда зашли туда, ФИО2 с ними не поздоровалась, игнорировала их, это было необычно, все время говорила по телефону, они сидели, ждали на кухне, находились в квартире 20-30 минут, ФИО1 не помогла перекладывать продукты, потом она (свидетель) сказала сыну, что они устали, попросили посуду, сами высыпали продукты и пошли домой, на следующий день сын сказал ей, что они с ФИО1 поссорились. Повреждений у невестки, которая проходила мимо нее несколько раз, она не видела. День она хорошо запомнила, так как к ним со стороны ФИО1 было проявлено редкое отношение, кроме того, дочь свидетеля вернулась из Испании 02 августа, свидетель ей позвонила и сказала, что поведение невестки непонятное, это был рабочий день.

Показания свидетеля ФИО10, который в судебном заседании показал, что состоит с подсудимым в приятельских отношениях, вечером они с ИО4 пошли поужинать в кафе «ХХ» около 18-19 часов, потом около 21-22 часов пошли в кафе «Шоколад» выпить, расстались после 23-00 часов. День , он запомнил, так как был приглашен на вечеринку в честь открытия мебельного салона его хорошего знакомого, ФИО2 со своей супругой тоже был приглашен туда. Вечеринка была опубликована в журнале «Дорогое удовольствие», в августовском номере, там указывается дата вечеринки — 13 июля, есть фотография ФИО, а с ФИО2 свидетель встречался на следующий день, поэтому запомнил дату.

Стороной защиты были также представлены суду: журнал «Дорогое удовольствие» август 2012 года, в котором имеется сообщение об открытии мебельного салона и фотография ФИО2 и ФИО1; переписка между ФИО2 и ФИО1, которую они вели по электронной почте 13, 15, 18, 21, 20, года; заграничный паспорт ФИО2.

Исследовав и проанализировав собранные по делу доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Из приведенных показаний потерпевшей и свидетелей обвинения следует, что ни один из свидетелей очевидцем избиения ФИО1 ФИО2 не был. Свидетель ФИО6 приходится матерью частному обвинителю, свидетели ФИО7, ФИО8, ФИО9 состоят с частным обвинителем в дружеских или приятельских отношениях, все они узнали об избиении ФИО1 подсудимым от самой ФИО1 Несовершеннолетний свидетель ФИО3, являющийся сыном частного обвинителя и подсудимого, в день событий, описанных в заявлении частного обвинения, находился в квартире в квартире дома , то есть в месте, в котором подсудимому инкриминируется совершение преступления, однако и он не был очевидцем избиения ФИО1, как следует из его показаний, покидал квартиру на непродолжительное время (10-15 минут — по показаниям свидетеля ФИО3, около 2 минут — по показаниям свидетеля ФИО11), помогая бабушке с дедушкой занести продукты в квартиру, по возвращению в квартиру видел, как отец бросил мать на диван на диван и замахнулся на нее, нанесения ударов, удушения свидетель не видел, об избиении ему рассказала мать. Данные показания свидетеля ФИО3 согласуются с показаниями подсудимого о том, что в день семейного конфликта он освободился от захвата ФИО1 во время словесной ссоры между ними.

В тоже время свидетель ФИО11, которая, как следует из ее показаний, поднялась в квартиру в день описываемых событий вслед за внуком через 2-5 минут, находясь в подъезде, не слышала каких-либо криков или громких разговоров, а по приходу в квартиру не видела у ФИО1, которая проходила мимо нее, следов избиения.

Из показаний подсудимого, свидетеля защиты ФИО10 следует, что между бывшими супругами имела место конфликтная ситуация , в ходе которой они поругались, каких-либо насильственных действий в отношении ФИО1, в том числе ее избиения ФИО3, не было. Из показаний свидетеля защиты ФИО10 следует, что в вечернее время ФИО2. дома отсутствовал, поскольку находился вместе с ним в различных общественных местах — в кафе.

Ни один из перечисленных выше свидетелей обвинения не смог назвать дату избиения, не указана дата избиения и в заявлении ФИО1 о привлечении ФИО2. к уголовной ответственности от , адресованном в полицию.

Из показаний частного обвинителя, данных в судебном заседании , следует, что мать ее бывшего супруга — свидетель защиты ФИО11 привозила овощи в квартиру по и , и и в своих показаниях данный свидетель описывает день , тогда как избиение произошло

В то же время частный обвинитель не указывает о том, что после ее избиения ФИО2 между ними имела место другая конфликтная ситуация, в том числе , из-за которой у частного обвинителя могли быть причины не разговаривать с матерью подсудимого ФИО11, которая привезла овощи в их квартиру.

Кроме того, из показаний несовершеннолетнего свидетеля ФИО3 следует, что они с матерью собрали вещи и переехали жить к бабушке примерно через неделю после избиения, из показаний свидетеля обвинения ФИО6 следует, что дочь с внуком переехала к ней жить примерно через 1-2 дня после избиения, частный обвинитель показала, что переехала жить к матери во время нахождения в подсудимого в командировке. ФИО2., как следует из его показаний и не оспаривалось частным обвинителем в ходе рассмотрения дела, выезжал в командировки только за пределы России, согласно отметкам в заграничном паспорте подсудимого он выезжал в командировки за границу за период июль-август 2012 года .

Таким образом, исходя из показаний частного обвинителя, со дня ее избиения до дня ее переезда к матери, произошедшего после отъезда ФИО2 в командировку, должно было пройти не менее 27 дней, то есть около четырех недель, что противоречит приведенным выше показаниям свидетелей обвинения ФИО3 и ФИО6 в части времени переезда.

Вместе с тем в случае, если описанные частным обвинителем события происходили , как поясняет подсудимый и свидетель защиты ФИО11, переезд ФИО1 к матери состоялся спустя одну-две недели после отъезда подсудимого, что согласуется показаниями свидетелей обвинения ФИО3 и ФИО6 в части времени переезда.

Фотографии ФИО2 и ФИО1 в журнале «Дорогое удовольствие» свидетельствуют о том, что свидетель ФИО10 а также ФИО2. и ФИО1., присутствовали на открытии мебельного салона , что не оспаривалось частным обвинителем, и, в совокупности с другими доказательствами, собранными по делу, вызывают у суда сомнения в том, что в период времени с 21-00 часов до 22-00 часов ФИО2 находился в квартире по , а не в обществе свидетеля ФИО10., как показал последний.

По указанным основаниям суд считает, что имеются неустранимые сомнения в том, что события, описанные частным обвинителем, в действительности имели место в указанное им время.

Ссылку стороны обвинения на сведения об осадках в г.Хабаровске и суд считает не состоятельной, поскольку наличие либо отсутствие осадков в указанные дни правового значения не имеет.

Доводы стороны обвинения о том, что ФИО1. обратилась за юридической консультацией по вопросу о расторжении брака , то есть после избиения и до , суд считает не обоснованными, поскольку из показаний обеих сторон следует, что отношения между ФИО в последние годы совместной жизни были напряженными, поэтому факт обращения частного обвинителя к юристу по вопросу о расторжении брака не является доказательством избиения ФИО1 подсудимым , как и не опровергает доводы подсудимого о ссоре между ФИО2 и ФИО1 .

Переписка ФИО2 и ФИО1 по электронной почте, представленная обеими сторонами, не является ни доказательством виновности подсудимого, ни доказательством его невиновности, а лишь характеризует сложившиеся между Данилиными в декабре 2012 года отношения.

Кроме того, сам факт причинения подсудимым легкого вреда здоровью либо побоев или иных насильственных действий в отношении ФИО1 стороной обвинения не доказан, поскольку, кроме показаний частного обвинителя не подтверждается ни показаниями свидетелей, ни заключением судебно-медицинской экспертизы от , ни иными материалами дела.

Причинение легкого вреда здоровью ФИО1 опровергается заключением судебно-медицинской экспертизы от , согласно которому у ФИО1 каких-либо повреждений не выявлено.

Действия подсудимого, описанные в показаниях сына ФИО2 и ФИО1 о том, что отец бросил мать на диван, согласующиеся с показаниями подсудимого в части того, что он освободился от захвата ФИО1 во время ссоры , состава уголовно наказуемого деяния не образуют.

Доказательств нанесения подсудимым частному обвинителю неоднократных ударов либо иных насильственных действий, которые могут быть квалифицированы по ч.1 ст.116 УК РФ стороной обвинения также не представлено.

Таким образом, стороной обвинения в соответствии со ст.ст.14, 15 УПК РФ суду не представлено каких-либо относимых, допустимых, достоверных и достаточных доказательств того, что подсудимый избил ФИО1

Все перечисленные сомнения в доказательствах стороны обвинения и в виновности ФИО2. суд, руководствуясь ст. 49 Конституции РФ и ст.14 УПК РФ, толкует в пользу подсудимого.

В соответствии со ст. 14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Подозреваемый и обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Согласно ч.4 ст.302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Учитывая предусмотренное ст.6 УПК РФ назначение уголовного судопроизводства, и руководствуясь требованиями ст.297 УПК РФ, согласно которой приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, суд считает, что в ходе судебного разбирательства стороной обвинения не было доказано, что подсудимый совершил преступление.

Доказательства, представленные частным обвинителем в судебном заседании, как каждое в отдельности, так и в совокупности, не дают оснований для вывода о виновности подсудимого ФИО2. в совершении им инкриминируемого ему деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ или ч.1 ст.116 УК РФ, в связи чем, по делу не может быть постановлен обвинительный приговор.

При изложенных обстоятельствах суд считает необходимым ФИО2. — оправдать по обвинению его в совершении избиения ФИО1 по основанию, предусмотренному п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ — в деянии подсудимого отсутствует состав преступления, как предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ, так и ч.1 ст.116 УК РФ.

Поскольку обвинение было предъявлено частным обвинителем по ч.1 ст.115 УК РФ, и в ходе судебных прений сторона обвинения, указав на возможность квалификации действий подсудимого по ч.1 ст.116 УК РФ, не отказалась от первоначально предъявленного обвинения по ч.1 ст.115 УК РФ, суд считает необходимым оправдать подсудимого в связи с отсутствием в деянии подсудимого состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ.

На основании изложенного, и руководствуясь ст.ст. 302, 303, 304, 305-306 УПК РФ, суд

ФИО2 — оправдать на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Центральный районный суд г.Хабаровскав течение 10 суток со дня его провозглашения.

В случае подачи апелляционной жалобы оправданный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. О желании участвовать в заседании суда апелляционной инстанции оправданный должен указать в апелляционной жалобе, а если дело рассматривается по жалобе другого лица, — в отдельном ходатайстве или возражениях на жалобу в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора либо копии жалобы.

Дата опубликования: 18 января 2011 г.

Брянский областной суд

* Дело № 22-11 (2011)

г. Брянск «14» января 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Брянского областного суда в составе:

Председательствующего Панкратовой Л.А.,

Судей областного суда Ходыкина А.В. и Зеничева В.В.,

при секретаре Савельевой А.Б.,

рассмотрела в судебном заседании от «14» января 2011 года дело по кассационной жалобе частного обвинителя Д.О.П. на апелляционное постановление Брянского районного суда Брянской области от 09 ноября 2010 года, которым приговор мирового судьи Брянского судебного участка * об оправдании по ст.115 ч.1 УК РФ за отсутствием в действиях состава преступления в отношении

оставлен без изменения.

Заслушав судью-докладчика Панкратову Л.А.; объяснение частного обвинителя Д.О.П. и в ее интересах адвоката Шапошникова В.О. * , поддержавших доводы кассационной жалобы и просивших об отмене постановления суда апелляционной инстанции как незаконного и направлении дела на новое судебное разбирательство; судебная коллегия

Д.С.В. обвинялся Д.О.П. в умышленном причинении последней легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, при следующих обстоятельствах: 31.03.2009 года, около 17 часов 15 минут Д.С.В. с целью решения вопроса о размене квартиры со своей бывшей второй женой Д.О.П. , пришел со своей бывшей первой женой Б.А.В. к Д.О.П. в квартиру . Д.О.П. в квартиру их не впустила и для разрешения конфликтной ситуации вызвала работников милиции, после отъезда которых, около 19 часов 20 мин., Д.С.В. умышленного нанес Д.О.П. удар рукой по лицу, после чего Д.О.П. упала и ей были причинены телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы, характеризующейся сотрясением головного мозга и ушибленной раной в области лба справа, относящиеся к телесным повреждениям, повлекшим легкий вред здоровью.

Приговором мирового судьи Брянского судебного участка * от 19 августа 2010 года Д.С.В. был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст.115 ч.1 УК РФ.

Апелляционным постановлением Брянского районного суда Брянской области от 09 ноября 2010 года оправдательный приговор мирового судьи Брянского судебного участка * от 19 августа 2010 года в отношении Д.С.В. оставлен без изменения.

В кассационной жалобе частный обвинитель Д.О.П. считает апелляционное постановление и приговор мирового судьи незаконными. В обоснование своих доводов указывает, что суд при вынесении решения надлежащим образом не принял во внимание заключение эксперта, согласно которому при поступлении ее в стационар сразу же после конфликта с Д.С.В. у нее были установлены телесные повреждения, в т.ч. закрытая черепно-мозговая травма, характеризующаяся сотрясением головного мозга, и ушибленная рана в области лба справа. Считает, что показания Д.С.В. о том, что телесные повреждения она причинила себе сама, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и ничем не подтверждаются; факт причинения ей телесных повреждений именно Д.С.В. надлежащим образом подтверждается ее показаниями, показаниями свидетелей Б.Е.В. и фельдшера скорой помощи О.А.Н. , а также заключением судебно-медицинской экспертизы; вывод суда о получении ею других телесных повреждений в виде кровоподтеков в результате самопроизвольного падения носит предположительный характер и противоречит выводам экспертизы; судом не оценены действия Д.С.В. в части совершения им преступления, предусмотренного ст.116 ч.1 УК РФ, тогда как Д.С.В. в судебном заседании подтвердил, что действительно хватал ее за руки и предплечья, но действовал якобы с целью защитить себя от ее агрессивных действий, однако, доказательств такого ее поведения суду не представил; суд необоснованно принял во внимание показания свидетеля Г.А.Н. , поскольку очевидцем произошедшего она не является. Кроме того, указывает, что суд положил в основу своего решения противоречивые доказательства, не указал в постановлении по каким основаниям он отверг ее показания и не принял во внимание показания свидетелей О.А.Н. и Б.Е.В. , прибывших на место происшествия сразу после произошедшего, в связи с чем просит об отмене апелляционного постановления и направлении дела на новое рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобе частного обвинителя, судебная коллегия оснований для отмены апелляционного постановления суда не находит по следующим основаниям.

Согласно ч.2 п.2 ст.302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется в случаях, если:

не установлено событие преступления;

подсудимый не причастен к совершению преступления;

в деянии подсудимого отсутствует состав преступления;

в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт.

В соответствии со ст.49 Конституции Российской Федерации неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу.

Суд, исследовав представленные по делу доказательства, показания свидетелей стороны обвинения и защиты, дал в приговоре каждому из них и в совокупности правильную юридическую и фактическую оценку и обоснованно пришел к выводу об отсутствии в действиях Д.С.В. состава преступления, предусмотренного ст.115 ч.1 УК РФ и постановлению в отношении него оправдательного приговора по основаниям, указанным в ст. 302 ч.2 п.3 УПК РФ.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами и не находит оснований для отмены приговора мирового судьи и апелляционного постановления.

Как усматривается из показаний Д.С.В. в суде, вину в умышленном причинении легкого вреда здоровью Д.О.П. он не признавал, не отрицая наличие между ними конфликтной ситуации, указывал, что никаких ударов он ей не наносил.

Показания Д.С.В. суд расценил как достоверные, поскольку в судебном заседании они не были опровергнуты доказательствами, представленными стороной обвинения.

Вопреки доводам кассационной жалобы, суд привел и дал правильную оценку показаниям свидетелей обвинения, в т.ч. Б.Е.В. и фельдшера скорой помощи О.А.Н. , а также частного обвинителя – потерпевшей Д.О.П.

Так, из показаний частного обвинителя — потерпевшей Д.О.П. , данных ею в судебном заседании, следует, что Д.С.В. ее бывший муж. После расторжения брака у нее с Д.С.В. из-за квартиры были разногласия. 31 марта 2009 года во второй половине дня ей позвонил, а затем и приехал Д.С.В. , но не один, а со своей первой бывшей женой Б.А.В. Поскольку Б.А.В. ей ранее угрожала, то она не стала открывать им дверь, а позвонила в милицию и своей дочери Б.Е.В. Когда работники милиции уехали, то она оставалась в квартире с Д.С.В. и Б.А.В. , куда время от времени приходили соседи, которых то Д.С.В. , то Б.А.В. приглашали. Д.С.В. и Б.А.В. говорили, что будут в этой квартире жить. Она спросила, где они будут спать и тогда Д.С.В. , сказал, что сейчас она уснет навсегда, и в это время увидела, что к ней приблизилась рука Д.С.В. Считает, что Д.С.В. ударил ее ладонью по щеке, а затем она потеряла сознание. Очнулась она на полу. У нее была рана в области лба, из которой шла кровь. Момента падения она не помнит. Предполагает, что, когда падала, то ударилась головой о спинку кресла. После этого Д.С.В. ее поднял и уложил на диван, она вызвала скорую помощь. По приезду фельдшеру О.А.Н. она сказала, что ее ударил бывший муж. Уже после случившегося приехала ее дочь Б.Е.В. , но что говорила дочери о произошедшем, она не помнит.

Данные показания соответствуют показаниям свидетеля Б.Е.В. , согласно которым по приезду в квартиру к матери находившиеся там Д.С.В. и Б.А.В. пояснили, что Д.О.П. они не били, она упала сама, а ее мать Д.О.П. пояснила, что не помнит, что произошло.

Кроме того, данные показания согласуются с показаниями других свидетелей по делу, а также заключением судебно-медицинской экспертизы потерпевшей Д.О.П. , согласно которому имеющиеся у нее телесные повреждения могли сформироваться как при непосредственных локальных ударах, так и при падении потерпевшей с высоты собственного роста * .

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что объективных доказательств нанесения Д.С.В. потерпевшей Д.О.П. ударов либо пощечин не представлено.

Как усматривается из кассационной жалобы, приведенные частным обвинителем доводы в опровержение выводов суда об отсутствии в действиях Д.С.В. состава преступления, предусмотренного ст.115 ч.1 УК РФ, бесспорными доказательствами также не подтверждены.

Доводы частного обвинителя о том, что суд не оценил действия Д.С.В. в части совершения им преступления, предусмотренного ст.116 ч.1 УК РФ, судебная коллегия считает необоснованными, поскольку в соответствии с положениями ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, а как усматривается из материалов дела, а именно из заявления частного обвинителя – потерпевшей Д.О.П. , последняя обвиняла Д.С.В. в умышленном причинении ей телесных повреждений, повлекших легкий вред здоровью, и просила привлечь его к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст.115 ч.1 УК РФ * .

При таких обстоятельствах, судебная коллегия находит, что существенных нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении данного уголовного дела и постановлении оправдательного приговора, которые бы влекли его отмену, не имеется.

Вместе с тем, в связи с допущенной технической ошибкой судебная коллегия вносит во вводную часть приговора суда изменение, считая годом рождения Д.С.В. 1953 год рождения, а не 1053.

Руководствуясь ст.ст. 373,377 и 378 УПК РФ, судебная коллегия

Кассационную жалобу частного обвинителя Д.О.П. оставить без удовлетворения.

Апелляционное постановление Брянского районного суда Брянской области от 09 ноября 2010 года в отношении Д.С.В. изменить: считать годом рождения Д.С.В. 1953, а не 1053 год.

В остальной части приговор оставить без изменения.