Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов

1. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов (за исключением гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, его основных частей и патронов к нему, огнестрельного оружия ограниченного поражения, его основных частей и патронов к нему) —

наказываются ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо без такового.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, —

наказываются лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев либо без такового.

4. Незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения, газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев или без такового.

Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье. Не может признаваться добровольной сдачей предметов, указанных в настоящей статье, а также в статьях 222.1, 223 и 223.1 настоящего Кодекса, их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

Комментарий к Ст. 222 УК РФ

1. Объектом преступления является общественная безопасность в сфере оборота огнестрельного, холодного и газового оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

При применении данной статьи следует исходить из положений Закона об оружии, устанавливающего основные правила регулирования отношений, возникающих в процессе оборота оружия и боеприпасов к нему, права и обязанности участников этих отношений.

Данный Закон регулирует только правоотношения, возникающие при обороте гражданского, служебного, а также боевого ручного стрелкового и холодного оружия, в то время как уголовный закон предусматривает ответственность за противоправные действия как с указанными видами оружия, так и с иными видами боевого огнестрельного оружия, находящегося на вооружении в военных организациях государства, на которые действие Закона об оружии не распространяется.

2. Основные квалификационные вопросы разъясняются в Постановлении Пленума ВС РФ от 12.03.2002 N 5.

3. Предметом преступления являются огнестрельное оружие, его основные части, боеприпасы (ч. ч. 1 — 4), взрывчатые вещества и взрывные устройства (ч. ч. 1 — 3), газовое оружие, холодное оружие (ч. 4).

4. Под огнестрельным оружием следует понимать все виды боевого, служебного и гражданского оружия, в том числе изготовленные самодельным способом, конструктивно предназначенные для поражения цели на расстоянии метаемым снаряжением, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. К ним относятся винтовки, карабины, пистолеты и револьверы, охотничьи и спортивные ружья, автоматы и пулеметы, минометы, гранатометы, артиллерийские орудия и авиационные пушки, а также иные виды огнестрельного оружия независимо от калибра. В ч. 4 комментируемой статьи к предметам отнесены гражданское огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие, огнестрельное оружие ограниченного поражения.

Под основными частями огнестрельного оружия следует понимать ствол, затвор, барабан, рамку, ствольную коробку, ударно-спусковой и запирающий механизмы.

Пневматическое оружие, сигнальные, стартовые, строительно-монтажные пистолеты и револьверы, электрошоковые устройства, предметы, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения, спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружием, не относятся к оружию, ответственность за противоправные действия с которым предусмотрена комментируемой статьей.

Гражданское гладкоствольное оружие, его основные части и боеприпасы к нему исключены из круга предметов ч. ч. 1 — 3 комментируемой статьи. При этом ст. ст. 223 — 226 такого исключения не содержат (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 12.03.2002 N 5).

Незаконные действия с обрезом из охотничьего оружия образуют состав преступления, предусмотренный комментируемой статьей (см. Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ N 56-Д08-1 ).
———————————
БВС РФ. 2008. N 12.

Уголовная ответственность наступает за незаконный оборот не только годного к функциональному использованию, но и неисправного либо учебного оружия, если оно содержало пригодные для использования комплектующие детали или если лицо имело цель привести его в пригодное состояние и совершило какие-либо действия по реализации этого намерения (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 12.03.2002 N 5).

5. Под боеприпасами следует понимать предметы вооружения и метаемое снаряжение как отечественного, так и иностранного производства, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный или вышибной заряды либо их сочетание. К ним относятся артиллерийские снаряды и мины, военно-инженерные подрывные заряды и мины, ручные и реактивные противотанковые гранаты, боевые ракеты, авиабомбы и т.п., независимо от наличия или отсутствия у них средств для инициирования взрыва, предназначенные для поражения целей, а также все виды патронов к любому виду огнестрельного оружия (в том числе и гражданскому), независимо от калибра, изготовленные промышленным или самодельным способом.

В случае если экспертиза не установила пригодность патронов к стрельбе, лицо не может нести ответственности по комментируемой статье (см. определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ N 5-Д88-42 ).
———————————
Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 1988 года.

6. Под взрывчатыми веществами следует понимать химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению, взрыву без доступа кислорода воздуха. К ним относятся тротил, аммониты, пластиты, эластиты, порох, твердое ракетное топливо и т.п.

7. Под взрывными устройствами следует понимать промышленные или самодельные изделия, функционально объединяющие взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва (запал, взрыватель, детонатор и т.п.).

8. Имитационно-пиротехнические и осветительные средства не относятся к взрывчатым веществам и взрывным устройствам.

Пиротехническая смесь может признаваться взрывчатым веществом, если она обладает способностью к взрыву без доступа кислорода воздуха.

Сигнальные, осветительные, холостые, строительные, газовые, учебные и иные патроны, не имеющие поражающего элемента (снаряда, пули, дроби, картечи и т.п.) и не предназначенные для поражения цели, не относятся к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам (п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 12.03.2002 N 5).

9. Под холодным оружием следует понимать изготовленные промышленным или самодельным способом:

а) предметы, предназначенные для поражения цели при помощи мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения, которые включают в себя холодное клинковое оружие (кинжалы; боевые, национальные, охотничьи ножи, являющиеся оружием; штыки-ножи; сабли; шашки; мечи и т.п.), иное оружие режущего, колющего, рубящего или смешанного действия (штыки, копья, боевые топоры и т.п.), а также оружие ударно-дробящего действия (кастеты, нунчаки, кистени и т.п.);

б) предметы, предназначенные для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение при помощи мускульной силы человека (метательные ножи и топоры, дротики и т.п.) либо механического устройства (луки, арбалеты и т.п.).

10. Основным признаком газового оружия является его предназначение для временного поражения цели, в качестве которой может выступать человек или животное, путем применения токсических веществ, оказывающих слезоточивое, раздражающее либо иное воздействие (пистолеты, револьверы, механические распылители, аэрозольные и другие устройства).

Предметом преступления в ч. 4 комментируемой статьи может быть только газовое оружие, снаряженное нервно-паралитическими, отравляющими или иными веществами, способными причинить вред здоровью, оборот которого запрещен Законом об оружии.

11. Объективная сторона преступления применительно к огнестрельному оружию, его основным частям, боеприпасам (за исключением гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, его основных частей и патронов к нему, огнестрельного оружия ограниченного поражения, его основных частей и патронов к нему), взрывчатым веществам и взрывным устройствам включает в себя: незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение этих предметов (ч. ч. 1, 2 и 3 комментируемой статьи). В отношении гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения, газового и холодного оружия уголовная ответственность в комментируемой статье установлена лишь за их сбыт (ч. 4 этой статьи).

Совершение любого из указанных в диспозиции действий образует оконченный состав преступления, предусмотренный ч. 1 комментируемой статьи (хранение оружия и других предметов является длящимся преступлением). Поэтому действия лица, которое незаконно приобрело, хранило, перевозило и носило указанные в статье предметы, а затем пыталось их сбыть, квалифицируются по ч. 1 комментируемой статьи. В данном случае дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 30 не требуется .
———————————
См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ N 5-Д99пр-282 // БВС РФ. 2000. N 5.

Отдельные преступления содержат признак «вооруженности» (например, ст. ст. 208, 209 УК). Однако указанный признак не охватывает незаконных действий по приобретению, передаче, сбыту, хранению, перевозке или ношению оружия и других предметов, поэтому допустимой является квалификация по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 и 208, 209 УК. Такая уголовно-правовая оценка содеянного не может рассматриваться как нарушающая принцип справедливости, в том числе принцип non bis in idem (см. Определение КС РФ от 23.06.2009 N 896-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тазуркаева Ахмеда Сайдуловича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 208 и частью третьей статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации»). В тех случаях, когда органами предварительного расследования обвинение лицу за незаконные действия с огнестрельным оружием в виде самостоятельных преступлений предъявлено не было, нельзя переквалифицировать действия с ч. 1 ст. 209 УК, например, на ч. 3 ст. 223 УК.

12. Под приобретением оружия и других предметов следует понимать их покупку, получение в дар или в уплату долга, в обмен на товары и вещи, присвоение найденного и т.п., а также незаконное временное завладение оружием в преступных либо иных целях, когда в действиях виновного не установлено признаков его хищения.

13. Передача означает предоставление указанных предметов лицами, у которых они находятся, посторонним лицам для временного использования (в том числе и для совершения преступления) или хранения.

14. Сбыт предполагает безвозвратное (в отличие от незаконной передачи) отчуждение оружия и других предметов в собственность иных лиц в результате совершения какой-либо противоправной сделки (возмездной или безвозмездной), т.е. продажу, дарение, обмен и т.п.

Если в ходе совершения преступления собственник оружия передал его временно другим лицам (соучастникам преступления) в целях его использования для достижения общего преступного результата, содеянное является передачей оружия, а не его сбытом .
———————————
См.: Постановление Президиума ВС РФ от 08.11.2006 N 541-П06ПР // БВС РФ. 2007. N 9.

Передача оружия на хранение другому лицу не может рассматриваться как его сбыт .
———————————
См.: Постановление президиума Саратовского областного суда от 14.03.2005 // БВС РФ. 2006. N 4.

Действия лица, выбросившего оружие в процессе его преследования сотрудниками милиции, не признаются сбытом этого оружия .
———————————
См.: Постановление Президиума ВС РФ N 377-П05 // Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2005 года, утвержденный Постановлением Президиума ВС РФ от 23.11.2005 // БВС РФ. 2006. N 3.

Не является сбытом оставление оружия в квартире у других лиц (знакомых), в том числе и в случае осознания последними этого факта .
———————————
См.: Постановление Президиума ВС РФ N 274-П05 // Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2005 года, утвержденный Постановлением Президиума ВС РФ от 23.11.2005 // БВС РФ. 2006. N 3.

15. Хранение есть сокрытие предметов в помещениях, тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих их сохранность.

16. Перевозка представляет собой перемещение оружия и других предметов на любом виде транспорта, но не непосредственно при обвиняемом.

17. Ношение — это нахождение предметов в одежде или непосредственно на теле обвиняемого, а равно переноска в сумке, портфеле и т.п. предметах.

Действия лица, перевозившего боеприпас при себе, охватываются понятием «незаконное ношение боеприпаса» и дополнительной квалификации как перевозка боеприпаса не требуют .
———————————
См.: Постановление Президиума ВС РФ N 597-П06 // Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за первый квартал 2007 года, утвержденный Постановлением Президиума ВС РФ от 30.05.2007 // БВС РФ. 2007. N 10.

Перемещение с оружием или другими предметами в руке из комнаты в комнату в процессе совершения того или иного преступления по месту проживания виновного не может быть расценено как их ношение в смысле ст. 222 .
———————————
См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ N 87-ДП87-4 // Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за третий квартал 1987 года.

18. Указанные в комментируемой статье действия должны быть незаконными, т.е. совершенными вопреки требованиям, закрепленным в законах и иных нормативных актах.

Основные требования к обороту оружия на территории РФ закреплены в Законе об оружии, Постановлении Правительства РФ от 21.07.1998 N 814 «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации» (в ред. от 16.04.2012) , утвердившем Правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации, а также Положение о ведении и издании Государственного кадастра гражданского и служебного оружия и патронов к нему; Приказе МВД России от 14.10.2009 N 775, которым введена в действие Инструкция о порядке учета и хранения лицензий и разрешений, выдаваемых органами внутренних дел при осуществлении государственного контроля за оборотом гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации ; Постановлении Правительства РФ от 15.10.1997 N 1314 (в ред. от 07.12.2011) , утвердившем Правила оборота боевого ручного стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военизированных организациях, распоряжении Правительства РФ от 03.08.1996 N 1207-р , утвердившем Перечень служебного и гражданского оружия и боеприпасов к нему, вносимых в Государственный кадастр служебного и гражданского оружия.
———————————
СЗ РФ. 1998. N 32. Ст. 3878; 2000. N 24. Ст. 2587; 2002. N 11. Ст. 1053; 2004. N 8. Ст. 663; N 47. Ст. 4666; 2005. N 15. Ст. 1343; N 50. Ст. 5304; 2006. N 3. Ст. 297; N 32. Ст. 3569; 2007. N 6. Ст. 765; N 22. Ст. 2637; 2009. N 12. Ст. 1429; 2010. N 11. Ст. 1218; 2011. N 22. Ст. 3173; N 29. Ст. 4470; 2012. N 1. Ст. 154; N 17. Ст. 1985.

СЗ РФ. 1997. N 42. Ст. 4790; 1999. N 2. Ст. 296; N 27. Ст. 3385; 2000. N 10. Ст. 1138; N 24. Ст. 2587; N 45. Ст. 4487; 2002. N 11. Ст. 1053; 2004. N 8. Ст. 663; N 47. Ст. 4666; 2005. N 50. Ст. 5304; 2006. N 3. Ст. 297; 2007. N 6. Ст. 765; 2008. N 14. Ст. 1412; 2011. N 2. Ст. 351; N 23. Ст. 3321; N 51. Ст. 7526.

СЗ РФ. 1996. N 33. Ст. 4014.

19. Квалифицирующие признаки ч. ч. 2 и 3 (группа лиц по предварительному сговору или организованная группа) раскрываются в коммент. к ст. 35.

Для квалификации по ч. 3 действий участников банды, осведомленных о ее вооруженности и применении оружия при нападениях, необходимо обязательно установить, какие конкретно противоправные действия с оружием и другими предметами непосредственно совершены указанными лицами. В тех случаях, когда участник банды никаких конкретных незаконных действий с оружием и другими предметами лично не совершает, квалификация по ч. 3 комментируемой статьи исключается .
———————————
См.: Постановление Президиума ВС РФ N 406-П05 // БВС РФ. 2006. N 4.

20. Субъективная сторона — умышленная форма вины.

21. Субъектом преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

22. В примеч. к комментируемой статье содержится поощрительная норма (сформулированы условия освобождения от уголовной ответственности лица, добровольно сдавшего предметы, указанные в этой статье).

Под добровольной сдачей предметов, указанных в настоящей статье, следует понимать выдачу их лицом по своей воле или сообщение органам власти о месте их нахождения при реальной возможности дальнейшего хранения вышеуказанных предметов. Добровольность сдачи оружия и других предметов оценивается применительно к конкретным обстоятельствам дела. При этом надлежит иметь в виду, что закон не связывает выдачу с мотивом поведения лица, а также с обстоятельствами, предшествовавшими ей или повлиявшими на принятое решение (п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 12.03.2002 N 5).

Если после задержания лица по подозрению в совершении убийства в своем заявлении, написанном собственноручно, оно сообщит правоохранительным органам о месте хранения оружия (при реальной возможности его дальнейшего хранения), где оно будет и обнаружено, такое лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности по ст. 222 .
———————————
См.: Определение Военной коллегии ВС РФ от 15.01.2009 N 3-57/03 // БВС РФ. 2009. N 8.

Добровольная выдача незаконно хранившегося огнестрельного оружия освобождает лицо от уголовной ответственности по ст. 222 независимо от того, этим ли оружием было совершено преступление .
———————————
См.: Постановление Президиума ВС РФ от 06.04.2005 N 112-П05 // Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2005 года, утвержденный Постановлениями Президиума ВС РФ от 01.05.2005, 11.05.2005, 18.05.2005 // БВС РФ. 2005. N 10.

23. Не может признаваться добровольной сдачей предметов, указанных в комментируемой статье, их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию, например после начала производства выемки или обыска.

Если лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, не связанного с незаконным оборотом оружия, добровольно сообщает о хранения у себя в квартире оружия и при этом не знает, что в этот момент у него в квартире проводится обыск, в ходе которого будет обнаружено это оружие, оно подлежит освобождению от уголовной ответственности по ст. 222 .
———————————
См.: Определение Судебной коллегии ВС РФ в отношении С. // БВС РФ. 1997. N 5.

На практике возможны ситуации, когда после того, как органами следствия у лица, подозреваемого в совершении убийства, был произведен обыск и огнестрельное оружие и боеприпасы не были обнаружены, лицо добровольно указывает место их хранения. Если в этом случае у него была реальная возможность его дальнейшего хранения, то он подлежит освобождению от уголовной ответственности .
———————————
См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ N 43-О99-1 // БВС РФ. 1999. N 7.

В тех случаях, когда обыск проводится не в целях обнаружения и изъятия оружия (например, с целью изъятия ценностей, полученных в качестве взятки, наркотиков) и работникам милиции не известно о наличии оружия, но при этом перед началом обыска предлагается добровольно выдать запрещенные к обороту предметы, в том числе и оружие, и лицо это требование выполняет, оно подлежит освобождению от уголовной ответственности .
———————————
См.: определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 09.07.2007 N 36-Д07-12 // БВС РФ. 2008. N 5.

24. В случае добровольной сдачи указанных предметов лицо освобождается от уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, независимо от привлечения его к ответственности за совершение иных преступлений.

Конспекты юриста

Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ

Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст. 222.1 УК РФ).

Непосредственным объектом преступления выступают общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности при осуществлении оборота взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Предметом анализируемого преступления являются названные объекты внешнего мира.

Под взрывчатыми веществами понимаются, напомним, естественные и искусственные соединения или смеси, способные к быстрому, самораспространяющемуся химическому превращению (взрыву) с образованием газов и выделением значительного количества тепла (порох, тротил, динамит и др.). Взрывные устройства — промышленные или самодельные изделия, функционально объединяющие взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва (запал, взрыватель, детонатор и т.п.). Имитационно-пиротехнические и осветительные средства не относятся к взрывчатым веществам и взрывным устройствам (п. 5 пост. № 5 ПВС от 12 марта 2002 г.). Все перечисленные предметы могут быть как заводского, так и самодельного (кустарного) изготовления; как отечественного, так и иностранного производства.

Содержание объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 2221 УК, аналогично описанному выше при анализе посягательства, указанного в ч. 1 ст. 222 УК.

В случае, когда виновный совершил хищение или вымогательство взрывчатых веществ или взрывных устройств, а затем их носил, хранил, передал, сбыл, перевозил, содеянное подлежит уголовноправовой оценке по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 222 и 226 УК.

Преступление считается оконченным с момента совершения любого из действий, предусмотренных ч. 1 ст. 2221 УК (состав формальный).

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъектом преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Квалифицирующим признаком I степени является совершение посягательства группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 2221 УК), II степени — в составе организованной группы (ч. 3 ст. 2221 УК).

Посягательство, предусмотренное ч. 1 ст. 2221 УК, является преступлением средней тяжести, предусмотренное ч. 2 — тяжким, ч. 3 — особо тяжким.

Согласно примечанию к ст. 2221 УК лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в ней, освобождается от уголовной ответственности поданной статье. При этом не может признаваться добровольной сдачей их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по обнаружению и изъятию указанных предметов.

Комментарий к статье 2221 ук рф

Настоящая статья посвящена анализу отдельных актуальных проблем, связанных с незаконным оборотом взрывчатых веществ и взрывных устройств. В свете дальнейшей дифференциации уголовной ответственности за данные преступления Федеральным законом от 24.11.2014 № 370-ФЗ Уголовный кодекс российской федерации дополнен новыми статьями 2221 и 2231, в которых установлены повышенные санкции за незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств. Однако ряд вопросов, связанных с данной проблемой так и не получили своего разрешения и продолжают привлекать внимание ученых и практиков.

Целью настоящего исследования является критическая оценка составов преступлений, посвященных незаконному обороту взрывчатых веществ и взрывных устройств и разработка рекомендаций направленных на их дальнейшее совершенствование.

Реализация поставленной цели основана на анализе имеющихся научных исследований по данной проблеме, трудов авторов по смежным вопросам уголовного права, обобщении материалов судебной практики по Республике Дагестан, а также результатов авторских социологических опросов, проведенных среди сотрудников правоохранительной системы.

В рамках настоящей работы для изучения поставленных вопросов применялись различные методы исследования: формально-юридический, сравнительно-правовой, исторический, логический, опрос сотрудников правоохранительной системы (опрошено 130 человек).

В современных условиях российской действительности одной из главных проблем продолжают оставаться преступления, связанные с незаконным оборотом взрывчатых веществ и взрывных устройств, распространение которых значительно дестабилизирует оперативную обстановку в стране и угрожает в целом всему общественному правопорядку. По имеющимся официальным статистическим данным МВД РФ только в 2014 году с использованием оружия было совершено 7,2 тыс. преступлений (‑4,6%), 207 из которых сопровождались использованием взрывчатых веществ и взрывных устройств [10]. Безусловно, преступления, связанные с использованием боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, представляют особую угрозу для общества и государства, заключающуюся, прежде всего в том, что при ненадлежащем обращении с опасными предметами возникает объективная угроза для жизни и здоровья неопределенного числа лиц. Кроме того, данные преступления в своей основе стимулируют рост тяжких и особо тяжких преступлений, как правило, террористической и экстремисткой направленности.

Особенно остро проблема незаконного оборота взрывчатых веществ и взрывных устройств ощущается в Северокавказском федеральном округе (СКФО). В последние пять лет криминальные взрывы в республиках в составе СКФО стали одним из основных факторов, существенно осложняющих криминальную ситуацию в целом по всей России. Так, только с января по июнь 2011 года произошло 93 взрыва и теракта, в которых убито в общей сложности 42 человека, в том числе 6 силовиков, 12 участников вооруженного подполья и 24 мирных жителя. Ранено 94 человека, в том числе 63 силовика, 1 предполагаемый участник подполья и 30 мирных жителей. По имеющимся сведениям, с 2011 по ноябрь 2014 года в Северокавказском федеральном округе обнаружено и изъято 1 тонна 356 кг взрывчатых веществ, 2 тысячи 78 единиц взрывных устройств[10]. По результатам опрошенных нами сотрудников правоохранительной системы прогнозируется дальнейшая тенденция увеличения количества изымаемых взрывчатых веществ и взрывных устройств изымаемых в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Очевидно, незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств продолжает оставаться наиболее серьезным фактором, ухудшающим криминогенную обстановку в Российской Федерации в целом, СКФО и, в частности, в Республике Дагестан, влечет рост организованной преступности, терроризма и представляет серьезную угрозу государственной, общественной и личной безопасности.

А между тем, проблемы уголовной ответственности за преступления в сфере незаконного оборота взрывчатых веществ и взрывных устройств недостаточно разрешены, нуждаются в дальнейшем их исследовании и продолжают оставаться актуальными как в научном, так и практическом планах.

Анализ имеющихся научных работ, посвященных исследованию данных вопросов, а также материалов правоприменительной практики и официальных данных, приводимых в средствах массовой информации, позволил выделить ряд важных аспектов проблемы незаконного оборота взрывчатых веществ и взрывных устройств.

1) Прежде всего, необходимо определиться с самим понятием «незаконного оборота» взрывчатых веществ и взрывных устройств. По данному вопросу в юридической литературе встречаются различные по формулировке, но, по существу сходные по содержанию понятия. Так, под незаконным оборотом оружия предлагается понимать криминальное, связанное с совершением соответствующих преступлений, движение объектов оборота оружия в совокупности с отклонениями в сфере законного оборота оружия[9]. Под незаконным оборотом можно рассматривать как чисто криминальное движение оружия, так и существенные нарушения правил законного оборота, которые приводят к выходу его из-под контроля и вовлечению в криминальную сферу[3]. Как видно из приведенных определений, термин «незаконное» объединяет криминальный и околокриминальный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств. Действительно, как показывает практика, основными каналами поступления взрывчатых веществ и средств инициирования в незаконный оборот по-прежнему остаются хищения и утраты из государственных военизированных организаций, на предприятиях-производителях и потребителях взрывчатых веществ, а также на предприятия, технические возможности которых позволяют незаконно изготавливать оружие, организациях, производящих работы с применением взрывчатых веществ или их компонентов. В свете сказанного целесообразным представляется, прежде всего, принять меры, направленные на совершенствование норм, регламентирующих законный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств. А между тем, в Федеральном законе «Об оружии» отсутствуют положения, регулирующие законный оборот взрывных устройств и взрывчатых веществ. Отдельные нормы, связанные с урегулированием оборота взрывных устройств, содержатся в Постановлении Правительства Российской Федерации от 26 июня 2002 г. № 468 «Об утверждении положений о лицензировании деятельности в области взрывчатых материалов промышленного назначения», и совместном Приказе МВД СССР и Госгортехнадзора СССР от 24 сентября 1984 г. № 125/203 «Об утверждении Инструкции о порядке хранения, использования и учета взрывчатых материалов». Пробельность данных норм, и, в значительной мере, их устаревший характер очевиден. Так, в настоящее время продолжает оставаться не урегулированным вопрос о порядке изъятия взрывчатых материалов в случае нарушения режимных правил. Достаточно острой проблемой стало сегодня обеспечение законности уничтожения списанного и изъятого из криминального оборота оружия. По результатам исследований в отдельных регионах Российской Федерации применительно к этой деятельности допускаются серьезные правонарушения и утечка, подлежащих уничтожению взрывчатых веществ и взрывных устройств.

В этой связи эффективность противодействия незаконному обороту взрывчатых веществ и взрывных устройств требует принятия единого законодательного акта, регламентирующего порядок их оборота. В этом направлении необходимо разработать и принять Федеральный закон «Об обороте взрывчатых веществ и взрывных устройств» (далее Закон), в нормах которого следует значительно усилить контроль за оборотом взрывчатых веществ и взрывных устройств с целью предотвращения их утечки в криминальный оборот. В содержательном плане в предлагаемом Законе необходимо зафиксировать перечень основных понятий, и определений, таких как: взрывчатые материалы промышленного назначения, оборот взрывчатых материалов, безопасность при обороте взрывчатых материалов промышленного назначения. В Законе следует также урегулировать: порядок лицензирования деятельности, связанной с оборотом взрывчатых материалов; предусмотреть меры контроля за оборотом взрывчатых веществ и взрывных устройств; регламентировать обязанности должностных лиц и граждан, осуществляющих деятельность, связанную с незаконным оборотом взрывчатых веществ и взрывных устройств; установить основания и порядок изъятия взрывчатых материалов, а также их уничтожения.

Думается, предлагаемый Закон станет действенной правовой базой предупреждения нарушений в сфере законного оборота взрывчатых веществ и взрывных устройств.

2) Вторая проблема, которая так и осталась недостаточно разрешенной, связана с необходимостью дальнейшей дифференциации уголовной ответственности за незаконный оборот оружия по предмету посягательства. Разумеется, общественная опасность незаконного оборота взрывных устройств и взрывчатых веществ, по сравнению с незаконным оборотом огнестрельного оружия и боеприпасов, значительно выше. В юридической литературе прошлых лет исследователи неоднократно указывали на необходимость установления более строгих мер за незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств. Так, И.И. Бикеев предлагал выделить незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств в специальных нормах УК и повысить пределы наказаний за их совершение[2]. Аналогичную позицию обосновывал в свое время и один из авторов статьи в своем диссертационном исследовании предлагая ввести более строгую ответственность за незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств[5]. Д.Корецкий предлагал не просто выделить в отдельный состав, но, и ужесточить уголовную ответственность за незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств до 15-20 лет лишения свободы[4 ].

С принятием Федерального закона от 24.11.2014 № 370-ФЗ складывается впечатление, что проблема самостоятельной уголовной оценки за незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств решена. Однако, более глубокий и тщательный анализ ст. 222.1. и 222.1 показывает, что отдельные вопросы данной проблемы продолжают оставаться актуальными. Так, в частности, без внимания законодателя остался вопрос об ответственности за незаконный оборот боевых ручных гранат.

Ручные гранаты согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ отнесены к категории боеприпасов. А между тем ручные гранаты дистанционного действия Ф-1, предназначенные для поражения живой силы противника на расстоянии путем метания на дистанцию 35-45 метров могут использоваться нетипичным образом: «афганский тюльпан», «растяжка», что повышает эффективность Ф-1 при ведении боевых действий в горах. Например, сброшенная в ущелье такая нетипичная граната может пролететь более 45 метров, взрываясь только тогда, когда стакан разбивался о землю в непосредственной близости от противника.

В этой связи мы солидарны с авторами, которые полагают, что ручные гранаты не являются боеприпасом ни к одному оружию, и по своему действию и конструкции они больше подпадают под определение взрывного устройства [1]. Взрывное устройство «представляет собой по сути дела боеприпас, применяемый в военном деле, но зачастую выполненный не в заводских условиях, а из подручных материалов каким-либо «специалистом». Представляется, что под взрывными устройствами следует понимать предметы, которые объединяют в единое функциональное целое взрывчатые вещества и средства взрывания, с закреплением такого их понимания в специальном нормативном акте.

Реализация сформулированных автором предложений требует внесения изменений в Постановление Пленума Верховного суда [7], где из п. 4 необходимо исключить из категории боеприпасов ручные гранаты, и указать их в числе взрывных устройств. Данные предложения поддержали более 78% опрошенных в исследовании респондентов-сотрудников правоохранительных структур.

3) Третья проблема, сохраняющая свою актуальность, связана с санкциями нововведенных статей 222.1, 223.1 УК и применением наказания их совершение. Несомненно, уголовное наказание является эффективным средством противодействия незаконному обороту оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Однако, сравнительный анализ санкций ст.ст. 222.1 и 223.1 УК обнаруживает непоследовательность и нелогичность их построения. В частности, простой состав незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения взрывчатых веществ или взрывных устройств (ч.1. ст.222.1 УК) отнесен к категории средней тяжести, а аналогичный состав незаконного изготовления данных предметов образует категорию тяжких преступлений. Очевидно, такой подход связан с тем, что законодатель полагает незаконное изготовление взрывчатых веществ или взрывных устройств (ч.1. ст.223.1 УК) более опасным. Правоприменительная практика также демонстрирует высокую общественную опасность незаконного изготовления взрывчатых веществ, особенно когда речь идет о создании подпольных цехов и мастерских в этих целях. Так, в ходе оперативно-розыскных мероприятий в селе Новый Параул Карабудахкентского района республики Дагестан обнаружена целая мастерская для изготовления взрывных устройств. В подвале частного домовладения находился укреплённый бункер, в котором укрывались преступники. В нём была оборудована мастерская для изготовления самодельных взрывных устройств. На месте спецоперации найдены шесть готовых бомб, 140 кг селитры, около 3 кг пластита и мешок алюминиевой пудры, восемь гранат, детали от гранатомета, огнестрельное оружие и порядка 6 тысяч патронов[6].

Вместе с тем, критерием общественной опасности применительно к незаконному обороту взрывчатых веществ и взрывных устройств является не характер совершенных действий, а предмет посягательства. В этой связи считаем не совсем оправданной санкцию ч.1. ст. 222.1 и предлагаем увеличить наказание в виде лишения свободы до шести лет, что позволит отнести данное преступление к категории тяжких преступлений.

Анализ имеющейся судебной практики применения уголовной ответственности по ст.222 УК РФ (до внесения изменений ФЗ от 24.11.2014 № 370-ФЗ ) показывает, что в своей основе суды выносят приговора, не предусматривающие реальные сроки лишения свободы либо предусматривающие их в минимальных размерах. Так, из 580 лиц, осужденных в 2012-2013 гг. за совершение преступлений, предусмотренных ст. 222 УК РФ, наказания, связанные с реальным лишением свободы, назначено лишь 286 лицам.

А между тем, незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств не имеет никаких «оправдательных» мотивов и, как правило, свидетельствует о приготовлении к особо тяжким преступлениям, в частности к терроризму. Если лицо, нарушающее правовой режим огнестрельного или холодного оружия, иногда руководствуется «оправдывающими» (хотя бы в моральном плане) мотивами: коллекционирование антиквариата и образцов, представляющих конструктивный или исторический интерес, цель самообороны, память об отце и т. д., то обладатели взрывчатки и взрывных устройств, практически всегда преследуют преступную цель. Взрывчатые вещества и взрывные устройства являются основным оружием террористов и позволяют совершать наиболее резонансные преступления, влекущие массовые жертвы. Так, 23 сентября 2013 года в 8 часов утра в селе Хучни Табасаранского района член бандгруппы Азим Мукаилов на автомашине ВАЗ протаранил ограждение и въехал во двор районного отдела полиции, после этого привел в действие взрывное устройство, установленное в автомашине, начиненное поражающими элементами. В результате взрыва один сотрудник миграционной службы и один полицейский погибли, 17 человек, из которых 14 сотрудников полиции с ранениями различной степени тяжести госпитализированы. Мощность взрывного устройства составляла более 50 кг в тротиловом эквиваленте[8].

Более того, в практике встречаются также случаи «откровенного либерализма», когда в отношении лиц, совершивших такие преступления, суды выносят оправдательные приговоры или амнистируют, после чего данные лица оказываются на свободе и возвращаются к преступной деятельности, совершая еще более тяжкие преступления.

Думается, проявление чрезмерного либерализма при назначении наказания по данной категории дел неоправданно, не соответствует современной криминологической ситуации, и препятствует целям общей и специальной превенции. Поэтому считаем важным включить в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъяснения о недопустимости назначения либеральных мер наказания по делам о незаконном обороте взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Изложенные соображения позволяют заключить, что нормы уголовного закона, предусматривающие ответственность за оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств, выступают надежным и эффективным инструментом противодействия преступности в целом, и в том числе ее составляющей преступности в сфере криминального оборота оружия. Поэтому изменения и дополнения в законодательстве должны учитывать потребности процесса противодействия преступности, в частности следует ужесточить санкции за совершение запрещенных действий с взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, расширить предмет преступления, за счет отнесения боевых ручных гранат к взрывным устройствам и т.д.

Результаты полученных исследований могут быть использованы в законопроектной работе по совершенствованию норм, устанавливающих ответственность за незаконный оборот взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Рецензенты:

Халифаева А.К., д.ю.н., профессор, профессор кафедры, истории государства и права юридического факультета ДГУ, г. Махачкала;

Зиядова Д.З., д.ю.н., профессор, профессор кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета ДГУ, г. Махачкала.