5.2. Уплата процентов за пользование чужими денежными средствами — самостоятельная форма ответственности за неисполнение (просрочку исполнения) денежного обязательства.

Вернемся к анализу ст.395 ГК РФ в плане дальнейшего краткого рассмотрения вопроса о правовой природе подлежащих уплате процентов.

В юридической литературе и практике встречаются различные ответы на этот вопрос.

Так, авторы постатейного комментария к части второй ГК РФ считают, что если уплата процентов представляет собой санкцию, то ее следует применять по тем же правилам, что и нормы ответственности. Формирующаяся судебная практика ближе к тому, чтобы считать, что проценты, взыскиваемые по ст.395, являются мерой гражданско-правовой ответственности. На это указывает само название комментируемой статьи, ее нахождение в гл.25, посвященной ответственности за нарушение обязательств, а главное то, что проценты взыскиваются за пользование чужими денежными средствами при условии неправомерного их удержания или уклонения от их возврата или иной просрочки в их уплате, а также в случае необоснованного получения или сбережения денег за счет другого лица. Примером может служить дело N 4296/96, по которому истец за оказанные услуги электросвязи требовал с ответчика — профессионального училища, финансируемого из федерального бюджета, наряду с основным долгом и пени за несвоевременную оплату услуг также проценты за пользование чужими денежными средствами. Президиум ВАС РФ указал, что удовлетворяя иск, в отношении взыскания процентов, суд не установил наличие в действиях ответчика элемента противоправного поведения, что является обязательным условием ответственности по ст.395 ГК, поскольку пользования чужими денежными средствами не было (Вестник ВАС РФ, 1997, N 6. С.70-71). Как видно из п.1 ст.395, взыскание процентов — следствие неправомерного поведения должника. При этом неправомерное поведение должника выражается или в неисполнении денежного обязательства, возникающего из договора, или в неосновательном, т.е. неправомерном обогащении за счет другого лица (т.н. внедоговорная ответственность)*(82).

Анализируя правовую природу годовых процентов (проценты за пользование чужими денежными средствами) и делая при этом историческо-правовой анализ трудов известных ученых-правоведов (Л.А. Лунц — 1927, 1948 г.г.; И.М.Тютрюмов, СПб, 1919 г.; А.И. Виновер и И.Б. Новицкий,1925; С.Н. Братусь, О.Н. Садиков, 1982; Н.Г. Волкова, 1983; М.Г. Розенберг,1996), опираясь также на принципы международных коммерческих договоров, В.В. Витрянский приходит к следующим выводам.

Первый. «. исследуя природу процентов, нужно исходить прежде всего не из гипотетических процентов, а из процентов годовых, имеющих тот вид, который вытекает из действующих гражданско-правовых норм. Нельзя также абстрагироваться от общепринятых подходов в законодательной технике, полагаясь при этом на разумность действий законодателя. По этой причине, к примеру, априори нельзя принять позицию авторов, относящих проценты к разновидности убытков. Определяя зачетный по отношению к убыткам характер процентов (так же, как и в отношении неустойки) и предусматривая правило о взыскании убытков в части, не покрытой процентами (п.2 ст.395 ГК), законодатель, действуя разумно, никак не мог исходить из того факта, что проценты являются убытками. В равной степени это относится и к иным многочисленным нормам, содержащимся в ГК, где понятия убытки, проценты, неустойка употребляются в качестве отдельных, самостоятельных категорий (см. ст.337, 363, 365, 384 и некоторые другие).*(83)

Второе. Что же касается иных точек зрения на природу процентов годовых, в соответствии с которыми проценты признаются платой за пользование денежными средствами, неустойкой за нарушение обязательства либо нетипичной (специальной) мерой ответственности, то все они, на мой взгляд, в той или иной степени нашли отражение в Гражданском кодексе РФ. Дело в том, что в различных статьях ГК, где речь идет об уплате процентов годовых, имеются в виду разные по своей природе меры воздействия на должника. Анализ же природы процентов годовых нельзя производить обособленно применительно только к ст.395 ГК, как это отмечается в литературе. Он должен охватывать всю совокупность норм, предусматривающих уплату процентов (Выделено мной — Б.З.)*(84)

Третье. Однако проценты, взимаемые за неисполнение денежного обязательства, не могут признаваться неустойкой как по юридико-формальным причинам, так и по существу. Юридико-формальные обстоятельства, не позволяющие квалифицировать проценты годовых в качестве неустойки, заключаются в дифференцированном регулировании названных правовых категорий.*(85)

В этой же связи рассуждения В.В. Витрянского о правовой сущности процентов годовых, заслуживают внимания.

«Проценты годовых за неисполнение (просрочку исполнения) денежных обязательств являются самостоятельной, наряду с возмещением убытков и уплатой неустойки, формой гражданско-правовой ответственности.

Деньги являются особым объектом гражданских прав, они заменимы, поскольку всегда наличествуют в имущественном обороте, они не теряют своих свойств в процессе использования в имущественном обороте, а, напротив, им свойственно приращение. Поэтому в денежных обязательствах исключается невозможность исполнения, а отсутствие у должника необходимых денежных средств ни при каких условиях, даже при наличии обстоятельств, которые могут быть квалифицированы как непреодолимая сила (форс-мажор), не может служить основанием к освобождению должника от ответственности за неисполнение денежного обязательства.*(86)

Последнее умозаключение можно отнести и к такому юридическому лицу, как банк, неправомерно удерживающему денежные средства кредитора.

Четвертое. Вместе с тем возможны ситуации, когда с должника подлежат взысканию именно проценты годовых как самостоятельная форма гражданско-правовой ответственности. Это касается случаев, когда независимо от вида договорного обязательства на стороне должника имеется просроченная обязанность уплаты денег за переданные (поставленные) товары, выполненные работы, оказанные услуги, то есть он привлекается к ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства*(87).

В.В. Витрянский имеет в виду то положение, когда согласно п.4 ст.487 ГК по договору купли-продажи предусмотрена обязанность продавца уплачивать проценты на сумму предоплаты со дня получения этой суммы от покупателя. В сущности уплата суммы процентов за аванс покупателя — коммерческий кредит (ст.823 ГК). Именно на этих условиях проценты взимаются с продавца как плата за пользование чужими денежными средствами и только при наличии соответствующего условия в договоре.

Авторы постатейного комментария к части первой ГК РФ все же считают, что взыскание процентов по ст.395 является мерой ответственности, на это указывает и то обстоятельство, что, как и другие меры ответственности, например неустойка, эти проценты носят зачетный характер по отношению к возмещению убытков. Убытки, причиняемые неисполнением денежного обязательства, подлежат возмещению лишь постольку, поскольку они превышают сумму процентов и подлежат возмещению лишь в части, превышающей эту сумму*(88), что ярко высвечивается в правоотношениях с участием банков. Применительно к ст.856 ГК РФ, ответственность банка за ненадлежащее совершение операций по счету представлена в виде законной неустойки. Исходя из смысла ст.856 ГК, в случаях несвоевременного зачисления на счет клиента поступивших ему денежных средств или в случае неосновательного их списания банком по счету, а также невыполнения указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета, банк обязан уплатить на эту сумму проценты в порядке и в размере, предусмотренными ст.395 ГК. В подобном случае на стороне банка нет денежного обязательства перед клиентом, а потому ссылка на ст.395 ГК представляет собой лишь прием законодательной техники при формулировании неустойки.

Вместе с тем, если на стороне банка появляется денежное обязательство, например по требованию о перечислении остатков средств со счета после расторжения клиентом договора банковского счета, неисполнение либо просрочка исполнения такого обязательства влечет применение к банку ответственности в виде процентов за пользование чужими денежными средствами. Следует иметь в виду, что банк, не исполняющий решение о списании денежных средств с его счета, то в этом случае клиент вправе требовать как взыскания процентов за нарушение договора, так и начисление процентов за пользование денежными средствами, находящимися на счете, если последние банк обязан уплатить по договору (п.10 пост. Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5). Это правило подтверждено в том же п.22 Постановления Пленума N 13/14 с оговоркой, что в этом случае клиент — плательщик вправе предъявить либо требование об уплате неустойки, в силу ст.856 ГК РФ, либо требование об уплате процентов на основании ст.866 ГК РФ.

При этом данный Пленум указывает, можно сказать, на нюансы гражданского права. Так, после введения в действие ч.II ГК РФ санкции, установленные ч.3 ст.31 ФЗ «О банках и банковской деятельности», применяются в отношении нарушений, за которые ст.856 ГК РФ ответственности не устанавливает (абз.3 п.20 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ N 13/14 от 8 октября 1998 г.).

Однако в абз.2 п.20 этого же постановления Пленума указано, что и банком не применяется п.7 Положения о штрафах: N 911 от 16 сентября 1983 г. как утратившее свою силу.

Проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами в гражданском праве Российской Федерации тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.03, кандидат юридических наук Кмить, Сергей Анатольевич

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Кмить, Сергей Анатольевич

Глава 1. Правовое регулирование денежных обязательств и обязательств по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами

1.1 Деньги как особый объект гражданских правоотношений

1.2 Денежные обязательства

1.3 Проценты и обязательства по их уплате

Глава 2. Правовая природа процентов за неисполнение денежного обязательства

2.1 Развитие отечественного нормативного регулирования обязательств по уплате процентов за неисполнение денежного обязательства

2.2 Основания квалификации процентов годовых за нарушение денежных обязательств в качестве особой меры гражданско-правовой ответственности и ее правовые последствия

2.3 Проценты за неисполнение денежного обязательства как санкция , не являющаяся мерой гражданско-правовой ответственности, и правовые последствия этой квалификации

Глава 3. Вопросы практического применения положений ст. 395 ГК к отдельным видам обязательств

3.1 Обязательства, предусматривающие начисление сложных процентов

3.2 Неуплатно-денежные обязательства

3.3 Начисление процентов на суммы убытков и неустойки

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами в гражданском праве Российской Федерации»

Актуальность темы исследования. С принятием Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК) законодателем введена совокупность специальных норм, регулирующих отношения, связанные с пользованием лицом чужими денежными средствами. Новеллой, в частности, явились положения ст. 395 ГК, предусматривающие начисление процентов на сумму неисполненного денежного обязательства.

Положения указанной статьи породили в научной литературе острую дискуссию относительно правовой природы этих процентов и правовых последствий ее применения. Широкая палитра различных точек зрения, излагаемых известными учеными на страницах авторитетных юридических изданий по данным нововведениям, обусловила использование судами различных подходов в практике разрешения споров , связанных с применением ст. 395 ГК. Этому также способствовала неопределенность позиций высших судебных инстанций по данной проблеме вплоть до принятия ими совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 13/14 от 08.10.1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»1 ( постановление № 13/14), которым правовая природа процентов, уплачиваемых за неправомерное пользование чужими деньгами, установлена как мера гражданско-правовой ответственности.

Указанное постановление сыграло значительную роль в установлении единообразия арбитражно-судебной практики. Между тем, его принятие не ослабило научной полемики по указанным вопросам. Учитывая комплексный характер постановления, вызванный необходимостью учета особенностей различных гражданско-правовых отношений, в которых могут находиться кредитор и должник по денежному обязательству, а также спорное соотношение обязанности должника по уплате процентов с другими предусмотренными законом мерами.

1 Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1998., №11. С.7-14. государственного принуждения , научная дискуссия даже усилилась по вопросам практических рекомендаций судам, выработанных этим постановлением . Таким образом, вопросы о правовой природе процентов за неисполнение денежного обязательства и вытекающих из нее правовых последствий применения ст. 395 ГК остаются по настоящее время в научной литературе спорными, в связи с чем отмечается необходимость их отдельного исследования2.

В современных условиях рыночной экономики получение возможности использовать чужие деньги практически всегда осуществляется на возмездной основе. Признание же процентов за неисполнение денежного обязательства мерой гражданско-правовой ответственности экономически стимулирует должника к неисполнению этого обязательства, поскольку дает ему возможность сэкономить расходы за пользование чужими деньгами в период неисполнения денежного обязательства, и позволяет ему, таким образом, нести эту « ответственность » как минимум без ущерба для собственной имущественной сферы, как если бы денежное обязательство было им надлежаще исполнено.

Введение в ГК специальных норм, регулирующих правовые последствия неправомерного пользования чужими денежными средствами (прежде всего, положения ст. 395 ГК), представлялось установлением крайне важной законодательной меры защиты добросовестного участника гражданского оборота в условиях кризиса неплатежей3. Важность проблемы квалификации правовой природы процентов за неисполнение денежного обязательства для гражданского права обусловлена ее ключевым значением для применения значительного количества гражданско-правовых норм, содержащихся как в ГК, так и в иных гражданских законах, и имеющих прямые ссылки на ст. 395 ГК. Признание правовой природы процентов за неисполнение денежного обязательства в качестве меры гражданско-правовой ответственности нельзя считать правильной, поскольку такая правовая квалификация стимулирует должника к противоправному поведению.

Целью настоящего исследования является определение правовой природы процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами. В связи с

2 См.: Замотаева Т.Б. Деньги как объект гражданских прав: Автореф. дис. канд. юр. наук. — Самара., 2003. С. 17; Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М., 2003. С.З.

3 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С.547. этим автором ставятся следующие задачи: установить особенности правового регулирования денег как особого объекта гражданских прав и процентов как особой правовой категории; определить юридические признаки денежного обязательства и специфику обязательства по уплате процентов; установить особенности правового регулирования денежных обязательств, в том числе и обязательств по уплате процентов, в их связи со спецификой денег как особого объекта гражданских прав; выявить правовые особенности такой меры государственного принуждения, как взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, и ее место в системе способов защиты гражданских прав, а также установить ее соотношение с другими мерами государственного принуждения, применяемыми к должнику , в случае неисполнения денежного обязательства; определить правовые последствия соответствующей квалификации процентов, предусмотренных ст. 395 ГК.

Объект исследования составляют гражданско-правовые отношения, возникающие вследствие пользования одним участником оборота денежными средствами другого участника, а также денежные обязательства в их специфике, вытекающей из особенностей предмета этих обязательств, условия их возникновения, особенности исполнения денежных обязательств и правовые последствия их неисполнения.

Предмет исследования — правоотношения , возникающие вследствие неправомерного пользования должником денежными средствами кредитора, условия наступления, порядок применения и характер последствий, предусмотренных ст. 395 ГК; соотношение обязанности по уплате преусмотренных этой статьей процентов с другими мерами государственного принуждения, применяемыми к должнику, неправомерно пользующемуся денежными средствами кредитора.

Основу методологии работы составляет комплексное исследование законодательных положений гражданского права, регулирующих возникновение, исполнение , прекращение денежных обязательств, в том числе и обязательств по уплате процентов, и устанавливающих правовые последствия их неисполнения.

В ходе анализа указанных гражданско-правовых норм применялись сравнительно-правовой, системный, исторический и иные научные методы исследования.

Анализ действующих правовых норм, регулирующих денежные обязательства и устанавливающих соответствующий правовой режим для денег, как для особого объекта гражданских прав, имеющего свою специфику, которой обусловлены особенности гражданско-правового регулирования, повышает вероятность выявления существа отношений, связанных с пользованием чужими денежными средствами, и служит необходимым условием для совершенствования законодательства в направлении, наиболее адекватном потребностям гражданского оборота.

Избранный методологический подход, помимо решения задачи комплексного исследования данной проблематики, призван обеспечить получение конкретных практических результатов, суть которых заключается не только в выявлении правовой природы процентов за неисполнение денежного обязательства, но и в решении вопросов практического применения соответствующих положений гражданского права, а также в выборе оптимальных способов дальнейшего нормативного регулирования отношений, связанных с уплатой процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами.

Обзор литературы. Положительную роль при проведении исследования в методологическом плане сыграли имеющиеся в юридической литературе теоретические разработки по вопросам, относящимся к предмету исследования как непосредственно, так и носящие более общий характер.

Прежде всего, необходимо отметить монографические исследования Л.АЛунца4, позволившие представить во всей сложности и противоречивости историю развития юридических концепций правового понятия денег, как всеобщего орудия обмена и законного платежного средства; доказавшие подлинную сущность принципа номинализма, воспринятого для гражданско-правового регулирования денежных отношений как континентальной, так и англо-американской системами права; имевшие одними из важных последствий — определение основных юридических понятий в области денежного обращения; понятия денег как объекта

4 См.: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства: Юридическое исследование. М., 1927; Лунц Л.А. Денежные обязательства в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран. М., 1948. Указанные • монографии переизданы в сборнике — Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 1999.

Для удобства ссылок на содержание указанных монографий автор использует последний источник. частного права, содержания денежного обязательства; предложившие пути исследования проблем, связанных с правовыми последствиями нарушения денежного обязательства.

Проблема правовых последствий неисполнения денежного обязательства в виде уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами исследовалась в разное время и нашла свое отражение также в исследованиях М.И.Брагинского, В.В.Витрянского, Н.Г.Вилковой, Э.П.Гаврилова, Д.Г.Лаврова, И.Б.Новицкого, Л.А.Новоселовой, А.Попова, М.Г.Розенберга, О.Н.Садикова, Е.А.Суханова, Л.С.Эльяссона и других авторов.

Из современных работ по проблеме правовой природы процентов за неисполнение денежного обязательства следует отметить исследования В.В.Витрянского, поскольку сделанные им выводы в наибольшей степени восприняты нынешней арбитражно-судебной практикой, и в частности, нашли отражение в подходах к этой проблеме, использованных при принятии постановления № 13/14. Признавая экономическую природу процентов, предусмотренных ст. 395 ГК, как плату за пользование чужими денежными средствами, некий эквивалент их стоимости в имущественном обороте, тем не менее, В.В.Витрянский рассматривает правовую природу этих процентов как специальную меру гражданско-правовой ответственности. Достаточным основанием для такого вывода исследователь считает, что обязанность уплаты указанных процентов возникает вследствие неисполнения денежного обязательства, т.е. при противоправном поведении должника. При этом, однако, он не дает оценки отрицательным последствиям, возникающим в имущественной сфере должника в связи с возложением на него дополнительной обязанности по уплате процентов, наличие которых позволяет отнести их именно к мерам гражданско-правовой ответственности, а не каким-либо иным предусмотренным гражданским законодательством мерам государственного принуждения.

По мнению В.В.Витрянского, « особый » характер этой мере ответственности придает специфика денежного обязательства5. Вместе с тем, по нашему мнению,

3 Витрянский В.В. Проценты по денежному обязательству как форма ответственности. // Хозяйство и право. 1997. № 8. С.67-69. специфика денежного обязательства сама по себе не может служить достаточным основанием для выделения какой-либо « особой » меры ответственности либо « особой » формой таких мер ответственности, как убытки или неустойка , без оценки отрицательного характера последствий, возникающих в имущественной сфере должника вследствие уплаты процентов, предусмотренных ст. 395 ГК.

Многие авторы склонны рассматривать правовую природу процентов как убытки, причиняемые кредитору неисполнением денежного обязательства, учитывая, что указанное постановление не исключает такой возможности. Из обширных современных работ в данном аспекте можно выделить монографическое исследование Д.ГЛаврова « Денежные обязательства в российском гражданском праве », определяющего правовую природу процентов, как убытки особого рода, которые всегда имеют место, когда нарушается денежное обязательство6. Правила о взыскании процентов в соответствии со ст. 395 ГК ученый считает новеллой в том смысле, что они вводят в российское гражданское право институт возмещения абстрактных убытков, свойственный англо-американскому праву. С такой позицией нельзя согласиться. Институт взыскания процентов за неисполнение денежного обязательства давно известен отечественному гражданскому праву. Указанные проценты, на наш взгляд, не могут быть отнесены к убыткам, смысл которых раскрывается в ст. 15 ГК. В отличие от убытков при взыскании процентов в соответствии со ст. 395 ГК кредитору не нужно доказывать ни наличие у него убытков, ни их размер. При обосновании своей позиции автором не принимается во внимание, что проценты годовые выделены законодателем в особую понятийную категорию, не относящуюся к убыткам, и что при неисполнении денежного обязательства они не заменяют собой подлежащие взысканию убытки.

Наиболее последовательный, по нашему мнению, подход к данной проблеме предпринят в исследованиях М.Г.Розенберга, полагающего что правовой природой процентов за неисполнение денежного обязательства является вознаграждение (плата) за пользование чужими денежными средствами, в связи с чем эти проценты не являются мерой гражданско-правовой ответственности . Такой вывод ученый

6 Лавров Д.Г. Денежные обязательства в российском гражданском праве. СПб., 2001.

7 Розенберг М.Г. Ответственность за неисполнение денежного обязательства. Комментарии к Гражданскому кодексу Российской Федерации. М., 1995. С.8-9; Розенберг М.Г. Правовая природа процентов годовых по делает в силу того, что основанием для взыскания процентов в соответствии со ст. 395 ГК, по его мнению, является сам факт нахождения у должника денежных средств, подлежащих передаче кредитору. Между тем, применительно к отдельным случаям уплаты процентов в соответствии с положениями ст. 395 ГК автор рассматривает их в качестве неустойки , чем заставляет сомневаться в единой правовой природе процентов как самостоятельной правовой категории.

Этой точке зрения близка позиция, изложенная Е.А.Сухановым, в исследовании, посвященном данной проблеме8. Рассматривая проценты за неисполнение денежного обязательства, автор также приходит к выводу, что их юридической природой является плата за кредит, т.е. за пользование чужими деньгами, обосновывая это тем, что деньги в любом случае дают так называемый « естественный прирост », который надо вернуть кредитору. К сожалению, при обосновании своей позиции ученый не учитывает, что деньги сами по себе никакого дохода не приносят, вследствие чего предложенная им квалификация правовой природы процентов годовых может быть подвергнута сомнению.

Изучение проблемы правовой природы процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами развивалось по пути глубокого исследования соответствующих материально-правовых норм и проблем, связанных с их применением, как правило, дифференцированно, что позволило выйти на достаточно высокий уровень, чтобы определить специфику таких последствий неисполнения денежного обязательства, как уплата процентов годовых и их соотношение с другими мерами государственного принуждения, применяющимися вследствие такого нарушения. В связи с этим важно отметить, что изложенная в постановлении № 13/14 квалификация правовой природы указанных процентов не относит их, как меру гражданско-правовой ответственности, ни к убыткам, ни к неустойке .

Как справедливо отмечается в литературе, нельзя проводить анализ правовой природы процентов применительно только к ст. 395 ГК9. При таком анализе денежным обязательствам (практические и теоретические аспекты применения новых положений ГК РФ). Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М., 1998. С.ЗЗ 1-332.

8 См.: Суханов Е.А. О юридической природе процентов по денежным обязательствам. // Законодательство. 1997. № 1. С.8-12.

9 См.: Витрянский В.В. Указ. соч. С.66-67. необходимо учитывать всю совокупность норм, регулирующих денежные обязательства и правовые последствия их неисполнения. Анализ материально-правовых норм, регулирующих денежные обязательства, свидетельствует о том, что законодатель признает и учитывает их специфику как особого объекта гражданских прав, в связи с чем устанавливает специальное регулирование денежных обязательств, а также правовых последствий их неисполнения, которое нельзя игнорировать.

В настоящее время задача состоит в том, чтобы уяснить правовую сущность процентов годовых за неисполнение денежного обязательства как предусмотренной законом санкции за правонарушение, место этой санкции в системе способов защиты гражданских прав, а также условия и порядок ее применения, которая в комплексе с применением иных мер государственного принуждения призвана обеспечивать эффективную защиту нарушенных субъективных прав кредитора по денежному обязательству.

Научная новизна исследования состоит в том, что автором проведен комплексный анализ проблемы в аспекте, ранее не рассматриваемом в отечественной юридической науке, который предполагает определение правовой природы процентов, предусмотренных ст. 395 ГК, во всех без исключения предусмотренных законом или договором случаях возникновения обязательства по их уплате — как платы за пользование чужими денежными средствами. В этом качестве обязанность по уплате данных процентов представляет собой гражданско-правовую санкцию , не носящую характер меры гражданско-правовой ответственности. Эта санкция представляет собой специальный способ защиты гражданских прав кредитора от неправомерного пользования должником причитающимися кредитору денежными средствами.

Указанная квалификация правовой природы процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами выявляется путем установления и анализа системы гражданско-правовых норм, регулирующих денежные обязательства, в том числе и правовые последствия их неисполнения, а также отношения, связанные с пользованием одним лицом денежными средствами другого лица, в их специфике относительно предмета этих обязательств; оценки отрицательного для имущественной сферы должника характера обязательства по уплате процентов по ст. 395 ГК, а также выяснения соотношения данной проблемы с отечественным учением о гражданско-правовой ответственности.

На основе изученных материалов автором сформулированы следующие положения, которые выносятся на защиту:

1. С учетом специфики денег — как особого объекта гражданских прав -вытекающей из их абсолютной полезности, гражданское законодательство закрепляет презумпцию платности пользования чужими денежными средствами. Безвозмездное пользование чужими денежными средствами допускается лишь в случаях, прямо установленных законом или договором. Реализацию этой презумпции обеспечивает самостоятельная правовая категория процентов.

2. Дополнительное обязательство должника в виде уплаты процентов годовых на сумму неисполненного денежного обязательства не создает в имущественной сфере должника отрицательных последствий по сравнению с последствиями, наступающими при нормальных условиях оборота, то есть при правомерном пользовании должником этой суммой по истечении срока исполнения денежного обязательства без его нарушения. В связи с этим предусмотренные ст. 395 ГК проценты не могут считаться мерой гражданско-правовой ответственности, их взыскание должно производиться без учета условий наступления ответственности и не должно носить альтернативного характера к применению иных мер государственного принуждения, являющихся мерами гражданско-правовой ответственности. Зачетный метод взыскания процентов в соответствии с положениями ст. 395 ГК должен применяться лишь по отношению к убыткам кредитора, превышающим размер причитающихся ему процентов.

3. Факт противоправного поведения должника, с которым закон или договор связывает возникновение обязанности по уплате предусмотренных ст. 395 ГК процентов, обуславливает квалификацию этой обязанности в качестве специальной гражданско-правовой санкции, не носящей характера гражданско-правовой ответственности, целью которой является вознаграждение кредитора за испытываемое им неудобство от неправомерного пользования должником денежными средствами кредитора. Как законодательно установленная санкция, взыскание процентов ст. 395 ГК представляет собой иной по отношению к универсальным (ст. 12 ГК) специальный способ защиты гражданских прав кредитора от неправомерного пользования должником причитающимися кредитору денежными средствами.

4. Проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами, уплачиваемые в соответствии со ст. 395 ГК, во всех случаях по своей экономической и правовой природе являются платой за это пользование. Единство правовой природы процентов, уплачиваемых по ст. 809 и 395 ГК, предполагает единый общий порядок их зачисления в счет производимого платежа, предусмотренный ст. 319 ГК. Размер взыскиваемых процентов не может быть уменьшен судом на основании ст. 333 ГК, применяемой к неустойке. Размер (ставка) процентов по ст. 395 ГК в случаях, когда он установлен сторонами в договоре и чрезмерно превышает ставку, обычно применяемую в таких случаях банками, может быть в части этой разницы уменьшен судом только на основании положений ст. 179 и 180 ГК.

5. Гражданским законом могут быть установлены случаи возникновения обязанности по уплате процентов в соответствии с положениями ст. 395 ГК и при отсутствии у должника перед кредитором денежного обязательства (например, п. 4 ст. 487 ГК). Несмотря на отсутствие в этих случаях у должника денежного обязательства, подлежащие уплате проценты также имеют правовую природу платы за пользование чужими денежными средствами, поскольку такое пользование имеет место, аналогично случаям коммерческого кредитования.

6. В случаях, когда сумма начисленных процентов трансформируется в сумму основного долга, например, при договорном условии о сложных процентах или при правомерной уплате суммы основного долга до уплаты процентов, с момента такой трансформации при неуплате этой суммы на нее подлежат начислению проценты по ст. 395 ГК.

7. Любая присуждаемая кредитору денежная компенсация означает возникновение у должника денежного обязательства. При его неисполнении на сумму этого обязательства подлежат уплате проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, с момента вступления судебного решения в законную силу.

8. При неисполнении должником неуплатно-денежного обязательства, то есть предусматривающего передачу денег без одновременного перехода на них права собственности от должника к кредитору, на сумму причиненных кредитору убытков подлежат уплате проценты по ст. 395 ГК с момента такого неисполнения, так как эта сумма не требует судебной оценки.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения. Прилагается библиографический список литературных источников, использованных при написании работы. Структура диссертации определена целями исследования и отражает его логику.

Заключение диссертации по теме «Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право», Кмить, Сергей Анатольевич

Гражданское право ставит своей задачей справедливое регулирование имущественных отношений в соответствии с его основополагающим принципом равенства сторон. Изучение тех или иных положений закона не может быть оторвано от существа регулируемых отношений, а должно учитывать те характерные особенности, которые данным отношениям присущи, и иметь своим результатом последовательное и логичное сочетание этих положений с иными правовыми нормами. Верность сделанных выводов проверяется, прежде всего, их практическими последствиями, которые не должны приводить к неразрешимым проблемам и противоречиям.

Определив единообразный подход судов по многим вопросам взыскания процентов в соответствии с положениями ст. 395 ГК, постановление № 13/14 на своем этапе выполнило стоящую преред ним задачу. Однако определенная в нем правовая природа данных процентов, как мера гражданско-правовой ответственности, по своим правовым последствиям практически идентичная неустойке , в результате породила еще больше проблем в теоретическом обосновании правоприменительных вопросов. Положения ст. 395 ГК изначально направлены на стимулирование должника к своевременному исполнению им денежного обязательства. Между тем, указанная квалификация на практике зачастую приводит как раз к обратному результату, поскольку она не может быть применена к неисправному должнику одновременно с иными мерами ответственности. Вследствие такой правоприменительной квалификации должник обладает фактической возможностью получения за счет кредитора необоснованно дешевого кредита. Предпринимая меры против естественного желания должника воспользоваться этой возможностью, кредитор вместо использования специально предусмотренной законом для этой цели санкции вынужден прибегать к иным способам защиты своих прав, усложняя договоры нетипичными условиями. Принятая во время экономического кризиса, правоприменительная квалификация процентов за неисполнение денежного обязательства совершенно не оправдывает-себя как с теоретической, так и — в нынешних условиях экономической стабилизации

— с практической точек зрения, вследствие чего со всей очевидностью нуждается в соответствующем пересмотре.

Положения гражданского законодательства, регулирующие денежные обязательства, свидетельствуют об учете законодателем специфики предмета этих обязательств, основной функцией которого является служить средством обращения. В отличие от всех иных объектов гражданских прав деньги потребляются (используются) только путем их отчуждения собственником. Вследствие противопоставления денег, как объекта гражданских прав, всем иным имущественным благам при юридической квалификации отношений, связанных с передачей денег, являющихся средством обращения, нельзя рассматривать деньги в качестве товара. Подобное рассмотрение неминуемо влечет применение к денежному обязательству правовых норм, совершенно для него не свойственных, что также не способствут защите кредитора от нарушения этого обязательства должником .

Присущее деньгам свойство абсолютной хозяйственной полезности обусловило введение законодателем презумпции платности пользования чужими денежными средствами, вне зависимости от основания такого пользования. В целях нормативной обеспеченности реализации этой презумпции законодателем выделена самостоятельная правовая категория процентов, подлежащих уплате лицом, осуществляющим такое пользование. Указанная категория реализована законодателем в логически взаимосвязанной совокупности специальных гражданско-правовых норм, регулирующих денежные обязательства, применительно к случаям, при которых имеет место пользование чужими денежными средствами.

В соответствии с общей нормой ст. 307 ГК, устанавливающей положения договора или закона в качестве основания возникновения обязательств, применительно к обязательствам по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами, установлены две общие статьи (395 и 809 ГК), определяющие положения закона и договора в качестве оснований их возникновения. Указанные статьи одинаковым образом определяют порядок, размер и срок начисления процентов за пользование чужими денежными средствами. Остальные статьи ГК, предусматривающие частные случаи возникновения обязательства по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами, подчинены правилам указанных общих статей. Ст. 809 ГК применяется к случаям правомерного пользования чужими денежными средствами. Ст. 395 ГК устанавливает обязанность должника по уплате процентов на сумму денежных средств, находящихся в его пользовании неправомерно . Учитывая специфику предмета денежного обязательства, состоящую в том, что пользование денежными средствами исключительно связано с возможностью распоряжения ими, а также тем, что деньги всегда присутствуют в обороте, в связи с чем к денежным обязательствам не могут применяться правила о невозможности исполнения , предусмотренная ст. 395 ГК обязанность должника по уплате процентов за пользование денежными средствами, подлежащими уплате кредитору , связана законодателем исключительно с самим фактом просрочки платежа. В результате нарушения должником денежного обязательства кредитор испытывает то неудобство, что он в течение этого нарушения не может распоряжаться причитающимися ему денежными средствами.

В связи с тем, что возникающее у должника, вследствие неправомерного пользования им денежными средствами кредитора, дополнительное обязательство по уплате процентов, при наличии положений ст. 809 ГК, не приводит к появлению в его имущественной сфере отрицательных последствий, а отсутствие соответствующей денежной суммы к положенному сроку может и не причинить кредитору убытков, установленные ст. 395 ГК проценты за неисполнение денежного обязательства нельзя рассматривать в качестве меры гражданско-правовой ответственности; они должны быть квалифицированы как установленная в форме гражданско-правовой санкции, не носящей характера гражданско-правовой ответственности, плата за пользование чужими денежными средствами, которая подлежит осуществлению должником вследствие допущенного им правонарушения , и является самостоятельным специальным способом защиты гражданских прав от неправомерного пользования должником денежными средствами кредитора.

Теоретическая значимость указанной квалификации предусмотренных ст. 395 ГК процентов годовых заключается в том, что вся совокупность норм ГК, предусматривающих возникновение обязательств по уплате процентов, обретает свое логическое внутреннее единство, обусловленное единой правовой природой этих обязательств, заключающейся в плате за пользование чужими денежными средствами вне зависимости от основания такого пользования. Указанная квалификация имеет ту практическую значимость, что она снимает все неразрешимые правовые проблемы, неизбежно вытекающие из существующей в настоящее время правоприменительной квалификации, и, находясь в полном соответствии с существующими гражданско-правовыми институтами, полноценно обеспечивает дальнейшее гармоничное развитие гражданско-правового регулирования общественных отношений, связанных с пользованием чужими денежными средствами.

Одним из направлений указанного равития должно стать соответствующее регулирование в области законодательства о банковской деятельности в части установления соответствующих законодательных ограничений применительно к размеру процентов, взыскиваемых кредитными организациями вследствие просрочки должником исполнения обязательства по возврату кредита (например, путем установления максимально допустимого коэффициента повышения процентной ставки применительно к действующей ставке рефинансирования). Учитывая, что как ст. 395, так и ст. 811 ГК допускают такое ограничение, в рамках специального законодательного регулирования оно вполне допустимо и применительно к заемно-кредитным отношениям с отдельными категориями заемщиков может быть установлено с использованием дифференцированного подхода. В зависимости от их правового статуса (различные социальные категории граждан , некоммерческие организации), целевого назначения кредита или иных требующих соответствующего внимания социальных и экономических факторов, законом могут быть установлены различные критерии по определению как максимального размера ставки этих процентов, предельно допустимого ее отношения к размеру ставки за пользование кредитом, срока их начисления, так и иных видов ограничений максимального размера платы за фактический кредит.

Учитывая вытекающее из указанной квалификации применение к процентам за неправомерное пользование чужими денежными средствами положений ст. 319 ГК, судебным инстанциям следует определить практические критерии, по которым следует считать, что подлежащие уплате проценты рассматриваются как уплаченные, либо кредитор избрал порядок зачисления процентов, предусматривающий их погашение после основной суммы долга. Примером таких критериев могут быть, например, содержание соответствующей расписки в получении исполнения, факт невыставления соответствующего счета на оставшуюся сумму долга на следующий день после получения кредитором суммы платежа недостаточной для погашения его требований по уплате процентов и основной суммы долга.

Правоприменительных разъяснений требуют также случаи трансформации обязательства по уплате процентов в обязательства по уплате основной суммы долга, при неисполнении которого на эту сумму подлежат уплате проценты по ст. 395 ГК., например, при договорных условиях о сложных процентах, а также о первовочередном погашении основной суммы долга перед суммой процентов. Правоприменительной практике следует признать, что любая присуждаемая кредитору денежная компенсация означает возникновение у должника денежного обязательства, неисполнение которого влечет уплату на его сумму предусмотренных ст. 395 ГК процентов с момента вступления решения суда в законную силу. Если убытки причинены кредитору неисполнением неуплатно-денежного обязательства, на их сумму подлежат уплате проценты по ст. 395 ГК с момента такого неисполнения , поскольку размер этой суммы не нуждается в судебной оценке.

Серьезного нормативного развития требуют также инструктивные акты Банка России в целях установления для банков четко определенного механизма начисления процентов и их зачисления в счет погашения требований кредитора в случаях, когда денежное обязательство должником не исполнено и такое начисление вытекает из судебного решения.

Очевидно, что дальнейшее комплексное и сбалансированное развитие нормативного регулирования указанных отношений возможно только при непротиворечивой юридической квалификации правовой природы предусмотренных гражданским законодательством процентов годовых, в частности, подлежащих уплате в соответствии со ст. 395 ГК, как предусмотренной законом платы за пользование чужими денежными средствами.