Статья 14 УПК РФ. Презумпция невиновности

Новая редакция Ст. 14 УПК РФ

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Комментарий к Статье 14 УПК РФ

1. Не надо путать принцип презумпции невиновности и предусмотренный ст. 8 УПК РФ принцип осуществления правосудия только судом. Хотя они взаимосвязаны и процессуалисты ссылаются на одни и те же нормы как на их правовую основу, это разные принципы. В отличие от организационного принципа — осуществления правосудия только судом, в определенной степени также сформулированного в ст. 49 Конституции РФ (каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда), принцип презумпции невиновности в большей степени не лозунг, а гарантия того, что невиновный не будет осужден.

2. Помимо перечисленных в к.с. гарантий наличия в российском уголовном процессе принципа презумпции невиновности, последний характеризуется также следующими положениями:

— нельзя признавать лицо виновным, основываясь лишь на его признании;

— никто не обязан свидетельствовать против себя самого;

— при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

3. Принцип презумпции невиновности, предусмотренный положениями ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, к.с., п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, является одним из аспектов справедливого судебного разбирательства по уголовному делу. Поэтому в судебном акте не должны использоваться формулировки, из содержания которых следовало бы, что то или иное лицо совершило преступление, тогда как в отношении указанного лица отсутствует вступивший в законную силу обвинительный приговор или постановление о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию .

———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 8.

4. См. также комментарий к ст. ст. 302, 463 УПК РФ.

Другой комментарий к Ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Принцип презумпции невиновности сформулирован в соответствии со ст. 49 Конституции РФ и ч. 1 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. ; п. 2 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. , ч. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. ; ч. 2 ст. 6 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 г. .
———————————
РГ. 1995. 5 апр.

СЗ РФ. 1998. N 20. Ст. 2143.

ВВС СССР. 1976. N 17. Ст. 291.

СЗ РФ. 1999. N 13. Ст. 1489.

2. Закрепленное в ч. 1 настоящего Кодекса положение означает, что обвиняемый имеет такой же правовой статус, как и любой другой гражданин, за изъятиями, предусмотренными настоящим Кодексом (временное отстранение от должности, ограничение передвижения или свободы, обязанность явиться на допрос или участвовать в других следственных действиях и т.п.).

Только после того, как законно сформированный суд вынесет обвинительный приговор и этот приговор вступит в законную силу, обвиняемый становится осужденным, его общественный статус меняется, он может быть назван преступником и подвергнут уголовному наказанию.

3. Права обвиняемого как участника уголовного процесса предусмотрены ст. 47 УПК РФ (см. комментарий к ней).

4. О порядке вынесения обвинительного приговора и вступления его в законную силу см. комментарий к ст. 390 УПК РФ.

5. Уголовное преследование осуществляется в соответствии с главой 3, доказывание по уголовному делу — с главой 10 настоящего Кодекса (см. комментарий к указанным главам).

6. Запрещается возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность.

7. Доказывать виновность лица, привлеченного к уголовной ответственности, и опровергать доводы, приводимые в защиту подозреваемого или обвиняемого, обязана сторона обвинения.

8. Доказывать свою невиновность — право обвиняемого, а не его обязанность (ч. 2 ст. 49 Конституции). Обвиняемый и подозреваемый могут представлять доказательства, давать любые показания либо полностью отказаться от дачи показаний или от ответов на отдельные вопросы. Отказ от показаний, дача противоречивых или ложных показаний не являются основанием для привлечения обвиняемого к ответственности и вынесения обвинительного приговора за эти действия.

9. Право на молчание является общепризнанной международно-правовой нормой (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Оно способствует тому, чтобы обвинение не прибегало к доказательствам, добытым с помощью принуждения или давления.

10. Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения только тогда, когда оно подтверждено совокупностью доказательств.

11. Запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер (ст. 21 Конституции).

12. Всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49 Конституции). Это означает, что если доказательства по делу спорны или противоречивы и могут получить различное толкование, то решение должно быть вынесено в пользу обвиняемого. Правила о толковании сомнения в пользу обвиняемого относятся только к тем сомнениям, которые не могут быть устранены.

13. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом (п. 1 ст. 51 Конституции РФ).

14. Никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы.

15. Принципу презумпции невиновности сопутствует право обвиняемого на защиту (ст. 48 Конституции, ст. ст. 49 — 53, п. 3 ч. 4 ст. 46, п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ и комментарий к ним).

16. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Статья 14 УПК РФ. Презумпция невиновности

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Комментарии к ст. 14 УПК РФ

1. Не надо путать принцип презумпции невиновности и предусмотренный ст. 8 УПК принцип осуществления правосудия только судом. Хотя они взаимосвязаны и процессуалисты ссылаются на одни и те же нормы как на их правовую основу, это разные принципы. В отличие от организационного принципа — осуществления правосудия только судом, в определенной степени также сформулированного в ст. 49 Конституции РФ (каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда), принцип презумпции невиновности в большей степени не лозунг, а гарантия того, что невиновный не будет осужден.

2. Помимо перечисленных в коммент. ст. гарантий наличия в российском уголовном процессе принципа презумпции невиновности, последний характеризуется также следующими положениями:

— нельзя признавать лицо виновным, основываясь лишь на его признании;

— никто не обязан свидетельствовать против себя самого;

— при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Статья 14. Презумпция невиновности

СТ 14 УПК РФ

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Комментарий к Статье 14 Уголовно-процессуального кодекса

1. Презумпция невиновности как принцип уголовного судопроизводства нашел свое правовое определение не только в комментируемой статье, но и в ст. 49 Конституции РФ. Кроме того, некоторые положения презумпции невиновности нашли свое отражение в качестве критерия справедливости в ч. 2 ст. 6 ЕКПЧ и в ее протоколах. По мнению ЕСПЧ, презумпция невиновности представляется как частный аспект требования справедливого судебного разбирательства или даже как проявление принципа верховенства права .
———————————
См.: Постановление ЕСПЧ от 7 октября 1988 г. по делу «Salabiaku v. France» // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 22.05.2015).

2. Сущность презумпции сводится к соблюдению правила, которое сводится к предположению, что лицо, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, считается виновным только в случае, если его признает таковым суд в порядке, который установлен уголовно-процессуальным законодательством. Если исходить из общей теории права, то презумпция как правовая категория — это всегда вероятное предположение. Причем вероятность его истинности может быть как относительно высока, так и приближаться к абсолютному нулю. Презумпция в первую очередь это предположение относительно тех или иных обстоятельств, фактов. В этой связи презумпция может носить как императивный, так и диспозитивный характер. Кроме того, презумпция представляет собой и юридический факт .
———————————
Более подр. см.: Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. В.М. Лебедева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2014. С. 332 — 333 (автор — В.И. Качалов).

3. Содержание данного принципа в уголовном судопроизводстве условно делится на три основных положения. Первое положение состоит в том, что лицо, которое обвиняется в совершении инкриминируемого ему деяния, будет считаться невиновным до тех пор, пока его вина не будет установлена по определенным правилам доказывания, которые содержатся в уголовно-процессуальном законодательстве. Даже при судебном разбирательстве по уголовному делу суд не должен допускать как в приговоре, так и в ходе судебного разбирательства формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц. Данная позиция определена Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре». Так, разбирательство дела в суде производится только в отношении подсудимых, суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц . Кроме того, суд должен принять при наличии определенных оснований процессуальное решение о виновности лица в совершении преступления, нашедшее отражение в форме приговора, вступившего в законную силу. В соответствии с решениями ЕСПЧ, положениями п. 2 ст. 6 ЕКПЧ понятие презумпции невиновности распространяется не только на обвиняемого, подозреваемого, но и на субъектов иных правоотношений, в которых есть уголовно-правовой элемент . В случае прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям (ввиду истечения сроков давности (ст. 78 УК РФ и п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ), недостижения лицом возраста уголовной ответственности (ст. 20 УК РФ), смерти подозреваемого и обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего (п. 4 ст. 1 ст. 24 УПК РФ), акта амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ), примирения сторон (ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ), в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ)) в отношении обвиняемых, подозреваемых презумпция невиновности действует ограниченно. Они сами признают себя виновными в совершении инкриминируемых им преступлений. Право на реабилитацию данные участники уголовного судопроизводства не имеют. При этом в соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 г. N 18-П решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ. Вместе с тем прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки хотя и предполагает (в силу ч. 1 ст. 50 УК РСФСР) освобождение лица от уголовной ответственности и наказания, но расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило деяние, содержавшее признаки преступления, и поэтому решение о прекращении дела не влечет за собой реабилитации лица (признания его невиновным), т.е. вопрос о его виновности остается открытым . В этой связи можно констатировать факт, что полностью принцип презумпции невиновности действует только в случае, когда виновность доказывается судом, который принимает процессуальное решение о виновности лица в совершении инкриминируемого деяния в форме приговора, вступившего в законную силу. Поэтому ключевым положением презумпции невиновности является факт признания лица виновным судом в судебном заседании, который принял такое процессуальное решение на основании доказанности его вины в порядке, установленном УПК РФ. В случае если обвинительный приговор, свидетельствующий о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении, вынесен с нарушением правил подсудности, не тем составом суда, с нарушением права на защиту, а также с нарушениями норм УПК РФ, то действие презумпции невиновности также носит ограниченный характер. Лицо не может быть признано виновным в совершении преступления. Кроме того, процессуальное решение суда о виновности лица должно быть определено в приговоре, который должен вступить в законную силу. В соответствии с ч. 1 ст. 390 УПК РФ приговор вступает в законную силу по истечении срока его обжалования в апелляционном порядке (10 суток), если он не был обжалован сторонами. (Более подробно см. комментарий к ч. 1 ст. 390 настоящего Кодекса.) С этого момента лицо считается виновным в совершении инкриминируемого ему деяния. Действие презумпции невиновности с этого момента прекращается. Положения, которые связаны с действием принципа презумпции невиновности и которые определяют невиновность обвин
яемого до тех пор, пока его вина не будет установлена по определенным правилам доказывания, установленным в порядке УПК РФ, действуют и при рассмотрении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Кроме того, данные положения действуют и при решении вопроса о выдаче лица для осуществления уголовного преследования. Так, в соответствии с п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 июня 2012 г. N 11 суд не вправе предрешать вопрос о виновности или невиновности лица, в отношении которого предполагается направление запроса о выдаче или Российской Федерацией уже получен указанный запрос (ст. 14 УПК РФ, ч. 6 ст. 463 УПК РФ, п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). В частности, формулировки принимаемых судебных решений не должны свидетельствовать об установленном факте совершения указанным лицом преступления .
———————————
См.: Постановление Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре» (в ред. Постановлений Пленума ВС РФ от 6 февраля 2007 г. N 7, от 16 апреля 2013 г. N 11) // .

Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как Постановление от 21 февраля 1984 г. по делу «Ozturk v. Germany» и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 23.05.2015).

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 г. «По делу о проверке конституционности статьи 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова» // .

См.: Постановление Пленума ВС РФ от 14 июня 2012 г. N 11 (в ред. Постановлений Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 г. N 41, от 3 марта 2015 г. N 9) // .

4. Второй элемент положения, регламентирующего содержание принципа презумпции невиновности, связан с наложением обязанности в доказывании виновности лица. В этом случае действуют следующие правила:

1) подозреваемый, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность в совершенном преступлении;

2) бремя доказывания обвинения лежит на стороне обвинения;

3) опровержение доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения;

4) все сомнения в виновности обвиняемого должны быть устранены в порядке, предусмотренном УПК РФ;

5) все сомнения в виновности обвиняемого, которые не устранены при производстве по уголовному делу, толкуются в пользу обвиняемого.

Все положения принципа презумпции невиновности могут действовать как в совокупности, так и в отдельности. Но нарушение хотя бы одного из них влечет за собой незаконность принятого процессуального решения судом в форме приговора либо иного процессуального акта, а также иного процессуального решения, которое принимается на досудебной части уголовного судопроизводства соответствующими участниками уголовного процесса.

5. Необязанность доказывать свою невиновность подозреваемым, обвиняемым порождает абсолютную монополию уголовно-процессуальной деятельности участников уголовного судопроизводства, которые обязаны доказывать как виновность лица в совершении преступления, так и его невиновность. Эта обязанность вытекает из ст. 6 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ч. 1 ст. 6 настоящего Кодекса.) Кроме того, данная обязанность вытекает и из публичности уголовного судопроизводства. Сама по себе необязанность доказывать свою невиновность лица в совершении преступления порождает ряд частных положений, которые закреплены в УПК РФ. Так, подозреваемый в соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ вправе отказаться от дачи объяснений и показаний, а обвиняемый в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ вправе отказаться от дачи показаний. При этом свидетель в соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников. Все эти положения свидетельствуют о том, что презумпция невиновности представляет собой основание для отказа от фактической презумпции в доказывании по конкретным делам. Речь в данном случае идет о том, что если в гостинице у лица обнаружили пакет героина, то можно предположить, что данный пакет с героином принадлежит данному лицу, а не другому лицу, которое проживало до него, либо данный пакет с героином был подброшен кем-то другим. Во всяком случае, требовать от данного лица, в номере которого обнаружен пакет с героином, его собственную версию появления пакета с героином и основывать выводы о его виновности в приговоре на его версиях или на том, что он не дает по данному факту показания, является нарушением принципа презумпции невиновности, а также нарушением п. 2 ст. 6 ЕКПЧ . В отечественном уголовном судопроизводстве элементом презумпции невиновности, как основания для отказа от фактической презумпции в доказывании по уголовным делам, является проверка алиби подозреваемого, обвиняемого.
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как Постановление от 20 марта 2001 г. по делу Telfner v. Austria; и др. (http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 24.05.2015)).

6. В соответствии с содержанием бремени доказывания, регламентирующего одну из составных частей принципа презумпции невиновности (ч. 2 ст. 14 УПК), прокурор, следователь, дознаватель, руководитель следственного органа, орган дознания, начальник подразделения органа дознания, частный обвинитель по делам частного обвинения осуществляют в обязательном порядке уголовно-процессуальную деятельность по доказыванию обстоятельств производства по уголовному делу, в том числе и деятельность по установлению как виновности лица в совершении преступления, так и его невиновности. Кроме того, данная уголовно-процессуальная обязанность этих участников уголовного судопроизводства свидетельствует о том, что они должны доказывать весь объем производства по уголовному делу, т.е. не только обстоятельства, перечисленные в ст. 73 УПК, но и обстоятельства непричастности лица к совершению преступления (доказывание его доводов о непричастности к инкриминируемому деянию и т.д.) и другие обстоятельства. При этом бремя доказывания, которое регламентирует обязанность доказывания обвинения стороной обвинения, связано и со ст. 13 ЕКПЧ. Положения данной статьи предусматривают, что каждый человек, чьи права и свободы нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном статусе. Данное положение устанавливает, что участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, которые специально создаются государством, обязаны в максимальной степени произвести эффективное расследование с тем, чтобы виновные были обнаружены и наказаны. Если это не будет сделано, то общий, предусмотренный законом запрет, вопреки его фундаментальной важности, окажется практически неосуществимым. Поэтому если будет доказано, что предварительное расследование проведено неполно, с наличием следственных ошибок, в результате чего уголовное дело будет прекращено или постановлен оправдательный приговор, то ЕСПЧ имеет право признать государство виновным в нарушении ст. 13 Конвенции . Следовательно, при производстве предварительного расследования необходимо подвергнуть исследованию не только те обстоятельства, которые входят в предмет доказывания, но и иные обстоятельства, которые могут возникнуть в процессе производства по уголовному делу, в том числе и обстоятельства, свидетельствующие о непричастности лица к совершенному преступлению. В связи с этим следователь, дознаватель и т.д., осуществляющие производство по уголовному делу, обязаны эффективно производить предварительное расследование по уголовному делу путем доказывания всех обстоятельств производства с целью изобличения лиц, совершивших преступление. Кроме того, в случае, если приговор суда основан на совокупности косвенных доказательств виновности обвиняемого в совершении преступления, то данное положение будет свидетельствовать о перемещении бремени доказывания на обвиняемого. Дело в том, что косвенные доказательства, устанавливая промежуточные факты, на основании которых уже можно сделать вывод об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, определяют взаимосвязь с обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, не столь очевидно, как при использовании прямых доказательств. При этом каждое из косвенных доказательств допускает неоднозначное истолкование его значения для доказываемых обстоятельств совершенного преступления. Для достоверного вывода о механизме происшествия необходима логическая цепь таких косвенных доказательств. Поэтому и бремя доказывания будет перемещаться на обвиняемого, а не на сторону обвинения.
———————————
По данному вопросу см. позицию ЕСПЧ, нашедшую свое отражение в деле «Ассенов против Болгарии» (1998 г.), а также дело «Ильхан против Турции» (2000 г.). См.: Европейский суд по правам человека. Избранные постановления 1999 — 2001 гг. и комментарии / Отв. ред. Ю.Ю. Берестнев, А.В. Ковтун. М.: Юрид. лит-ра, 2002. С. 49 — 85; и т.д.

7. Положения, регламентирующие одну из составных частей принципа презумпции невиновности, которая связана с тем, что опровержение доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежат на стороне обвинения, порождают ряд полномочий, которыми наделяется подозреваемый, обвиняемый в уголовном судопроизводстве. Все полномочия, которые касаются подозреваемого, определены в п. п. 1, 4, 5, 9, 11 ч. 4 ст. 46 УПК РФ. Что же касается обвиняемого, то его полномочия определены в п. п. 4, 5, 10, 11, 18, 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ. При этом подозреваемый и обвиняемый в соответствии с ч. 2 ст. 86 УПК РФ обладают полномочиями по собиранию доказательств в уголовном судопроизводстве. Кроме того, со всеми данными положениями подозреваемый, обвиняемый должен быть ознакомлен следователем, дознавателем и судом, а также ими должны быть эти положения разъяснены. В соответствии с данной частью принципа презумпции невиновности защитник подозреваемого, обвиняемого также наделяется в соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК РФ полномочиями по собиранию доказательств. Все упомянутые положения способствуют выдвижению соответствующих доводов, версий стороной защиты: подозреваемым, обвиняемым и их защитниками. Обязанность опровержения выдвинутых доводов, версий лежит на стороне обвинения. Кроме того, суд должен исследовать в ходе судебного разбирательства по уголовному делу все возникшие версии.

8. Реализация одной из составных частей принципа презумпции невиновности, которая связана с тем, что опровержение доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, обязанность которого лежит на стороне обвинения, может порождать другую составную часть принципа презумпции невиновности, связанную с наличием сомнений в виновности обвиняемого. При этом все возникшие сомнения в уголовном судопроизводстве должны быть устранены в порядке, который определен в УПК РФ. Речь в данном случае идет о тех способах устранения сомнений в виновности обвиняемого, которые регламентируют возможность проводить следственные и иные процессуальные действия при производстве по уголовному делу, в результате которых все сомнения могут быть устранены. Обязанность устранения всех сомнений возлагается на сторону обвинения. Но суд при принятии того или иного процессуального решения должен в ходе судебного рассмотрения уголовного дела все противоречия, которые имеются в материалах уголовного дела, выяснить и дать им соответствующую оценку . Кроме того, в соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 7, от 16 апреля 2013 г. N 11) и ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.
———————————
Данное положение закреплено в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 (в ред. Постановлений Пленума ВС РФ от 6 февраля 2007 г. N 7, от 16 апреля 2013 г. N 11). Так, в названном Постановлении отмечено, что «обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены».

9. Кроме того, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не устранены при производстве по уголовному делу, толкуются в пользу самого обвиняемого. При этом в соответствии с позицией Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу. По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.

10. Третий элемент положения, регламентирующего содержание принципа презумпции невиновности, связан с обвинительным приговором, который не может быть основан на предположениях. Если обвинительный приговор основан на предположениях, то он подлежит отмене в связи с нарушением принципа презумпции невиновности. Так, в приговоре не были приведены какие-либо доказательства, подтверждающие обстоятельства подготовки лица к перевозке героина (помимо показаний самого подсудимого), наличие у него соучастников, а также свидетельствующие о распределении ролей между соучастниками. Таким образом, выводы суда о совершении лицом инкриминируемых ему преступлений в составе группы лиц по предварительному сговору основаны лишь на предположениях, что противоречит основным принципам уголовного судопроизводства. Данное нарушение уголовно-процессуального закона повлекло неправильную квалификацию действий осужденного, а в соответствии с положениями ч. ч. 3 и 4 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, должны толковаться в пользу обвиняемого. Приговор суда не может быть основан на предположениях .
———————————
См.: Кассационное определение СК ВС РФ от 11 февраля 2013 г. N 5-013-2 // .

Статья 14 УПК РФ. Презумпция невиновности (действующая редакция)

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 14 УПК РФ

1. Презумпция — это условное признание юридическим фактом положения, связываемого с наличием другого юридического факта, пока нет доводов в пользу обратного. Согласно презумпции невиновности лицо, обвиняемое в совершении преступления, условно предполагается невиновным, пока окончательно не доказано обратное. То есть презумпция невиновности не равнозначна утверждению, что обвиняемый действительно невиновен или что он является невиновным, — она лишь требует считать его невиновным до тех пор, пока в обвинительном приговоре суда, вступившем в законную силу, он не будет признан виновным. Считает обвиняемого невиновным, конечно, не сторона обвинения, а часто и не он сам (например, когда обвиняемый в самом деле виновен) и т.д.; невиновным его считает закон. Это выражается в том, что: а) бремя доказывания лежит на обвинителе, а не на обвиняемом; б) все неустранимые сомнения относительно виновности и других фактических обстоятельств дела толкуются в пользу обвиняемого; в) обвиняемый не должен подвергаться неоправданным строгостям и ограничениям (например, при применении к нему мер принуждения), которые бы преждевременно исходили из цели наказания его за содеянное; г) никто не вправе публично распространять информацию, которая создавала бы представление о данном обвиняемом как установленном преступнике.

2. Понятие «обвиняемый» используется в данной статье в широком смысле, охватывая также и подозреваемого, а также всех прочих лиц, в отношении которых фактически ведутся действия инкриминирующего характера (например, свидетеля, которого допрашивают об обстоятельствах, могущих быть использованными против него).

3. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по т.н. нереабилитирующим основаниям — ввиду истечения сроков давности, недостижения лицом возраста уголовной ответственности, смерти подозреваемого и обвиняемого, акта амнистии, примирения сторон, в связи с деятельным раскаянием (см. о них ком. к главам 4 и 18) — не означает, что презумпция невиновности после этого полностью прекращает свое действие, и лица, в отношении которых состоялись подобные решения, считаются виновными. Поскольку в этих случаях имеет место лишь установление виновности лица для целей прекращения дела или преследования, а не признание его виновным в совершении преступления приговором суда (см. об этом ком. к ст. 8), презумпция невиновности не прекращает своего действия. Это выражается, например, в том, что такие лица не имеют судимости (ст. 86 УК); не могут именоваться совершившими преступление, а лишь теми, против которых осуществлялось уголовное преследование (ст. ст. 25, 26, 28 УПК), не могут быть уволенными со службы за совершение преступления, не могут быть подвергнуты дискриминации при решении вопроса о выдаче им заграничного паспорта, предоставлении российского гражданства и т.д. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 28.10.1996 по делу о проверке конституционности статьи 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова указал, что «решение о прекращении уголовного дела (по нереабилитирующему основанию. — А.С.) не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, который устанавливает виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации». Вместе с тем действие презумпции невиновности после прекращения дела или преследования по нереабилитирующим основаниям как бы ослаблено, неполно. Так, согласно положениям ст. 133 у названных лиц право на реабилитацию, в т.ч. на возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием, не возникает.

4. Неустранимые сомнения, о которых сказано в части 3 настоящей статьи, это только неустранимые сомнения в существовании доказываемого обстоятельства, т.е. такие, которые остались, несмотря на использование всех средств и способов доказывания, которые были возможны по данному делу. При неустранимых сомнениях в виновности обвиняемого они толкуются в его пользу, т.е. он должен быть признан невиновным. Согласно позиции Конституционного Суда РФ, неустранимость сомнений в виновности обвиняемого имеет место не только тогда, когда установлено объективное отсутствие достаточных доказательств виновности, но и тогда, когда при возможном их существовании сторона обвинения не принимает мер к их получению. Суд в таких ситуациях не должен по собственной инициативе восполнять недостатки в доказательствах обвинения, поскольку не может выполнять обвинительной функции.

5. Бремя доказывания — это негативные последствия недоказанности стороной обстоятельств, положенных ей в обоснование своей процессуальной позиции. Согласно части второй ком. статьи бремя доказывания обвинения и опровержения доводов защиты лежит на стороне обвинения. Помимо бремени доказывания виновности, на обвинителе лежит общее бремя доказывания обстоятельств, относящихся ко всем элементам и признакам состава инкриминируемого преступления. Обвинитель несет также бремя опровержения доводов стороны защиты в отношении названных обстоятельств. Однако это касается не голословных утверждений обвиняемого, защитника и других лиц, выступающих на стороне защиты, а только тех, в подтверждение которых приводятся хотя бы какие-нибудь разумные аргументы и объяснения. В противном случае обвинению пришлось бы столкнуться с непосильной задачей опровержения любого, даже самого невероятного и фантастического довода защиты.

6. Презумпция невиновности защищает подозреваемого и обвиняемого, возлагая одностороннее бремя доказывания виновности на обвинителя, поскольку по своим возможностям сторона защиты, как правило, фактически слабее стороны публичного уголовного преследования, за которой стоит вся организационная и материальная мощь государства. Однако презумпция невиновности не всегда является односторонней. В некоторых критических ситуациях она может превратиться во встречную, а именно в случаях, когда можно предполагать, что доказанность виновности prima facie в существенной степени может быть ослаблена представлением оправдательных объяснений (доводов) обвиняемого и, напротив, его отказ от выдвижения доводов в свою пользу следует расценивать как полную и всестороннюю доказанность виновности.

Так, Европейский суд по правам человека в решении по делу Джон Мюррей против Соединенного королевства, соглашаясь с тем, что в общем случае бремя доказывания лежит на стороне обвинения, тем не менее признал, что иногда специальное бремя доказывания частично может переходить и на сторону защиты, если без каких-либо объяснений (доводов) обвиняемого лица в пользу своей невиновности, хотя их и требует здравый смысл, факты очевидным образом свидетельствуют против него. При этом суд может делать умозаключения против обвиняемого из его неспособности, вопреки здравому смыслу, объяснить подобные обстоятельства: например, в случае отказа обвиняемого по делу о захвате заложника (полицейского осведомителя) вразумительно объяснить свое пребывание в том же помещении, где содержался заложник.

В данном случае Европейским судом была, по существу, использована известная из английского доказательственного права презумпция неспособности обвиняемого дать объяснения по делу. Аналогичная ситуация может складываться, например, и при неспособности подозреваемого в хищении правдоподобно объяснить происхождение обнаруженной у него крупной суммы денег и т.п. В приведенных выше случаях бремя доказывания, лежащее на стороне обвинения, дополняется ограниченным встречным бременем доказывания, возлагаемым на сторону защиты. В первом примере такое бремя требует от стороны защиты разумных доводов в пользу случайности нахождения лица в помещении, где содержался заложник, во втором — правомерности обладания лицом обнаруженными у него деньгами.

Однако ситуация кардинально меняется в особых случаях, когда сторона защиты объективно находится в несравненно лучшем положении в доказывании, нежели сторона обвинения. Обычно это бывает, когда обвинителю приходится доказывать так называемый отрицательный факт. Известно, что отрицательные факты с трудом поддаются доказыванию с полной достоверностью (negativa non probantur, лат.). Отрицательный факт можно доказывать лишь тогда, когда он устанавливается с помощью иных, положительных, фактов, например, по делам о хранении или ношении огнестрельного оружия — фактом незаконного приобретения оружия у другого лица. Если подобные положительные факты не установлены, виновность лица, ссылающегося на отрицательный главный факт, обычно остается недоказанной.

Например, по делу Федака, рассмотренному Домодедовским городским судом Московской области, недоказанным явился источник незаконного приобретения оружия. Как следует из материалов данного дела, в автомашине «такси», водителем которой являлся Федак, сотрудники милиции обнаружили три автомата Калашникова, а рядом с автомашиной — сумку, в которой находились еще два автомата. Федак дал объяснения, что сумки, о содержимом которых он не знал, оставлены неизвестными лицами, а принадлежность оружия выяснить не удалось. Федаку было предъявлено лишь обвинение в хранении и ношении изъятых у него автоматных патронов, относительно которых Федак не ссылался на отрицательный факт.

Обвинителю пришлось столкнуться по данному делу с задачей по доказыванию отрицательного факта, состоящего в том, что лицо ранее не приобретало оружия. Представляется, что возможность или невозможность опровержения отрицательных фактов зависит от характера фактов положительных, которые следует установить обвинителю. Чтобы опровергнуть отрицательный факт, положительные факты должны удовлетворять условию достижимости, которая предполагает в первую очередь, что эти факты являются достаточно определенными, т.е. имеют необходимую локализацию во времени и пространстве. Когда же их приходится искать на неопределенной территории и произвольном отрезке времени, шансы обвинителя на успех крайне малы и зависят лишь от того, выпадет ли ему благоприятный случай. Если положительные факты не отвечают этим условиям достижимости, доказывание обвинения для стороны уголовного преследования, несмотря на ее общее (материальное и организационное) фактическое преимущество, практически является непосильным.

Так, по делу «Фам Хоанг (Pham Hoang) против Франции» подозреваемый был задержан на границе при ввозе во Францию героина. Французское законодательство предусматривает, что ввоз запрещенных товаров, к числу которых относится героин, презюмируется незаконным, если ввозящее этот товар лицо не докажет обратного: например, предъявив достаточные оправдательные документы либо доказав, что действие совершалось в ситуации крайней необходимости или явилось следствием ошибки, избежать которой было невозможно. В названном деле стороной защиты не было представлено ни одного из подобных оправдывающих доказательств, а обвиняемый отказался давать какие-либо объяснения. Европейский суд по правам человека, рассмотрев дело по жалобе заявителя, признал, что нет ничего недопустимого в предположении, что лицо, имеющее во владении нечто, чем обладать в общем случае запрещено, должно удовлетворительным образом объяснить этот факт, в противном случае оно будет признано виновным.

Представляется, что в данном случае была применена встречная презумпция виновности, бремя опровержения которой лежит на стороне защиты. Положительные факты, которые гипотетически могли бы опровергнуть версию о случайном или правомерном нахождении у обвиняемого наркотического вещества, практически находились вне досягаемости французских властей. При отсутствии объяснений обвиняемого их пришлось бы искать на обширной зарубежной территории и в неопределенной временной ретроспективе. Напротив, достижимость положительных фактов позволяет сохранить на стороне обвинения основное бремя доказывания.