Римский адвокат был

стопятидесятилетию судебных уставов и введения адвокатуры на Руси посвящается

Краткий курс истории адвокатуры

Начало адвокатуры как заступничества одним лицом прав и интересов другого теряется во глубине веков. В «Илиаде» Гомер описывает заключение соглашения на защиту, в которой адвокатом выступает герой Ахиллес, а подзащитным – верховный жрец Калхас:

Право на защиту философски обосновал Аристотель:

Однако начало расцвета приходится на Древний Рим:

В Риме адвокаты давали советы и обсуждали юридические вопросы на форуме у статуи Аполлона. Децим Юний Ювенал (1-я сатира, перевод и примечание Фета):

Марк Фабий Квинтилиан сформулировал основные нравственные требования к адвокату:

Выдающийся римский адвокат Марк Туллий Цицерон сформулировал предмет деятельности адвоката:

и впервые разрешил один из важнейших вопросов адвокатской профессии – «ведение неправых дел»:

Римские адвокаты установили основы правильного судоговорения:

Но и отрицательные черты в адвокатуре проявились также у римлян. Валерий Марциал (эпиграммы, книга VI , перевод Фета):

Самые известные адвокаты получали jus respondendi – право давать тяжущимся, от имени императора, свои решения спорных дел с обязательной для судьи силой:

Выдающиеся классические адвокаты – Лабеон, Марцелл, Нераций, Папиниан, Павел, Сабин, Сцевола, Ульпиан свою практическую деятельность отражали в специальных сочинениях:

По повелению императора Юстиниана в VI веке из 1625 книг тридцати восьми классических юристов был составлен сборник римского права – Дигесты. Для этого под руководством адвоката Трибониана была образована комиссия в составе четырех профессоров права и одиннадцати адвокатов. Кроме Дигест был также составлен Кодекс и Институции – учебник права (на основе одноименного учебника Гая).

В Кодексе было сформулировано важное правило:

В эпоху Возрождения известность приобрели французские адвокаты. Они отметили особое значение принципа независимости профессии. Этьен Паскье, адвокат XVI века:

В «Диалоге парижских адвокатов» Антуана Луазеля, Паскье определяет, каким должен быть адвокат:

Расцвет адвокатуры приходится на век XIX-й. Мэтр Франсуа-Этьен Молло обобщил правила адвокатской профессии:

Тогда же было сформулировано важное правило:

которое затем было дополнено русской адвокатурой:

Жюль Фавр подчеркивал нравственный характер профессии:

Наконец, Андрэ Дюпэн:

Английская адвокатура известна в России по переводу классического труда Рихарда Гарриса «Школа адвокатуры». Свою книгу, наполненную многочисленными практическими советами по ведению дел, автор начинает и заканчивает ценным наблюдением:

В уголовном процессе английская адвокатура выработала правило:

П рофессиональные правила выработала и р усская присяжная адвокатура:

Римский адвокат был

С падением республиканского образа правления адвокатура, как и вообще судебные учреждения, подвергалась большим изменениям. Судебная власть мало помалу перешла от представителей народа к императору, верховному совету и правительственным чиновникам. Принципы гласности и состязательности стали ограничиваться. Появились зачатки следственного процесса и письменной апелляции, а вместе с тем развилось в широких размерах заочное производство. Законодательная деятельность стала понемногу захватывать и адвокатуру.

Впрочем, до перенесения столицы из Рима в Константинополь, внимание императоров было обращено преимущественно на вопрос об адвокатском гонораре. Это вполне понятно: алчность и бесцеремонность адвокатов, развившиеся к концу республики, достигли теперь колоссальных размеров. И вот уже Август должен был возобновить пришедший в забвение закон Цинция. Но не те были времена, чтобы адвокаты довольствовались добровольными приношениями клиентов, которые, в силу общечеловеческой слабости, были склонны слишком скоро забывать оказанные им благодеяния и чересчур долго помнить невольные промахи и неудачи. «Редка благодарность клиента», жалуется один писатель IV века.

«Если услужишь кому, легче пера благодарность. Если же в чем согрешишь, гнев тяжелее свинца», таковы слова Плавта, актуальные во все времена адвокатуры.

Весьма понятно, что закон снова перестал соблюдаться на практике, и жадность адвокатов сделалась еще сильнее, еще необузданнее. В царствование Клавдия адвокат Суилий, получив от своего клиента, знатного гражданина Самия, 400 тысяч сестерциев (десятки тысяч долларов США по нынешним временам), внезапно изменил ему. Узнав об этом, Самий в порыве отчаяния лишил себя жизни в доме Суилия. Тогда консул Силий вошел в сенат с предложением восстановить и применить к Суилию Цинциев закон. По словам Тацита, он приводил в пример древних ораторов, которые стремились только к славе, как лучшей награде за красноречие, и доказывал, что, если бы процессы не приносили адвокатам прибыли, то было бы меньше вражды, исков и обвинений.

Сенат уже готов был возобновить закон Цинция, но Суилий со своими приверженцами обратился к самому императору и произнес речь, в которой доказывал, что Цинциев закон отжил свое время и не должен иметь применения. «Красноречие не может быть безвозмездным», говорил адвокат: «так как в противном случае, заботясь о чужих интересах, мы упускали бы из виду свои собственные. Многие живут военной службой, другие земледелием; никто не ставит целью того, от чего он не может предвидеть никакого плода. Хорошо было какому-нибудь Азинию или Мессале, обогащенным войнами между Антонием и Августом, разыгрывать роль великодушных.

Но можно привести много примеров, за какую громадную цену обыкновенно говорили перед народом Публий Клавдий и Кай Курион. Пусть обратит внимание император на лиц низшего класса, которые могут блистать только в тоге, и пусть он помнит, что если занятия будут лишены вознаграждения, то они погибнут». Результатом этой, хотя и не отличающейся, по словам Тацита, особенным достоинством, но все-таки не безосновательной речи, было то, что император дозволил адвокатам брать гонорар в размере не свыше 10 тысяч сестерциев.

Как понимать это постановление? Отменяло ли оно закон Цинция, разрешая условия о адвокатском гонораре и предварительное его получение в пределах таксы? Или же оно удерживало прежний порядок вещей и определяло только максимум адвокатского вознаграждения по окончании процесса? По-видимому, более вероятным кажется первое предположение. Но, сопоставив с этим местом Тацита другие факты, нужно принять второе. Прежде всего, следует вспомнить то сенатское постановление, о котором упоминает Плиний, и которое было приведено раньше. Оно буквально повторяло закон Клавдия, понимаемый во втором смысле, так как, по словам Плиния, запрещая продавать и покупать судебную защиту, оно дозволяло по окончании дела брать деньги в размере не более 10 тысяч сестерциев.

Затем при преемнике Клавдия — Нероне тоже было издано сенатское постановление относительно адвокатского гонорара, но о нем существуют два, по-видимому, противоречивые показания. Именно, Тацит говорит, что им был снова подвержен закон Циния, а по словам Светония, Нерон только позаботился о том, чтобы тяжущиеся давали за защиту адвокатам определенную и справедливую плату. Это противоречие двух авторитетнейших писателей весьма легко устраняется, если понимать закон Клавдия в том смысле, какой мы ему придаем, и если считать сенатское постановление Нерона простым подтверждением Клавдиева закона. В самом деле, Тацит утверждает, что Нерон возобновил закон Цинция, а Светоний говорит, что он дозволил адвокатам брать «определенную (то есть, по всей вероятности, определенную таксой Клавдия) и «справедливую», то есть, соответствующую делу плату. Если соединить оба эти положения вместе, то получится ни что иное, как закон Клавдия, который, не отменяя Цинциева закона, установил таксу для приношения клиентов. Несовпадение известий, сообщаемых Тацитом и Светонием, объясняется просто тем, что каждый из них сообщал только ту часть закона, которая ему была нужна при его повествовании, или которая казалась важнее.

Внутренний смысл этих распоряжений заключался в стремлении обуздать непомерную жадность адвокатов. Но, как показывают факты, запрещение составлять условия о адвокатском гонораре и требовать его судом, а с другой стороны, определение максимума платы, не могли предотвратить ловких обходов Цинциева закона и тайного вымогательства громадных гонораров. В таком положении вопрос о адвокатском гонораре, по-видимому, находился до времен Александра Севера. По крайней мере, источники не сохранили никаких известий о промежутке между правлениями Траяна (I в. от Р. Х.) и Александра Севера (III в. от Р. Х.), из чего можно заключить, что никаких важных перемен в этом отношении не было сделано.

При Александре Севере, как видно из дошедших до нас отрывков Ульниана прежний порядок вещей был принципиально изменен. Хотя всякие условия о адвокатском гонораре, заключенные до судебного заседания, были, как и раньше, ничтожны, но во-первых, они имели полную силу, если были заключены после защиты дела, хотя бы до постановления решения, и во вторых, адвокаты получили право иска о гонораре. Последнее постановление наиболее важно, так как оно шло в разрез с прежними законами и обычаями и установляло новое начало. Право иска осуществлялось путем экстраординарного процесса следующим образом. Если адвокат выговорил себе после защиты дела определенный гонорар, то он мог его требовать судом с тем лишь условием, чтобы уплаченная ему впредь сумма вместе с обещанной не превышала 100 золотых (10,000 сестерциев), т. е. таксы Клавдия. Если же не было сделано никакого условия, то суд по требованию адвоката должен присудить ему вознаграждение, «смотря по роду дела, таланту адвоката, обычаям адвокатуры и важности судебной инстанции, в количестве, тоже не превышающем таксы». Таким образом, законодательство признало возмездность адвокатуры.

Дополняя эти положения, Константин Великий (в 326 г.) предписал исключать из списка каждого адвоката, который будет вымогать или выговаривать себе под видом гонорара чрезмерные суммы или определенную часть спорного имущества. Императоры Валентиниан и Валенций (в 368 г.) снова подтвердили, что «адвокат не должен заключать с тяжущимися (до защиты дела) никаких условий, а принимать беспрекословно ту сумму, какую по доброй воле даст ему тяжущийся». Обещание адвокатского гонорара, скрытое под видом уплаты займа, могло быть уничтожено в течение двух лет возражением о фиктивности его (exceptio non numeratae pecuniae). Все эти постановления были приняты Юстинианом в его законодательные сборники.

Бросая общий взгляд на вопрос о гонораре в римской адвокатуре, мы замечаем, что через всю его историю проходит красной нитью одна тенденция, именно тенденция «относительной безвозмездности адвокатуры», т. е. приравнивание гонорара к добровольному, почетному дару со стороны клиента. Основываясь на традициях древнего патроната, она была впервые возведена в правовую норму законом Цинция. Последующие законодатели не раз возвращались к ней и подтверждали ее, так что можно без преувеличения сказать, что безвозмездность была основным принципом римской адвокатуры, начиная с древнейших времен вплоть до Александра Севера, когда ей был нанесен решительный удар признанием за адвокатами права иска о гонораре. Раз такое признание свершилось, раз адвокатский гонорар из дара обратился в вознаграждение за услугу, принцип безвозмездности был нарушен, и адвокатура утратила свой первоначальный характер.

С перенесением столицы из Рима в Константинополь законодательная регламентация стала мало-помалу охватывать все стороны адвокатской деятельности. До сих пор под адвокатурой была во всех отношениях свободной профессией и не имела никакой организации. Теперь она получает постепенно правильное устройство. С IV в., в законодательных памятниках появляется термин «сословие адвокатов» (ordo, collegium, consortium advocatorum, causidicorum, togatorum). Затем, адвокаты разделяются на штатных и сверхштатных; при императоре Льве устанавливается экзамен для кандидатов в адвокатуру (V в.); ограничивается комплект штатных адвокатов в каждой провинции; предоставляются различные привилегии, как всему сословию, так и некоторым из его членов, словом, законодательство стремится подробно определить все стороны профессии. Было бы крайне утомительно и для нашей цели бесполезно следить за долгим процессом превращения свободной адвокатуры в организованную. Несравненно интереснее и целесообразнее сразу обратиться к окончательному результату этой двухвековой эволюции и рассмотреть адвокатуру в том виде, какой она имела по Юстиниановым кодексам, представляющим собой, так сказать, законодательную кристаллизацию всего предшествующего развития римского права.

В Юстиниановых сводах мы находим стройно организованную систему адвокатуры. Основной принцип этой организации — приравнение адвокатской профессии к должностной службе. Адвокаты носили название сословия (ordo), но это название понималось в том смысле, в каком говорится военное или учительское сословие, т. е. просто в смысле разряда лиц, занимающихся одной и той же профессией без всякого отношения к их внутренней организации. Допущение к адвокатуре зависело от начальника провинции или города (в столицах), т. е. от высшего административно-судебного чиновника. Отрицательные условия для принятия в число адвокатов были те же, что и в республиканское время. По-прежнему не допускались к адвокатуре несовершеннолетние, страдающие некоторыми физическими недостатками (глухие, слепые), женщины, лишенные гражданской чести, подвергшиеся уголовному наказанию, занимающиеся позорными ремеслами и т. п.

Вместе с тем от кандидатов в адвокатуру требовались некоторые положительные условия, именно: 1) окончание курса в одной из юридических школ и 2) экзамен. При Юстиниане юридические школы существовали только в Константинополе, Риме и Берите. Все остальные были запрещены. Из предисловия к Дигестам видно, что до Юстиниана весь учебный материал, преподававшийся в этих школах, был распределен на четыре года. Юстиниан прибавил сюда еще один год, причем постановил, что первые четыре года должны посвящаться прохождению Институций и Дигест, а пятый — специальному изучению шестой и седьмой части Дигест и Кодекса. По окончании этого курса, кандидаты в адвокатуру должны были подвергнуться государственному экзамену, который производился учеными правоведами в присутствии правителя провинции (rector provinciae) или коменданта города (defensor oppidi). Экзаменаторы должны были удостоверять под присягой, обнаружил ли кандидат достаточные познания или нет. Выдержавший экзамен кандидат мог быть допущен с дозволения начальника провинции к занятию адвокатурой.

Адвокаты вносились в списки (rotula) по префектурам в порядке их допущения к профессии. Первый по списку назывался старшиной (primas). Все адвокаты разделялись на два разряда: штатных (statuti) и сверхштатных (supernumerarii). Разница между ними состояла в том, что первые были ограничены определенным комплектом и имели право выступать во всех судах, а вторые не были ограничены в числе и практиковали в низших судах. Штатные назначались начальником провинции из числа сверхштатных. Комплект штатных был определен для каждой префектуры отдельно: в префектурах Восточной и Иллирийской их было по 150, в Римской и Константинопольской — по 80, в Александрийской — 50 и т. п. Дисциплинарный надзор за адвокатами принадлежал так же, как и принятие в число их, начальнику провинции. Главными профессиональными преступлениями считались: вероломная измена клиенту (praevaricatio) вымогательство больших гонораров, выговаривание себе части спорного имущества и кляузничество.

За эти и им подобные нарушения профессиональных обязанностей налагать одно наказание: запрещение практики. Но оно варьировалось на разные лады. Практика могла быть воспрещена навсегда или на известное время, при всех судах или при некоторых, притом, всякая вообще практика или один вид ее, например, составление судебных бумаг, завещаний. Для адвокатов была установлена особая профессиональная присяга, которую они должны были произносить не при вступлении в сословие, а в начале каждого защищаемого дела наподобие того, как у нас произносят свидетели. В этой присяге они клялись: 1) что приложат все усилия к тому, чтобы оправдать законные и справедливые требования клиента, и 2) что не замедлят отказаться от ведения дела даже во время производства, если убедятся в его неправоте, все равно будет ли эта неправота нравственной или юридической, т. е. будет ли дело нечестным (causa improba) или юридически неосновательным (penitus desperata).

В случае отказа адвоката от такого дела, тяжущийся не имел права приглашать другого, чтобы, как говорится в законе, «пренебрегая лучшими адвокатами, стороны не стали избирать нечестных». Если тяжущийся имел несколько адвокатов, из которых одни считали возможным вести дело, а другие нет, то первые могли продолжать защиту, но на место вторых нельзя было приглашать новых. На суде адвокату предписывалось воздержаться от оскорбительных выражений и не затягивать нарочно процессов. Вопрос о адвокатском гонораре, как было уже сказано раньше, разрешался в том смысле, что до защиты дела адвокат не имел права обуславливать себе вознаграждения, но после защиты мог заключать такое условие и требовать вознаграждение судом. Если условие было заключено, то размер гонорара определялся им; если же не было, то по иску адвоката суд назначал ему гонорар, смотря по роду дела, таланту адвоката, обычаям адвокатуры и важности судебной инстанции. Но размер адвокатского гонорара ни в каком случае не мог превышать 10 тысяч сестерциев. Что касается, наконец, несовместимости, то законодательство указывало очень мало случаев ее: только судьям и начальникам провинций было запрещено занятие адвокатурой.

Адвокаты в Древнем Риме

Одни юристы, не обладавшие даром красноречия, занимались исключительно дачей юридических консуль­таций, другие представляли интересы сторон в судебном процессе. Первые назывались юрисконсультами или правоведами. Их деятель­ность, помимо консультирования по юридическим вопросам и участия при заключении сделок для соблюдения требуемых формальностей, состояла в поддержке на суде адвокатов, которые не всегда были осно­вательно знакомы с правом. Консультации давались или на дому, или на форуме — специально отведенном для этих целей месте. Впоследст­вии правительство построило там здание для юридических консульта­ций. При необходимости консультанты отправлялись со своими дове­рителями в суд и предоставляли адвокату юридические сведения, не­обходимые для данного дела, часто ораторам не известные. Нередко за консультациями обращались и сами судьи, чтобы принять решение по делу и сослаться при этом на авторитет ученого юриста. Юрисконсуль­тами были по обыкновению патриции, причем их деятельность возна­граждалась доверителями исключительно на добровольных началах. Все это повышало авторитет профессии, ее представители пользова­лись особым почетом.

С течением времени юрисконсульты все больше отделялись от ад­вокатов, а с изданием Законов XII таблиц из простых советников пре­вратились в толкователей права: основной их деятельностью стала интерпретация законов. С развитием общества возникли новые жизнен­ные явления, на которые распространялось действие старого права. Та­кой дисбаланс требовал толкования законов, вследствие чего юрисконсульты еще в республиканский период превратились, по су­ществу, в творцов права. Император Август официально признал за юристами эту роль. Более того, понимая важное значение упорядоче­ния законов, он постановил, что мнения юристов, которые получат от него право их высказывать, будут иметь для судов силу закона. В слу­чае если несколько юристов расходились во мнениях, суд мог по сво­ему усмотрению основывать решение на любом из них.

В отличие от юрисконсультов адвокаты продолжали заниматься судебной защитой. Они по-прежнему, до конца существования респуб­лики, назывались патронами. Подобно тому, как в Греции адвокатура была тесно связана с ораторским искусством, патроны заботились не столько о приобретении юридических знаний, сколько о совершенст­вовании красноречия. Поэтому многие из них были круглыми невеж­дами в юриспруденции и за юридическими сведениями обращались к юрисконсультам и законникам (прагматикам). По древнеримскому праву представительство разрешалось только в исключительных слу­чаях, и патроны являлись на суд вместе с тяжущимися доверителями. Адвокатами в то время назывались родственники и друзья тяжущего­ся, которые являлись в суд вместе с ним и давали ему советы или про­сто своим присутствием его поддерживали. С течением времени тер­мин «адвокат» стал распространяться на лиц, которые помогали тяжу­щемуся в процессе, собирали документы, покрывали издержки, опре­деляли средства защиты и сообщали о них патронам. Иногда адвокатами именовались даже обыкновенные свидетели, но это назва­ние продолжало употребляться преимущественно по отношению к родным и друзьям тяжущегося, поддерживавшим его в суде. Такой обычай, аналогичный древнерусскому обычаю прибегать к помощи по­собников, просуществовал до периода империи. Кроме того, в римском судебном процессе участвовали хвалители, которые в качестве свиде­телей характеризовали заслуги и достоинства подсудимого; замедли­тели, задача которых заключалась в том, чтобы произносить речь во время отдыха главного оратора. Однако совершенно ясно, что все эти разновидности юридической профессии не могут быть в полной мере отнесены к профессии адвоката, и только патроны были адвокатами в прямом смысле этого слова.

В республиканский период адвокатура стала свободной професси­ей. Законодательная регламентация ее почти не коснулась, только практика и обычай вырабатывали некоторые правила, регулировавшие различные стороны этой профессиональной деятельности. Несмотря на отсутствие четкого порядка приема в адвокатуру, по свидетельству Плиния-младшего, с древности существовал обычай, по которому мо­лодые люди, желавшие посвятить себя адвокатуре, являлись первый раз на форум в сопровождении какого-либо покровительствовавшего им важного лица, например бывшего консула.

В период империи профессия юриста, и особенно адвоката, получа­ет корпоративное оформление, состав адвокатуры определяется спе­циальными императорскими списками.

Римский адвокат был

«Оратор – это хороший человек, умеющий говорить» – таково было определение адвоката, данное Катоном в середине II века до н. э. Обычай римлян обращаться к судебной системе был тогда уже хорошо развит, и большинству римских мальчиков из хороших семей полагалось знать, как защитить друга или клиента или как обвинить соперника или врага. Это был также лучший, если не единственный, путь на политическую арену, поскольку судебные разбирательства всегда проводились принародно на Форуме. Удачливые адвокаты вскоре становились известными и поэтому могли собрать много голосов, если выставляли свою кандидатуру на выборы, чтобы занять ежегодно освобождавшиеся политические посты. Быть избранным на одну из этих должностей предоставляло возможность заседать в Сенате, а возможно, и открывало путь на более высокий пост либо в самом Риме, либо в одной из римских провинций.

Поэтому в возрасте 17 лет, после того как молодой человек распрощался со своей окаймленной алой полосой туникой, чтобы сменить ее на простую белую мужскую тогу, праздничная толпа друзей поведет его формально представлять публике в качестве оратора на суде. Его семья постарается заполучить какого-нибудь знаменитого государственного чиновника, если возможно, консула или бывшего консула, чтобы тот оказал ему поддержку. Перед этой торжественной церемонией, а на самом деле и долго после этого, юноше полагалось впитать как можно больше сведений о судебной процедуре и римских законах. На протяжении эпохи республики был только один способ получить такое обучение; и он состоял в усердном присутствии на судах под руководством какого-нибудь более зрелого человека, который уже завоевал себе успех в роли обвинителя или защитника. Например, отец Цицерона имел в друзьях верховного понтифика того времени – Публия Муция Сцеволу и его двоюродного брата, авгура, у которых юный Марк смог научиться правилам и мастерству юридической профессии и тому, как следовало выступать перед присяжными и претором на Форуме.

К концу эпохи республики в судах усердно трудились многие выдающиеся римляне. Судебные разбирательства слушались перед судом, доходящим до 50 или 60 присяжных (judices), выбранных из списка приблизительно в 4000 представителей высшего класса, под председательством претора, одного из старших магистратов. Присяжные составляли суд присяжных, но они имели больше влияния, чем британские присяжные, которым лишь следовало прийти к беспристрастному решению по фактам иска, оставляя британскому судье излагать и толковать пункты закона. Римские присяжные не имели таких ограничений. Их более широкие полномочия оказывали очень сильное влияние на развитие системы римского права, потому что вердикты зависели от их решения. Холодной логики и авторитета от знания законов, которые, несомненно, были столь же ценными тогда, как сейчас, было недостаточно. Обвинитель или защитник стремился с помощью зачаровывающего ораторского таланта привлечь к себе симпатии и интерес присяжных. Театральный элемент, столь неуместный в британском суде, был характерной чертой римских судебных разбирательств.

Для того чтобы в совершенстве овладеть юридической наукой, юному римлянину приходилось знакомиться с римскими законами, законодательными формами и процедурами, приговорами и юридическими решениями преторских судов год за годом, наряду с учебниками и учеными трактатами специалистов по особым пунктам закона. Он также должен был считаться с древним римским обычаем, по которому римляне всегда были готовы на отсрочку [33] . Решения преторов были особенно важны, потому что они не только толковали, иллюстрировали и применяли существующее законодательство, как это делают судьи англосаксонского права; преторы были способны вносить незначительные поправки в сам закон. Под спудом всех этих знаний с ходом времени профессия юриста становилась все более формальной и специализированной и разделилась на две основные специальности. Вырос орган юридических консультантов (советчиков), обладающих обширными познаниями закона, но не имеющих желания или возможности противостоять судебной неразберихе. Клиенты и их защитники обычно обращались к ним за разъяснениями по запутанным пунктам закона, и советчики обычно ожидали вознаграждения за свои советы. Адвокаты, которые брались представлять и защищать дело в суде, однако, не могли требовать платы, и им не полагалось ее ожидать. Вознаграждение они получали косвенное, в форме «подарков» или, возможно, наследства. Присяжные и претор также не получали платы, но, чтобы присоединиться к их рядам, возникала жестокая конкуренция из-за влияния и положения в обществе, каких можно было таким образом достичь. Очень влиятельное положение присяжных объясняет, почему поднялся такой шум, когда Гай Гракх посадил дельцов на места присяжных при разбирательстве случаев, препятствующих их деятельности в провинциях.

К закату империи юристы, подобно многим другим жителям Рима, видимо, снизили свои моральные стандарты. Действительно, подкуп судей был известен и раньше: Цицерон имел случай объявить его признаком основательного загнивания общества того времени.

Если мы поверим Аммиану Марцеллину, который писал в конце IV века н. э., то он стал свидетелем глубокого кризиса и сетовал, что жадные и жестокие люди осаждают дома богатых с хитро составленными судебными исками. Действительно, что хорошего он мог сказать о подавляющем большинстве судей своего времени? Многие из них были настолько невежественны, что, если в компании ученых мужей упоминалось имя какого-нибудь древнего автора, они думали, что это название заморской рыбы или какого-нибудь блюда. Хуже того, ежедневно все больше и больше дверей открывалось на грабеж развращенным судьям и адвокатам, которые все одинаково продавали интересы бедных военачальников. Однако римское право к тому времени сформировалось и оказалось способным пережить такие большие пороки, как этот. Несмотря на разрушительное воздействие деспотизма императоров и периодические угрозы неминуемой гибели, римское право продолжало проявлять энергию и жизнеспособность, обеспечившие его выживание в большей части Европы в качестве основы того самого принципа господства закона, сохранившегося среди более прочных сводов законов республики и империи до далекого культурного обновления.

§ 3. Римская адвокатура как социально-правовой памятник эпохи

Сразу же отметим, что понятия адвокатура и представительство уже в этот период понимались как два различных института, что не дает нам оснований для их изначального отождествления, хотя мы отдельно к проблеме представительства в контексте нашего исследования адвокатуры ниже еще не раз обратимся. Имеются достаточные основания преодолеть сомнения в том, что профессия с таким наименованием обрела официальный статус на территории Римской империи, где основным языком была латынь, и это занятие было связано прежде всего с судом, а его содержание заключалось в предоставлении помощи в виде консультирования и защиты с использованием юридических знаний.
Изучение литературных источников свидетельствует о том, что в республиканский период в Риме лицо, выполнявшее адвокатские функции, характеризовалось определенными критериями, которые определялись соответствующим менталитетом общества. После периода недоверия к греческому риторическому опыту римское общество тем не менее стало его усваивать, перенимая все виды красноречия и основные типы речей (торжественные, политические, судебные). В ранний период развития римского государства рассмотрение дел осуществлялось по принципу частной саморасправы. Но на смену ему приходит легисакционный судебный процесс. Рассмотрение дела проходило две обязательные ста- 26
дии: 1) у претора; 2) в суде. Именно этот процесс и дал импульс для возникновения адвокатуры.
Институт патроната был следующим этапом после родственной правозащиты и многое в отношениях между патронами и клиентами строилось так же, как и в родственной адвокатуре. Клиент избирал себе в патроны кого-либо из кровных свободных граждан Рима — патрициев и записывался в род, получая право называться родовым именем. Только патриции допускались к участию в общественных мероприятиях, управлению государством, отправлению правосудия и защите в судах интересов своих клиентов. Клиент обязан был относиться к своему патрону с уважением, оказывать ему услуги, брать участие своим имуществом в уплате долгов и иных выплат. Патрон же в свою очередь обязан был всецело протекционировать своего клиента и защищать его интересы в суде. По сравнению с гражданским правом первичное римское уголовное право было развито недостаточно. Это проявлялось в сохранении институтов и представлений доисторического времени. Так, дела об убийствах и прелюбодеяниях рассматривались в суде исключительно по заявлению заинтересованной стороны, хотя такие особенности имели скорее процессуальный, чем материальный характер.
С появлением писаного права «ЗаконовXIIтаблиц» роль патрициев как правоведов существенно возросла. Знание законов стало общедоступным, но практическое осуществление юридической деятельности осталось в руках патрициев. Главная причина — начертанные на медных досках законы были только сводом морального права и они могли быть широко известны. А процессуальные нормы, которые складывались из дней и времени, когда можно осуществлять правосудие, а также пользование исковыми формулами, не было обнародованы и составляли предметную тайну коллегии жрецов, членами которой могли быть только патриции. Поэтому истцы не могли обойтись без помощи патрициев. Только опубликование Флавием (V в.), а затем Элием (IV в.) таблиц приемных дней и исковых формул нанесло последний удар по юридической монополии патрициев. Изучение и применение права стали доступными для всех желающих и адвокатура превратилась в свободную профессию.
Когда патронат распался, юридическая профессия стала развиваться по двум направлениям: одни юристы, не владеющие красноречием, занялись исключительно юридическим консультированием, а другие, хорошие ораторы, отдали предпочтение адвокатуре. Таким образом, в Риме совмещались две «специализации» будущей единой адвокатской профессии: юрисконсулът-правознаток — патриции (бесплатно разъясняли законы, давали юридические советы, составляли соглашения в поддерж
ку выступающих непосредственно в суде адвокатов) и адвокат-патрон (защищали в суде, но с писаным правом знакомы были меньше юрисконсультов, поэтому иногда в суде им нужны были такие помощники).
Иногда даже судьи советовались с юрисконсультами до вынесения решения и при этом ссылались на авторитет законника (прагматика). Подчас адвокатами назывались обычные свидетели. Но в целом этот термин стал употребляться для обозначения родных и друзей истца.
Суд производился вначале по праздничным дням в помещении центу- риатных комиций, а
позднее — на центральной площади в месте, называемом форумом, со времен Цезаря — в помещениях с портиками (базиликах). По древнему обычаю каждой стороне дозволялось иметь только одного адвоката, но впоследствии их число можно было увеличивать. Иногда количество адвокатов доходило до двенадцати с каждой стороны. Когда защита клиента перед судом входила в обязанности его патрона из числа патрициев — высшего сословия граждан, — за эту защиту не давалось никакого вознаграждения, кроме тех услуг, которые клиент по обычаю был обязан оказывать своему патрону. Со временем законоведение стало делом сложным и трудным для усвоения и пользования, что сказалось на вознаграждениях судебного защитника в виде подарков или денег.
В республиканский период Рима в адвокатской деятельности существовали две основные традиции: 1) молодые патриции — граждане Рима, желающие посвятить себя адвокатской деятельности, приходили на Форум в сопровождении важных государственных персон, которые протежировали им в получении желаемого статуса; 2) гонорарная практика не позволяла адвокату брать оплату за осуществление гражданского представительства или защиты от обвинения вперед, до рассмотрения дела в суде; только после решения суда адвокат имел право на вознаграждение в виде подарка или мог сам определять размер вознаграждения; в случае спора, учитывая сложность дела, сумму определял суд. Законом Цинция в 204 г. было вообще запрещено брать вознаграждение за ходатайства по делам, но с ним мало считались, поскольку не было определено наказание за такое нарушение, а также в силу того, что, по общему мнению, адвокаты имели право на вознаграждение уже только потому, что посвятили себя специальному изучению юриспруденции.
Но самые щедрые вознаграждения приходятся на республиканский период — до 1 млн и более сестерций. При императоре Константине был установлен высший предел вознаграждения в 10 тыс. сестерций, в то время как Август пытался запретить вознаграждение, получаемое от клиента. В 549 г. в Риме было принято постановление de donis ac muneribus, которое было призвано покончить с злоупотреблениями адвокатов в вопросе получения ими непомерно высоких гонораров. Окончательно денеж
ное вознаграждение было легализовано в период, когда адвокатура превратилась в профессию, а сами адвокаты стали объединяться в специальную корпорацию. Адвокаты имели ряд привилегий: льготы по оплате различных налогов и освобождение от военной службы. А дети адвокатов поступали в адвокатуру «без очереди», по старшинству (status).
На следующем этапе развития адвокатуры осуществляется переход к простому объединению профессионалов, за которым со стороны судебной власти устанавливаются ограниченный контроль и определенная правовая цензура, хотя авторитет знатоков права получил признание и со стороны официальной власти. Со временем они не только руководили ведением дел в суде, не только давали советы, но и редактировали формулярные акты.
Император Август стал практиковать предоставление отдельным известным юристам права давать официальные консультации по его поручению. Консультации (ответы) юристов имели такую же силу, как и собственные императорские толкования, т. е. были обязательными.
В период поздней Римской республики и Римской империи организация адвокатуры была основана на обычном объединении юристов и ограничена узким кругом вопросов. К сожалению, у нее не было значения публичности и общественных полномочий. В этот период адвокаты придерживались определенных морально-этических правил, которые регулировали их взаимоотношения с клиентом, судом, противоположной стороной в процессе. В период империи редко допускались более двух или трех адвокатов с каждой стороны. Если у обвиняемого не было адвоката, ему назначали защитника сами судьи. Именитые адвокаты защищали не только людей состоятельных или знатных, но и самых обыкновенных, даже находившихся на низшей социальной ступени граждан. Адвокатам рекомендовалось ответственно относиться к выбору гражданских дел, но в уголовных делах никаких препятствий для участия адвокатов не было. Перед участием в очередном деле адвокаты давали присягу на Библии. В это время адвокатура фактически приравнивалась к государственной службе. К адвокатской деятельности допускал высший административно-судебный чиновник провинции или города. Дисциплинарный надзор за адвокатами осуществлял правитель провинции. Отметим, что в период империи профессия юриста, особенно адвоката, получила корпоративное о
формление, а состав адвокатуры определялся специальными императорскими списками.
Адвокатами не могли быть: несовершеннолетние; лица с физическими недостатками (немые, глухие); лица, лишенные гражданских прав; женщины. Кандидат в адвокаты должен был окончить пятигодичный курс обучения в юридической школе и сдать экзамены.

Адвокаты заносились в список по префектурам в порядке их допуска к работе (rotula). Первый в таком списке назывался старшиной (primas). Адвокаты делились на: а) штатные (могли выступать во всех судах) и б) заштатные (могли выступать только в нижних судах).
За серьезные профессиональные нарушения (измена клиенту, вымогательство больших гонораров, клевета) на адвокатов правителем провинции могло быть наложено взыскание: а) штраф; б) запрещение заниматься адвокатской деятельностью на время; в) исключение из списка адвокатов навсегда.

Перед рассмотрением каждого дела адвокат принимал присягу. В ходе судебного заседания адвокат был обязан воздерживаться от оскорбительных выпадов и сознательно не препятствовать процессу.
Малообеспеченным гражданам Рима гарантировалось бесплатное участие адвоката по назначению. Причем по уголовным делам участие защитника было обязательным. Если сторона не имела защитника, то претор такого защитника назначал. За отказ от «защиты по назначению» адвоката могли запросто исключить из коллегии. Хотя следует отметить, что должность адвоката приравнивалась к государственной службе. Невыполнение такого решения для адвоката грозило исключением из коллегии.
При Юстиниане адвокатура получила еще большее развитие. Хотя, с другой стороны, нужно сказать, что Юстиниан запрещал адвокатам принимать к своему производству так называемые «злые дела». Дисциплинарный надзор за адвокатами осуществлял суд. Мы видим, что административное подчинение подорвало свободный дух адвокатуры.
Немало вреда принесли адвокатуре Рима подпольные правовые советники, так называемые рабулисты, которые своим непрофессионализмом окончательно подорвали авторитет адвокатов. Общество свое недовольство рабулистами легко переносило на весь институт адвокатуры.
Одежда адвокатов состояла из белой тоги, которая в течение определенного времени была общей одеждой для всех римских граждан. Граждане низших сословий стали носить ее со времени цензорства Катона, а в конце республиканского периода ее носили только сенаторы и всадники. В период империи тога превратилась в принадлежность судей и адвокатов.
Продолжительность словесных прений со временем менялась. Помпей установил, что обвинитель в уголовном процессе не должен говорить более двух часов, а обвиняемый — более трех часов. При Марке Аврелии адвокатам давали очень много времени для речей, но впоследствии ограничили их условием не злоупотреблять этой свободой с целью увеличения гонорара. Например, известно, что в процессе Марка Приска его
защитник Плиний, излагавший дело перед сенатом, говорил на протяжении семи часов.
О нравственном состоянии адвокатуры можно сказать весьма немногое вследствие скудности материалов. Несомненно, что в первое время, когда она составляла привилегию патрициев, ее окружал ореол почета и славы. Патриции, привлекаемые к этой профессии не материальными расчетами, поскольку они и без того были богаты, видели в ней только благородное поприще, на котором они могли выдвинуться и проявить свои дарования. Наиболее выдающиеся политические деятели республики были адвокатами.
Суровый цензор Катон часто выступал не только как обвинитель, но и как защитник. В императорский период при общем падении нравов, растлевающем влиянии цезаризма адвокаты, менее чем какой-либо другой класс общественных деятелей, были в состоянии поддерживать завещанные им патронатом принципы честности и бескорыстности.
Основные выводы Организация римской адвокатуры имела две крайности: 1) в республиканский период она была абсолютно свободной профессией, когда любой человек, если он обладал знаниями и умением, мог оказывать другим гражданам юридическую помощь; 2) в период империи базировалась на противоположных принципах: свобода профессии была ограничена, а представители превратились из ораторов в чиновников. Сущность римской адвокатуры определяли такие критерии: 1) адвокат — это профессиональный юрист, т. е. человек, который знает законы и имеет опыт ведения гражданских и уголовных дел; 2) адвокат не являлся государственным служащим и жил за счет оплаты его труда клиентами, т. е. людьми, которые приглашали его для оказания правовой помощи; 3) адвокат действовал только в интересах клиента — лица, которое пригласило его для ведения дела; 4) адвокат руководствовался законами по месту исполнения профессиональных обязанностей; 5) адвокат придерживался правил этики, наработанных практикой и корпусом юристов, по месту исполнения своих профессиональных обязанностей.

Патрон, клиент, штатные и заштатные адвокаты, рабулисты.
$1 Некоторые термины и определения
Advocatus — в римский период процессуальный помощник стороны, поддерживающий ее своим собственным авторитетом и юридическими советами.
Адвокат-патрон — в римский период защищали в суде, но с писаным правом были знакомы меньше, чем юрисконсульты, поэтому иногда в суде им были нужны помощники.
Iuriscomcultus (синоним — юриспруденс) — знаток теоретического и практического права, который давал консультации и заключения.
Palmarium (пальмовая ветвь символизировала победу) — вознаграждение за выигранный процесс.
Patrinus cause — защитник стороны перед судом.
Rhetor — оратор, ритор, учитель красноречия.
Scholasticus — при доминате учитель, юридический консультант, адвокат.
Когнитор — примерял дело присутствующей стороны на себя и защищал как свое личное дело.
Хвалитель — свидетель, который рассказывал суду о заслугах и достоинствах подсудимого.
Напоминатель — подсказывал оратору правовые основания, а иногда принимал участие в дискуссиях.
Освобождающий — провозглашал речи, когда основной оратор отдыхал.
Законник — юрисконсульт второго разряда.
Комиции — народные собрания Древнего Рима и места на форуме, где вершилось правосудие и приводились в исполнение приговоры; комиции были куриатными (патрицианскими), трибутными (территориальными) и центури- атными, которые имели более широкую компетенцию.
Квестор — должностное лицо в Древнем Риме, которое исполняло вначале судебные функции, а позднее заведо

вало казной, архивом и исполняло функции помощника правителя провинции.
Дефенсоры — должность «защитников» города, введенная в Риме с 365 г., которые должны были защищать жителей города от притеснений, рассматривать жалобы и надзирать за осуществлением правосудия.
Патриции — родовая аристократия в Римском государстве, которая имела наибольшее количество прав и осуществляла государственную власть.
Плебеи — один из слоев вольного римского населения, который находился вне родовой организации общества.
Проскрипции — в Древнем Риме обнародование списка лиц, которые объявлялись вне закона; само название такого списка.
Репликация — в римском праве опровержение истцом возражений ответчика в процессе рассмотрения гражданского дела.
Сецессии — выход плебеев за границы Рима, в основном на священную гору или Авентинский холм в знак протеста против их гражданского бесправия.
Апулей (135 г. н. э.) — наиболее известный римский оратор.
Гортензий Квинт Гортал (114-50 гг. до н. э.) — выдающийся римский оратор, который посвятил этой профессии 44 года своей жизни.
Катон Марк Порций Цензорий (234 г. до н. э.) — знаменитый римский деятель, оратор и адвокат.
Квинтилиан Марк Фабий (35-100 г. н. э.) — известный римский судебный оратор, автор многих трудов по ораторскому искусству, в частности «Institutio oratoria», что представляет ценность и сегодня.
Марк Антоний (99 до н. э.) — один из авторитетнейших ораторов своего времени.
Цицерон Марк Туллий (3.01.106 — 7.12.43 гг. до н. э.) — известный государственный деятель, мыслитель, литератор и оратор Древнего Рима.
Крылатые цитаты и любопытные высказывания
Обвинять легче, чем защищать: легче наносить раны, чем исцелять их.
Квинтилиан (35-96), римский учитель красноречия
33

Частные воры влачат жизнь в колодках и узах, общественные — в золоте и пурпуре.
Катон Старший (234-149 до н. э.), римский писатель
и деятель
Спешить в судопроизводстве — значит отыскивать вину.
Публилий Сир (I в. до н. э.), древнеримский драматург
и поэт
Больше всего законов было издано в дни наибольшей смуты в республике.
Тацит (55-117), римский историк
Долгий опыт — единственный поверщик законов.
Тит Ливий (59 до н.э.-17 н. э.), римский историк
Лучше оставить преступление безнаказанным, чем осудить невиновного.
Траян (53-117), римский император
Полезные оперативные тезисы для адвоката Все, что есть хорошего в жизни, либо незаконно, либо аморально, либо ведет к ожирению. Не заботьтесь о том, что о вас подумают люди. Они озабочены тем, что вы о них подумаете. Если сомневаешься, хорошо действие или дурно, вовсе воздержись от него.
Контрольные вопросы, темы докладов и сообщений Римская адвокатура периода доминанта. Что в римском праве означает термин «индульгенция»? Адвокаты в «царский» период. Что означает термин «интерцессия» и как он применялся народными трибуналами в Древнем Риме? Гонорарная практика адвокатов в древнем Риме.

Литература Адвокатура Укра!ни: Навч. поиб.: У 2 кн. / За ред. проф. С. Я. Фурси. — К.: Видавець Фурса С. Я.: КНТ, 2007. — Кн. 1. Адвокатура Украши: Навч. пошб. / В. К. Шкарупа, О. В. Фь лонов, А. М. Титов, Ю. Я. Кшаш; За ред. В. К. Шкарупи. — К.: Знання, 2007. БартошекМ. Римское право: (Понятия, термины, определения): Пер. с чеш. — М.: Юрид. лит., 1989. Iсторiя адвокатури / Шд ред. Варфоломеево! Т. В., Свя- тоцького А. Д. — К.: Либщь, 1992. Iсторiя адвокатури Укра!ни / Редкол.: В. В.Медведчук (голова) та iн. — К.: СДМ-Студю, 2002. Косарев А. И. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов. — М.: НОРМА (Издат. группа НОРМА — ИНФРА-М), 2002. Макарчук В. С. Загальна iсторiя держави i права: Навч. поаб. — К.: Атша, 2001. Немировский А. И. История раннего Рима и Италии. Возникновение классового общества и государства. — Воронеж, 1962. Святоцький О. Д. Медведчук В. В. Адвокатура: Iсторiя i сучасшсть. — К.: 1н Юре, 1997. Хряпинский П. В. Адвокатура Украины: Учеб. пособ. — Запорожье: ЗИГМУ, 2000.