Статья 213 УК РФ в редакции ФЗ от 08.12.2003 (стр. 5 из 6)

Козырев В.Е. — по ч. 3 ст. 213, п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ,

Козырев В.В. — по п. «а» ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Они признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах. 6 декабря 1998 г. примерно в 17 час. в районе гаражей в городе Волжский Гендель, Козырев В.Е. и Козырев В.В. совместно с неустановленными лицами избили ранее незнакомых им Горячковского и Кудинова. При этом Гендель ударил Кудинова, а затем Горячковского кулаком по лицу, после чего он совместно с неустановленными лицами продолжал избивать Горячковского, нанося ему удары руками и ногами по различным частям тела. Козыревы совместно с неустановленными лицами в это время руками и ногами избивали Кудинова и причинили ему побои. Затем не установленное следствием лицо передало Козыреву В.Е. газобаллонный пистолет «Корнет», принадлежавший Горячковскому. Рукояткой пистолета Козырев В.Е. нанес не менее семи ударов по голове Горячковскому, отчего тот потерял сознание. Своими действиями Гендель, Козыревы и неустановленные лица причинили Кудинову побои, а Горячковскому — тяжкий вред здоровью.

Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда приговор в отношении Генделя и Козырева В.Е. оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Генделя по п. «а» ч. 2 ст. 213 УК РФ и Козырева В.Е. — по ч. 3 ст. 213 УК РФ и прекращении в этой части дела производством.

Президиум Волгоградского областного суда 11 марта 2000 г. протест удовлетворил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 213 УК РФ хулиганство — это грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.

Нанесение оскорблений, побоев, причинение легких или менее тяжких телесных повреждений и другие подобные действия, совершенные в семье, квартире, в отношении родственников, знакомых и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., должны квалифицироваться по статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

Как видно из материалов дела, в том числе из показаний, осужденных и потерпевших, накануне (5 декабря 1998 г.) между Козыревым В.В. и впоследствии потерпевшими Кудиновым и Горячковским произошел конфликт, во время которого пропала шапка потерпевшего, а Козыреву был поврежден автомобиль. На следующий день, т.е. 6 декабря 1998 г., при встрече Гендель, Козыревы (осужденные) и Кудинов, Горячковский (потерпевшие) стали выяснять, кто сломал ручку дверцы автомашины и куда пропала шапка, после чего между ними возникла драка.

Следовательно, конфликт между потерпевшими и осужденными возник в связи с личными неприязненными отношениями в отсутствии кого-либо из посторонних граждан, при этом общественный порядок нарушен не был.

Вывод суда в приговоре о том, что конфликт вышел за рамки личных отношений и перерос в нарушение общественного порядка, не основан на материалах дела и является предположением суда.

Поскольку в ходе конфликта, возникшего из-за личных неприязненных отношений, Гендель и Козырев В.Е. совместно причинили потерпевшему Горячковскому тяжкие телесные повреждения, и эти действия образуют состав преступления, предусмотренный п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ, по которой они осуждены, осуждение их по ст. 213 УК РФ необоснованно. Подлежат изменению, и судебные решения в отношении Козырева В.В. В связи с тем, что он избил Кудинова, причинив ему, побои из неприязни, эти действия осужденного образуют состав преступления, предусмотренный ст. 116 УК РФ.

Это дело является самым ярким примером ошибок допускаемых судами при разграничении хулиганства и преступлений против личности. Президиум Волгоградского областного суда приговор в отношении осужденных изменил абсолютно правильно и обоснованно.

Еще одним примером сложности разграничения хулиганских преступлений и преступлений против личности может служить следующий пример.

По приговору Ленинского районного суда г. Томска 17 сентября 1998 г. Шарыпов осужден по ч. 4 ст. 222 и ч. 3 ст. 213 УК РФ.

Он признан виновным в совершении хулиганства с применением оружия.

Как установлено судом, 3 апреля 1998 г. между 16 и 17 часами Шарыпов встретил у дома бывшего одноклассника Савченко. Он задел его плечом. В ответ Шарыпов оскорбил его нецензурно. Савченко, униженный оскорблениями, ударил его рукой по голове, после чего между ними завязалась драка, в ходе которой Шарыпов из личной неприязни произвел три выстрела в Савченко из имеющегося у него газового пистолета. Прохожий сделал им замечание, после этого они разошлись.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор изменила, исключив указание о незаконном приобретении Шарыповым газового оружия.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора — переквалификации действий Шарыпова с ч. 3 ст. 213 УК РФ на ст. 116 УК РФ с последующим прекращением производства по делу в указанной части на основании п. 6 ст. 5 УПК РСФСР.

Президиум Томского областного суда 12 мая 1999 г. протест удовлетворил, приговор изменил по следующим основаниям.

В соответствии с диспозицией ст. 213 УК РФ хулиганство может быть совершено только с прямым умыслом, т.е. когда лицо осознает то, что оно своими действиями грубо нарушает общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу.

Шарыпов в судебном заседании показал, что потерпевший Савченко был его бывшим одноклассником, с которым у него сложились неприязненные отношения. При встрече 3 апреля 1998 г. между ними произошла драка, прекратившаяся после замечания со стороны прохожего.

Как показал в судебном заседании потерпевший Савченко, он знал Шарыпова как своего бывшего одноклассника. Встретившись с Шарыповым, он нечаянно толкнул его плечом, на что последний отреагировал нецензурной бранью. Тогда он ударил Шарыпова рукой по голове и между ними завязалась драка, в ходе которой Шарыпов трижды выстрелил в него из газового пистолета.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что Шарыпов имел прямой умысел на совершение хулиганских действий, ошибочен.

Когда Савченко ударил Шарыпова по лицу, тот в ответ выстрелил в него из газового пистолета с целью причинения телесных повреждений. Несмотря на то, что инцидент происходил на улице, в общественном месте, прямого умысла на нарушение общественного порядка Шарыпов не имел, поскольку, получив замечание от прохожего, он сразу прекратил свои действия.

Следовательно, в действиях Шарыпова содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ (побои). Однако, как видно из материалов дела, Савченко не пожелал привлекать Шарыпова к уголовной ответственности за причинение ему телесных повреждений, что является основанием для прекращения производства по делу частного обвинения.

Таким образом, на основании выше указанных примеров хотелось бы отметить всю необходимость и важность внесенных в 213 статью изменений, которые позволят судам допускать меньше ошибок при квалификации деяний.

Таким образом, по моему мнению, проблема хулиганства фактически мало исследована в юридической литературе последнего времени, в то время как хулиганство является одним из опасных и достаточно распространенных посягательств на общественную безопасность и общественный порядок, поскольку оно нарушает нормальную деятельность государственных учреждений и предприятий, общественных организаций, подвергает опасности жизнь, здоровье, спокойствие граждан. Лица, совершающие хулиганство, посягают на труд, быт и отдых людей, демонстрируют пренебрежительное отношение к чужим интересам, неуважение к людям, в их действиях проявляются жестокость, ярко выраженный эгоизм и другие формы безнравственности. Кроме того, хулиганство нередко приводит к совершению других, более тяжких, преступлений. Хулиганство – «школа преступности», и это положение, давно ставшее аксиомой, злободневно как никогда.

В заключение своей курсовой работы я хотел бы задаться главным вопросом нужна ли статья о хулиганстве в уголовном кодексе?

Некоторые авторы, например Н.Иванов, считают что: Хулиганство есть (в основе своей) проявление игнорируемого обществом «Я», которое выливается в совершенно конкретные действия, за что субъект и должен нести уголовную или иную ответственность. В этой связи целесообразно исключить из УК ст. 206 (213), а при дальнейшей работе по совершенствованию уголовного законодательства воспользоваться опытом зарубежных стран, в уголовных кодексах которых норм о хулиганстве нет (например, УК ФРГ, Австрии, Франции), а также кодификационными традициями старого русского законодательства[11] .

В. Мальцев же считает, что необходимо вернуться к старой редакции состава хулиганства (ст.206 УК РСФСР).

На мой взгляд, статья 213 УК нужна, но ее необходимо изменять, дорабатывать, преобразовывать с учетом накопившихся теоретических знаний по данной норме и с учетом судебной практики. Большой шаг к этому уже был сделан внесением изменений в статью 213, фактически это были даже не изменения это была новая статья.

К сожалению, некоторые вопросы, которые я хотел бы рассмотреть в своей курсовой остались не рассмотренными и мною не понятыми. Это связанно с отсутствием научной литературы, комментариев, разъяснений пленумов по новой редакции статьи.

1. Конституция РФ от 1993г.

2. Уголовный Кодекс РФ 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. 16.12.2003г.).

3. Федеральный закон Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации».

4. Уголовный Кодекс РСФСР Утв. ВС РСФСР 27.10.60 (ред. от 30.07.96).

5. ФЗ от 13.12.96 N 150-ФЗ «Об оружии» (принят ГД ФС РФ 13.11.96).

Статья 213 УК РФ в редакции ФЗ от 08.12.2003 (стр. 4 из 6)

Оценивая действия лица, совершающего хулиганские действия, следует иметь в виду, что в систему объектов, которым наносится вред, в первую очередь входит общественный порядок, который страдает нередко в большей мере, чем сам потерпевший. Одним из обязательных элементов хулиганских действий является отсутствие у лица целенаправленного желания достичь конкретного результата. Этот фактор помогает почти безошибочно сделать вывод, что данные действия являются хулиганскими.

Судебная практика показывает, что если при преступлениях против личности применяется какое-либо оружие, то оно, как правило, заранее подготовлено или специально приспособлено для повышения поражающих качеств; а используется не только целенаправленно, но и по прямому назначению. При совершении же хулиганских действий лицо, как правило, не готовит оружие заранее и часто применяет любые предметы, случайно оказавшиеся под рукой, а собственно оружие нередко использует непродуманно, нецеленаправленно и не по прямому назначению.

Причинение в процессе хулиганства тяжкого или средней тяжести вреда здоровью квалифицируется соответственно по ст. ст. 111 и 112 УК РФ (по признаку совершения этих действий «из хулиганских побуждений»).

Остается только отметить что за простое хулиганство предусмотренного ч.1 ст.213 УК РФ лицо наказывается обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Виды хулиганства и их характеристика.

В 1996 году в УК законодатель предусмотрел деление хулиганства на злостное (п. «а», «б», «в» ч.2 ст.213 УК РФ) и особо злостное хулиганство (ч.3 ст.213 УК РФ). Изменения, которые были внесены в УК РФ в 2003 году исключили ч.3 ст.213 УК РФ 1996 года, а так же внесли существенные изменения в ч.2 ст.213, в том числе изменив и наказание за него. Так что осмелюсь предположить, что после внесенных изменений остались два вида хулиганства простое (ч.1 ст.213) и злостное хулиганство (ч.2 ст.213 УК РФ)

Злостное хулиганство по старой редакции статьи образовывали те же действия, что и простое хулиганство, но отличающееся совершением его группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, а равно совершенные лицом, ранее судимым за хулиганство.

В новой редакции статьи 213 злостное хулиганство образуют те же действия что и в старой, за исключением совершения хулиганства группой лиц без предварительного сговора и совершение хулиганства ранее судимым за хулиганство. Эти действия теперь не образуют злостного хулиганства, а вот что побудило законодателя исключить эти два «подвида» хулиганства непонятно.

Скорее всего, на мой взгляд, совершение хулиганства группой лиц без предварительного сговора будет квалифицироваться, как простое хулиганство, а рецидив хулиганства не имеет теперь значения. Остается надеяться, что ситуация прояснится после издания комментария и после того, как начнется активное применения новых статей правоохранительными органами.

Таким образом, злостное хулиганство образуют следующие действия:

· Совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

· Связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.

Часть 2 ст.213 УК РФ предусматривает в качестве квалифицирующего признака совершения хулиганства различными видами преступных групп. Необходимость введения данного признака стала особенно насущна в последнее время. Совместность преступных действий хулиганов существенно повышает степень их опасности для общества. Под группой лиц по предварительному сговору следует понимать совместное участие в выполнении объективной стороны преступления двух или более исполнителей, заранее договорившихся о совершении хулиганских действий. Для признания наличия у группы хулиганов предварительного сговора необходимо установить, что эти лица заранее договорились о совместном совершении преступления. Применительно к организованной группе, содержание которой раскрывается в ч.3 ст.35 УК РФ, необходимо учитывать, что организатор группы, даже если он не принимал участия в хулиганских действиях, будет отвечать за преступления, на которые он направил группу. Совершение же кем-либо из членов группы действий, выходящих за пределы договоренности, является эксцессом исполнителя, другие участники группы за эти действия уголовной ответственности не подлежат.

Хулиганство признается совершенным организованной группой, когда оно совершается устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения, как правило, нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК). Об устойчивости группы могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между членами, согласованность их действий, длительность существования и т.д.

Едва ли найдется много примеров, когда участники организованных групп специально объединялись для совершения нескольких хулиганств. Хотя подобные факты, понятно, не исключены, в большинстве случаев организованные группы все же создаются для совершения иных преступлений[10] .

Что касается оказания сопротивления представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка то необходимо, чтобы субъект обязательно осознавал, что оказывает сопротивление именно представителю власти или иному лицу, охраняющему общественный порядок. Хулиганство, сопряженное с сопротивлением, является сложным преступлением, так как оно складывается из двух действий – хулиганства и сопротивления, каждое из которых взятое изолированно, представляет из себя самостоятельное преступление. Для квалификации таких действий необходимо исходить из наличия или отсутствия внутренней связи между ними. Если между хулиганством и сопротивлением отсутствует внутренняя связь, то эти действия образуют совокупность преступлений, иначе – образуют состав злостного хулиганства.

Под представителем власти, согласно примечания к ст.318 УК РФ, следует понимать должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. Иными лицами, пресекающими нарушение общественного порядка, признаются любые граждане, которые предпринимают активное физическое вмешательство в действия хулигана с целью пресечения их продолжения. Вместе с тем уговоры, увещевания и другие подобные действия со стороны граждан не должны относится к понятию «пресечение нарушения общественного порядка».

Мелкое хулиганство, влекущее административную ответственность, связанное с сопротивлением лицам, которые пресекают мелкое хулиганство, не должно квалифицироваться по ч.2 ст.213 УК РФ. Такие действия в зависимости от характера сопротивления надлежит квалифицировать либо по ст.318 УК РФ либо по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за посягательство на личность.

Часть 2 ст.213 УК РФ предусматривает максимально возможно наказание в виде лишения свободы сроком до 7-ми лет. Таким образом, этот вид преступлений относится к категории тяжких преступлений (ч.4 ст.15 УК РФ).

Распространенность преступных посягательств на личность, имущество, общественный порядок и общественную безопасность, совершаемых из хулиганских побуждений, их высокая общественная опасность, низкий уровень противодействия со стороны общества в целом – все это обуславливает более активное принятие мер по повышению эффективности деятельности, направленной на устранение, сведение к минимуму этого социального зла, на искоренение причин и условий, способствующих его существованию.

Пожалуй, главной проблемой ответственности за хулиганство, обусловленной действующей редакцией ст. 213 УК, является декриминализация некоторых очень распространенных и обладающих высокой общественной опасностью форм хулиганства. Это касается, прежде всего, тех форм хулиганства, не связанного с насилием или причинением ущерба собственности, которые раньше выражались в законодательных определениях «исключительный цинизм» и «особая дерзость», а так же исключение из статьи усиления наказания за рецидив хулиганства.

К сожалению, в силу того, что статья 213 в новой редакции применяется сравнительно мало, конкретных примеров из судебной практики по применению данной статьи нет.

Однако судебная практика показывает, что судьи особенно на уровне районных судов, не могут правильно квалифицировать хулиганские действия виновного. Очень часто совершаются ошибки по разграничению хулиганских преступлений от хулиганских правонарушений, а так же хулиганства от злостного хулиганства и особо злостного хулиганства. Это связанно с уже упомянутыми выше проблемами не точности формулировок их размытости, возможности двойного трактования в старой редакции статьи 213. Суды не во всех случаях принимают предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования фактических обстоятельств дела, мотивов и целей совершенных правонарушений, вследствие чего допускают ошибки.

Волжским городским судом Волгоградской области 23 июня 1999 г.

Гендель осужден по п. «а» ч. 2 ст. 213, п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ,