Комментарии к СТ 19.3 КоАП РФ

Статья 19.3 КоАП РФ. Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции, военнослужащего, сотрудника органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудника органов федеральной службы безопасности, сотрудника органов, уполномоченных на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы

Комментарий к статье 19.3 КоАП РФ:

1. Объектом данного правонарушения являются общественные отношения в сфере обеспечения порядка управления, а также общественного порядка и общественной безопасности. Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, военнослужащего, сотрудника уголовно-исполнительной системы и сотрудников некоторых других правоохранительных органов препятствует нормальной деятельности государственных органов, исполнению представителями власти своих служебных обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

2. Часть 1 данной статьи содержит два состава административного правонарушения: неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, военнослужащего либо сотрудника уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и общественной безопасности; противодействие исполнению служебных обязанностей указанными лицами.

К сотрудникам полиции относятся граждане РФ, осуществляющие служебную деятельность на должностях федеральной государственной службы в органах внутренних дел и которым присвоены специальные звания, к военнослужащим — лица рядового, сержантского и офицерского состава Вооруженных Сил РФ, внутренних войск, иных воинских формирований.

Права военнослужащих внутренних войск по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности установлены Федеральным законом от 6 февраля 1997 г. N 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» (с изм. и доп.).

3. Часть 3 комментируемой статьи устанавливает административную ответственность гражданина за неповиновение законному распоряжению или законному требованию сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы. Речь идет о гражданах, не находящихся в связи с осуждением или привлечением к уголовной ответственности в соответствующих учреждениях.

К сотрудникам уголовно-исполнительной системы относятся лица, указанные в Уголовно-исполнительном кодексе РФ и других федеральных законах (см. ст. 24 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания» в ред. от 21 июля 1998 г. N 117-ФЗ). Ныне это сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний.

4. Часть 3 данной статьи предусматривает ответственность за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков. Согласно Положению об указанной Службе, утвержденному Указом Президента РФ от 28 июля 2004 г. N 976 (с изм. и доп.) сотрудники ФСКН России вправе производить дознание и следствие по уголовным делам о преступлениях, отнесенных к подследственности ФСКН России; осуществлять производство по делам об административных правонарушениях; проводить проверки юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность, связанную с оборотом наркотиков; выдавать в установленном порядке предписания и заключения. Согласно КоАП РФ должностные лица органов ФСКН России вправе осуществлять доставление, административное задержание, личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, досмотр транспортных средств и иные меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (гл. 27).

Положение о Федеральной миграционной службе (ФМС России), утвержденное Указом Президента РФ от 19 июля 2004 г. N 928 (с изм. и доп.), устанавливает функции указанной Службы по контролю и надзору в сфере миграции, осуществляемые должностными лицами, имеющими специальные звания. В соответствии с КоАП РФ эти лица вправе осуществлять доставление, личный досмотр, изъятие вещей и документов (ст. ст. 27.2, 27.7, 27.10), составлять протоколы об административных правонарушениях миграционного законодательства (ч. 1 и п. 15 ч. 2 ст. 28.3), рассматривать соответствующие дела (ст. 23.67).

5. В соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2010 г. N 238 «О внесении изменений в Федеральный закон «О Федеральной службе безопасности» и в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в комментируемую статью введена новая часть — четвертая. В ней устанавливается ответственность граждан, должностных лиц и юридических лиц за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника органов государственной безопасности в связи с исполнением им служебных обязанностей, а равно за воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей.

Обязанности и полномочия сотрудников органов ФСБ определены Федеральным законом от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности» (с изм. и доп.), в том числе ст. 13 указанного Закона.

В примечании к комментируемой статье имеется специальная оговорка: положения ч. 4 данной статьи не распространяются на граждан в случае применения в отношении них мер профилактики в соответствии с упомянутым выше Законом. Эти меры предусмотрены ст. 13.1 данного Закона (имеется в виду объявление физическому лицу официального предостережения о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений, дознание и следствие по которым отнесено законодательством РФ к ведению органов ФСБ, при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности).

6. Исполняя обязанности по охране общественного порядка и обеспечению общественной и государственной безопасности, указанные в статье лица вправе отдавать гражданам и соответствующим должностным лицам обязательные распоряжения и предъявлять необходимые требования для поддержания правопорядка.

7. Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, военнослужащего, а также сотрудника уголовно-исполнительной системы, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, ФСБ России, ФМС России, образует состав правонарушения, предусмотренного данной статьей, лишь в тех случаях, когда неповиновение проявляется в преднамеренном отказе от обязательного исполнения неоднократно повторенных распоряжений указанных лиц либо в неповиновении, выраженном в дерзкой форме, свидетельствующей о проявлении явного неуважения к органам и лицам, охраняющим общественный порядок.

8. Привлечение к ответственности по настоящей статье возможно, если распоряжения или требования указанных в статье лиц были законными.

О нахождении сотрудника полиции, военнослужащего, сотрудника Федеральной службы исполнения наказаний, ФСКН России, ФМС России, ФСБ России при исполнении служебных обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности должны свидетельствовать наличие установленной формы одежды, нагрудный знак или предъявление соответствующего удостоверения.

9. Нередко неповиновение следует за другим нарушением общественного порядка, за которое по закону предусмотрена административная или уголовная ответственность. Если же эти действия фактически образуют элементы одного правонарушения, их следует квалифицировать по той статье данного Кодекса или УК РФ, которая предусматривает ответственность за наиболее серьезное правонарушение из числа совершенных.

По совокупности нескольких административных правонарушений подобные деяния должны квалифицироваться тогда, когда они были совершены разновременно и не охватывались единым намерением. В этих случаях назначение административных наказаний производится в соответствии со ст. 4.4 настоящего Кодекса.

10. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. ч. 1, 3 и 4 данной статьи, рассматривают мировые судьи (ч. ч. 1 и 3 ст. 23.1).

Протоколы об административных правонарушениях составляют по ч. 1 данной статьи должностные лица органов внутренних дел (полиции), подразделения воинской части, органа управления внутренних войск МВД России, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы (п. п. 1 и 78 ч. 2 ст. 28.3, п. 5 ч. 5 ст. 28.3). Протоколы по ч. 3 данной статьи составляют должностные лица органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (п. 83 ч. 2 ст. 28.3), органов, уполномоченных на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции (п. 15 ч. 2 ст. 28.3). Протоколы по ч. 4 данной статьи составляют должностные лица федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области безопасности Российской Федерации, его территориальных органов (п. 56 ч. 2 ст. 28.3).

11. Из числа субъектов административной ответственности по ч. 2 данной статьи исключены осужденные, отбывающие наказание в виде лишения свободы в уголовно-исполнительном учреждении, а также лица, подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений и содержащиеся под стражей в иных учреждениях. Эти лица, виновные в совершении правонарушений, указанных в ч. 2 данной статьи, несут ответственность по УИК РФ и УК РФ.

С объективной стороны состав правонарушения, указанного в ч. 2 комментируемой статьи, состоит в неповиновении законному распоряжению или требованию упомянутых в этой части статьи лиц, а также других лиц при исполнении ими обязанностей по обеспечению безопасности и охране перечисленных в ч. 2 учреждений, поддержанию в них установленного режима, охране и конвоированию осужденных (подозреваемых и обвиняемых).

С субъективной стороны правонарушение, указанное в ч. 2 данной статьи, как и предусмотренные в ч. 1, может совершаться умышленно.

12. Дела об административных правонарушениях по ч. 2 данной статьи рассматривают должностные лица органов и учреждений уголовно-исполнительной системы (ст. 23.4), а при необходимости решения вопроса об административном аресте — мировые судьи (ч. 2 ст. 23.1).

Протоколы об административных правонарушениях по ч. 2 составляют должностные лица органов внутренних дел (полиции), органов и учреждений уголовно-исполнительной системы (ч. 1, п. 1 ч. 2, п. 5 ч. 5 ст. 28.3).

Статья 19.15 КоАП РФ. Проживание гражданина Российской Федерации без документа, удостоверяющего личность гражданина (паспорта)

Новая редакция Ст. 19.15 КоАП РФ

1. Проживание по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении гражданина Российской Федерации, обязанного иметь документ, удостоверяющий личность гражданина (паспорт), без документа, удостоверяющего личность гражданина (паспорта), или по недействительному документу, удостоверяющему личность гражданина (паспорту), —

влечет наложение административного штрафа в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей.

2. Нарушение, предусмотренное частью 1 настоящей статьи, совершенное в городе федерального значения Москве или Санкт-Петербурге, —

влечет наложение административного штрафа в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей.

Комментарий к Статье 19.15 КоАП РФ

1. Объектом административного правонарушения выступают общественные отношения, складывающиеся в процессе реализации гражданином права на свободу передвижения, права на выбор места жительства и места пребывания.

2. Объективная сторона правонарушения, предусмотренного частью первой статьи 19.15, выражается в проживании по месту жительства или по месту пребывания гражданина РФ без удостоверения личности гражданина (паспорта) или по недействительному удостоверению личности гражданина (паспорту) либо без регистрации по месту пребывания или по месту жительства. Правовой статус паспорта гражданина РФ регламентирован Указом Президента РФ от 13 марта 1997 г. N 232 «Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации». Основные положения регистрации по месту пребывания или по месту жительства закреплены в Постановлении Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 713 «Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и Перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию».

3. Объективная сторона правонарушения, предусмотренного частью второй статьи 19.15, состоит в допущении лицом, ответственным за соблюдение правил регистрационного учета, проживания гражданина РФ без удостоверения личности гражданина (паспорта) или по недействительному удостоверению личности гражданина (паспорту) либо без регистрации по месту пребывания или по месту жительства, а равно допущении гражданином проживания в занимаемом им или в принадлежащем ему на праве собственности жилом помещении лиц без удостоверения личности гражданина (паспорта) либо без регистрации по месту пребывания или по месту жительства. Перечень должностных лиц, ответственных за регистрацию, установлен Постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 713 «Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ и Перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию».

4. С субъективной стороны правонарушения, предусмотренные статьей 19.15, являются умышленными.

5. Субъектом правонарушения, предусмотренного частью первой данной статьи, выступают граждане, частью второй — должностные лица и граждане.

6. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 19.15, рассматриваются должностными лицами органов внутренних дел.

Другой комментарий к Ст. 19.15 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

1. В данной статье содержится несколько составов административных правонарушений, имеющих один объект посягательства, — конституционные права и свободы граждан РФ и установленный порядок, предусматривающий обязанность гражданина РФ иметь удостоверение личности гражданина (паспорт) и оформить регистрацию по месту пребывания или по месту жительства.

Указом Президента РФ от 13 марта 1997 г. «Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации на территории РФ» установлено, что паспорт гражданина РФ является основным документом, удостоверяющим личность гражданина РФ на территории РФ, а Федеральный закон от 25 июня 1993 г. «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» в целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданами своих прав и свобод, а также исполнения ими обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом ввел регистрационный порядок учета граждан.

2. В ч.1 рассматриваемой статьи закреплены два состава правонарушений. Объективную сторону первого состава составляют противоправные действия, выражающиеся в проживании или пребывании гражданина РФ, обязанного иметь удостоверение личности гражданина (паспорт), без такового или по недействительному документу. Проживание или пребывание гражданина РФ без удостоверения личности (паспорта) означает, что лицо не получило в установленном порядке этот документ или, утратив его, не получило нового. Недействительным признается такой документ, который пришел в явную негодность (не имеет фотографий, содержит неточные данные и т.д.), а также поддельное удостоверение личности (паспорт).

Второй состав предусматривает в качестве противоправного действия проживание или пребывание гражданина РФ без регистрации. Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации утверждены постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 г. и устанавливают обязанность граждан РФ регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства в органах регистрационного учета.

Субъектами рассматриваемого правонарушения признаются граждане, достигшие шестнадцатилетнего возраста, виновные в совершении указанных противоправных действий.

С субъективной стороны данное правонарушение может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности.

3. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает ответственность лиц, ответственных за соблюдение правил регистрационного учета, за их нарушение. Нарушение правил регистрационного учета в рассматриваемом случае выражается в различных противоправных действиях: допущение лицом, ответственным за соблюдение правил регистрационного учета, проживания гражданина РФ без удостоверения личности (паспорта) или по недействительному удостоверению личности (паспорту); проживание гражданина в занимаемом им или в принадлежащем ему на праве собственности жилом помещении лиц без удостоверения личности (паспорта); допущение указанным гражданином проживания лиц без регистрации по месту пребывания или месту жительства. Указанные противоправные деяния характеризуют объективную сторону данного правонарушения.

4. Субъектом противоправных деяний признаются лица, ответственные за соблюдение правил регистрационного учета. К ним в соответствии с Правилами регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации относятся: граждане, юридические лица, предоставляющие для проживания принадлежащие им на праве собственности жилые помещения, а также должностные лица, ответственные за регистрацию. Перечень должностных лиц, ответственных за регистрацию, утвержден указанным выше постановлением Правительства РФ. Ответственными за регистрацию являются должностные лица жилищно-эксплуатационных организаций государственного и муниципального жилищных фондов; жилищностроительных и жилищных кооперативов; гостиниц, кемпингов, туристских баз, санаториев, домов отдыха, пансионатов, больниц, домов-интернатов для инвалидов, ветеранов, одиноких и престарелых, гостиниц-приютов и других учреждений социального назначения; акционерных обществ и других коммерческих организаций; других государственных и муниципальных организаций и учреждений, имеющих жилищный фонд.

5. С субъективной стороны данное правонарушение характеризуется умышленной виной.

Формальный и материальный состав административных правонарушений.

Такой состав административного правонарушения, который не предусматривает наступления в результате его совершения какого-либо материального вредного последствия, называется формальным составом. Административные правонарушения (в отличие от преступлений) в подавляющем большинстве случаев имеют формальный состав, соответствующие нормы предусматривают ответственность лишь за совершение противоправного деяния вне зависимости от того, что никаких вредных материальных последствий не наступило.

Однако кроме правонарушений с формальным составом законодательством об административных правонарушениях предусмотрено немало и правонарушений с так называемым материальным составом, который включает обязательное наступление вредных материальных последствий. Например, если ч. 1 и 2 ст. 20.4 КоАП РФ предусматривают административную ответственность за нарушение требований пожарной безопасности, когда это не повлекло материальных последствий (формальный состав), то ч. 3 этой же статьи — за нарушения, следствием которых стали материальные последствия в виде возникновения пожара (материальный состав).

В правонарушениях с материальным составом причинно- следственная связь между противоправным деянием и наступившими вредными последствиями зачастую далеко не очевидна и требует установления.

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛУ ОБ АДМИНИСТРАТИВНО НАКАЗУЕМОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ — НАНЕСЕНИИ ПОБОЕВ

Федеральным законом от 03.07.2016 № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» введена административная ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль (ст. 6.1.1 КоАП РФ). До принятия этой нормы права в российском законодательстве за такое правонарушение предусматривалось только уголовное наказание по ст.ст. 115—117 УК РФ.

С учетом этого исследование особенностей производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.1.1 КоАП РФ, актуально не только в теоретическом, но и практическом плане для прокурорских работников, осуществляющих надзор за административно-юрисдикционной деятельностью органов внутренних дел и федеральных судей районного звена, которые являются субъектами процессуальных отношений при расследовании и рассмотрении дел такой категории.

Особенности возбуждения дела об административном проступке. В уголовно-процессуальном законодательстве (ч. 2 ст. 20 УПК РФ) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ст. 116.1 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения и возбуждаются по общему правилу(1) не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Согласно административно-процессуальному законодательству (ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ) поводами к возбуждению административного расследования в случае нанесения побоев могут быть не только заявление потерпевшего или его законного представителя, но и иные поводы: сообщения и заявления физических и юридических лиц (например, сообщение лечебного учреждения, где потерпевшему оказывалась медицинская помощь), в том числе сообщения в средствах массовой информации; непосредственное обнаружение должностными лицами органов внутренних дел, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях по ст. 6.1.1 КоАП РФ, достаточных данных, указывающих на наличие побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль; а также поступившие из правоохранительных органов материалы о побоях. При наличии названных поводов должностные лица органов внутренних дел, руководствуясь ч. 2 ст. 28.7 КоАП РФ, обязаны принять решение в виде определения о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования.

Обратим внимание на то, что законодатель право вынесения постановления о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования предоставляет еще и прокурору.

Относительно поводов к возбуждению дела об административном правонарушении — нанесении побоев возникает вопрос о необходимости предусмотреть в законодательном порядке возможность возбуждения дела по требованию потерпевшего или его законного представителя, как это установлено ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

В юридической литературе есть две противоположные точки зрения на целесообразность существования института частного обвинения в уголовном процессе. Сторонники частного обвинения считают, что этот институт более полно, чем при производстве предварительного расследования, защищает законные интересы потерпевших(1). Есть также попытка обосновать необходимость упразднения института частного обвинения(2).

Исходя из характера правонарушения, предусмотренного ст. 6.1.1 КоАП РФ, сочетания затрагиваемых административным проступком общественных и индивидуальных интересов, а также для предотвращения нежелательных для лица, пострадавшего от административного правонарушения, последствий его участия в административно-деликтном процессе, на наш взгляд, возможно включение в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях нормы права, которая будет учитывать волеизъявление лица, пострадавшего от побоев.

В административном законодательстве Республики Беларусь, например, существует норма права, предусматривающая возможность привлечения к административной ответственности за такое нарушение, как умышленное причинение телесного повреждения, только по требованию потерпевшего либо его законного представителя(3). В то же время административно-процессуальное законодательство Республики Беларусь оставляет прокурору право начать административно-деликт-ный процесс и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, при этом дело об административном правонарушении не подлежит прекращению даже «в случае примирения потерпевшего либо его законного представителя с лицом, в отношении которого ведется административный процесс»(4).

Обосновывая правомерность возбуждения уголовного дела частного обвинения без заявления потерпевшего, Конституционный Суд Российской Федерации придерживается правовой позиции о необходимости учета федеральным законодателем того факта, что противоправные деяния «хотя и совершаются в отношении конкретных лиц, но по своему характеру не могут не причинять вред обществу в целом, а также правам и интересам других граждан и юридических лиц. Иное означало бы безосновательный отказ государства от выполнения возложенных на него функций по обеспечению законности и правопорядка, общественной безопасности, защите прав и свобод человека и гражданина (статья 10; статья 18; статья 45; статья 72, пункт «б» части 1 Конституции

Российской Федерации) и переложение этих функций на граждан»(1).

Основанием для вынесения определения (для прокуроров — постановления) о возбуждении дела об административном правонарушении и проведения административного расследования служат достаточные данные, указывающие на умышленное нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, при отсутствии последствий, указанных в нормах УК РФ.

Особенности доказывания по делу о нанесении побоев. Одним из обстоятельств, подлежащих выяснению по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.1.1 КоАП РФ, является наличие состава административно наказуемого деяния(2) — нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, либо если эти действия не содержат уголовно наказуемых деяний, предусмотренных ст.ст. 116, 116.1 УК РФ.

С учетом конкуренции норм административного и уголовного права(3) при квалификации деяния по ст. 6.1.1 КоАП РФ следует четко определять не только объективные признаки этого состава административного проступка, но и субъективные признаки, так как объектами как уголовных преступлений, так и административных деликтов, связанных с нанесением побоев, являются одни и те же общественные отношения — здоровье человека.

Законодатель назвал два вида противоправных деяний, которые следует отнести к элементам объективной стороны исследуемого состава административного правонарушения.

Первый вид — нанесение побоев. Под нанесением побоев понимаются действия, характеризующиеся многократным нанесением ударов потерпевшему, если они не повлекли причинение легкого вреда здоровью и лишь нарушили телесную неприкосновенность потерпевшего.

Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 17.08.2007 № 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» вред, причиненный здоровью человека, определяется в зависимости от степени его тяжести на основании квалифицирующих признаков и в соответствии с медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека(4). К признакам легкого вреда отнесено кратковременное расстройство здоровья и незначительная стойкая утрата общей трудоспособности.

Медицинскими критериями тяжести вреда здоровью в отношении легкого вреда здоровью являются: временное нарушение функций органов и (или) систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно); незначительная стойкая утрата общей трудоспособности — стойкая утрата общей трудоспособности менее 10 процентов. При наличии перечисленных последствий побоев следует применять более строгую норму закона (ч. 1 ст. 115 УК РФ).

В соответствии с медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, к последствиям административно наказуемого нанесения побоев следует отнести поверхностные повреждения, в том числе: ссадину, кровоподтек, ушиб мягких тканей, включающий кровоподтек и гематому, поверхностную рану и другие повреждения, не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, которые расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

При административном расследовании по делу о нанесении побоев возникает необходимость определения характера и степени вреда, причиненного здоровью, поэтому должностные лица, осуществляющие административно-юрисдикцион-ный процесс, обязаны назначить производство экспертизы.

По мнению некоторых ученых(1), перед экспертами — судебными медиками могут быть поставлены вопросы примерно следующего содержания:

1. Какие повреждения имеются у потерпевшего?

2. Каковы их характер, количество, давность и локализация?

3. Каковы свойства предмета (орудия, оружия), при помощи которого было причинено телесное повреждение?

4. Возможно ли причинение повреждений при помощи конкретного предмета (орудия, оружия)?

5. Каков механизм образования повреждений (вид травмирующего воздействия)?

6. Каково направление действия травмирующей силы, от которой произошли повреждения у пострадавшего?

7. Каково было взаиморасположение потерпевшего и нападавшего в момент причинения повреждения?

8. Могло ли быть причинено данное повреждение (повреждения) самим потерпевшим?

9. Является ли повреждение лица, имеющееся у пострадавшего, неизгладимым (обязательный вопрос в случае локализации повреждения на лице)?

Второй вид — совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий в виде кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности. Как считают авторы, «это могут быть щипки, укусы, выкручивание рук и ног и т. п.»(2).

С субъективной стороны нанесение побоев может быть совершено только умышленно. Однако в зависимости от мотива, который является факультативным признаком данного элемента состава правонарушения, зависит квалификация противоправного деяния.

Так, нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, хотя и не повлекших причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, относится к числу преступлений, предусмотренных ст. 116 УК РФ, если эти действия совершены из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Субъектом нанесения побоев как по ст. 6.1.1 КоАП РФ, так и по нормам УК РФ является вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения противоправного деяния шестнадцатилетнего возраста.

Однако в ходе производства по делу об административном правонарушении следует обратить внимание на такой факультативный признак субъекта, как родственные отношения или отношения свойства между лицом, привлекаемым к ответственности, и потерпевшим.

При совершении тех же противоправных деяний, с такими же последствиями, которые перечислены в ст. 6.1.1 КоАП РФ, возникает необходимость квалификации деяния по ст. 116 УК РФ, если вред здоровью причинен близким лицам. К ним согласно примечанию к ст. 116 УК РФ относятся: супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим противоправное деяние, или лица, ведущие с ним общее хозяйство.

Кроме того, законодатель, введя в УК РФ норму с административной преюдицией (ст. 116.1 УК РФ), тем самым предусмотрел возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, подвергнутых административному наказанию за совершение административного проступка, предусмотренного ст. 6.1.1 КоАП РФ. Поэтому при решении вопроса о привлечении к юридической ответственности за нанесение побоев должностные лица, проводящие административное расследование, должны выяснять наличие рецидива за аналогичное административное правонарушение. Основанием возбуждения уголовного дела являются данные, указывающие на то, что лицо, которому было назначено административное наказание за нанесение побоев по ст. 6.1.1 КоАП РФ, в течение года со дня окончания исполнения данного постановления вновь совершает аналогичное противоправное деяние.

Учет особенностей производства по делу об административно наказуемом нанесении побоев поможет при решении задачи прокуратуры по обеспечению законности в ходе осуществления административно-юрисдикционного процесса по защите закрепленных в Конституции Российской Федерации прав граждан.

Библиографический список
1. Бардышева Е. В чем сложность рассмотрения дел частного обвинения? / Е. Бардышева // Российская юстиция. — 2001. — № 6. — С. 41—42.
2. Басов С. Л. Участие прокурора в административно-юрисдикционном процессе : учеб. пособие / С. Л. Басов. — Санкт-Петер-бург : С.-Петерб. юрид. ин-т (фил.) Акад. Генеральной прокуратуры Рос. Федерации, 2015. — 188 с.
3. Голубов И. И. О необходимости упразднения частного обвинения / И. И. Голубов // Мировой судья. — 2016. — № 5. — С. 33—40.
4. Иванцова Н. В. Во сколько обходятся налогоплательщику дела частного обвинения? / Н. В. Иванцова // Мировой судья. — 2015. — № 6. — С. 17—19.
5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: научно–практический (постатейный) / под ред. С. В. Дьякова, Н. Г. Кадникова. — 2–е изд., перераб. и доп. — Москва : Юриспруденция, 2013. — 912 с.
6. Костылева Г. В. Особенности производства дознания по уголовным делам о причинении легкого вреда здоровью и побоях (ст. 115, 116 УК РФ) / Г. В. Костылева, С. И. Данилова, Н. Е. Муженская ; подготовлен для системы «КонсультантПлюс». — Дата публикации: 18.12.2008. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
7. Орлова Т. В. Производство по уголовным делам частного обвинения / Т. В. Орлова // Мировой судья. — 2014. — № 10. — С. 36—40.
8. Петрова Н. Частный интерес в уголовном процессе защищен не в полной мере / Н. Петрова // Российская юстиция. — 2001. — № 6. — С. 37—38.
9. Пиголкин А. С. Толкование нормативных актов в СССР / А. С. Пиголкин. — Москва : Гос-юриздат, 1962. — 166 с.
10. Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе : монография / Е. Р. Россинская. — 3–e изд., доп. — Москва : НОРМА : ИНФРА–М, 2015. — 736 с.
11. Соболев М. В. Дела частного обвинения и критерии их выделения в особую группу // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2008. — № 8. — С. 83—88.
12. Тилле А. А. Время, пространство, закон / А. А. Тилле. — Москва : Юрид. лит., 1965. — 203 с.
13. Черданцев А. Ф. Системность норм права / А. Ф. Черданцев // Сборник ученых трудов Свердловского юридического института. — Свердловск : Свердл. юрид. ин-т, 1970. — Вып. 12. — С. 47—63.

Состав правонарушения статьи

Признаки административного правонарушения, закреплённые в праве, в совокупности образуют юридический состав, являющийся единственным фактическим основанием административной ответственности правонарушителя.

Часть 1 ст. 2.1 КоАП РФ устанавливает, что административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое данным Кодексом или законами субъектов РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

В качестве признаков административного правонарушения названы противоправность, виновность и наказуемость:

противоправность означает запрещенность действия (бездействия) законодательством об административных правонарушениях.

виновность выражает субъективное вменение — деяние признается административным правонарушением лишь с учетом психического отношения лица к действию (бездействию) и противоправным последствиям в форме умысла или неосторожности. Формы вины при совершении административного правонарушения определены в ст. 2.2 Кодекса;

наказуемость подразумевает наличие нормы Кодекса или закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях, устанавливающей административную ответственность за совершение соответствующих действий (бездействие).

«Административным правонарушением признается деяние, влекущее в соответствии с КоАП либо законом субъекта РФ именно административную (по перечню административных наказаний, указанных в ст. 3.2 КоАП), а не другую юридическую ответственность. Формулируя составы пограничных с преступлениями административных правонарушений, КоАП этот признак иногда подчеркивает особо — в виде оговорки: «…если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния» (например, в ч. 4 ст. 14.25, ст. 15.24 и др.) или «… при отсутствии признаков преступлений» (ст. 7.27) [1] .

Часть 1 ст. 2.1 Кодекса указывает на две формы деяния (внешнего акта поведения человека), признаваемого административным правонарушением: действие (активное поведение) и бездействие (пассивное поведение, выражающееся в несовершении конкретного действия, которое лицо было обязано и могло совершить).

Административное правонарушение, так же как и уголовное, имеет состав: объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону.

Данные элементы являются обязательными для полного и законченного состава правонарушения.

Общим объектом административного правонарушения являются общественные отношения, охраняемые федеральным и региональным законодательством об административных правонарушениях, возникающие в области государственного управления и регулируемые нормами административного, а в ряде случаев конституционного, экологического, таможенного, трудового, земельного, финансового и других отраслей права. В качестве родового объекта административного проступка выступа­ют: личность, права и свободы граждан; общественная безопасность; собственность; государственный и общественный порядок; отношения в сфере экономики; установленный порядок управления, и другие указанные в о собенной части КоАП РФ, в гл. 5-11.

Объективная сторона правонарушения

Объективная сторона любого правонарушения (будь то уголовное преступление или административное правонарушение) выражается в деянии виновного лица (действии или бездействии), которое причиняет вред юридическим правоотношениям в сфере административного регулирования.

Одни и те же обязанности могут быть нарушены как действием, так и бездействием. Например, продажа подакцизных товаров без маркировки марками установленных образцов в случаях, когда эта маркировка обязательна; продажа юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями товаров без документов, содержащих сведения об изготовителе, поставщике иди продавце.

Кроме того, в объективную сторону правонарушения помимо деяния включаются предмет, место и время, а также средства и способ совершения правонарушения.

Кроме указания на деятельную сторону виновного субъекта административного правонарушения в статьях Особенной части КоАП РФ могут содержаться прямые указания на конкретные критерии проступка, такие, как: систематичность, моральное и этическое отношение лица к совершаемому деянию и т.д.

Данный аспект объективной стороны носит квалифицирующий характер, от которого зависит степень общественной опасности проступка виновного лица, и зачастую влияет на назначение более сурового наказания.

«Противоправность, негативные последствия и причинно-следственная связь в своей совокупности являются элементами объективной стороны любого состава правонарушения, и, в частности, административного, независимо от того, «простое» оно или длящееся. Поэтому данные элементы можно назвать постоянными или основными» [2] .

Виновные лица — это физические и юридические лица, совершившие те или иные деяния, запрещенные действующим федеральным и региональным законодательством в сфере административного права.

В отношении физических лиц устанавливается минимальный возраст привлечения к административной ответственности, ст. 2.3. КоАП РФ. Административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет.

В соответствии с п. 2 ст. 24.5 КоАП РФ недостижение физическим лицом на момент совершения противоправных действий (бездействия) возраста, предусмотренного Кодексом для привлечения к административной ответственности, является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

В соответствии со ст. 2.3 КоАП комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав с учетом конкретных обстоятельств дела и данных о лице, совершившем административное правонарушение в возрасте от 16 до 18 лет, может освободить его от ответственности. К указанному лицу могут быть применены меры, предусмотренные федеральным законодательством о защите прав несовершеннолетних. Например, к нему могут быть применены меры, предусмотренные Федеральным законом от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», а также другими нормативными актами в этой сфере.

Применение названных мер не влечет административной ответственности.

В соответствии с ч. 2 статьи 25.11 КоАП РФ прокурор должен быть извещен о времени и месте рассмотрения каждого дела об административном правонарушении, совершенном несовершеннолетним.

КоАП РФ не предусматривает специальных видов административных наказаний, применяемых только к несовершеннолетним, но существуют особенности при применении некоторых видов административных наказаний.

Штраф может назначаться как мера наказания, как правило, при наличии у несовершеннолетнего самостоятельного заработка или имущества. При отсутствии самостоятельного заработка у несовершеннолетнего административный штраф взыскивается с его родителей или иных законных представителей (ст. 32.2 КоАП).

Основаниями для применения мер воздействия к подросткам, совершившим правонарушения, служат характер совершенных правонарушений, их общественная опасность и тяжесть последствий, причины и условия, способствующие их совершению, условия семейной жизни и воспитания, окружающая подростка среда, возраст и уровень интеллектуального развития правонарушителя, его поведение в прошлом и отношение к совершенному правонарушению [3] .

В КоАП отдельно оговариваются составы правонарушений, где субъект правонарушения должен иметь специальный статус, — должностное лицо, предприниматель.

«Термином «должностные лица» помимо названных субъектов Кодекс для целей административного наказания охватывает также субъектов, которые несут административную ответственность как должностные лица — субъектов, приравненных к должностным лицам.

В их круг КоАП включает, во-первых, руководителей всех иных (т.е. не являющихся государственными либо муниципальными органами или организациями) коммерческих и некоммерческих структур, а также других их работников, выполняющих организационно-распорядительные либо административно-хозяйственные функции. Во-вторых, к лицам, приравненным к должностным, Кодекс относит и индивидуальных предпринимателей. И те, и другие наделены функциями властного (распорядительного, дисциплинарного, хозяйственного и т.д.) характера во внутренних рамках соответствующей деятельности. Поэтому их правонарушения по своему характеру и общественной вредности аналогичны административным правонарушениям должностных лиц и требуют усиленной ответственности» [4] .

Привлечение данных лиц к административной ответственности не исключает их одновременной дисциплинарной ответственности за соответствующие нарушения.

В соответствии со ст. 2.5. КоАП РФ военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и лица, имеющих специальные звания, несут ответственность в соответствии с учётом положений данной статьи.

За административные правонарушения, за исключением административных правонарушений, предусмотренных частью 2 статьи 2.5., военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и имеющие специальные звания сотрудники органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регламентирующими прохождение военной службы (службы) указанными лицами и их статус, несут дисциплинарную ответственность.

За административные правонарушения, предусмотренные статьями 5.1 — 5.26, 5.45 — 5.52, 5.56, 6.3, 7.29 — 7.32, главой 8, статьей 11.16 (в части нарушения правил пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов), главами 12, 15 и 16, статьей 17.7, статьями 18.1 — 18.4, 19.5.7, 19.7.2 и статьей 20.4 (в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов) КоАП РФ, указанные лица, несут административную ответственность на общих основаниях.

Таким образом, в определенных законом случаях эти лица несут ответственность как субъект со специальным статусом, причём ответственность у них будет дисциплинарная, во всех остальных на общих основаниях.

Иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица несут административную ответственность на общих основаниях. Иностранные граждане и лица без гражданства могут быть привлечены к административной ответственности в случае совершения административных правонарушений на территории Российской Федерации, а также на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации, что специально оговорено в ч. 2 ст. 2.6. КоАП РФ.

Главной особенностью привлечения к административной ответственности иностранных граждан и лиц без гражданства является то, что к ним может быть применено административное наказание, не применяемое к гражданам России — административное выдворение за пределы Российской Федерации.

Особым правовым статусом обладают сотрудники дипломатических и консульских представительств на территории Российской Федерации, которые обладают иммунитетом от административной юрисдикции Российской Федерации.

Правоприменительная практика более полно раскрывает понятие субъект правонарушения. Так, например, при определении субъекта административного правонарушения, предусмотренного главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, следует учитывать, что водителем является лицо, управляющее транспортным средством, независимо от того, имеется ли у него право управления транспортными средствами всех категорий или только определенной категории либо такое право отсутствует вообще. К водителю также приравнивается лицо, обучающее вождению [5] .

По некоторым категориям установлен специальный субъектный состав при назначении административных наказаний (ч. 2 ст. 3.6., ч. 2 ст. 3.7., ч. 3 и 4 ст. 3.8 КоАП РФ и т.д.). Например, в силу ч. 2 ст. 3.9. КоАП РФ административный арест не может применяться к беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, лицам, не достигшим возраста восемнадцати лет, инвалидам I и II групп, военнослужащим, гражданам, призванным на военные сборы, а также к имеющим специальные звания сотрудникам органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов.

Юридические лица. « Организации обозначены КоАП в качестве субъектов ответственности по половине предусмотренных им составов административных правонарушений. Лишь в двух главах Особенной части КоАП юридические лица — не субъекты ответственности (по правонарушениям, посягающим на институты государственной власти, а также в области воинского учета). Во всех других случаях организации широко представлены в регулируемом Кодексом механизме административного наказания» [6] .

Всех субъектов можно классифицировать следующим образом , предложенным Д.Н. Бахрахом, полагающим, что в административном праве следует различать две группы субъектов: первая — индивидуальные субъекты, к которым относятся граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, вторая — коллективные субъекты организации, структурные подразделения организаций, трудовые и иные коллективы организаций; сложные организации [7] .

Субъективная сторона совершения административного правонарушения

Единственным фактическим основанием наступления административной ответственности в соответствии со ст. 2.1 КоАП РФ является совершение физическим или юридическим лицом административного правонарушения, характеризующегося всеми необходимыми юридическо-правовыми признаками (противоправность, виновность, наказуемость) и обобщающего в составе административного проступка все предусмотренные нормами административного права элементы, как-то: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона.

Следует отметить, что наказуемость за совершенное противоправное деяние означает, что административным проступком может быть признано исключительно конкретное противоправное, виновное деяние (действие или бездействие либо последовательное действие с бездействием или бездействие с действием — совокупность составов административного правонарушения), за которое КоАП РФ или законами субъектов РФ установлена административная ответственность.

Субъективная сторона правонарушения выражается в виновном характере деяния. Только за виновное противоправное действие (бездействие) наступает юридическая ответственность, в частности административная. Виновность физических и юридических лиц выражается в морально-этическом и психическом отношении конкретного лица к совершаемому им деянию и его последствиям.

В соответствии с ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ для того, чтобы признать лицо виновным в совершении административного правонарушения, необходимо доказать, что юридическое лицо или его должностные лица могли, но не приняли всех мер, необходимых для обеспечения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законом субъекта РФ предусмотрена административная ответственность.

Согласно ч. 1 ст. 2.2 «Формы вины» КоАП РФ административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

Согласно административно-правовой норме КоАП РФ указание на умышленность совершенного противоправного проступка необходимо во всех случаях, когда лицо привлекается к ответственности за правонарушение, совершаемое только по умыслу, поэтому российское законодательство прямо указывает в отдельных составах административных правонарушений на умышленный характер вины. Например, умышленное уничтожение или повреждение информационных либо агитационных печатных материалов, вывешенных в соответствии с законом на зданиях, сооружениях или иных объектах с согласия их собственника или владельца в ходе избирательной кампании, подготовки или проведения референдума, либо нанесение надписей или изображений на информационные либо агитационные печатные материалы (ст. 5.14), умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти действия не повлекли причинение значительного ущерба (ст. 7.17), умышленное искажение или несвоевременное сообщение полной и достоверной информации о состоянии окружающей природной среды и природных ресурсов, об источниках загрязнения окружающей природной среды и природных ресурсов или иного вредного воздействия на окружающую природную среду и природные ресурсы, о радиационной обстановке, а равно искажение сведений о состоянии земель, водных объектов и других объектов окружающей природной среды лицами, обязанными сообщать такую информацию (ст. 8.5), и т.д.

Умышленная вина носит более социально опасный характер, нежели неосторожная вина, так как лицо осознает и осознавало, что совершает противоправное деяние.

Установление возможности привлечения юридического лица к административной ответственности не могло не сказаться на административно-юрисдикционной правоприменительной деятельности.

В практике судов арбитражной системы можно выделить три подхода при определении вины юридического лица.

Первый. Вина юридического лица определяется через субъектную сторону правонарушения, то есть суды анализируют психическое отношение коллективного субъекта к содеянному и даже определяют форму вины в виде умысла или неосторожности. Оцениваются два обстоятельства: приняты ли юридическим лицом все зависящие от него меры по соблюдению закона и имелась ли у него возможность для этого.

В соответствии со вторым подходом вина юридического лица определяется через вину его работника. Однако и данная позиция представляется весьма дискуссионной. Подчас действия работника трактуются как действия юридического лица, если не доказано, то обстоятельство, что работник совершил деяние, выходящее за рамки его полномочий.

«Суд кассационной инстанции признал доводы заявителя о том, что ответственность за данное правонарушение должен нести администратор магазина, несостоятельными. Обязанность соблюдать установленные законодательством правила при осуществлении розничной продажи алкогольной продукции возложена непосредственно на юридическое лицо, в данном случае на общество. Неисполнение последним Правил продажи алкогольной продукции вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не освобождает само общество от ответственности за административное правонарушение по ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ. Установленный факт правонарушения свидетельствует о том, что общество не обеспечило соблюдение требований действующего законодательства при осуществлении розничной продажи алкогольной продукции» [8] .

Подобная позиция отражена и в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 июня 2005 г. N 480/05. В нем сказано, что неисполнение юридическим лицом требований Федерального закона от 22 мая 2003 г. N 54-ФЗ «О применении ККМ при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не является обстоятельством, освобождающим само юридическое лицо от ответственности, установленной ст. 14.5 КоАП РФ.

В судебно-арбитражной практике встречаются случаи, когда юридическое лицо признается виновным в совершении действий физическими лицами, не являющимися его работниками.

Согласно материалам дела налоговый орган провел проверку магазина, принадлежащего обществу, в ходе которой было выявлено нарушение, выражавшееся в том, что продавец М. произвела денежные расчеты с покупателями без применения ККТ. По итогам проверки был составлен протокол по делу об административном правонарушении и вынесено постановление о привлечении общества к административной ответственности. Общество не согласилось с данным привлечением и обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным постановления налогового органа по делу об административном правонарушении. Общество аргументировало свою позицию тем, что гражданка М., осуществлявшая расчеты с покупателями, не являлась работником общества, а была знакомой работника общества (продавца), попросившей М. присмотреть за товаром в ее отсутствие. Однако арбитражный суд указал «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых названным Кодексом или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Описываемое административное правонарушение, по мнению суда, произошло именно по вине общества, не обеспечившего невозможность допуска к своему товару лица, не работающего в магазине, принадлежащем обществу» [9] .

Привлечение юридического лица к административной ответственности через объективное вменение — третий подход, который некоторые суды пытаются применять при рассмотрении дел об административных правонарушениях. Данная позиция, безусловно, противоречит и действующему законодательству, и теории юридической ответственности.

Так, Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области отказал в удовлетворении требований общества о признании незаконным и отмене постановления таможенного органа о привлечении его к административной ответственности по ст. 16.21 КоАП РФ за приобретение товара, незаконно перемещенного через таможенную границу (решение оставлено без изменения судом апелляционной инстанции). Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменены, заявленные требования общества удовлетворены. При этом суд кассационной инстанции указал, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина (ч. 1 ст. 1.5 КоАП РФ).

Предусмотренные ст. 2.2 КоАП РФ формы вины (умысел и неосторожность) отражают психическое отношение правонарушителя к своему деянию и его последствиям. Указанные формы вины не применимы к юридическому лицу, поскольку последнее является субъектом права, лишенным психики. Такие категории, как «осознание», «предвидение», «желание», «расчет», могут быть соотнесены лишь с поведением физических лиц.

Понятие вины юридического лица является единым и заключается в возможности соблюдения установленных норм и правил, а также в непринятии всех зависящих мер по их соблюдению (ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ). Правовая возможность для соблюдения норм и правил имеет место только в том случае, когда определенное поведение лица юридически обеспечено; применительно к сложившейся ситуации — когда проверка законности перемещения товара через таможенную границу Российской Федерации является правом покупателя. При этом приобретатель должен иметь фактическую возможность воспользоваться таким правом при данных конкретных обстоятельствах. Лишь одновременное наличие двух предпосылок: юридической и фактической — позволяет утверждать, что лицо имело возможность соблюсти нормы и правила, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность [10] . Фактически в данном случае, несмотря на то, что суд кассационной инстанции использует в тексте постановления термин «вина юридического лица», речь идет об объективном вменении.

Таким образом, «теоретическая неопределенность и законодательная несогласованность в определении вины юридического лица не могли не создать острые и сложные проблемы в административно-юрисдикционной деятельности по привлечению юридического лица к административной ответственности, что подтверждается противоречивой практикой судов арбитражной системы. Такое состояние дел на практике парализует отправление правосудия по данной категории дел, что чревато серьезными отрицательными последствиями» [11] .

В соответствии с ч. 2 ст. 2.2 КоАП РФ административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Неосторожная вина состоит в том, что, совершая то или иное деяние, виновное лицо как субъект административного правонарушения не осознает его противоправности, однако при должной осмотрительности оно должно было и могло предвидеть наступление неблагоприятных последствий для правоотношений, охраняемых административным правом.

В КоАП РФ существует единственное прямое указание на состав административного проступка, который предусматривает неосторожную форму вины (ст. 9.10): «повреждение тепловых сетей, топливопроводов (пневмопроводов, кислородопроводов, нефтепроводов, нефтепродуктопроводов, газопроводов) либо их оборудования, совершенное по неосторожности».

Однако большинство составов административных правонарушений не содержат точного указания на конкретную форму вины.

По аналогии с нормами ст. 26 Уголовного кодекса РФ в административном праве различают две формы вины по неосторожности: легкомыслие и небрежность.

В соответствии со ст. 2.7 КоАП РФ не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

Важными условиями (критериями) для классификации и отнесения деяния к крайней необходимости являются:

предотвращение виновным лицом грозящей опасности;

защита от еще большей опасности.

Таким образом, условия правомерности крайней необходимости предполагают существование источника опасности, ее реальное наличие в данный момент.

Крайняя необходимость освобождает лицо от административной ответственности лишь в тех случаях, когда данное лицо не могло защитить свои или чужие интересы, не прибегнув к нарушению иных значимых правоотношений. В этой связи, если в конкретной обстановке можно было избежать опасности иными действиями или средствами без причинения вреда правоохраняемому интересу, нельзя ссылаться на состояние крайней необходимости.

Таким образом, совершая действия при крайней необходимости, следует отметить, что угроза нарушения правоохраняемым интересам со стороны «третей силы» должна быть реально существующей и соответствовать характеру действия, совершаемому виновным субъектом для избежания еще больших негативных последствий. Это вытекает из правила недопущения превышения пределов крайней необходимости. Например, жизнь или здоровье человека неизмеримо выше любых имущественных ценностей.

Еще одним обстоятельством, исключающим виновность лица за совершение административного правонарушения, является невменяемость. В соответствии со ст. 2.8 КоАП РФ не подлежит административной ответственности физическое лицо, которое во время совершения противоправных действий (бездействия) находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и противоправность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики.

[1] Манохин В.М., Адушкин Ю.С.Российское административное право: Учебник. 2-е изд., испр. и доп. — Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. академия права», 2003. — 496 с.

[2] Серков П.П. Длящиеся административные правонарушения/ «Российская юстиция», 2007, N 7

[3] Ювенальное право: Учебник для вузов/Под ред. А.В. Заряева, В.Д. Малкова. — ЗАО Юстицинформ, 2005 г. Под общей редакцией академика РАЕН, доктора технических наук, доцента, заслуженного сотрудника органов внутренних дел РФ А.В. Заряева, академика РАЕН, доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ В.Д. Малкова.

[4] Манохин В.М., Адушкин Ю.С. Российское административное право: Учебник. 2-е изд., испр. и доп. — Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. академия права», 2003. — 496 с.

[5] Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24.10.2006г. №18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // СПС Консультант плюс, ВерсияПроф

[6] Манохин В.М., Адушкин Ю.С. Российское административное право: Учебник. 2-е изд., испр. и доп. — Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. академия права», 2003. — 496 с.

[7] См.: Бахрах Д.Н. Система субъектов советского административного права // Советское государство и право. 1986. № 2

[8] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 1 августа 2005 г. по делу N А38-429-1/111-2005. //СПС Консультант плюс, Арбитраж

[9] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26 декабря 2006 г. по делу N Ф04-8564/2006. //СПС Консультант плюс, Арбитраж

[10] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21 марта 2007 г. по делу N А56-11886/2006. //СПС Консультант плюс, Арбитраж

[11] Панова И.В. Еще раз о двух тенденциях, разрушающих целостность института административной ответственности». /»Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», 2007, N 8.