По ст.330 ч.2 (самоуправство)

По ст.330 ч.2 (самоуправство)

  1. Д-Константиновский районный суд Нижегородской области в составе председательствующего судьи Звягенцева С.Н., с участием государственного обвинителя прокуратуры Д-Константиновского района Нижегородской области Моисеевой М.В., подсудимого Кротова А.В., защитника-адвоката Козициной И.В., представившей удостоверение № 277, ордер № 24434, при секретаре судебного заседания Федотовой Я.В., а так же потерпевшей Беловой Т.Г., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении:
  2. КРОТОВА А.В., . г.р., уроженца . состоящего на регистрационном учете и проживающего . гражданина РФ, русского, образование среднее общее, женатого, имеющего на иждивении двух малолетних детей, работающего ПЧ

. монтер пути, юридически не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 330 ч. 2 УК РФ;

Приговор по статье 330 УК РФ (Самоуправство)

Приговор Тушинского районного суда г. Москвы по части 1 статьи 330 УК РФ «Самоуправство».

Именем Российской Федерации

Москва 08 августа 2017 года

Судья Тушинского районного суда г. Москвы Л.Н.Н.,

При секретаре Г.А.Д.,

С участием государственного обвинителя, помощника прокурора Тушинской межрайонной прокуратуры г. Москвы Д.А.И.,

Подсудимых Б.Э.И., Т.С.С.,

Защитников – адвокатов П.А.Ю. (в защиту Б.Э.И.) и Т.С.С. (в защиту Т.С.С.),

Рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела

по обвинению Б.Э. И., *, ранее не судимого,

Т. С. С., *, ранее не судимого,

Каждого, в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Б.Э. И., Т. С. С., каждый, совершили самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленном законом порядка совершения каких- либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред.

Б.Э.И., Т.С.С., каждый, имея преступный умысел, направленный на самовольное вопреки установленных законом норм по взысканию долговых обязательств, выражающихся в обосновании передачи Б.Э.И., Т.С.С., потерпевшим Ф. А.А. денежных средств за выполненную работу, понимая, что Б.Э.И., Т.С.С. будут нарушены права Ф.А.А., гарантированные ст. 21 Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что «никто должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому обращению или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию» и ст. 22 Конституции Российской Федерации предусматривающей что «каждый имеет право на свободу и личную прикосновенность», осознавая общественную опасность, предвидя неизбежность наступления общественно-опасных последствий в виде причинения существенного и морального вреда потерпевшему, и желая их наступления, преступил к реализации своего преступного умысла, и реализации которого в неустановленное следствием время и месте вступил в преступный сговор с Т. С.С., то есть действовали группой лиц по предварительному сговору. Реализуя единый преступный умысел, он Б.Э.И., совместно с Т. С.С., 16 января 2017 года, точное время следствием не установлено, находясь на неохраняемой стоянке, расположенной по адресу: г. Москва, Пятницкое шоссе, д. 48, имея второй комплект ключей от автомобиля «Ford Mercury grand Marquis LS», ранее переданный ему Ф.А.А. подошли к автомобилю марки «Ford Mercury grand Marquis I S», белого цвета, государственный регистрационный номер *, 1991 года выпуска, VIN *, стоимостью 180 000 рублей, принадлежащему Ф.А.А. После чего используя имеющийся ключ открыли двери автомашины и сели в салон. Затем Т.С.С. который сел за руль автомобиля, вставил ключ в замок зажигания и управляя данным автомобилем совместно с Б.Э.И. перегнали его, без цели хищения, к д. 2 по Ангелову переулку в г. Москве, то есть совершили самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом порядку совершения каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред. Затем в продолжение единого умысла направились в г. Зеленоград, где встретились с бывшим владельцем автомобиля Р.С.Л. и заключили с им договор купли-продажи от 11 декабря 2016 года на автомобиль «FORD Mercury grand larquis LS» согласно которому Б.Э.И. стал являться владельцем вышеуказанного автомобиля. После чего, Б.Э.И., совместно с Т.С.С. вернулись к ранее оставленному около д. 2 по Ангеловому переулку г. Москвы вышеуказанному автомобилю откуда перегнали его в Московскую область, Звездный городок, а именно, совершили самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом порядок совершения каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред.

Таким образом, Б.Э.И., совместно с Т.С.С. совершили самоуправные действия, которыми потерпевшему Ф.А.А. причинен существенный вред, выразившийся в завладении принадлежащего потерпевшему автомобиля «Ford Mercury grand Marquis LS», даго цвета, государственный регистрационный номер *, 1991 года выпуска, VIN *, то есть в нарушении права па неприкосновенность личности и частной собственности.

Подсудимые Б.Э.И., Т. С.С., каждый, ходатайствовали об особом порядке производства по данному делу: данное ходатайство было заявлено ими в ходе выполнения требований ст. 217 УПК РФ, поддержано в судебном заседании после консультации с адвокатами П.А.Ю., Аверьяновым А.С. Предъявленное обвинение Б.Э.И., Т.С.С., каждому, понятно, с предъявленным обвинением подсудимые Б.Э.И., Т. С.С., каждый, согласны. Последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства Б.Э.И., Т. С.С., каждому, разъяснены и понятны. Порядок обжалования приговора, вынесенного при особом порядке рассмотрения дела, также Б.Э.И., Т.С.С., каждому, разъяснен. Подсудимые Б.Э.И., Т. С.С., каждый, просят суд о рассмотрении дела в особом порядке.

Адвокат П.А.Ю. просит дело по обвинению Б.Э.И., рассмотреть в особом порядке, при назначении наказания Б. Э.И., адвокат просит учесть признание вины, раскаяние в содеянном, о котором подсудимый заявил суду, а также наличие на иждивении двоих несовершеннолетних детей.

Адвокат А.А.С. просит дело по обвинению Т.С. С., рассмотреть в особом порядке, при назначении наказания Т.С.С., адвокат просит учесть признание вины, раскаяние в содеянном, о котором подсудимый заявил в суд, а также наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка.

Потерпевший Ф.А.А. просит суд о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие, не возражает против рассмотрения уголовного дела в особом порядке уголовного судопроизводства, настаивает на строгом наказании подсудимых.

Государственный обвинитель считает возможным рассмотреть дело по обвинению Б.Э.И., Т.С.С., каждого, в особом порядке.

Препятствий для рассмотрения дела по обвинению Б.Э.И., Т. С.С., каждого, в особом порядке суд не усматривает. Вина Б.Э.И., Т.С.С., каждого, в содеянном доказана материалами дела.

Суд квалифицирует действия Б.Э.И., Т.С.С., каждого, по ч. 1 ст. 330 УК РФ как самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленном законом порядка совершения каких- либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред.

Изучение данных о личности подсудимого Б.Э.И. показало, что ранее он не судим, на учете в НД, ПНД не состоит, женат, имеет двоих малолетних детей, по месту жительства характеризуется формально. Б.Э.И. показал суду, что работает, представил суду документы, подтверждающие семейное положение, наличие детей.

Изучение данных о личности подсудимого Т.С.С. показало, что ранее он не судим, на учетах в ПНД, НД не состоит, женат, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, по месту жительства характеризуется формально. Т.С.С. показал суду, что работает, представил суду документы, подтверждающие семейное положение, наличие детей, факт трудоустройства, положительно характеризуется по месту работы.

Суд находит смягчающими наказание Б.Э.И., Т. С.С., каждому, обстоятельства, а именно, признание, раскаяние в содеянном (ч. 2 ст. 61 УК РФ), о котором Б.Э.И., Т.С.С., каждый, заявили в судебном заседании, а также наличие на малолетних детей (п. «Г» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Отягчающих обстоятельств судом не установлено.

При назначении вида наказания суд учитывает данные о личности подсудимых Б.Э.И., Т. С.С., степень и характер общественной опасности совершенного ими преступления, смягчающие наказание обстоятельства, конкретные обстоятельства совершения преступления, приходит к выводу, что действенной мерой наказания явятся исправительные работы.

Оснований для изменения категории преступления, совершенного Б.Э.И., Т. С.С., на менее тяжкую, в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ в редакции ФЗ-420 от 07 декабря 2011 года, суд, учитывая конкретные обстоятельства по делу, не усматривает.

Гражданский иск не заявлен.

Учитывая вышеизложенное, руководствуясь ст. 316 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать Б. Э. И. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, и назначить наказание в виде исправительных работ сроком на один год, с удержанием 10% из заработка ежемесячно в доход государства.

Меру пресечения – в виде подписки о невыезде – осужденному Б.Э.И. оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Признать Т.С. С. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, и назначить наказание в виде исправительных работ сроком на один год, с удержанием 10% из заработка ежемесячно в доход государства.

Меру пресечения – в виде подписки о невыезде – осужденному Т.С.С. оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

В порядке ст. 91, ст. 92 УПК РФ Б.Э.И., Т.С.С. не задерживались, под стражей не содержались.

— автомобиль марки «Ford Mercury grand Marquis LS», даго цвета, г.р.з. *, переданный на ответственное хранение потерпевшему Ф.А.А., — оставить у потерпевшего Ф. А.А. по принадлежности,

— паспорт транспортного средства *, свидетельство о регистрации транспортного средства *, договор купли – продажи от 11 декабря 2016 года, договор купли – продажи от 12 декабря 2016 года, которые хранятся в материалах уголовного дела, — хранить при материалах уголовного дела.

От взыскания судебных издержек, осужденных Б.Э.И., Т.С.С. освободить, поскольку уголовное дело рассмотрено в особом порядке уголовного судопроизводства.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД в судебную коллегию по уголовным делам в течение ДЕСЯТИ суток со дня его провозглашения.

В соответствии с ч. 3 ст. 309 УПК РФ в случае обжалования приговора, осужденный в указанный срок вправе ходатайствовать о своем участии при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, о чем должен указать в своей жалобе.

В соответствии со ст. 317 УПК РФ приговор, постановленный в соответствии со статьей 316 Уголовно-процессуального Кодекса РФ, не может быть обжалован в апелляционном порядке по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 389.15 Уголовно-процессуального Кодекса РФ.

Адвокаты по уголовным делам Московской городской коллегии адвокатов оказывают юридическую помощь подозреваемым, обвиняемым и подсудимым по уголовным делам, связанным с самоуправством. Также мы оказываем правовую поддержку потерпевшим от преступных действий.

Адвокат добился прекращения производства по уголовному делу о самоуправстве

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Г. на приговор Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 7 октября 2013 года, которым Г. *

  • осужден по ч. 2 ст. 330 УК РФ к наказанию в виде 3 (трех) лет лишения свободы;
  • по ч. 1 ст. 167 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 20 000 (двадцать тысяч) рублей.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путем полного сложения наказаний, окончательно назначено Г. наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года со штрафом в размере 20 000 рублей. На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы назначено условно с испытательным сроком в течение 3 (трех) лет, с зачетом времени предварительного содержания под стражей с 5 октября 2012 года по 9 октября 2012 года.

Приговором суда на Г. возложены обязанности: не менять фактического места жительства, без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных, который заблаговременно уведомлять о перемене фактического места жительства, являться туда на регистрацию своевременно, не реже 1 (одного) раза в месяц.

Мера пресечения Г. до вступления приговора в законную силу оставлена в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Гражданский иск потерпевшей Ш.М.А. удовлетворен частично.

Взыскано с осужденного Г. в пользу Ш.М.А. в счет возмещения материального ущерба * рублей.

Признано за потерпевшей Ш.М.А. право на удовлетворение гражданского иска в счет возмещения морального вреда, который подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи выслушав объяснения осужденного Г., адвоката по убийству по доводам апелляционной жалобы, мнение прокурора, полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Г. признан виновным в самоуправстве, то есть в самовольном, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядке совершения каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред, совершенном с применением насилия и угрозой его применения, а именно в том, что он, имея умысел на совершение самоуправства с целью реализации своего права на принадлежащие ему денежные средства в сумме * рублей, уплаченные им Ш.М.А. за не выполненную ею по его заказу работу по проектированию и конструированию различных видов одежды, в не установленное следствием точное время, но не позднее * года, находясь в подъезде *, с целью реализации преступного умысла, направленного на самовольное возвращение, вопреки действующему законодательству, денежных средств в сумме * рублей, подошел к Ш.М.А. и, требуя возврата принадлежащих ему денежных средств, начал наносить ей множественные удары в область туловища и головы, причинив Ш.М.А., согласно заключению эксперта, закрытый внутрисуставной косой перелом основной фаланги 2 пальца левой кисти со смещением отломков, что является вредом здоровью средней тяжести по признаку временной нетрудоспособности, продолжительностью свыше трех недель, при этом высказывая угрозу применения к ней насилия. Во исполнение преступного умысла Г. под угрозой применения насилия к потерпевшей Ш.М.А. продолжил требовать от нее передачи денежных средств в сумме * рублей, в результате чего Ш.М.А. позвонила своей дочери Ш.О.В. с просьбой о предоставлении денежных средств в сумме * рублей. После чего, Г., ожидая прихода дочери Ш.М.А., повалил последнюю на пол и начал наносить множественные удары ногами в область туловища Ш.М.А., вплоть до появления на месте совершения преступления ее дочери, у которой Г. забрал денежные средства в сумме * рублей, после чего с места совершения преступления скрылся. Своими действиями Г. причинил потерпевшей Ш.М.А. существенный вред, заключающийся в причинении Ш.М.А. физического вреда и имущественного ущерба в сумме * рублей.

Он же признан виновным в умышленном повреждении чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение существенного ущерба, а именно в том, что Г., после совершения преступных действий, * минут, находясь по адресу: *, в подъезде N *, в результате внезапно возникшего умысла на совершение умышленного повреждения имущества, принадлежащего Ш.М.А., Г. в ходе нанесения телесных повреждений Ш. вырвал из ее рук телефон сотовой связи торговой марки «*» модель «*» и бросил указанный телефон на пол в подъезде, тем самым повредив его, что согласно акту выполнения работ к заказу * года «требуется замена модуля, нижнего шлейфа, замена корпуса, стоимость работ составляет * рублей», чем причинил своими действиями Ш.М. значительный материальный ущерб на сумму * рублей.
В судебном заседании осужденный Г. виновным себя не признал.

В апелляционной жалобе осужденный Г. с приговором не согласен, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушения уголовно-процессуального закона. Считает, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 330 УК РФ. Указывает на отсутствие у него умысла на самоуправство, на законность его требований, на наличие между ним и Ш. гражданско-правовых отношений, о чем свидетельствует заключенный между ними договор, согласно которому все споры между сторонами решаются путем переговоров. Полагает, что в ходе предварительного и судебного следствия не доказан факт причинения им телесного повреждения потерпевшей; показания свидетелей, на которые суд сослался в приговоре, не являются доказательствами, поскольку они не являлись очевидцами событий, а муж и дочь потерпевшей заинтересованы в исходе дела. Ссылается на нарушение органами следствия его права на защиту, поскольку при назначении экспертизы были поставлены не все вопросы, позволяющие установить истину по делу, в том числе вопрос о возможности получения Ш. перелома пальца при падении на улице, о чем ею было указано в первоначальном заявлении при обращении в травмпункт; органы следствия не ознакомили его в установленном законом порядке с постановлением о назначении экспертизы, с постановлением о назначении экспертизы он был ознакомлен при ознакомлении со всеми материалами уголовного дела. По мнению автора жалобы, суд должен был критически оценить показания потерпевшей в части ее описания способа получения перелома; в ходатайстве о проведении следственного эксперимента было необоснованно отказано. Уголовное дело в отношении него было возбуждено органами следствия незаконно, поскольку доследственная проверка была проведена неуполномоченными на то лицами. Кроме того, не согласен с осуждением по ч. 1 ст. 167 УК РФ. Указывает на то, что выемка телефона у потерпевшей сделана через полтора месяца после событий, где находился телефон полтора месяца неизвестно; оценка стоимости ремонтных работ сделана по инициативе следователя; в ходе следствия не установлено, что телефон принадлежит именно потерпевшей, не установлена также его стоимость. Считает, что наказание ему назначено без учета его материального положения. Просит приговор отменить, признать его невиновным.

В судебном заседании осужденный Г. и уголовный адвокат доводы жалобы поддержали, считают приговор суда незаконным и необоснованным, просили его отменить, вынести оправдательный приговор.

Прокурор просила оставить доводы апелляционной жалобы без удовлетворения, приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав мнения участников судебного заседания, судебная коллегия считает приговор подлежащим частичной отмене по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности осужденного Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ, соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, подробно приведенных в приговоре, а именно:

  • заявлением и показаниями потерпевшей Ш.М.А., согласно которым она выполнила заказ по договору с Г. на проектирование женской одежды, результаты ее работы Г. не устроили, он стал звонить ей по телефону, угрожать, говорил, что она плохо выполнила проектирование одежды, угрожал с ней разобраться, если она не вернет ему деньги в размере * рублей, на что она предложила ему обращаться в суд. * года примерно в * Г. встретил ее на 1 этаже в подъезде дома, где она проживает, и со словами «я убью тебя» ворвался в кабину лифта и стал наносить ей удары руками и ногами по голове и лицу, сжал ей горло левой рукой и продолжал ее избивать, требуя деньги. Так как денег у нее с собой не было, Г. еще больше разозлился, держа ее за горло, попытался вывернуть ей большой палец правой руки, но она успела прижать его к ладони, тогда Г. схватил ее за указательный палец и стал его выворачивать в противоположную сторону и в результате сломал его. Достав какой-то предмет, он приставил его к ее боку, стал кричать, что это нож, затем потребовал принести деньги из дома. Она позвонила по мобильному телефону марки «*» дочери и попросила вынести деньги в сумме * рублей. В этот момент Г. выхватил из ее рук телефон и со всей силы швырнул его на пол, отчего телефон разбился. Г. потребовал, чтобы она написала расписку о том, что должна ему деньги, что она и сделала. Через некоторое время из дверей лифта вышла ее дочь, Г. выхватил у нее из рук деньги в сумме * рублей, кинул ей в лицо * рублей, и сказал, что если она обратиться в полицию, он ее убьет, после чего он вышел из подъезда. Вечером она обратилась в травмпункт ГКБ N 4, где сообщила, что упала на улице, так как боялась, что Г. за ней следит;
  • показаниями свидетеля Ш.О.В., согласно которым она находилась дома, когда ей позвонила ее мать — Ш.М.А. и попросила вынести в подъезд деньги в сумме * рублей. Она взяла деньги, вышла из квартиры и вызвала лифт. Спускаясь в лифте, она слышала с первого этажа женские крики и шум драки, когда двери лифта открылись, она увидела, как Г. избивает ее мать, которая сидела на полу, удары ей наносились руками и ногами в область головы и тела. Как только она вышла из лифта, Г. отошел от ее матери, перегородил проход на лестничную площадку и стал ей угрожать тем, что если она обратится в полицию, то он ее убьет, затем потребовал у нее деньги и выхватил их из ее руки. Отдав ей * рублей, Г. вышел из подъезда;
  • показаниями свидетеля Ш.В.Е., согласно которым вернувшись домой * года он увидел, что у Ш.М.А. был перебинтован палец, на шее были следы удушья, на голове шишки. Когда он уходил на работу, у его жены повреждений не было. На его вопрос Ш. пояснила, что телесные повреждения ей нанес Г., который требовал у нее * рублей за невыполненную якобы работу. У Ш. был сотовый телефон марки «*», который был разбит Г. По его совету Ш. обратилась в полицию, так как она боялась выйти из квартиры;
  • показаниями свидетелей П.М.Ю. — участкового уполномоченного ОМВД России * по обстоятельствам проведения проверки по заявлению потерпевшей Ш. и задержания Г.;
  • а также письменными материалами уголовного дела, в том числе справкой от 1 октября 2012 года из ГКБ N 4, согласно которой Ш. * года поставлен диагноз: закрытый перелом основной фаланги 2 пальца левой кисти со смещением; заключением эксперта, согласно выводам которому повреждение, причиненное Ш.М.А.: закрытый внутрисуставной косой перелом основной фаланги 2 пальца левой кисти со смещением отломков образовался от ударного воздействия тупого твердого предмета либо в результате чрезмерных и не свойственных суставу движениях (боковых, вращательных и др.), возможно в срок * года, причинил вред здоровью средней тяжести, не исключается возможность образования при обстоятельствах, указанных потерпевшей: «…ломал пальцы на левой кисти, выкручивая их…», другими доказательствами, исследованными судом и полно отраженными в приговоре.

Совокупность приведенных в приговоре доказательств проверена и исследована в ходе судебного следствия, суд дал им надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела, а также указал мотивы, почему принимает одни доказательства и отвергает другие, в том числе показания осужденного Г. о его невиновности.

Выводы суда, изложенные в приговоре, основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, и соответствуют им, вследствие чего с доводами жалобы о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, судебная коллегия согласиться не может.

Показания потерпевшей Ш.М.А., свидетелей Ш.В.Е. и Ш.О.В. суд признал достоверными и положил их в основу обвинительного приговора, обоснованно указав, что они последовательны, не содержат противоречий, согласуются друг с другом и другими доказательствами по делу.

Оснований не доверять показаниям свидетелей Ш.В.Е. о наличии телесных повреждений у потерпевшей после встречи с Г., и Ш.О.В., которая видела, как Г. избивал потерпевшую в подъезде, у суда не имелось. Какой-либо заинтересованности свидетелей в исходе дела, либо мотивов для оговора Г. судом не установлено.

Доводы осужденного о том, что он не избивал потерпевшую Ш.М.А., палец ей не ломал, тщательно проверены судом первой инстанции и признаны неубедительными и неправдивыми, так как они опровергаются показаниями потерпевшей, свидетелей, другими доказательствами, в том числе заключением эксперта, согласно выводам которого не исключена возможность образования перелома пальца у потерпевшей при обстоятельствах и в период времени, указанных ею.

Заключение судебно-медицинской экспертизы согласуется с показаниями потерпевшей и в совокупности с другими доказательствами подтверждает вину осужденного Г. Заключение эксперта исследовано судом, оценено с точки зрения ст. ст. 87, 88 УПК РФ и обоснованно положено в основу приговора.

Доводы жалобы о том, что осужденный не был ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы, чем были нарушены его права при назначении и производстве экспертизы, судебная коллегия находит несостоятельными. Из материалов уголовного дела видно, что осужденный был ознакомлен как с постановлением о назначении экспертизы, так и с заключением эксперта, при этом ходатайство осужденного о проведении дополнительной экспертизы, было рассмотрено следователем, о чем было вынесено мотивированное постановление (т. 1, л.д. *).

Анализ доказательств, имеющихся в материалах уголовного дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела и правильно квалифицировал действия осужденного Г. по ч. 2 ст. 330 УК РФ, указав в приговоре основания, по которым пришел к выводу об обоснованности такой квалификации. Свои выводы суд подробно мотивировал, оснований не соглашаться с ними у суда апелляционной инстанции не имеется.

Утверждение в жалобе об отсутствии в действиях Г. состава преступления, поскольку он действовал в рамках договорных отношений с потерпевшей, не нашло своего объективного подтверждения, поскольку опровергается исследованными судом доказательствами, получившими объективную оценку в приговоре.

Вопреки доводам жалобы, нарушений уголовно-процессуального закона при расследовании уголовного дела не допущено. Постановление о возбуждении уголовного дела вынесено в соответствии с требованиями ст. 146 УПК РФ, при наличии повода и достаточных к тому оснований, надлежащим должностным лицом, то есть следователем, в пределах полномочий, предоставленных ему законом.

При рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, не допущено.

Как следует из протокола судебного заседания, рассмотрение настоящего уголовного дела осуществлено судом в соответствии с установленной процедурой судопроизводства с соблюдением гарантированных сторонам прав.

Ходатайства сторон, в том числе и о проведении следственного эксперимента, разрешены судом в предусмотренном уголовно-процессуальном порядке путем их обсуждения участниками судебного заседания и вынесения судом по итогам этого обсуждения соответствующего постановления.

Каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении судом ходатайств стороны защиты, о чем ставится вопрос в апелляционной жалобе, судебной коллегией не установлено.

Наказание осужденному Г. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления и данных о личности виновного. Вывод суда о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания судом мотивирован совокупностью конкретных обстоятельств дела.

Вместе с тем, приговор суда в части осуждения Г. по ч. 1 ст. 167 УК подлежит отмене, а уголовное дело в этой части прекращению.

По смыслу уголовного закона умышленное повреждение чужого имущества влечет уголовную ответственность по ч. 1 ст. 167 УК РФ только в случае причинения потерпевшему значительного ущерба.

Суд при описании преступления, признанного доказанным, указал, что в результате повреждения телефона, согласно акту выполнения работ, требуется замена модуля, нижнего шлейфа, замена корпуса, стоимость работ составляет * рублей, что является значительным ущербом для потерпевшей.

Стоимость самого мобильного телефона органами расследования не установлена, из протокола судебного заседания (т. 2, л.д. 57) следует, что потерпевшая Ш.М.А. телефон не отремонтировала,

Ущерб, складывающийся из предполагаемой стоимости ремонта мобильного телефона, нельзя признать значительным.

При таких обстоятельствах, приговор в части осуждения Г. по ч. 1 ст. 167 УК РФ, подлежит отмене, уголовное дело прекращению за отсутствием состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

В связи с отменой приговора в части осуждения Г. по ч. 1 ст. 167 УК РФ, судебная коллегия считает необходимым изменить приговор в части гражданского иска, уменьшив размер взыскания с Г. в пользу потерпевшей Ш.М.А. материального вреда до * рублей.

В остальном приговор является законным и обоснованным.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28 УПК РФ, судебная коллегия определила:

Приговор Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 7 октября 2013 года в отношении Г. в части осуждения по ч. 1 ст. 167 УК РФ отменить, уголовное дело в этой части прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Этот же приговор изменить:

  • исключить из приговора указание на назначение наказания Г. по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ.
  • уменьшить размер взыскания с Г. в пользу Ш.М.А. * рублей.

Этот же приговор в отношении Г. в части осуждения по ч. 2 ст. 330 УК РФ к наказанию в виде 3 (трех) лет лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ с испытательным сроком в течение 3 (трех) лет, оставить без изменения.

Апелляционную жалобу удовлетворить частично.

Апелляционное определение может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в течение одного года со дня вынесения.

Судить не вредно

Верховный суд России пояснил людям в мантиях принципиальную вещь: нельзя считать самоуправством действия, не причиняющие существенного вреда.

Наши правоохранители любят раздувать из мухи слона, чтобы выставить преступником даже простого обывателя. В этом на собственном опыте убедился гражданин Ш, печальную судьбу которого проанализировал Верховный суд России в свежем обзоре судебной практики.

Этот человек был осужден за то, что забрал в некоем акционерном обществе железный котел, списанный на металлолом. На его беду, сработал извечный принцип: был бы человек, а статья найдется.

Никому не нужный по большому счету котел довел гражданина Ш. до скамьи подсудимых, где тот получил приговор за самоуправство. Это, между прочим, целая статья Уголовного кодекса.

Судя по всему, между осужденным и хозяевами котла вышли какие-то нелады. Или возникло недопонимание. Человек официально заключил с акционерным обществом договор на покупку двух котлов за 200 тысяч рублей, то есть по 100 тысяч за каждый. Но затем он приехал и забрал один котел без предоплаты. Вот и вся история. Возможно, осужденный действительно был кругом не прав, однако не слишком ли круто с ним обошлись?

Правоведы давно говорят о том, что наши правоохранители нередко проявляют излишнюю строгость в мелочах. Видимо, срабатывает генетическая память силовиков, чьи дальние предшественники ничтоже сумняшеся отправляли людей в тюрьму даже за три колоска. Мол, закон требует жертв.

Нередко люди, осужденные за какую-нибудь мелочь, до конца дней не могут отстоять свое честное имя.

Ведь судимость у нас, как клеймо. Несмываемое пятно, и такое положение тянется еще с тех самых времен.

На этот раз человеку повезло: его спасла судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ, которая по надзорной жалобе адвоката осужденного отменила приговор и последующие судебные решения. Дело было прекращено за отсутствием состава преступления.

А в обзоре судебной практики за 4-й квартал прошлого года, опубликованном накануне, высшая судебная инстанция объяснила судьям, почему в подобных случаях нельзя судить человека.

«Состав уголовно наказуемого самоуправства предполагает наступление в результате действий виновного общественно опасных последствий. Обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, является причинение потерпевшему существенного вреда», написано в обзоре Верховного суда России. Статья 330 Уголовного кодекса и есть то самое «самоуправство». «По данному делу суд признал, что существенный вред выразился в причинении акционерному обществу материального ущерба на сумму 100 000 рублей, то есть вред, причиненный самоуправными действиями Ш., определен исходя из номинальной стоимости теплового котла. Однако судом не учтено, что бывший в употреблении котел продавался Ш. как металлолом», рассказывает высшая судебная инстанция.

Банальный прием — взяли номинальную стоимость, и сразу придали проступку преступную тяжесть. А стоило вникнуть в дело, и никакого бы дела вообще не было.

«При таких обстоятельствах вывод суда о том, что в результате самоуправных действий Ш. акционерному обществу причинен существенный имущественный вред, является ошибочным.

Определение N 41-Д11-36″, — говорится в обзоре Верховного суда страны.

Кстати, высшая судебная инстанция уже не первый раз проводит в своих обзорах мысль, что судам нельзя мелочиться. Например, в прошлом году Верховный суд России лишил правоохранителей излюбленного «туза в рукаве»: по сути высшая инстанция запретила навешивать на человека надуманные преступления.

В одном из обзоров судебной практики было сказано, что нельзя считать преступлением действие (или, если хотите, грешок), хоть и попадающее формально под Уголовный кодекс, но на деле мелкое и несущественное. Не стоит на него переводить не только судебные чернила, но даже тюремную баланду.

Для иллюстрации был взят самый что ни на есть жизненный пример: у некоего человека в ходе обыска нашли патрон калибра 7,62 мм. По заключению экспертизы это был самый настоящий боеприпас к нарезному охотничьему огнестрельному оружию. Как установило следствие, подсудимый подобрал эту опасную штучку где-то на улице, принес домой и незаконно хранил до самого обыска.

Тем не менее формально — это не игрушки, а самое настоящее преступление. Поэтому маховики правоохранительной машины закрутились, чтобы наказать человека.

В итоге подсудимый З. (так проходит находчивый человек в документе Верховного суда) был осужден за незаконное хранение боеприпасов. Еще пара таких находок, и осужденный формально мог бы стать матерым рецидивистом, грозой общества и государства. Однако Верховный суд, разобравшись в деле, отменил приговор и реабилитировал человека.

Причем все было сделано по закону. Такова норма Уголовного кодекса: нельзя считать преступлением не опасную мелочь, пусть и формально попадающую под статью. Но почему это правило многие правоохранители забывают.

4. Самовольные действия не образуют состав преступления — самоуправство, если ими не причинен существенный вред гражданину или организации.

Согласно приговору Ш. заключил договор купли-продажи, на основании которого в случае стопроцентной предоплаты товара на расчетный счет акционерного общества он приобретает право собственности на два тепловых котла по цене 100 000 рублей каждый, всего на сумму 200 000 рублей.

Не оплатив стоимость приобретаемых котлов и не получив согласия должностного лица на передачу ему материальных ценностей, Ш. самовольно вывез один котел с территории акционерного общества, тем самым причинив акционерному обществу значительный ущерб в сумме 100 000 рублей.
По приговору мирового судьи Ш. осужден по ч. 1 ст. 330 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе адвоката осужденного, отменила приговор и последующие судебные решения, а дело прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в действиях Ш. состава преступления.

В определении Судебная коллегия мотивировала свое решение следующим. Состав уголовно наказуемого самоуправства предполагает наступление в результате действий виновного общественно опасных последствий. Обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, является причинение потерпевшему существенного вреда.

По данному делу суд признал, что существенный вред выразился в причинении акционерному обществу материального ущерба на сумму 100 000 рублей, то есть вред, причиненный самоуправными действиями Ш., определен исходя из номинальной стоимости теплового котла. Однако судом не учтено, что бывший в употреблении котел продавался Ш. как металлолом.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что в результате самоуправных действий Ш. акционерному обществу причинен существенный имущественный вред, является ошибочным.
Определение № 41-Д11-36

Самоуправство приговоры

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Нарьян-Мар 27 января 2010 года

Нарьян-Марский городской суд Ненецкого автономного округа в составе председательствующего судьи Осколковой О.В.,

с участием государственного обвинителя – ст. помощника прокурора Ненецкого автономного округа Матвеева Д.Е.

защитника Зуевой Е.В. , представившей удостоверение № 21 и ордер № 699,

при секретаре Ковшовой Н.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

В., 1987 года рождения, уроженца п.Нельмин-Нос Ненецкого автономного округа Архангельской области, гражданина РФ, с неполным средним образованием, образование неполное среднее, холостого, проживающего в п. Нельмин-Нос Ненецкого автономного округа, военнообязанного, судимого 24.08.2005 года Нарьян- Марским городским судом по ч.4 ст.111, ст.64 УК РФ к 2 годам 5 месяцам лишения свободы. Освобожден 02.11.2007 года по отбытии наказания,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.330 УК РФ,

у с т а н о в и л:

В. совершил самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку , совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, при этом такими действиями причинен существенный вред, с применением насилия.

Преступление им совершено при следующих обстоятельствах.

В. около 20 часов 31 июля 2009 года, находясь в п.Нельмин-Нос Ненецкого автономного округа, вступил в предварительный сговор с двумя другими лицами на осуществление самоуправства в отношении П. После чего, в указанное время В. совместно с двумя другими лицами подошел к П., которая находилась около магазина, где одно их других лиц, действуя в осуществление общего преступного умысла, с целью возвращения долга, самовольно, вопреки установленному законом порядку разрешения имущественных споров, осознавая противоправный характер своих действий, умышленно, применяя насилие, толкнуло П. руками в спину, отчего последняя упала на землю, потребовало от последней возвращения долга в сумме 500 рублей. Далее, получив от П. справедливый отказ о передаче денежных средств, данное лицо открыто забрало из внутреннего кармана куртки надетой на П. бутылку водки емкостью 0,5 литра стоимостью 180 рублей и отбежало в сторону. В это время В. совместно со вторым другим лицом, действуя в осуществление общего преступного умысла, с целью пресечения возможного сопротивления П., умышленно нанесли последней каждый не менее двух ударов ногами по различным частям тела. После чего В. совместно с двумя другими лицами с места совершения преступления скрылись, распорядившись бутылкой водки по своему усмотрению и своими совместными действиями причинили П. существенный вред, выразившийся в причинении ей имущественного ущерба на общую сумму 180 рублей и причинении ей телесных повреждений в виде кровоподтека на передней поверхности правой половины грудной клетки, перелома средней трети ключицы со смещением, которые согласно заключению эксперта от 29.10.2009 года № 919 оцениваются как средней тяжести вред здоровью.

Уголовное дело в отношении В. и С. прекращено Нарьян-Марским городским судом 26.01.2010 года на основании ст.76 УК РФ в связи с примирением с потерпевшей.

Допрошенный подсудимый В. вину в совершении преступления признал полностью, от дачи показания отказался, воспользовавшись правом, предоставленным ст.51 Конституции РФ.

По ходатайству стороны защиты на основании п.3 ч.1 ст.276 УПК РФ судом были оглашены показания, данные В. в ходе предварительного следствия, которые он полностью подтвердил. Согласно его показаниям 31 июля 2009 года около 19 часов он совместно с С. и В. гуляли по п.Нельмин-Нос и распивали пиво. Около 20 часов подошли к магазину и он увидел, что в магазин зашла и через 5 минут вышла оттуда, держа в руках бутылку водки емкостью 0,5 литра П., прошла в сторону детского сада. В это время В. сказал им, что мать ему сообщила, что давала П. 500 рублей и просила сходить в магазин за продуктами, но она так и не пришла и деньги не возвратила. Также он сказал, что мать просила его спросить у П., если он ее увидит о том, куда она пропала и где деньги. В. предложил догнать П. и разобраться по поводу денег и забрать у нее бутылку водки, если она не отдаст деньги. Они согласились и догнали П. В., подойдя к П., сразу толкнул ее в спину, после чего она упала с мостовой на землю, стала что-то неразборчиво говорить, так как была пьяна. В. стал говорить ей, чтобы она отдавала деньги, та требовала, чтобы он от нее отстал. Затем В. вытащил из внутреннего кармана ее куртки бутылку водки, которую она до этого туда положила, и убежал. После этого они с С. подошли к П., он ударил ее не менее двух раз ногой в область тела. С. тоже нанес П. не менее двух ударов ногами. Он ударил П. из-за того, что она не хотела отдавать деньги и водку. После этого они ушли искать В., и найдя его, пошли к нему домой, где выпили бутылку водки, которую В. отобрал у П. ( т.1 л.д.50-52)

Выслушав подсудимого, огласив показания потерпевшей, свидетелей, исследовав материалы дела, суд находит вину В. в предъявленном ему обвинении доказанной.

Так, вина подсудимого В. в совершении преступления подтверждается следующим.

Из показаний потерпевшей П., оглашенных на основании ч.1 ст.281 УПК РФ следует, что 31.07.2009 года находилась в гостях у С., где они распивали спиртное. Затем С. дала ей 500 рублей и попросила сходить в магазин купить продукты. Она взяла деньги и пошла в магазин, по дороге почувствовала себя плохо и ушла домой, где продолжила употреблять спиртное с мужем. Около 20 часов 31.07.2009 года она взяла деньги, которые заработала на разгрузке и пошла в магазин за спиртным, где купила бутылку водки емкостью 0,5 литра за 180 рублей. Выйдя из магазин и проходя в районе амбулатории, почувствовала сильный удар в спину, от которого упала с мостовой на правое плечо, сразу почувствовала сильную боль в области правого плеча. После этого ей нанесли ногами не менее трех ударов по телу, от которых она испытала сильную физическую боль. Затем кто-то из нападавших лиц вытащил из внутреннего кармана ее куртки бутылку водки, которую она купила, после чего они убежали. Нападавших было не менее трех, их лиц она не разглядела, но думает, что это были С., В., В., так как за минуту до нападения она проходила мимо них. После нападения она пошла домой, на следующий день обратилась в амбулаторию, где ей оказали медицинскую помощь и поставили диагноз — перелом правой ключицы, направили в окружную больницу.05.08.2009 года она улетела в больницу, где находилась на лечении около двух недель. Вред в виде перелома ключицы и утраты бутылки водки является для нее существенным ( т.1 л.д. 45-47).

Из протокола принятия устного заявления о преступлении от 10.08.2009 года следует, что П. просит привлечь к уголовной ответственности трех жителей п. Нельмин- Нос, которые 31.07.2009 года избили ее, причинив ей телесные повреждения и физическую боль, а также похитили бутылку водки, емкостью 0,5 литра стоимостью 180 рублей( т.1 л.д. 7).

Согласно показаниям свидетеля Т., оглашенным на основании ч.1 ст.281 УПК РФ следует, что точную дату не помнит, возможно в конце июля они с женой П. получили за работу около 3000 рублей каждый и стали распивать спиртное. Во время распития жена жаловалась ему на то, что у нее болит правое плечо, показывала его. Плечо было синего цвета, опухшее. Она обратилась за медицинской помощью и ей сказали, что у нее перелом. Позже она рассказала ему, что ее избили молодые люди и отобрали у нее бутылку водки емкостью 0,5 литра, которую она купила в магазине за 180 рублей. 05.08.2009 года жену увезли в г.Нарьян-Мар в больницу. В настоящий момент ему известно, что жену избили С.Д. и В.В., а также, что жена была должна денежные средства в сумме около 500 рублей матери С., С. ( т.1 л.д.30-32) .

Из показаний свидетеля Т., оглашенных на основании ч.1 ст.281 УПК РФ следует, что 31.07.2009 года П.О.В. вместе с мужем употребляли спиртное. Вечером П. пожаловалась ей на сильную боль в правом плече, пояснила, что ее избили В. и С. Она порекомендовала ей обратиться в больницу ( т.1 л.д 40-42).

Согласно показаниям свидетеля С., оглашенным на основании ч.1 ст.281 УПК РФ следует, что она работает в МУЗ амбулатории п.Нельмин- Нос. 01.08.2009 года в дневное время за медицинской помощью к ней обратилась П., которая жаловалась на боль в области правой ключицы. После осмотра был поставлен предварительный диагноз: перелом правой ключицы со смещением, алкогольное опьянение. Пояснять, в результате чего получила телесные повреждения она отказалась( т.1 л.д. 33-35).

Согласно заключению эксперта от 29.10.2009 года № 919 у П. обнаружены телесные повреждения : кровоподтек на передней поверхности правой половины грудной клетки, перелом средней трети ключицы со смещением, которые могли возникнуть незадолго до осмотра врача амбулатории в результате ударного воздействия тупого предмета( ноги постороннего человека), при нанесении им удара в область правой ключицы или падения на правую руку, возможно при падении с высоты собственного роста. Данные телесные повреждения влекут за собой длительное расстройство здоровья сроком выше 21 дня и оцениваются как средней тяжести вред здоровью( т.1 л.д.60-62).

Из показаний свидетеля С., оглашенных согласно ч.1 ст.281 УПК РФ следует, что 31.07.2009 года в дневное время она у себя дома совместно с П. распивала спиртное. После того, как пиво закончилось, она дала П. 500 рублей и попросила сходить в магазин купить продукты питания. П. взяла деньги и ушла. Она ждала ее до вечера, но П. не пришла. После этого она сказала о случившемся своим детям Д. и В., попросила сказать ей, если они увидят ее, что она ждет дома. После этого сыновья ушли гулять, вернулись домой за полночь. О том, что ее сыновья избили П. и забрали у нее бутылку водки, она узнала от сотрудников милиции (т.1 л.д. 37-39).

Из показаний В., оглашенных на основании п.3 ч.1 ст.276 УПК РФ, подтвержденных им в судебном заседании следует, что 31.07.2009 года, находясь в п.Нельмин-Нос он забрал у П. против ее воли бутылку водки, при этом толкнул ее, после чего она упала на землю на правый бок. Он забрал водку и толкнул П. вместо денег в сумме 500 рублей, которые П. взяла у его матери и не возвратила. ( т.1 л.д. 70-72).

В ходе предварительного следствия 12.08.2009 года В. явился с повинной. Из протокола явки с повинной следует, что В. совместно с В. и С. совершили самоуправство в отношении П.( т.1 л.д. 25-27).

Обстоятельства совершения преступления подтверждаются показаниями С., оглашенными на основании п.3 ч.1 ст.276 УПК РФ и подтвержденными им, согласно которым 31.07.2009 года около 19 часов, находясь в п.Нельмин-Нос он гулял по поселку со своим другом В. и братом В., при этом распивали пиво. В промежуток между 19 часами 30 минутами и 20 часами они подошли к магазину и он увидел, как в данный магазин вошла и через пять минут вышла П., в руках у которой была бутылка водки емкостью 0,5 литра. Она прошла в сторону детского сада. В это время В. сказал им, что сегодня их мама — С. говорила ему, что давала П. 500 рублей и просила сходить в магазин за продуктами, но та так и не пришла, денег не вернула, продуктов не принесла. Также брат сказал, что мать просила его, в случае если он увидит П. спросить ее о том, куда она пропала и где деньги. Ему мать тоже говорила об этом. В. предложил догнать П. и разобраться по поводу денег и забрать у нее бутылку водки, если она не отдаст деньги. Они согласились, догнали ее, В., подойдя к П., толкнул ее в спину, отчего она упала с мостовой на землю. Затем В. стал говорить ей, чтобы она отдавала деньги, которые ей давала их мать. Потом В. вытащил из внутреннего кармана ее куртки бутылку водки, которую она до этого туда положила, и убежал. После этого они с В. подошли к П. и он ударил не менее двух раз ногой в область ее тела. В. тоже нанес П. не менее двух ударов ногами. Он ударил П. из-за того, что она не хотела отдавать деньги, которые брала у их матери и водку. После чего они пошли искать В., затем дома у В. втроем распили бутылку водки, которую В. отобрал у П. ( т.1 л.д. 76-78).

Давая оценку изложенным доказательствам, суд считает, что к показаниям потерпевшей П. в части того, что ей нанесли ногами не менее трех ударов по телу, следует отнестись критически и не принимает их во внимание, поскольку они опровергаются показаниями С. и подсудимого В., из которых следует, что каждый из них нанес потерпевшей не менее двух ударов ногами по телу.

Анализируя совокупность исследованных судом доказательств, суд приходит к выводу о виновности В. в самоуправстве, то есть самовольном, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершении каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред, с применением насилия, поскольку он совместно с другими лицами, группой лиц по предварительному сговору, в нарушение установленного законом или иным нормативным правовым актом порядка высказали в адрес П. требования о возврате долга, применяя к потерпевшей физическое насилие, причинив потерпевшей существенный вред, выразившийся в причинении имущественного ущерба и телесных повреждений, которые оцениваются как средней тяжести вред здоровью.

Исследованные судом доказательства по данному факту свидетельствуют о прямом умысле подсудимого на указанные действия.

Суд находит, что квалифицирующий признак самоуправства – с применением насилия нашел свое подтверждение в ходе рассмотрения уголовного дела, поскольку установлено, что подсудимым В. и одним их других лиц при совершении преступления потерпевшей были нанесены удары ногами по телу, второе лицо толкнуло потерпевшую в спину, отчего она упала на землю.

Судом не могут быть приняты во внимание доводы стороны защиты о переквалификации действий подсудимого В. на ст.116 УК РФ, так как он действовал самостоятельно, нанес два удара, от которых не наступило каких-либо последствий, поскольку они опровергаются исследованными в судебном заседании вышеуказанными доказательствами, из которых следует сделать вывод о том, что у В. с двумя другими лицами предварительный сговор на совершение самоуправства в отношении потерпевшей состоялся до начала действий, направленных на выполнение объективной стороны самоуправства, в ходе совершения преступления действия подсудимого и других лиц были согласованными, взаимодополняемыми, после совершения преступления они также совместно распорядились имуществом потерпевшей.

Суд квалифицирует действия В. по ч. 2 ст. 330 УК РФ (в редакции ФЗ № 63-ФЗ от 13.06.1996 года), как самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред, с применением насилия.

За совершенное преступление подсудимый В. подлежит наказанию, при определении вида и размера которого суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, его роль в совершении преступления, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние наказания на исправление осужденного.

В. ранее судим, по месту жительства характеризуется отрицательно, дважды в 2009 году привлекалась к административной ответственности, в медвытрезвитель не помещался, на учете у нарколога и психиатра не состоит.

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимого В., являются признание им своей вины, добровольное возмещение ущерба потерпевшей.

Отягчающим наказание подсудимого В. обстоятельством является совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору.

Оснований для применения к подсудимому В. ст. 64 УК РФ суд не усматривает, так как исключительных обстоятельств, связанных с мотивом преступления, поведением виновного, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, не установлено.

Решая вопрос о назначении подсудимому В. наказания за совершенное преступление, суд, учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, которое относится к категории преступлений средней тяжести, данные о личности подсудимого, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, возможность его исправления без отбывания уголовного наказания, считает целесообразным назначить подсудимому В. наказание в виде лишения свободы с применением ст.73 УК РФ условно.

Гражданский иск по делу не заявлен.

Вещественных доказательств по делу нет.

Процессуальные издержки за оказание юридической помощи адвокатом на предварительном следствии и суде В. составляют 14053 рубля 47 копеек и на основании ст. 132 УПК РФ подлежат взысканию с подсудимого.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

В. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.330 ч.2 УК РФ( в редакции ФЗ № 63-ФЗ от 13.06.1996 года) и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 1( один ) год.

В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание В. назначить условно с испытательным сроком на 1(один) год 6(шесть) месяцев.

Возложить на В. обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за его исправлением, отчитываться о своем поведении перед специализированным государственным органом, осуществляющим контроль за его поведением, не появляться в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения в период испытательного срока.

Меру пресечения В. до вступления приговора в законную силу оставить прежнюю в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Взыскать с В. в доход федерального бюджета процессуальные издержки за участие адвоката в размере 14053 (четырнадцати тысяч пятидесяти трех) рублей 47 копеек.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в суд Ненецкого автономного округа в течение 10 суток со дня провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, о чем должно быть указано в жалобе.

В случае подачи жалобы или представления, затрагивающих интересы осужденного, он вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении жалобы или представления судом кассационной инстанции.