Статья 6. Принцип справедливости

1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Комментарий к Ст. 6 УК РФ

1. Комментируемое положение является проявлением в уголовном законодательстве этической категории справедливости, характеризующей отношения между определенными социальными явлениями и категориями сквозь призму интересов общества, общечеловеческих ценностей, добра и зла. Соотношение между преступлением и наказанием выступает как частное соотношение между деянием и воздаянием. Соответствие между этими характеристиками оценивается в этике как справедливость, несоответствие — как несправедливость.

Рассматриваемый принцип охватывает сферы как правотворчества, так и правоприменения. Справедливость реализуется законодателем при установлении и дифференциации уголовной ответственности (определении круга преступных деяний, видов и размеров наказаний за конкретные преступления), а судом — в процессе индивидуализации ответственности и наказания.

2. Уголовно-правовое содержание принципа справедливости основано на соответствующих конституционных и международно-правовых положениях и пронизывает все нормы УК: наказание и иные меры уголовно-правового воздействия, применяемые к совершившему преступление лицу, должны соответствовать тяжести и конкретным обстоятельствам преступления, особенностям личности виновного (см. ст. 60 УК РФ).
———————————
См., например: преамбула Конституции, Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила, принятые 14 декабря 1990 г.), Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, принятые 29 ноября 1985 г.); Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г. // РГ. 1995. N 120; и др.

Из положений Конституции и корреспондирующих им положений ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод следует, что правосудие по своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах . Поливариантные возможности реализации этого принципа заключаются в содержании всех норм уголовного закона.
———————————
См.: Постановление КС РФ от 08.12.2003 N 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» // СЗ РФ. 2003. N 51. Ст. 5026.

3. Важным условием справедливой индивидуализации ответственности и наказания является правильная юридическая оценка содеянного. Вмененное подсудимому преступление должно быть квалифицировано в точном соответствии со статьей (частью статьи) УК, предусматривающей ответственность за совершение этого деяния.

В этой связи ч. 2 комментируемой статьи закрепляет правило о том, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление, основанное на положении ч. 1 ст. 50 Конституции и согласующееся с нормами международного права (non bis in idem). На недопустимость повторного привлечения к ответственности направлены, в частности, нормы ст. ст. 12, 17 УК (см. коммент. к ст. ст. 12, 17).

Кроме того, положения этого принципа реализованы и в уголовно-процессуальном законодательстве (см. п. п. 4, 5 ч. 1 ст. 27; ст. 308 и др. УПК). Так, неправильное применение уголовного закона, положений как Общей, так и Особенной частей УК является одним из оснований отмены приговора суда (см. ст. 389.15 УПК).

Разновидностью неправильного применения уголовного закона является двойное вменение, которое, как и объективное вменение, на практике может касаться всех элементов и признаков состава преступления. Принцип non bis in idem, как он установлен Конституцией и регулируется уголовным законодательством, исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, квалификацию одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в них нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также двойной учет одного и того же обстоятельства одновременно при квалификации преступления и при определении вида и меры ответственности.

В условиях состязательности процесса и полномочий в нем суда предварительная квалификация все больше приобретает фикционный характер (характер допущения стороны обвинения, при котором оценка преступления оказывается ошибочно завышенной). Неправильная юридическая оценка содеянного ввиду неверного избрания норм УК по распространенности может быть подразделена следующим образом: квалификация оценочных признаков преступления; оценка единых сложных и совокупных преступлений; квалификация общественно опасных последствий; оценка малозначительных деяний и преступлений, граничащих с проступками.

Примерами двойного вменения (т.е. оценки, квалификации) являются следующие типичные его варианты:

— одновременное вменение основного и дополнительного состава преступления при необходимости разрешения конкуренции между ними, как это предусмотрено ст. 17 УК (например, ст. ст. 285 и 290; ст. ст. 285 и 305; ст. ст. 162 и 111 УК);

— вменение одного и того же признака дважды — в качестве основного (конструктивного) признака одного состава преступления и квалифицирующего признака другого состава преступления (например, корысти при квалификации содеянного по ст. 162 и ч. 2 ст. 105 УК);

— учет одних и тех же обстоятельств повторно в качестве иных составов преступлений, дополняющих основной состав. Например, оценка признака проникновения в жилище при хищении как дополнительного состава незаконного вторжения в жилище (ст. 139 УК); вменение составов превышения должностных полномочий (ст. 286 УК), а также фальсификации доказательств (ст. 303 УК) при привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК); одновременное вменение составов уклонения от исполнения обязанностей военной службы и подлога документов, посредством которого лицо уклонилось от службы, тогда как содеянное полностью охватывается ст. 339 УК (см. п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 03.04.2008 N 3);

— вменение одних и тех же обстоятельств как в качестве конструктивного, так и квалифицирующего признака составов либо признака, влияющего на индивидуализацию наказания (например, учет цели скрыть другое преступление как при оценке деяния по п. «к» ч. 2 ст. 105, так и в качестве отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «е1» ч. 1 ст. 63 УК; вменение при квалификации деяния ст. 150 УК о вовлечении несовершеннолетнего в преступление дополнительно в качестве отягчающего наказание обстоятельства признака совершения деяния в отношении малолетнего (о недопустимости этого см. ч. 3 ст. 61 и ч. 2 ст. 63 УК));

— вменение наряду с итоговым вредом промежуточных последствий или этапов деяния (например, квалификация содеянного не только как убийства, но и причиненного в процессе лишения жизни тяжкого вреда здоровью; вменение не только покушения на преступление, но и приготовления к этому же преступлению, оценка деяния не только как соисполнительство, но и как организация преступления и т.п.).

4. Вместе с тем принцип справедливости предполагает основанную на законе ответственность субъекта за все совершенные деяния, в том числе и множественность преступлений (см. ст. 17 УК). Так, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), и разбой, т.е. нападение с применением насилия в целях хищения чужого имущества, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК), имеют разные объекты (здоровье и жизнь в одном случае, собственность и здоровье — в другом), разные последствия (смерть и вред здоровью) с разным психическим отношением к этим последствиям (двойная форма вины в одном случае и умышленная форма вины — в другом). Указанные нормы содержат описание разных преступлений, которые хотя и имеют общий признак — причинение тяжкого вреда здоровью, не соотносятся между собой как часть и целое: наступление смерти потерпевшего не включено в признаки состава разбоя, совершенного с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Указанные нормы содержат различные, не совпадающие санкции. Следовательно, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего его смерть (преступление против жизни), не может поглотить разбой (преступление против собственности), как и разбой не может поглотить причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего его смерть. Пункт «в» ч. 4 ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК не соотносятся между собой как общая и специальная норма, а потому действия виновных в разбойном нападении, в ходе которого потерпевшему причиняется тяжкий вред здоровью, повлекший его смерть, подлежат квалификации по совокупности преступлений (п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2002 N 29) .
———————————
См. также: Определение КС РФ от 19.05.2009 N 846-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Митрошина Алексея Борисовича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 17, частью первой статьи 24 и статьей 27 Уголовного кодекса Российской Федерации».

По конкретному делу правильная оценка дана действиям специальных субъектов, являющихся в силу примеч. к ст. ст. 285 и 318 УК представителями власти, по правилам идеальной совокупности преступлений, исключающей двойное вменение.

Так, ч. 3 ст. 286 УК в качестве тяжких последствий охватывает в том числе тяжкий вред здоровью, но не предусматривает наступление смерти в результате его причинения, о чем свидетельствуют санкции ч. 3 ст. 286 и ч. 4 ст. 111 УК, последняя из которых является более строгой. Таким образом, посягательство на интересы государственной службы, на права и интересы граждан судом правильно квалифицировано по ч. 3 ст. 286 УК. Причинение же тяжкого вреда потерпевшему, повлекшего по неосторожности его смерть, квалифицировано по ч. 4 ст. 111 УК .
———————————
См.: Постановление ВС РФ от 19.02.2007 по делу N 48-Д07-5.

5. На реализацию принципа справедливости направлены и другие нормы Общей части УК: об исключении ответственности (ст. ст. 37 — 42), об освобождении от ответственности и от наказания (ст. ст. 75 — 86), об особенностях ответственности и наказания несовершеннолетних (ст. ст. 87 — 96), об иных мерах уголовно-правового характера (ст. ст. 97 — 104.3), а также специальные нормы об освобождении от ответственности, содержащиеся в примеч. к ряду статей Особенной части УК.

6. Наибольшее применение принцип справедливости находит при индивидуализации наказания. Так, все санкции статей Особенной части УК носят относительно-определенный или альтернативный характер. Широкие пределы индивидуализации установлены в Общей части УК (например, в ст. ст. 60 — 62, 64 — 67, 73, 79 — 85), а также в ч. 7 ст. 316 УПК (о назначении наказания при особом, т.е. упрощенном, порядке судебного разбирательства), которые позволяют при наличии определенных в них обстоятельств существенно смягчить наказание либо освободить виновного от наказания.

7. Во исполнение уголовно-правовых принципов, в том числе справедливости, в ст. 60 УК сформулированы общие начала назначения наказания, которое должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления (понятию, которое по своему объему шире, чем общественная опасность деяния), обстоятельствам его совершения, личности виновного.

Характер общественной опасности преступления определяется в соответствии с законом с учетом объекта посягательства, формы вины и категории преступления (ст. 15 УК), а степень общественной опасности преступления — в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от размера вреда и тяжести наступивших последствий, степени осуществления преступного намерения, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, наличия в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкциями статей Особенной части УК (см. Постановление Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 20).

8. Справедливость предполагает взаимосвязь с другими принципами, с законностью, равенством граждан перед законом и гуманизмом (см. коммент. к ст. ст. 3, 4, 6, 7). Каждый из принципов имеет специфическое содержание, но вместе с тем характеризует определенный аспект справедливости в уголовном праве, без которого не может быть справедливости в целом. Так, нет справедливости, если при отправлении правосудия по делу нарушаются законность, принцип равенства граждан перед законом, принцип гуманизма. Таким образом, справедливость выступает обобщающим принципом уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений.

9. В ч. 2 комментируемой статьи воспроизведена ст. 50 Конституции, что делает этот принцип конституционным. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. предусматривает, что никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны (п. 7 ст. 14), а Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. закрепляет, что никакое лицо не должно быть повторно судимо или наказано в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое это лицо уже было оправдано или осуждено в соответствии с законом этого государства (п. 1 ст. 4 Протокола N 7 в ред. Протокола N 11). Указанный запрет является конкретизацией общеправового принципа справедливости и направлен на обеспечение правовой безопасности и правовой стабильности, что нашло отражение и в уголовном законодательстве РФ.
———————————
БВС РФ. 1994. N 12.

СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

Вместе с тем Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, ее п. 2 ст. 4 Протокола N 7 (в ред. Протокола N 11) установлено, что право не привлекаться повторно к суду или повторному наказанию не препятствует повторному рассмотрению дела на основе закона соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или если в ходе предыдущего разбирательства было допущено существенное нарушение (т.е. имеющее фундаментальный, принципиальный характер), повлиявшее на исход дела. Отсутствие возможности пересмотра окончательного судебного решения в связи с имевшим место в ходе предшествующего разбирательства фундаментальным нарушением, которое повлияло на исход дела, означало бы, что — вопреки принципу справедливости и основанным на нем конституционным гарантиям охраны личности и судебной защиты прав и свобод человека — такое ошибочное решение не может быть исправлено .
———————————
См.: Постановление КС РФ от 17.07.2002 N 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 342, 371, 373, 378, 379, 380 и 382 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и статьи 36 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с запросом Подольского городского суда Московской области и жалобами ряда граждан» // СЗ РФ. 2002. N 31. Ст. 3160.

Статья 6 УК РФ. Принцип справедливости

Новая редакция Ст. 6 УК РФ

1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Комментарий к Статье 6 УК РФ

1. Многозначный термин «справедливость» применительно к формулировкам коммент. статьи означает соответствие меры УО характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Справедливость требует индивидуализации наказания (мер уголовно-правовой ответственности) применительно к каждому виновному и каждому УД.

1.1. Видимо потому, что речь идет о принципе УО, коммент. статья ограничивает требование справедливости преимущественно обстоятельствами, относящимися к личности виновного. Представляется, однако, что в рамках «обстоятельств совершения преступления» справедливость меры УО детерминируется и характером вреда, причиненного пострадавшему от преступления.

2. Возможность выполнения принципа — выбора справедливой меры УО обеспечивается: а) характером санкций, конструируемых в Особенной части УК РФ (они могут носить альтернативный и (или) относительно-определенный характер); б) установленными в нормах Общей части УК РФ способами (например, в ст. 61, 62, 64, 75 — 85) при наличии определенных обстоятельств основательно смягчать УО виновного либо освобождать его от УО и (или) наказания.

3. В ч. 2 коммент. статьи воспроизведена норма, закрепленная в ст. 50 Конституции.

3.1. Запрет дважды налагать за одно и то же преступление ответственность относится только к УО. Другие виды юридической ответственности могут взаимодействовать с нею: предшествовать ей, конкурировать, дополнять.

4. Относительно проявления принципа «Не дважды за одно и то же» в случаях осуждения (неосуждения) гражданина Российской Федерации или лица без гражданства, постоянно проживающего в Российской Федерации, иностранным судом см. ч. 1 и 3 ст. 12 и коммент. к ним.

Другой комментарий к Ст. 6 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Справедливость — категория этического, морального и социально-правового характера. В уголовном праве принцип справедливости обращен в равной степени и к законодателю, и к правоприменителю. Соответственно, для того чтобы суд, рассматривающий конкретное дело, мог назначить справедливое наказание, законодатель должен определить справедливую санкцию за деяние, которое запрещено законом.

2. Законодатель, устанавливая санкцию, дает суду возможность в отведенных ему границах индивидуализировать наказание. Поэтому в УК РФ большинство санкций альтернативные и относительно определенные, что дает право выбора того либо иного вида наказания, а в рамках одного наказания указываются верхние и нижние пределы.

3. Меру справедливости наказания в каждом конкретном случае выбирает суд с учетом тяжести совершенного деяния, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание (ст. ст. 61, 63 УК РФ), положительных и отрицательных качеств личности виновного.

4. Приведенное в ч. 2 ст. 6 УК РФ положение основывается на ч. 1 ст. 50 Конституции РФ. Граждане РФ и постоянно проживающие в РФ лица без гражданства, совершившие вне пределов РФ преступление, не подлежат уголовной ответственности, если в отношении этих лиц по данному преступлению имеется решение суда иностранного государства (ч. 1 ст. 12 УК РФ).

К ВОПРОСУ О ПРИМЕНЕНИИ ЧАСТИ 6 СТАТЬИ 15 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мнение законодателя о характере и степени общественной опасности преступлений выражено в ст. 15 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ), устанавливающей четыре категории преступлений (преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие, особо тяжкие) и условия разделения преступлений на категории (форма вины и максимальное наказание в виде лишения свободы, предусмотренное за совершение преступления).

Разграничение преступлений по категориям имеет важное практическое значение.

Категория преступления учитывается при определении вида рецидива (ст. 18 УК РФ), привлечении лица к ответственности за приготовление к преступлению (ст. 30 УК РФ), если преступление совершено преступным сообществом (ст. 35 УК РФ), при назначении наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ), назначении осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (ст. 58 УК РФ), освобождении от уголовной ответственности (ст.ст. 75—78, 90 УК РФ), освобождении от наказания (ст.ст. 79, 80, 82, 92, 93 УК РФ), определении сроков погашения судимости (ст. 86 УК РФ) и др.

Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ ст. 15 Уголовного кодекса Российской Федерации дополнена ч. 6, в соответствии с которой суд наделяется полномочиями по изменению категории преступления на менее тяжкое при наличии следующих условий: за совершение преступления средней тяжести осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы; за совершение тяжкого преступления осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы; за совершение особо тяжкого преступления осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы; при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств. Кроме того, суд должен учесть фактические обстоятельства преступления и степень его общественной опасности.

Таким образом, законодатель, преследуя цели индивидуализации наказания и вынесения справедливых приговоров(1), предоставил право суду изменять категорию преступления и тем самым улучшать положение подсудимого.

Необходимо отметить, что применение указанной нормы закона может быть затруднено по следующим причинам.

Некоторые условия, при наличии которых возможно изменение категории преступления, представляются недостаточно конкретизированными.

Закон обязывает суд при изменении категории преступления учесть фактические обстоятельства преступления, однако какие именно фактические обстоятельства должны быть учтены судом, из содержания ч. 6 ст. 15 УК РФ непонятно.

Противоречива позиция законодателя и относительно учета степени общественной опасности преступления: в ч. 1

рассматриваемой статьи этот критерий используется наряду с характером общественной опасности, для категоризации преступлений, а в ч. 6 предлагается использовать его же для изменения уже установленной, согласно ч. 1, категории преступления(1).

В то же время законом не предусмотрены условия, при которых суд обязан изменить категорию преступления, а лишь предоставлено право суду менять категорию преступления. То есть суд по своему усмотрению может пользоваться либо не пользоваться указанным правом. Представляется, что обоснованность изменения категории преступления в каждом конкретном случае может зависеть от тщательного теоретического обоснования судом своего решения, в связи с чем представляется возможным вынесение судами решений, содержащих различное обоснование необходимости изменения категории преступления в идентичных правовых ситуациях.

Данное обстоятельство свидетельствует о несоответствии положений ч. 6 ст. 15 УК РФ провозглашенному ст. 19 Конституции Российской Федерации и закрепленному в ст. 4 УК РФ принципу равенства граждан перед законом, а также закрепленному в ст. 6 УК РФ принципу справедливости(2).

В продолжение вышеизложенного необходимо отметить, что в научном сообществе преобладает мнение, согласно которому в указанном случае деятельность суда, прикрытая целями индивидуализации наказания, может повлечь коррупционные проявления в судебной системе(3).

Отсутствие четко выраженных критериев применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ имеет определенный результат на практике.

Например, согласно разъяснению о практике применения ч. 6 ст. 15 УК РФ в 2012 году, представленному Тверским областным судом, «не наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, которые следует рассматривать как условия, а фактические обстоятельства преступления и степень его общественной опасности являются основаниями для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ»(4). При этом в разъяснении обращается внимание, что суды Тверской области в 2012 году неправильно применяли положения ч. 6 ст. 15 УК РФ, необоснованно изменяя категорию преступления: «… в приговорах не приведены надлежащие мотивы в обоснование вывода о наличии оснований для изменения категории преступлений, выводы суда содержат общие суждения о том, что фактические обстоятельства совершенного преступления и степень его общественной опасности позволяют изменить категорию преступления»(5).

Указанное свидетельствует о том, что у правоприменителей не сложилось четкое представление о механизме принятия решений о наличии оснований для изменения категории преступления. При данных обстоятельствах единообразный подход к применению ч. 6 ст. 15 УК РФ невозможен.

Также анализ формулировки новой нормы показал, что закрепленное в ч. 6 ст. 15 УК РФ правило предоставляет суду возможность разрешать вопрос об изменении категории преступления лишь после того, как им уже было назначено наказание.

преступления с тяжкого на средней тяжести в случае, если совершено, например, приготовление к преступлению, не может служить основанием для исключения уголовной ответственности для виновного лица в силу ч. 2 ст. 30 УК РФ. Таким образом, несмотря на то что суд изменяет категорию преступления на преступление средней тяжести, уголовная ответственность за приготовление к этому преступлению наступает(1).

А. Гриненко обращает внимание, что «в приговоре вопрос о виде и размере наказания разрешается в резолютивной части, тогда как фактическая общественная опасность содеянного (наряду с разрешением иных вопросов) оценивается в предыдущей части, описательно-мотивировочной»(2).

Одновременно возникают вопросы, касающиеся применения статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, диспозиции которых содержат указание на категорию преступления: ч. 4 ст. 150 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления), ст. 210 УК РФ (создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений), ч. 3 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении), ст. 316 УК РФ (заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений), ч. 1 и ч. 2 ст. 325.1 УК РФ (неправомерное завладение государственным регистрационным знаком транспортного средства, совершенное в целях совершения тяжкого или особо тяжкого преступления).

Нужно ли привлекать лицо к уголовной ответственности, если судом изменена категория преступления, в целях совершения которого таким лицом было совершено преступление, предусмотренное ст. 210 УК РФ, чч. 1, 2 ст. 325.1 УК РФ?

Нужно ли привлекать лицо к уголовной ответственности по ч. 4 ст. 150 УК РФ, ч. 3 ст. 303 УК РФ или ст. 316 УК РФ в случае изменения судом категории преступления, о котором идет речь в диспозиции данных статей?

Указанные вопросы в настоящее время остаются без ответа.

Таким образом, новелла ст. 15 УК РФ несколько усложнила применение уголовного закона, создав препятствия для формирования единообразной практики применения действующего законодательства, послужила поводом для резкой критики законодателя со стороны научного сообщества, призывающего уточнить новую норму либо исключить ч. 6 из ст. 15 УК РФ.

Например, А. А. Джагрунов отмечает, что Уголовный кодекс Российской Федерации и до нововведения в ст. 15 предоставлял судам достаточно возможностей для индивидуализации наказания как на стадии его назначения, так и на стадии исполнения, а «ч. 6 ст. 15 УК РФ следует приравнять к “расшатыванию основ” уголовного законодательства Российской Федерации»(3).

Л. Ю. Ларина приходит к выводу, что «ч. 6 ст. 15 УК РФ в нынешней редакции является чрезвычайно неудачной нормой, которая, с одной стороны, создает благоприятные условия для нарушения основополагающих принципов уголовного права, а с другой — выступает серьезным коррупциогенным фактором благодаря отсутствию четких критериев изменения категории преступлений»(4).

Т. Г. Жукова утверждает, что положения закона, какое бы отношение общественности к ним не было, должны исполняться, однако с изменением закона возникла потребность в официальных разъяснениях Верховного Суда Российской Федерации, касающихся определения нового для российского уголовного права механизма установления категории преступления(5).

Вышеуказанные точки зрения, на наш взгляд, обоснованны, проблемы применения ч. 6 ст. 15 УК РФ препятствуют активному использованию судами предоставленного им права на изменение категории преступления, что влечет осознанное игнорирование со стороны правоприменителей новой нормы закона и в конечном счете ее «вымирание» для практической деятельности.

При данных обстоятельствах исключение ч. 6 из ст. 15 УК РФ представляется вполне вероятным.

Статья 6. УК РФ

Принцип справедливости

1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Комментарии к статье 6 УК РФ

В ст. 6 УК РФ раскрывается содержание принципа справедливости, в соответствии с которым наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В содержание принципа справедливости включено и положение о том, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Таким образом, справедливость выражается прежде всего в соответствии, адекватности наказания и иных мер уголовно-правового характера совершенному преступлению. При установлении такого соответствия во внимание принимаются характер и степень общественной опасности совершенного преступления.

Характер общественной опасности преступления зависит от объекта посягательства, формы вины и отнесения УК РФ преступного деяния к соответствующей категории преступлений (ст. 15), а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью виновного при совершении преступления в соучастии).

К примеру, убийство отличается от кражи и по объекту посягательства, и по тяжести вреда.

Наказание не может быть справедливым, если при его применении не учитываются обстоятельства совершения преступления: время, место, способ, мотив, цель и др. Так, законом (п. п. «а», «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ) такие обстоятельства, как впервые совершение преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств или совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания, признаются обстоятельствами, смягчающими наказание.

Личность виновного также имеет большое значение для определения справедливого наказания. Например, думается, будет справедливо, если лицо, совершившее преступление впервые или в несовершеннолетнем возрасте, при прочих равных условиях понесет менее строгое наказание по сравнению с лицом, неоднократно судимым, продолжающим вести антиобщественный образ жизни.

Следует отметить, что справедливость является очень емким понятием, включающим в себя многие факторы. Например, нельзя признать наказание справедливым, если оно незаконно, если было нарушено равенство граждан перед законом, если наказание является чрезмерно суровым и т.д. Поэтому можно сказать, что принцип справедливости как бы аккумулирует в себе содержание и всех иных принципов и направлен на достижение максимальной индивидуализации наказания и иных мер уголовно-правового характера. Для индивидуализации наказания законом предоставляются широкие возможности: наличие санкций с различными видами и пределами наказания, специальные правила назначения наказания при различных обстоятельствах, возможность назначения более мягкого наказания, применения условного осуждения и т.д. Говоря о справедливости, следует иметь в виду и то обстоятельство, что справедливость может пониматься по-разному различными людьми, их социальными группами. Поэтому единственным общим критерием справедливости может быть лишь закон и его правильное применение.

Положение ч. 2 ст. 6 УК РФ о том, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление, воспроизводит норму ч. 1 ст. 50 Конституции РФ. В этой связи можно говорить о конституционности рассматриваемого принципа уголовного права.

Принцип non bis in idem (не наказывается дважды одно и то же), как он установлен Конституцией Российской Федерации и регулируется уголовным законодательством Российской Федерации, исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, квалификацию одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в них нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также двойной учет одного и того же обстоятельства одновременно при квалификации преступления и при определении вида и меры ответственности.

Вместе с тем названный принцип не препятствует федеральному законодателю, например, путем закрепления судимости и связанного с ней института рецидива преступлений, влекущих предусмотренные уголовным законом правовые последствия, учитывать характер преступления, его опасность для защищаемых Конституцией Российской Федерации и уголовным законом ценностей, интенсивность, причины и иные обстоятельства его совершения, а также данные о лице, совершившем преступление, при условии, что регулирование этих институтов и их применение адекватно конституционным принципам юридической ответственности и гарантиям личности в ее публично-правовых отношениях с государством.

Напротив, конституционному запрету дискриминации и выраженным в Конституции Российской Федерации принципам справедливости и гуманизма противоречило бы законодательное установление уголовной ответственности и наказания без учета личности виновного и иных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих адекватной оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего преступление лица, и применение одинаковых мер ответственности за различные по степени общественной опасности преступления без учета фактора интенсивности участия конкретного лица в преступлении, его поведения после совершения преступления и после отбытия наказания, если таковое уже назначалось ранее, иных характеризующих личность обстоятельств.

Статья 6. Принцип справедливости

1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Комментарий к статье 6 Уголовного Кодекса РФ

1. Применительно к уголовному праву принцип справедливости проявляется в трех аспектах: справедливость при криминализации деяний, справедливость при пенализации преступлений законодателем и справедливость, которая должна быть при назначении наказания и иных мер уголовно-правового характера.

2. Принцип справедливости прежде всего находит свое воплощение в индивидуализации наказания и иных мер уголовно-правового характера, а именно: наказание и иные меры уголовно-правового характера должны соответствовать характеру (качественной характеристике) и степени (количественной характеристике) общественной опасности преступления. При выборе вида и размера наказания необходимо учитывать объект посягательства, способ совершения преступления, тяжесть общественно опасных последствий, совершено ли преступление в соучастии и какова при этом роль подсудимого, имел ли место эксцесс исполнителя и др.

Вид и размер наказания должны соответствовать обстоятельствам совершения преступления. Необходимо учитывать такие обстоятельства, как, например, п. «д» ч. 1 ст. 61 УК — совершение преступления в силу тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания, которое является обстоятельством, смягчающим наказание, или, например, п. «е» ч. 1 ст. 63 — совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы в качестве обстоятельства, отягчающего наказание.

Наказание и иные меры уголовно-правового характера должны соответствовать личности виновного. Необходимо учитывать положение виновного как человека в системе социальных ролей и социальных ценностей. Например, п. «в» ч. 1 ст. 61 — беременность в качестве обстоятельства, смягчающего наказание. Также значение имеют поведение виновного в повседневной жизни, отношение в семье, отзывы коллег по работе и соседей, определенные черты характера.

Существует возможность освобождения виновного от уголовной ответственности и наказания при наличии определенных уголовным законом обстоятельств: например, по ст. 75 УК лицо может быть освобождено от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, по ст. 81 возможно освобождение лица от наказания в связи с болезнью.

При назначении наказания необходимо оценивать влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» указывается на то, что судам необходимо исполнять требования закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания, имея в виду, что справедливое наказание способствует решению задач и осуществлению целей, указанных в ст. 2 и ст. 43 УК.

Принцип справедливости отражается во многих нормах уголовного права, в частности, согласно ст. 43 УК одной из целей наказания является восстановление социальной справедливости, согласно ст. 60 к общим началам наказания относится в том числе назначение справедливого наказания.

При этом принцип справедливости не сводится только к назначению судом справедливого наказания. Он обязывает законодателя к тому, чтобы закон был справедливым с момента его издания. Уголовный закон, соответствующий принципу справедливости, должен быть эффективен, социально и криминологически обоснован.

3. В ч. 2 ст. 6 УК отражен международный и конституционный принцип запрета осуждения одного лица дважды за одно и то же преступление (ч. 1 ст. 50 Конституции РФ). Об этом говорят также ч. ч. 1 и 3 ст. 12 УК применительно к действию уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступления вне пределов Российской Федерации.

Принцип справедливости тесно связан с другими принципами уголовного права, так как если был нарушен, например, принцип законности или принцип равенства граждан перед законом, то наказание или иные меры уголовно-правового характера не могут быть справедливыми.

Принцип справедливости в уголовном праве направлен в первую очередь на максимальную индивидуализацию наказания. Согласно п. 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ несправедливость приговора является основанием для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке.