Взыскание неустойки за неисполнение условий договора

В случае неисполнения индивидуальным предпринимателем условий договора закон предусматривает возможность взыскания с него суммы убытков, т.е. «расходов, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения его имущества (реальный ущерб), а также неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)». Однако, несмотря на то, что взыскание убытков является универсальной мерой ответственности, ее применение на практике осложнено необходимостью доказывания точного размера причиненного ущерба, а также того, что такой ущерб связан с нарушением предпринимателем договора. Учитывая это, стороны при заключении гражданско-правового договора стремятся предусмотреть в нем дополнительные условия, которые позволяли бы им более оперативно и как можно более просто привлекать контрагента к гражданско-правовой ответственности в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения взятых на себя обязательств. Такая возможность реализуется благодаря включению в текст договора условий о неустойке.
Как показывает практика, стороны практически всегда пользуются указанной возможностью, и условия о взыскании неустойки в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств встречаются в большинстве гражданско-правовых договоров. В связи с такой популярностью возникает необходимость подробно рассмотреть случаи, при которых взыскивается неустойка, а также установить порядок определения точного ее размера. Это позволит предпринимателям, с одной стороны, грамотно противодействовать претензиям контрагентов, а с другой — создаст ориентиры в дальнейшей договорной работе.

Правовая природа неустойки

Положения о неустойке содержатся в параграфе 2 гл. 23 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ). В ст. 330 ГК РФ установлено, что неустойкой признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.
Особенностью неустойки является ее двойственная природа. С одной стороны, она представляет собой меру гражданско-правовой ответственности (т.е. санкцию за неправомерное поведение), а с другой — способ обеспечения исполнения обязательств (т.е. стимул к надлежащему исполнению обязательств).
Неустойка может выражаться в уплате штрафа или пени. Штрафом признается денежная сумма, определяемая либо в процентном отношении, либо в твердом размере от какой-либо суммы (как правило, от размера неисполненного обязательства). Пеня представляет собой определенную денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору за каждый день (или иной период) просрочки; она также может исчисляться либо в процентном отношении, либо в твердом размере.
Как следует из содержания ст. 330 ГК РФ, неустойка может быть законной или договорной. Порядок взыскания законной неустойки устанавливается каким-либо нормативным актом. В настоящее время законная неустойка установлена:
— Федеральным законом от 21.12.2001 N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (ст. 20);
— Федеральным законом от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (ст. 13);
— Федеральным законом от 17.07.1999 N 176-ФЗ «О почтовой связи» (ст. 34);
— Федеральным законом от 21.07.2005 N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (ст. 9);
— Федеральным законом от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (ст. 5);
— Федеральным законом от 29.12.1994 N 79-ФЗ «О государственном материальном резерве» (ст. 16);
— Земельным кодексом РФ (ст. 30.2) и др.

Пример 1. Согласно ч. 11 ст. 9 Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» в случае просрочки исполнения поставщиком (исполнителем, подрядчиком) обязательства, предусмотренного государственным контрактом, заказчик вправе потребовать уплаты неустойки (штрафа, пеней). Неустойка (штраф, пени) начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства, предусмотренного государственным контрактом, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства. Размер такой неустойки (штрафа, пеней) устанавливается государственным контрактом в размере не менее одной трехсотой действующей на день уплаты неустойки (штрафа, пеней) ставки рефинансирования Центрального банка РФ.

В указанном случае неустойка установлена диспозитивно, т.е. стороны государственного контракта вправе определить ее конкретный размер самостоятельно, но в пределах, предусмотренных законом. Если же неустойка закреплена законом императивно (т.е. в точной твердой сумме), то стороны не вправе уменьшить или увеличить ее.
В отличие от законной неустойки, договорная неустойка определяется условиями конкретного гражданско-правового договора и зависит от воли сторон.
Немало вопросов возникает на практике по поводу соотношения неустойки с другими гражданско-правовыми санкциями за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора.
По общему правилу если договором установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (абз. 1 п. 1 ст. 394 ГК РФ). Такая неустойка именуется зачетной.

Пример 2. За недопоставку товара поставщик уплатил неустойку в размере 1 тыс. руб. В результате ненадлежащего исполнения обязательства, выразившегося в недопоставке, покупатель понес убытки в размере 10 тыс. руб. Убытки в этом случае взыскиваются в части, не покрытой неустойкой (10 — 1), т.е. в размере 9 тыс. руб.

При этом стороны вправе в договоре предусмотреть специальное условие о том, чтобы:
а) осуществлялось взыскание только неустойки, но не убытков (исключительная неустойка);
б) убытки взыскивались в полной сумме сверх неустойки (штрафная неустойка);
в) взыскание осуществлялось по выбору кредитора — либо в форме неустойки, либо в форме убытков (альтернативная неустойка).

Основания взыскания неустойки

Как и при взыскании убытков, основанием для взыскания неустойки является нарушение предпринимателем условий заключенного договора, что выражается в неисполнении или ненадлежащем исполнении его условий. Однако существенным отличием взыскания неустойки от взыскания убытков является то, что для взыскания неустойки не требуется доказывать наличие ущерба, причиненного допущенным предпринимателем нарушением. Неустойка взыскивается исключительно в связи с нарушением условия договора. Следует учитывать также и то, что в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, по общему правилу несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Иными словами, взыскание с индивидуального предпринимателя неустойки осуществляется независимо от его вины, правда, если указания на обязательное наличие вины не содержится в договоре или в иных положениях законодательства.
Довольно неоднозначным является вопрос о том, можно ли взыскать неустойку за невыполнение предпринимателем неденежного обязательства. В большинстве литературных источников такая возможность не допускается.

Поскольку взыскание неустойки чаще всего является санкцией, установленной не законом, а договором, на практике особое значение приобретает грамотное формулирование сторонами соответствующих договорных условий.
Согласно ст. 331 ГК РФ соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. При этом несоблюдение письменной формы в силу прямого указания закона влечет недействительность соглашения о неустойке.

Немаловажное значение имеет и то, как сформулированы условия о взыскании неустойки. Для избегания спорных ситуаций надо стараться не допускать в договоре двусмысленных и неопределенных формулировок.

Порядок определения неустойки

В случае когда с предпринимателя подлежит взысканию законная неустойка, порядок определения ее размера закрепляется положениями нормативных актов. Если же основания взыскания неустойки предусмотрены договором, то механизм определения ее точного размера является предметом усмотрения сторон этого договора. Как отмечено в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 12.05.2012 по делу N А53-12293/2011, «размер неустойки определяется по усмотрению сторон соглашения. Нормы гражданского права не ограничивают стороны ни минимальными, ни максимальными размерами неустойки. В данном случае сторонам предоставляется полная свобода выбора».
Однако помимо усмотрения сторон при определении размера неустойки следует учитывать и публичные аспекты, в частности момент, связанный с начислением неустойки на сумму налога на добавленную стоимость, которая нередко входит в состав цены товара (работы, услуги).

При этом подчеркнем, что сумма неустойки, рассчитанная на основе закона или договора, не всегда может быть взыскана с нарушителя в полном объеме. В силу ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка (как законная, так и договорная) явно не соразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе ее уменьшить.
Эта норма явилась реакцией на распространенную недавно практику, когда в большом количестве договоров устанавливались неустойки, во много раз превышающие все разумные пределы (например, до 10% от суммы задолженности за каждый день задержки оплаты товаров, работ или услуг, т.е. 3600% годовых).
Конституционный Суд РФ не раз подчеркивал, что предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, т.е., по существу, на реализацию требования ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а, по сути, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (Определения Конституционного Суда РФ от 24.09.2012 N 1777-О, от 25.01.2012 N 185-О-О, от 26.05.2011 N 683-О-О, от 29.09.2011 N 1075-О-О, от 21.12.2000 N 263-О).

Особенности применения этой нормы отражены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», а также в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».
Из этих разъяснений арбитражного суда надзорной инстанции можно выделить следующие наиболее значимые положения.
Во-первых, неустойка может быть снижена судом только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика и только при рассмотрении судом дела по правилам суда первой инстанции.
Во-вторых, соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства предполагается. Поэтому для уменьшения неустойки ответчику необходимо представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, в частности что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки. Другая сторона для опровержения такого заявления вправе представить доводы, подтверждающие соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства. Поскольку по требованию об уплате неустойки убытки не подлежат обязательному доказыванию, в качестве опровержения заявления ответчика о снижении неустойки можно представить доказательства, свидетельствующие о том, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для лица, действующего в гражданском обороте разумно и осмотрительно при сравнимых обстоятельствах, в том числе основанные на средних показателях по рынку (изменение процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определенные виды товаров в соответствующий период, колебания валютных курсов и т.д.). При этом судом отмечено, что не могут служить единственным основанием для снижения неустойки такие доводы ответчика, как тяжелое финансовое положение; неисполнение обязательств контрагентами; наличие задолженности перед другими кредиторами; наложение ареста на денежные средства или иное имущество ответчика; непоступление денежных средств из бюджета; добровольное погашение долга полностью или в части на день рассмотрения спора; выполнение ответчиком социально значимых функций; наличие у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, процентов по договору займа).
В-третьих, при определении размера неустойки, достаточной для компенсации потерь предпринимателя, ВАС РФ ориентирует нижестоящие суды исходить из двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период данного нарушения (в настоящее время такая ставка установлена в размере 8,25 процентов годовых). Вместе с тем для обоснования иной величины неустойки, соразмерной последствиям нарушения обязательства, каждая из сторон вправе представить доказательства того, что средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями субъектам предпринимательской деятельности в месте нахождения должника в период нарушения обязательства, выше или ниже двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в тот же период. Снижение судом неустойки ниже определенного таким образом размера допускается в исключительных случаях, при этом присужденная денежная сумма не может быть меньше той, которая была бы начислена на сумму долга исходя из однократной учетной ставки Банка России.
В то же время, несмотря на указанные положения, следует учитывать, что уменьшение судом неустойки является крайней мерой, применяемой лишь в исключительных случаях, т.е. только при явной несоразмерности подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства.

И наконец, еще один аспект, требующий рассмотрения в рамках исчисления суммы неустойки, связан с определением периода, за который такая неустойка будет взыскиваться. Сложившаяся судебная практика по этому вопросу позволяет утверждать, что по смыслу п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойка подлежит уплате за весь период неисполнения должником обязательства по день его фактического исполнения. Однако если на момент вынесения судом решения обязательство должником не исполнено, неустойка взыскивается за период по день принятия решения судом. Иными словами, возможности указания в решении суда о взыскании неустойки на то, что неустойка подлежит начислению по день фактического исполнения должником обязательства (как при взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами), действующее законодательство не предусматривает (см. Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.03.2011 по делу N А19-13481/10, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2012 N 18АП-5164/2012 по делу N А47-12955/2011, от 27.10.2010 N 18АП-9590/2010 по делу N А76-10171/2010).

uristinfo.net

Как известно, существенными условиями всякого гражданско-правового договора признаются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (п. 1 ст. 432 ГК).

Относительно предмета кредитного договора в юридической литературе господствует точка зрения, согласно которой таковым (предметом кредитного договора) являются денежные средства, предоставляемые заемщику и подлежащие возврату последним. Например, Д.А. Медведев пишет: «Предмет договора — денежные средства (национальная или иностранная валюта), но не иные вещи, определяемые родовыми признаками» . Л.Г. Ефимова указывает: «Поскольку предметом кредитного договора являются деньги, обязательство банка носит денежный характер. При этом оно может быть выражено как в рублях, так и в иностранной валюте» .

Медведев Д.А. Указ. соч. С. 503.

Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. С. 523; см. также: Вишневский А.А. Банковское право: Краткий курс лекций. С. 74; Голышев В.Г. Указ. соч. С. 22; Захарова Н.Н. Указ. соч. С. 25.

При характерном для современной доктрины общем взгляде на предмет кредитного договора как на денежные средства обычно акцентируется внимание на его особенностях. Так, Е.А. Суханов подчеркивает, что «выдача большинства кредитов осуществляется в безналичной форме, т.е. предметом кредитных отношений становятся права требования, а не деньги в виде денежных купюр (вещей)» . Н.Ю. Рассказова обращает внимание на то, что к банковским операциям, каковой является кредитный договор, «отнесено предоставление привлеченных средств. Предоставление же взаймы собственных средств независимо от размера и систематичности сделок банковской операцией не является» . Н.Н. Захарова, напротив, подчеркивает, что «при рассмотрении предмета кредитного договора необходимо учитывать, что передать деньги или вещь (?) в собственность может только их собственник» .

Суханов Е.А. Указ. соч. С. 225.

Рассказова Н.Ю. Указ. соч. С. 548.

Захарова Н.Н. Указ. соч. С. 24.

Такой взгляд на предмет кредитного договора, когда таковым признается сама денежная сумма, выдаваемая кредитором заемщику, не в полной мере соответствует доктринальному представлению о предмете договорного обязательства. Предметом всякого обязательства являются действия обязанной стороны (в двусторонних обязательствах — действия обязанных сторон). Об этом свидетельствует и легальное определение понятия обязательства, содержащееся в ГК РФ (ст. 307): в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., — либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Другое дело, что применительно к договорам, относимым (по направленности результата) к категории гражданско-правовых договоров о передаче имущества (купля-продажа, мена, аренда, ссуда), к каковым причисляется и договор займа (кредита), говорят о сложном предмете договора, включающем в себя два рода объектов: как действия обязанных сторон (юридический объект), так и подлежащее передаче имущество (материальный объект). Например, по поводу предмета одностороннего и реального договора займа О.С. Иоффе указывал: «Материальный объект заемного правоотношения составляют либо вещи, определенные родовыми признаками, либо денежная сумма, выраженная в советских денежных знаках. Ввиду того, что договор займа признается заключенным в момент передачи заемщику денег или вещей, а в дальнейшем займодавец вправе требовать погашения долга, действия, совершаемые заемщиком в этих целях, являются юридическим объектом заемного обязательства» .

Иоффе О.С. Указ. соч. С. 654.

Итак, предметом кредитного договора являются действия банка-кредитора по предоставлению заемщику определенной денежной суммы в качестве кредита (обязательство на стороне кредитора) и действия заемщика по возврату полученной суммы кредита и уплате банку вознаграждения в виде процентов за пользование кредитом (обязательство на стороне заемщика).

Конечно же, применительно к конкретному кредитному договору речь идет не о неких абстрактных действиях кредитора и заемщика, а о конкретных параметрах действий обязанных сторон по предоставлению кредита, возврату полученной денежной суммы и уплате процентов за пользование кредитом. Эта задача и должна быть решена сторонами при заключении кредитного договора путем достижения соглашения по всем условиям, определяющим предмет договора: сумма кредита; порядок и срок (сроки) его предоставления заемщику; срок и порядок возврата кредитору полученной суммы; размер процентов за пользование кредитом и порядок их уплаты заемщиком. Что касается второй категории существенных условий договора (первая — условия, определяющие предмет договора), а именно условий, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, то среди норм о кредитном договоре, содержащихся в ГК РФ (§ 2 гл. 42), какие-либо правила о таких существенных условиях кредитного договора отсутствуют.

Правда, некоторые правоведы обнаруживают такого рода существенные условия кредитного договора в ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности. К примеру, Д.А. Медведев пишет: «В ст. 30 Закона о банках указан ряд существенных условий кредитного договора: проценты за кредит, стоимость иных банковских услуг, имущественная ответственность сторон за нарушение договора, порядок его расторжения. К числу существенных относится также условие о предмете кредита» . Не менее определенно высказывается по этому поводу и Н.И. Соловяненко: «Условия кредитного договора предусмотрены также специальным банковским законодательством (ст. 30 Закона о банках: проценты за кредит, договорные сроки, имущественная ответственность сторон за нарушение договора, порядок его расторжения. Участники кредитной организации не имеют каких-либо преимуществ при рассмотрении вопроса о получении кредита, если иное не предусмотрено федеральным законом)» .

Медведев Д.А. Указ. соч. С. 502.

Соловяненко Н.И. Указ. соч. С. 509.

Аналогичным образом (т.е. как существенные условия кредитного договора) воспринимает условия, перечисленные в ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности, и В.Г. Голышев, который пишет: «С точки зрения определения существенных условий кредитного договора несомненный интерес представляет ст. 30 Закона РФ «О банках и банковской деятельности в РСФСР», которая одновременно содержит в себе указания по поводу существенных условий кредитного договора и договора банковского вклада, не разделяя их относительно каждой договорной модели» . Далее, следуя содержанию названной статьи, В.Г. Голышев приходит к выводу о том, что существенными условиями кредитного договора «являются: условие о предмете и размере кредита, условие о процентной ставке, условие о стоимости банковских услуг и сроках их выполнения, условие об имущественной ответственности сторон за нарушение договора и условие о порядке его расторжения» .

Голышев В.Г. Указ. соч. С. 33.

В силу серьезности проблемы существенных условий кредитного договора необходимо наконец разобраться с вопросом о значении норм, содержащихся в ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности. Данная статья носит название «Отношения между Банком России, кредитными организациями и их клиентами» и содержит следующие нормы:

«Отношения между Банком России, кредитными организациями и их клиентами осуществляются на основе договоров, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В договоре должны быть указаны процентные ставки по кредитам и вкладам (депозитам), стоимость банковских услуг и сроки их выполнения, в том числе сроки обработки платежных документов, имущественная ответственность сторон за нарушение договора, включая ответственность за нарушение обязательств по срокам осуществления платежей, а также порядок его расторжения и другие существенные условия договора. Клиенты вправе открывать необходимое им количество расчетных, депозитных и иных счетов в любой валюте в банках с их согласия, если иное не установлено федеральным законом.

Порядок открытия, ведения и закрытия счетов клиентов в рублях и иностранной валюте устанавливается Банком России в соответствии с федеральными законами.

Участники кредитной организации не имеют каких-либо преимуществ при рассмотрении вопроса о получении кредита или об оказании им иных банковских услуг, если иное не предусмотрено федеральным законом».

Как мы видим, нормы, содержащиеся в ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности, вовсе не предназначены для специального регулирования именно кредитного договора. Скорее предназначение указанных норм состоит в определении принципов взаимоотношений, складывающихся между Банком России и коммерческими банками, а также между последними и их клиентами за пределами банковского регулирования и надзора. Иначе и быть не может, поскольку Закон о банках и банковской деятельности, несмотря на наличие в нем отдельных гражданско-правовых норм, относится к актам публичного права.

Основной принцип регулирования взаимоотношений, складывающихся между банками, а также между банками и их клиентами за пределами банковского регулирования и надзора (т.е. в сфере частного права), как это усматривается из содержания анализируемой статьи, состоит в том, что регламентация указанных отношений должна строиться на договорной основе. Речь идет о всех видах банковских операций и сделок, а не только о кредитных и депозитных договорах, как полагает, например, В.Г. Голышев. Поэтому, формируя перечень существенных условий договоров, заключаемых между банками, а также последними с их клиентами, законодатель оставляет его открытым и говорит об «иных существенных условиях договора». Видимо, при этом имеется в виду, что в банковской практике, наряду с «поименованными» договорами, широко применяются и «непоименованные» договоры и сделки, которые вообще не урегулированы законодательством.

Если же исходить из того, что законодатель при определении перечня существенных условий договоров предполагал назвать существенные условия только двух договоров: кредитного и банковского вклада (как считает В.Г. Голышев), то при открытом характере соответствующего перечня он теряет всякий смысл, поскольку, согласитесь, «иные существенные условия договора» никак не могут претендовать на обозначение «условий, которые названы в законе как существенные или необходимые для договоров данного вида» (как эта категория существенных условий определена в п. 1 ст. 432 ГК). В связи с изложенным попытка отдельных авторов «выдать» соответствующую норму ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности за перечень существенных условий именно кредитного договора и договора банковского вклада представляется несостоятельной.

Из всех так называемых существенных условий договоров, «на основе которых осуществляются отношения между Банком России, кредитными организациями и их клиентами» (ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности) может быть признано существенным условием кредитного договора лишь условие о «процентных ставках по кредитам» (имея в виду размер (ставку) процентов, подлежащих уплате заемщиком за пользование кредитом по конкретному кредитному договору), и то не в силу того, что оно названо в указанном Законе как существенное условие, а в связи с его относимостью к предмету кредитного договора.

Остальные «существенные» условия из перечисленных в ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности никак не могут считаться существенными условиями кредитного договора как по формально-юридическим причинам, так и по причинам, кроющимся в существе кредитных правоотношений.

Общей формально-юридической причиной отрицания закрепленного за соответствующей нормой ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности значения условий, названных в ней существенными или необходимыми для кредитного договора, является то обстоятельство, что названная норма говорит об условиях всех договоров, на основе которых осуществляются отношения между Банком России, кредитными организациями и их клиентами, а не о существенных условиях «договора данного вида» (т.е. кредитного договора), как того требует п. 1 ст. 432 ГК РФ. Если же проанализировать отдельные, так называемые существенные условия, содержащиеся в ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности, то мы придем к выводу о том, что они не могут быть признаны существенными условиями кредитного договора по следующим основаниям. Условие о стоимости банковских услуг и сроках их выполнения вообще не входит в содержание кредитного договора, который как вид договора займа не является договором об оказании возмездных услуг, а относится к категории гражданско-правовых договоров о передаче имущества. Кроме того, возмездный характер кредитного договора проявляется в другом его существенном условии, относимом к предмету этого договора, — о размере процентов, подлежащих уплате заемщиком, которое и является условием о плате за пользование кредитом. Каких-либо иных услуг, которые бы входили в содержание обязательства банка по кредитному договору, законодательством не предусмотрено. Если же в конкретном кредитном договоре предусмотрено оказание со стороны банка такого рода услуг (факторинговых, лизинговых и т.п.), то речь идет о смешанном договоре, и в силу ст. 421 ГК РФ условия договора о соответствующих услугах (в том числе об их стоимости и сроках осуществления) относятся к соответствующим обязательствам, но не к кредитному договору.

Условие об имущественной ответственности сторон за нарушение договора (по тому признаку, что оно названо в законе как существенное) по определению не относится к числу существенных. Дело в том, что в соответствии с п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Данная норма носит императивный характер и применяется во всех случаях любого нарушения договора. Что касается другой формы ответственности, которая может быть установлена в договоре, — неустойки, то следует иметь в виду, что согласно п. 2 ст. 329 ГК РФ недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства неустойкой (а стало быть, и отсутствие такого соглашения) не влечет недействительности этого обязательства. Данное положение как раз и свидетельствует о том, что условие договора об ответственности сторон за его нарушение в форме неустойки не является существенным. Как известно, недействительность существенного условия договора должна поражать весь договор, поскольку в этом случае он должен признаваться незаключенным по причине отсутствия соглашения сторон по существенному условию договора.

Условие о порядке расторжения договора, включенное в перечень так называемых существенных условий договора, содержащийся в ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности, также не может претендовать на признание его существенным условием кредитного договора. Порядок расторжения всякого гражданско-правового договора предусмотрен ст. ст. 450 — 453 ГК РФ. Из трех существующих способов расторжения договора: по соглашению сторон; по требованию одной из сторон в судебном порядке; путем одностороннего отказа от договора, — лишь два (первый и третий) могут в той или иной степени зависеть от соглашения сторон. В одном случае стороны могут своим соглашением исключить возможность расторжения договора по обоюдному соглашению сторон; в другом — определить в договоре основания к одностороннему отказу от договора, наделив одну или обе его стороны правом на одностороннее расторжение договора. Однако во всех случаях и при любых условиях кредитного договора каждая из его сторон (и кредитор, и заемщик) вправе требовать по суду расторжения договора при его существенном нарушении со стороны контрагента (п. 2 ст. 450 ГК). Поэтому отсутствие в кредитном договоре условия о порядке его расторжения не может повлечь за собой в качестве последствия признание кредитного договора незаключенным. А следовательно, и данное условие (о порядке расторжения договора) не может быть признано существенным условием кредитного договора (как относимое к категории существенных условий, названных таковым в законе).

И все же условия кредитного договора об имущественной ответственности сторон и о порядке расторжения договора (впрочем, как и любые иные условия, не составляющие предмет договора и не названные в законе как существенные или необходимые) могут приобрести характер его существенных условий, но не в качестве условий, названных существенными в законе, а как те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (п. 1 ст. 432 ГК). Для этого недостаточно просто включить такое условие в договорную переписку (оферту, акцепт на иных условиях), необходимо, чтобы заинтересованная сторона довела до сведения контрагента по договору (в процессе его заключения) свое заявление о том, что она придает соответствующему условию существенный характер и при его отсутствии в договоре будет считать таковой незаключенным.

Итак, к существенным условиям кредитного договора относятся условия, определяющие предмет договора: сумма кредита, срок (сроки) и порядок его предоставления заемщику, срок (сроки) и порядок возврата полученного кредита, размер и порядок уплаты кредитору процентов за пользование кредитом. Какие-либо иные условия (не относящиеся к предмету договора) могут быть признаны существенными условиями кредитного договора лишь при наличии специального заявления одной из сторон (кредитора либо заемщика) о необходимости достичь по ним соглашения.

Рассуждая о существенных условиях кредитного договора, не следует забывать и о том, что на случай отсутствия соглашения сторон по некоторым существенным условиям этого договора в законе имеются диспозитивные нормы, определяющие соответствующие условия кредитного договора. Иначе можно допустить ошибку, способную повлечь за собой серьезные практические последствия. Иллюстрацией к сказанному может служить следующее утверждение одного из авторов, пишущих о кредитном договоре: «По кредитному договору заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее, т.е. одним из существенных условий кредитного договора является определение процентов по договору, их размер и порядок их уплаты. Поэтому если по кредитному договору не определены эти условия, то кредитный договор может быть признан незаключенным» .

Захарова Н.Н. Указ. соч. С. 34.

На самом деле в описанном случае кредитный договор никак не может быть признан незаключенным. Как известно, к отношениям по кредитному договору подлежат применению в субсидиарном порядке правила о договоре займа (п. 2 ст. 819 ГК), среди которых имеются диспозитивные нормы, как раз и определяющие размер и порядок уплаты процентов за пользование займом. Имеются в виду нормы, содержащиеся в п. п. 1 и 2 ст. 809 ГК РФ, согласно которым при отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части; при отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа. Следовательно, столкнувшись при рассмотрении спора с текстом кредитного договора, в котором отсутствует условие о размере процентов и порядке их уплаты, суд должен (естественно, признав этот договор заключенным) руководствоваться положениями о размере и порядке уплаты процентов по договору займа, содержащимися в ст. 809 ГК РФ.

Такой подход, оптимально отражающий значение диспозитивных норм о договоре займа для другого существенного условия кредитного договора (о сроке возврата кредита), демонстрирует Н.И. Соловяненко, которая по этому поводу пишет: «Срок возврата кредита устанавливается в кредитном договоре и является его существенным условием. Если срок возврата кредита в договоре отсутствует, последний считается заключенным на условиях «до востребования» как обычный заем. В случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления займодавцем требования об этом (п. 1 ст. 810 ГК). Будучи возмездным видом займа, кредит может быть досрочно возвращен лишь с согласия кредитора (п. 2 ст. 810 ГК)» .

Соловяненко Н.И. Указ. соч. С. 511.

Нетрудно заметить, что все отсутствующие существенные условия кредитного договора, которые могут быть компенсированы диспозитивными нормами о договоре займа, относятся к условиям, определяющим предмет обязательства, вытекающего из кредитного договора, только на стороне заемщика. И это естественно, поскольку договор займа, будучи реальным договором, порождает одностороннее обязательство заемщика. Что же касается существенных условий кредитного договора, определяющих предмет обязательства на стороне кредитора, то при отсутствии в тексте договора некоторых из них могут применяться отдельные диспозитивные нормы из содержащихся в ГК РФ общих положений об обязательствах и договорах.

Например, если в кредитном договоре отсутствуют условия о сроке (сроках) и порядке предоставления кредита, данные условия могут быть компенсированы следующими положениями. В соответствии с п. 2 ст. 314 ГК РФ в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

Можно принять во внимание также нормы о том, что кредитор вправе не принимать исполнения обязательства по частям, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, условиями обязательства и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства (ст. 311 ГК), и о месте исполнения денежного обязательства: исполнение денежного обязательства должно быть произведено в месте жительства кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитором является юридическое лицо — в месте его нахождения в момент возникновения обязательства (ст. 316 ГК). В случае отсутствия в кредитном договоре условия о порядке предоставления кредита применение названных законоположений будет означать, что предусмотренная договором сумма кредита должна быть зачислена в полном объеме (а не по частям) на банковский счет заемщика в обслуживающем его банке.

Главный же вывод (и этим хотелось бы завершить разговор о существенных условиях кредитного договора) состоит в том, что кредитный договор может быть признан незаключенным по причине недостижения сторонами соглашения по его существенным условиям лишь в том случае, если в тексте договора отсутствуют те существенные условия, которые не могут быть определены исходя из содержания диспозитивных норм, не только регулирующих родовой по отношению к кредитному договору договор займа, но и предусматривающих общие положения о гражданско-правовых договорах и обязательствах.

Думается, что именно такой подход отвечает нуждам современного имущественного оборота, поскольку вытекающие из законодательства возможности признания заключенных (а зачастую и исполненных одной из сторон) договоров незаключенными используются в основном недобросовестными должниками как ответная мера на справедливые требования кредиторов о привлечении должников к ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств. По этой же причине законодателю следовало бы воздержаться от безудержного стремления к расширению круга существенных условий различных договоров.

Аналитические обзоры

Законная или договорная неустойка – спор разрешен Верховным судом РФ

Александр Киселев, Старший юрист Практики по проектам в энергетике

VEGAS LEX_Законная или договорная неустойка — спор разрешен_05.16

(Определение Верховного суда РФ от 14.04.2016 № 305-ЭС15-16052 по делу № А41-76129/2014)

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ) устанавливает два вида неустойки за несвоевременное исполнение обязательств – договорную и законную.

На практике возникают споры, связанные с различным толкованием правомерности уменьшения размера законной неустойки соглашением сторон. Согласно одной позиции подобное уменьшение возможно в силу диспозитивности гражданского законодательства. Второе мнение таково, что законная неустойка является минимальным размером за просрочку исполнения обязательства и ее уменьшение невозможно.

Недавно Верховный суд устранил правовую неопределенность в указанном вопросе при рассмотрении конкретного спора.

Рассмотрение дела № А73-6824/2014

ООО «Объединенные коммунальные системы» (далее – Истец) обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к муниципальному унитарному предприятию Каширского муниципального района «Производственно-технический комплекс» (далее – Ответчик) о взыскании задолженности за оказанные услуги холодного водоснабжения в октябре 2014 года на основании договора на водоснабжение от 25 июня 2014 года в размере 463 992 руб. 93 коп., а также неустойки в размере 1 488 руб. 64 коп.

Решением Арбитражного суда Московской области от 11.03.2015 (судья Бирюкова Е.В.) исковые требования удовлетворены в полном объеме. Суд первой инстанции при принятии судебного акта исходил из доказанности нарушения Ответчиком своих обязательств по своевременной оплате потребленного ресурса, отсутствия оснований для применения договорной неустойки и снижения размера законной неустойки.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2015, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Московского округа от 23.09.2015, решение суда первой инстанции в части взыскания неустойки изменено: с предприятия в пользу общества взыскано 11 164,83 руб. неустойки, рассчитанной исходя из однократной ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации.

Далее Истец обратился с кассационной жалобой в Верховный суд РФ, ссылаясь на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций норм материального права в части определения размера неустойки, подлежащей взысканию с нарушителя обязательства.

Позиция заявителя при обращении с жалобой в Верховный суд РФ

Пункт 30 Правил № 644[1] подлежит применению в совокупности с нормами статьи 332 ГК РФ, императивно предусматривающими приоритет законной неустойки, которую стороны могут увеличить своим соглашением в отсутствие прямого законодательного запрета, но не уменьшить.

Позиция Верховного суда РФ

При принятии судебного акта Судебная коллегия по экономическим спорам исходила из следующего:

1. Из пункта 4 статьи 421, пункта 1 статьи 422 ГК РФ следует, что условие договора может быть предписано законом или иными правовыми актами. Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующими в момент его заключения.

2. В соответствии с пунктами 1, 4, 5 статьи 426 ГК РФ договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (в том числе по энергоснабжению), признается публичным договором. В случаях, предусмотренных законом, Правительство Российской Федерации может издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.). Условия публичного договора, не соответствующие требованиям, установленным пунктами 2 и 4 указанной статьи, ничтожны.

3. Отношения в сфере водоснабжения регулируются Федеральным законом от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» (далее – Закон о водоснабжении). Согласно пунктам 1, 11 статьи 7 указанного закона водоснабжение с использованием централизованных систем холодного водоснабжения осуществляется в соответствии с правилами холодного водоснабжения на основании договоров холодного водоснабжения.

4. Договор водоснабжения является публичным. Существенным условием договора водоснабжения является ответственность в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами обязательств по этому договору (подпункт 10 пункта 5 статьи 13 Закона о водоснабжении).

Договоры холодного водоснабжения заключаются в соответствии с типовым договором холодного водоснабжения, утвержденным Правительством Российской Федерации (пункт 8 статьи 13 Закона о водоснабжении).

5. Согласно части 1 статьи 329, части 1 статьи 330 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, то есть денежной суммой, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Денежная сумма определяется законом или договором.

Как следует из статьи 4, пункта 11 статьи 7 Закона о водоснабжении Правительство Российской Федерации наделено полномочиями по утверждению правил холодного водоснабжения и типового договора холодного водоснабжения. Правила о водоснабжении должны определять положения, предусмотренные Законом о водоснабжении.

Правительство Российской Федерации постановлением от 29.07.2013 № 644 утвердило Правила холодного водоснабжения и водоотведения, а постановлением от 29.07.2013 № 645 – типовой договор водоснабжения. В пункте 30 Правил № 644 указано, что в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения абонентом обязательств по оплате договора холодного водоснабжения организация водопроводно-канализационного хозяйства вправе потребовать от абонента уплаты неустойки в размере двукратной ставки рефинансирования (учетной ставки) Центрального банка Российской Федерации, установленной на день предъявления соответствующего требования, от суммы задолженности за каждый день просрочки.

Правила водоснабжения и типовой договор водоснабжения обязательны для сторон при исполнении публичного договора.

В итоге Верховный суд РФ приходит к выводу о том, что у апелляционного и окружного судов не было оснований для применения договорной неустойки и отказа во взыскании неустойки, предусмотренной постановлениями Правительства Российской Федерации.

По итогам рассмотрения дела в Верховном суде РФ постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2015 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.09.2015 по делу Арбитражного суда Московской области № А41-76129/2014 отменены, решение арбитражного суда первой инстанции оставлено без изменения.

Следует отметить, что высказанная правовая позиция согласуется с пунктом 61 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств[2]».

Таким образом, результатом рассмотрения дела в Верховном суде РФ является закрепление правовой позиции, согласно которой устанавливается приоритет законной неустойки над договорной, а также невозможность снижения размера законной неустойки соглашением сторон.

Следовательно, выводы, изложенные в определении Верховного суда РФ от 14.04.2016 № 305-ЭС15-16052 по делу № А41-76129/2014, могут быть использованы в судебной работе при взыскании неустойки за неисполнение договорных обязательств, а также для признания отдельных условий договора ничтожными.

[1] Правила холодного водоснабжения и водоотведения и о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации, утв. постановлением Правительства РФ от 29.07.2013 № 644.

[2] Если размер неустойки установлен законом, то в силу пункта 2 статьи 332 ГК РФ он не может быть по заранее заключенному соглашению сторон уменьшен, но может быть увеличен, если такое увеличение законом не запрещено.