Право собственности и другие вещные права. — Безвозмездное принудительное изъятие имущества у собственника

Безвозмездное принудительное изъятие имущества у собственника.

Закон предусматривает несколько случаев такого изъятия:

1. Обращение взыскания на имущество собственника по его долгам (ст. 24, 56, 126 ГК). Такое взыскание осуществляется на основании судебного решения в порядке, предусмотренном законодательством об исполнительном производстве. Изъятие имущества по вступившему в законную силу решению суда производится на основании исполнительных документов, выдаваемых судами. Законом установлена определенная очередность таких взысканий. Законом могут быть предусмотрены случаи такого рода взысканий и во внесудебном порядке (по требованию налоговых органов). Возможно такое взыскание и по договору (например, при обращении залогодержателем взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке – по нотариально удостоверенному соглашению с залогодателем – абз. 2 п. 1 ст. 349 ГК).

Определенное имущество публичных собственников также может стать объектом взыскания со стороны их кредиторов, в том числе в порядке исполнения судебных решений.

2. Конфискация – безвозмездное изъятие у собственника имущества по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения. Чаще всего конфискация применяется в качестве уголовного наказания за преступления. Практически единственный случай применения конфискации за гражданское правонарушение предусмотрен ст. 169 ГК, устанавливающей возможность безвозмездного изъятия имущества в доход государства в случае умышленного совершения сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности.

Не подлежит конфискации имущество, необходимое осужденному или лицам, находящимся на его иждивении, согласно перечню, предусмотренному гражданско-процессуальным законодательством.

По общему правилу конфискация осуществляется в судебном порядке. В административном порядке конфискация применяется при изъятии оружия у лиц, не имеющих разрешения на его применение и хранение, и в ряде других случаев. Административный порядок конфискации может предусматриваться законом, однако в этом случае такое изъятие может быть обжаловано в суд.

3. Реквизиция.

В случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, имущество в интересах общества по решению государственных органов может быть изъято у собственника в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества.

Изъятие имущества

Последняя бука буква «я»

Ответ на вопрос «Изъятие имущества «, 13 букв:
экспроприация

Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова экспроприация

Принудительное (оплачиваемое или безвозмездное) отчуждение имущества, производимое государством. В зависимости от того, выплачивается вознаграждение или нет, различается реквизиция и конфискация

Принудительное отчуждение имущества, производимое государственной властью

Эвфемизм для грабежей, которые вели в России действовавшие под флагом разных партий вооружённые группы в начале 20 в

Принудительное отчуждение, изъятие чего-либо

Принудительное отчуждение имущества

Принудительное изъятие собственности властями (безвозмездное или оплачиваемое)

Определение слова экспроприация в словарях

Энциклопедический словарь, 1998 г. Значение слова в словаре Энциклопедический словарь, 1998 г.
ЭКСПРОПРИАЦИЯ (от средневекового лат. expropriatio — лишение собственности) принудительное (безвозмездное или оплачиваемое) лишение собственности.

Большой юридический словарь Значение слова в словаре Большой юридический словарь
принудительное безвозмездное или возмездное отчуждение собственности государством. В зависимости от того, выплачивается вознаграждение или нет, различают два вида Э.: реквизицию и конфискацию.

Примеры употребления слова экспроприация в литературе.

Экспроприация общенациональной российской собственности криминально-космополитическим режимом баснословно обогатила его политических лидеров.

Но большевики продолжали экспроприации, причем общее руководство ими находилось в руках Ленина.

Но заплатив Тышко за поддержку, Ленин постарался возможно полнее использовать создавшееся положение и, не довольствуясь желательными для него решениями по вопросам, связанным с расследованием дела о тифлисской экспроприации, заставил Тышко провести и целый ряд общих решений о порядке работы общепартийного ЦК в Дальнейшем.

Камо-Петросяна, которая провела эту экспроприацию, но и имена тех большевиков, занимавших видные посты в общепартийной организации, которые были политическими покровителями этих экспроприаторов: во главе этих покровителей стоял Сталин, немедленно после экспроприации покинувший Тифлис и перебравшийся в Баку.

И политически, и психологически это была крайне азартная игра, в которой боевые дружины, партизанские выступления и экспроприации казались крупными козырями, и их пускали в ход, не заботясь о возможных на этой почве внутрипартийных осложнениях.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Принудительное изъятие собственности

Случаи принудительного изъятия имущества у собственника

При прекращении права собственности на имущество, которое не может принадлежать данному лицу в силу закона (ст. 238 ГК), подразумевается прежде всего защита публично-правовых интересов. Речь идет о тех видах имущества, которые по прямому указанию закона либо изъяты из оборота, то есть могут находиться исключительно в государственной собственности, либо ограничены в обороте, в частности подлежат приобретению лишь по специальному разрешению государственных органов (ст. 129). Если такого рода имущество (например, оружие, сильнодействующие яды и наркотики, валютные ценности и т. д.) оказалось у обладателя незаконно, никаких вещно-правовых последствий, тем более права собственности, это обстоятельство не порождает. Но если данные вещи оказались у лица на законном основании (например, оружие или валютные ценности перешли от одного гражданина к другому в порядке наследования по закону либо от одного юридического лица к другому при реорганизации), однако само это лицо по закону лишено возможности обладать ими на праве собственности, эти вещи подлежат принудительному отчуждению в силу правил ст. 238 Кодекса.

Владелец такого имущества вправе сам произвести его отчуждение любым допускаемым законом способом (разумеется, управомоченному на приобретение в собственность лицу) в течение года, если только специальным законом не предусмотрен иной, как правило более короткий, срок. Если этого не произошло, суд может принять решение либо о принудительной продаже такого имущества, либо о его передаче в государственную или муниципальную собственность. Содержание такого решения определяется прежде всего характером и назначением соответствующей вещи. Очевидна, например, нецелесообразность принудительной продажи с публичных торгов оружия или сильнодействующих ядов при отсутствии у их владельца специального разрешения на их хранение или использование. Такие объекты в данной ситуации просто перейдут в публичную собственность. Однако в обоих случаях бывший собственник вправе требовать компенсации за утраченное имущество (в виде вырученной от продажи суммы за вычетом необходимых расходов по реализации вещи либо определенной судом компенсации).

Особый случай принудительного изъятия недвижимого имущества предусмотрен ст. 239 ГК. Речь здесь идет о ситуациях, когда земельный участок (либо участок недр, акватории и тому подобных природных объектов) изымается у собственника в публично-правовых интересах, например для прокладки магистрали, строительства каких-либо объектов и т. п. Если на таком участке находятся здания, сооружения или иное недвижимое имущество, собственник этих объектов (который вовсе не обязательно совпадает в одном лице с собственником земельного участка) вправе получить за них соответствующую компенсацию.

Для такого собственника п. 1 ст. 239 ГК предусматривает следующие гарантии. Во-первых, выкуп у него недвижимого имущества либо его продажа с публичных торгов возможны только по решению суда, но не в административном порядке. Во-вторых, обязательным условием изъятия является доказанность в суде невозможности использования изымаемого участка без прекращения прав собственника находящейся на участке недвижимости. В-третьих, земельное и иное законодательство может предусмотреть альтернативу изъятию в виде переноса зданий или сооружений на новый участок за счет средств того, в чьих интересах производится изъятие, либо строительства за его счет новых аналогичных сооружений (как это, например, предусмотрено остающейся пока в силе ст. 55 Земельного кодекса 1991 года). Конкретный порядок изъятия недвижимости и компенсаций за нее определен для этих случаев правилами ст. 279-282 и 284-286 ГК. К сожалению, эти правила находятся в гл. 17 ГК, не вступившей пока в действие, а потому также не могут считаться действующими до момента вступления в силу нового Земельного кодекса. В их отсутствие следует руководствоваться общими правилами ст. 239 ГК и нормами действующего земельного и природоресурсного законодательства.

Принудительный выкуп у собственника бесхозяйственно содержимых им культурных ценностей допускается правилами ст. 240 ГК при наличии следующих условий. Прежде всего, дело должно касаться не любых, а только особо охраняемых государством культурных ценностей. В настоящее время их правовой режим определяется Положением об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 30 ноября 1992 года N 1487, а также постановлением Правительства РФ от 30 ноября 1992 года N 919 «Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации» . В соответствии с этими актами такого рода объекты подлежат включению в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации.

В судебном порядке требуется установить не только факт бесхозяйственного содержания этих ценностей, но и реальную угрозу утраты ими своего значения в результате соответствующего бездействия или действий их собственника. Речь здесь идет о частных собственниках, ибо бесхозяйственное содержание особо охраняемых государством культурных ценностей не может стать основанием для их изъятия у публичного собственника и передачи собственнику частному (например, какой-либо общественной организации), поскольку речь тогда шла бы об их приватизации, не предусмотренной законом.

Наконец, и при наличии указанных выше обстоятельств, подтвержденных в судебном порядке, собственник изымаемых культурных ценностей все равно получает за них компенсацию — либо в виде вырученной от их продажи суммы, либо в виде иной компенсации, установленной по соглашению с выкупающей их публично-правовой организацией или решением суда.

Новым для нашего законодательства правилом является ст. 241 ГК, впервые предусмотревшая возможность принудительного выкупа у собственника принадлежащих ему домашних животных, если он допускает к ним негуманное отношение. По смыслу закона, говорящего о «явном противоречии» поведения собственника правилам и нормам гуманного обращения с животными, речь должна идти о случаях грубого, вызывающе безнравственного и негуманного отношения к домашним животным со стороны их собственников, что и составляет основание для их принудительного выкупа.

Такой выкуп допустим только при наличии специального судебного решения, а также уплате собственнику животного соответствующей компенсации (размер которой в случае спора также определяется судом). Таким образом, данные правила закрепляют баланс интересов общества, требующего гуманного обращения с домашними животными, и собственника.

Предусмотренные ст. 242 ГК случаи реквизиции, то есть принудительного изъятия у собственника его имущества в неотложных общественных интересах, но с обязательной компенсацией, представляют собой традиционное для всякого правопорядка основание прекращения частной собственности граждан и юридических лиц. Вместе с тем правила Кодекса и здесь устанавливают четкую регламентацию и особые гарантии интересов собственника.

Раскрывая понятие реквизиции, п. 1 ст. 242 ГК устанавливает ее допустимость только в обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер (стихийные бедствия, аварии, эпидемии, эпизоотии и т. п.). Подчеркивается, что такое изъятие может производиться исключительно в интересах общества. Изъятие имущества у частного собственника путем реквизиции в силу чрезвычайности обстоятельств, при которых оно допускается, может производиться по решению «государственных органов». Это не требует обязательного судебного решения, но вместе с тем означает недопустимость такого изъятия по решению муниципальных органов. Порядок и условия изъятия имущества путем реквизиции должны определяться специальным законом, который, однако, в силу правила п. 2 ст. 3 ГК должен соответствовать общим положениям ст. 242 ГК.

В качестве новых, дополнительных гарантий защиты интересов собственника реквизированного имущества предусмотрены, во-первых, возможность судебного оспаривания размера компенсации, выплаченной за реквизированное имущество (п. 2 ст. 242 ГК); во-вторых, возможность истребования по суду сохранившегося реквизированного имущества при отпадении обстоятельств, послуживших основанием для его реквизиции. Возможные при этом расчеты между прежним и новым собственниками будут производиться по нормам обязательств из неосновательного обогащения (ст. 133 Основ).

К числу оснований изъятия у собственника имущества помимо его воли и без компенсации относится прежде всего обращение взыскания на его имущество по его долгам, прямо предусматриваемое теперь ст. 237 ГК. Такое изъятие по общему правилу допустимо только на основании судебного решения. Законом могут быть предусмотрены случаи такого рода изъятий и во внесудебном порядке, например при обращении взыскания на имущество по исполнительным надписям нотариусов. Важно, чтобы такие случаи предусматривались именно законом, а не подзаконным актом (ст. 3). Не исключено их возникновение и по договору, например при обращении залогодержателем взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке — по нотариально удостоверенному соглашению с залогодателем (абз. 2 п. 1 ст. 349).

В п. 2 ст. 237 ГК прямо определен момент прекращения права собственности на имущество должника, ставшее объектом взыскания кредиторов. Право собственности на такое имущество прекращается у прежнего владельца с момента возникновения права собственности на него у приобретателя. До этого момента собственник-должник несет и риск, и бремя собственности (ст. 210, 211).

Другим основанием принудительного изъятия имущества у собственника без компенсации является его конфискация, представляющая собой санкцию, примененную к собственнику за совершенное им правонарушение (ст. 243 ГК). Такая санкция может быть применена к собственнику за совершение уголовного преступления (в соответствии с нормами Уголовного кодекса) либо иного правонарушения (обычно административного). Для гражданских правонарушений конфискационные последствия не характерны. Едва ли не единственным исключением из этого правила являются нормы ст. 169 ГК, предусматривающей возможность безвозмездного изъятия имущества в доход государства в виде санкции за умышленное совершение сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности. Однако во всех без исключения случаях санкция в виде конфискации имущества должна быть прямо предусмотрена законом, а не подзаконным актом.

По общему правилу конфискация осуществляется только в судебном порядке. Административный порядок конфискации может предусматриваться законом (например, при изъятии предметов контрабанды таможенными органами, незаконных орудий охоты и лова — органами охраны природы и т. д.). Однако в этом случае изъятие может быть обжаловано в суд согласно правилу п. 2 ст. 243 ГК, даже если оно произведено на основании норм административного, а не гражданского законодательства, поскольку этим затрагивается право собственности, содержание и многие гарантии которого устанавливает именно гражданский закон.

5.4.2. Принудительное изъятие иностранной собственности: проблемы понятийного аппарата

Необходимо внести ясность в понятийный аппарат, который используется, когда речь идет о мерах принудительного изъятия иностранной собственности. В литературе употребляются на этот счет разные дефиниции.

С правовой точки зрения прямая национализация означает полное принудительное изъятие собственности иностранного инвестора в ходе осуществления инвестиционной деятельности на территории чужого государства, как правило, по политическим соображениям. Эти меры могут сопровождаться установлением окончательного государственного контроля над экономикой страны и включают иногда захват всех средств производства, находящихся в частной собственности. В случае прямой национализации отрасли промышленности государство стремится реорганизовать определенную отрасль путем изъятия частных предприятий в отрасли и установления государственной монополии (например, национализация медной промышленности в Чили и нефтяной — в Иране).

Поскольку иностранная инвестиционная деятельность напрямую зависит от конкретной земельной территории, изъятие государством земель в значительных масштабах также наносит непоправимый ущерб иностранному инвестору. Изъятие в специальных целях, в соответствии с определением ЮНКТАД, предусматривает, что зарубежная фирма, господствующая на рынке, или в отдельной отрасли производства, или на отдельном участке земли, необходимом, например, для строительства дорог и коммуникаций, является целью национализации.

По мнению американских юристов П. Комекса и С. Кинселлы, авторов книги «Международное право на защите иностранных инвестиций: правовые аспекты политических рисков», изданной в Нью-Йорке в 1997 г., понятие экспроприации включает также конфискацию и национализацию. Экспроприация, по их мнению, — это изъятие принимающим инвестиций государством собственности инвестора под предлогом «общественных интересов». Национализация может отличаться от экспроприации тем, что в первом случае речь идет, как правило, о принудительном изъятии иностранных капиталов из специфических отраслей производства, таких, как нефтедобыча, страховая и банковская система, рудная промышленность, в целях проведения социально-экономических реформ. В качестве примера массовых национализаций, причем без компенсации, Комекс и Кинселла приводят принудительное изъятие транснациональных компаний и банков в Перу в 1968 г.

Нет единого мнения в применении рассматриваемых терминов и у авторов фундаментального труда «Договор к Энергетической Хартии: путь к инвестициям и торговле для Востока и Запада». Как известно, ДЭХ является моделью взаимодействия институциональных структур, необходимой для стимулирования инвестиций и торговли в энергетических и связанных с ними отраслях во всем мире, которая содержит механизм покрытия рисков реализации инвестиционных проектов.

Известный специалист Томас В. Вальде, рассматривая основные инвестиционные обязательства государства, говорит об экспроприации, а его коллега Джезвальд У. Салакьюзе*(341) — о национализации, экспроприации и других формах нарушения прав собственности государственными властями принимающей страны*(342).

В отечественных правовых источниках и литературе вообще не употребляется термин «экспроприация». Его заменило пущенное в обиход с легкой, вернее, твердой руки большевиков слово «национализация», которое приобрело в России устойчивое значение, хотя это понятие не было использовано ни в Основах гражданского законодательства (1961 и 1991 гг.), ни в Гражданском кодексе 1964 г. Вероятно, поэтому термин «национализация» вообще отсутствует в последнем советском юридическом словаре — в гражданское законодательство он был введен только недавно. Статья 235 действующего Гражданского кодекса РФ определяет национализацию как «обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц», и устанавливает необходимость возмещения стоимости этого имущества и других убытков в порядке, предусмотренном ст. 306 ГК РФ.

Таким образом, для правовой характеристики принудительных мер изъятия иностранной собственности отсутствует единая общепринятая терминология в сфере международного права. Чтобы избежать двусмысленной трактовки понятий «национализация», «экспроприация», «реквизиция», «конфискация», необходимо четко и ясно определить правовое содержание данных определений. Дело в том, что юридическая природа этих понятий различна, поскольку речь идет о неодинаковых формах и способах ограничения и аннулирования прав собственности. Но все эти термины объединяет одно юридическое содержание: лицо, осуществляющее инвестиционную деятельность в условиях чужого государства, не добровольно, а вынужденно лишается своих капиталов и дивидендов. Особенностью последних десятилетий является то, что более активно применяются не прямые, а косвенные, так называемые ползучие формы принудительного изъятия иностранной собственности.

Термин «национализация» с позиции отечественного законодательства в общем виде представляет собой государственно-властный акт, направленный на принудительное прекращение права частной собственности на определенные имущественные комплексы и (или) права частного участия в долях и капиталах организации и возникновение права собственности на это имущество (право участия в долях и капиталах) у государства, как правило, в экстремальных условиях (революции, войны, кризис и т.д.)*(343).

Национализация любого имущества допустима только путем издания индивидуально определенного акта о принудительном изъятии конкретного имущества органом государственной исполнительной власти (ч.

Что касается реквизиции, то это принудительная мера по изъятию имущества у собственника в государственных или общественных целях с выплатой собственнику стоимости имущества. Реквизиция по закону должна носить временный характер. Она проводится при стихийных бедствиях, авариях, эпидемиях, других чрезвычайных обстоятельствах и осуществляется по решению государственных органов. Как национализация, так и реквизиция должны сопровождаться выплатой компенсации иностранному инвестору.

С точки зрения российского права, конфискации свойственна особая юридическая сущность. Она рассматривается как санкция за совершение преступления или иного правонарушения. В предусмотренных законом случаях общегражданский, арбитражный суд или другой государственный орган выносит решение о безвозмездном изъятии имущества. Конфискация может применяться как мера административной либо гражданско-правовой ответственности. В уголовном законодательстве она иногда применяется как дополнительная мера наказания за особо тяжкие преступления.

Определенные трудности представляют отличия национализации от реквизиции и конфискации. Современное представление о национализации основано на сугубо национальных особенностях и не учитывает международного опыта. Бытует мнение, что реквизиция и конфискация представляют собой две разновидности национализации: реквизиция — это возмездная национализация, а конфискация — безвозмездная. В действительности национализация четко отличается от конфискации, по крайней мере, по признакам возмездности. Ибо конфискация действительно представляет собой безвозмездное изъятие имущества из частной собственности в собственность государства.

Выявить различия национализации и реквизиции также несложно. Реквизиция, согласно п. 1 ст. 242 ГК РФ, представляет собой возмездное изъятие имущества у собственника «в случае эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер: в интересах общества по решению государственных органов: в порядке и на условиях, установленных законом». Право собственности на реквизированное имущество переходит государству, но это право обременено правом требования со стороны бывшего собственника о возврате этого имущества по окончании действия оснований реквизиции. Данное право требования существует под отменительным условием и применяется только в случае, если ко времени окончания действия указанных обстоятельств реквизируемое имущество остается в государственной собственности.

Ничего подобного в случае национализации быть не может, если иное не будет предусмотрено специальным законом. Согласно общему правилу, национализация не влечет обременения права государственной собственности на национализированное имущество какими-либо правами требования бывшего собственника, в то время как правовое регулирование реквизиции осуществляется специальным законом.

Категории «национализация», «экспроприация», «реквизиция», «конфискация», встречаемые в двусторонних международных договорах о поощрении и взаимной защите капиталовложений, носят в определенной степени собирательное значение, так как под этими мерами подразумеваются не только сам факт национализации, но также действия государства, которые могут рассматриваться как фактически осуществленная национализация или экспроприация, например замораживание счетов, запрет перевода инвестиций в иностранной валюте за рубеж и т.д.*(344)

Следует разобраться также с такими понятиями, как «законная экспроприация» и «незаконная экспроприация».

Проведение различия между «законной» и «незаконной» экспроприацией известно еще со времен дела о фабрике в городе Чорзов (Германия против Польши) 1928 г. Данное арбитражное дело, как оно истолковывается в общем случае, указывает, что restitutio in integrum, т.е. восстановление материальных активов или выполнение особых положений контракта, возможно, если экспроприация была незаконной, и ни в каком ином случае.

Разделение мер принудительного изъятия иностранной собственности на законные и незаконные происходило в ходе работы Трибунала по рассмотрению претензий Ирана и США, когда Ирану предъявлялись претензии либо в нарушении стабилизационных положений, либо в осуществлении дискриминационных мер по отношению к американским инвесторам.

Чем же отличается незаконная экспроприация от законной? Можно, например, представить ситуацию, что государство незаконно экспроприировало иностранные инвестиции, нарушив в ходе этого стабилизационное положение, или осуществило дискриминацию по политическим мотивам. Но если при этом инвестору была выплачена «справедливая рыночная стоимость» его капиталов, то трудно предположить, чтоб инвестор или его государство учинили иск против экспроприировавшего государства. Даже при другом варианте развития событий трудно представить, что международный арбитражный суд присудит выплату дополнительных, фактически карательных компенсаций инвестору как следствие признания незаконности изъятия. Другими словами, можно не сомневаться, что интересы инвестора могут быть полностью соблюдены при условии получения им компенсации в объеме справедливой рыночной цены своих капиталов.

Поэтому незаконная экспроприация должна рассматриваться главным образом как усугубляющее обстоятельство в тех случаях, когда государство-реципиент не выплатило инвестору «быстрой, достаточной и эффективной компенсации». Добавим, что эти усугубляющие обстоятельства могут оказать дополнительное влияние и на решение арбитражного Трибунала в отношении «справедливой рыночной стоимости»*(345).

Думается, между понятиями «национализация» и «экспроприация» было бы правильным поставить знак равенства, поскольку они подразумевают одну и ту же форму принудительного изъятия иностранной собственности.

Термин «конфискация» в международном инвестиционном праве следует применять для обозначения нелегальной национализации (экспроприации) или восстановления нарушенных имущественных прав в соответствии с нормами международного права.

Основания прекращения права собственности. Принудительное изъятие имущества у собственника.

Прекращение права собственности происходит лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Основания прекращения права собственности перечислены в ст. 235 ГК РФ.

Все основания прекращения права собственности могут быть разделены на происходящие по воле собственника и помимо его воли, т.е. принудительно.

Прекращение права собственности по воле собственника происходит в случаях отчуждения права собственности другим лицам (например, по договорам), а также в случае добровольного отказа собственника от своего права (ст. 236 ГК РФ, ст. 53 ЗК РФ).

Отказ от права собственности — новое для нашего законодательства основание прекращения права собственности. Гражданин или юридическое лицо может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество.

Отказ от права собственности не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до приобретения права собственности на него другим лицом.

Прекращение права собственника против его воли. Особый случай прекращения права собственности представляет собой приватизация государственного и муниципального имущества (ст. 217 ГК РФ). В результате приватизации всегда взамен публичной собственности возникает собственность частная. Объектом приватизации является имущество, чаще всего недвижимое. Приватизация производится в порядке, предусмотренном специальным законодательством о приватизации. Например, Указ Президента РФ от 14 октября 1992 г. N 1230 «О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий, сданного в аренду».

Право собственности на вещь прекращается также с ее гибелью или уничтожением, поскольку при этом перестает существовать сам объект права. Право собственности в соответствии со ст. 235 ГК РФ прекращается и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

1. Право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

2. Принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производятся:

1) обращение взыскания на имущество по обязательствам (статья 237);
2) отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу (статья 238);
3) отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка (статья 239);
4) выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей, домашних животных (статьи 240 и241);
5) реквизиция (статья 242);
6) конфискация (статья 243);
7) отчуждение имущества в случаях, предусмотренных пунктом 4 статьи 252, пунктом 2 статьи 272, статьями 282, 285, 293, пунктами 4 и 5 статьи 1252 настоящего Кодекса;
8) обращение по решению суда в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы;
9) обращение по решению суда в доход Российской Федерации денег, ценностей, иного имущества и доходов от них, в отношении которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии терроризму лицом не представлены сведения, подтверждающие законность их приобретения.

По решению собственника в порядке, предусмотренном законами о приватизации, имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, отчуждается в собственность граждан и юридических лиц.

Обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном статьей 306 настоящего Кодекса.

Гражданское законодательство России предусматривает следующие исключительные случаи принудительного изъятия имущества у собственника.

1. Обращение взыскания на имущество по обязательствам собственника. Такое изъятие производится по решению суда (если иной порядок не предусмотрен законом или договором).

2. Отчуждение имущества, которое не может принадлежать данному лицу в силу закона. Такое отчуждение должно произойти в течение года. При несоблюдении срока по решению суда производится принудительная продажа имущества с возмещением бывшему собственнику стоимости имущества (за вычетом затрат на продажу).

3. Отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка. Если у собственника на законных основаниях производится изъятие земельного участка или горного отвода, то расположенное на участке или горном отводе недвижимое имущество при отсутствии оснований для его сохранения у собственника по решению суда может быть изъято путем выкупа государством или продажи в установленном порядке с публичных торгов.

4. Выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей. Если собственник содержит культурные ценности, относимые к особо ценным и охраняемым государством, таким образом, что это грозит утратой их ценности, то по решению суда они могут быть изъяты путем выкупа государством или продажи в установленном порядке с публичных торгов. При этом собственнику возмещается их стоимость в установленном законом порядке.

5. Выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними. Такой выкуп может по решению суда произойти в случаях, когда собственник обращается с животными в явном противоречии с установленными на основании закона правилами и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным. Цена выкупа определяется соглашением сторон, а в случае спора — судом.

6. Реквизиция, то есть изъятие имущества у собственника по решению государственных органов в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий, иных обстоятельств, носящих чрезвычайный характер, — в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой собственнику стоимости имущества (оценка этой стоимости может быть оспорена в суде). При прекращении обстоятельств, вызвавших реквизицию, собственник вправе требовать по суду возврата сохранившегося имущества.

7. Конфискация — безвозмездное изъятие у собственника имущества по решению суда в виде санкции за совершенное преступление или иное правовое нарушение. Если решение о конфискации принято и произведено в административном порядке, оно может быть обжаловано в суд.

Принудительное изъятие имущества может быть произведено и по иным отдельным гражданским правоотношениям (п. 2 ст. 272, ст. 282, 285, 293 ГК РФ).

Дата добавления: 2015-04-18 ; просмотров: 9 ; Нарушение авторских прав