Шпоры по гражданскому праву / Договор мены понятие, элементы, содержание, ответственность

Договор мены: понятие, элементы, содержание, ответственность.

По договору мены каждая из сторон обязана представить другой стороне товар в обмен на другой. Положения договора мены основываются на положениях договора купли-продажи, хотя договор мены исторически возник раньше договора купли-продажи и был постепенно вытеснен из оборота с возникновением денежного обращения. В настоящее время этот договор применяется редко. Принято считать, что договор купли-продажи является разновидностью договора мены и отличается от него тем, что плата по договору осуществляется деньгами, а не товаром. Характеристика договора мены: консенсуальный, взаимный, возмездный. Регулируется договор мены только нормами ГК РФ, причем как нормами, относящимися к договору мены, так и нормами, регулирующими договор купли-продажи. Из норм, регулирующих договор купли-продажи, к договору мены применяются положения о качестве, ассортименте, комплектности, таре товара, о продаже имущественных прав, о порядке заключения договора, о последствиях нарушения договора. Разновидностью договора мены является бартер – договор об обмене товаров, применяемый во внешней торговле. Особенностью этого договора является то, что для его заключения стороне требуется соответствующая лицензия, а обмениваемые по данному договору товары должны быть равноценными. Бартерные сделки регулируются Указом Президента РФ от 18 августа 1996 г. № 1209 «О государственном регулировании внешнеторговых бартерных сделок». Ответственность сторон: • при передаче товара с недостатками для стороны наступают последствия, предусмотренные нормами о договоре купли-продажи; • при изъятии третьим лицом товара, полученного по договору мены, потерпевшая сторона может потребовать от контрагента товар, полученный им при обмене, и возмещение убытков. Предметом договора мены могут быть оборотоспособные товары, свободные от обременения, а также имущественные права. Предмет договора является единственным существенным условием договора. Обмениваемые товары предполагаются равноценными, а в случае разницы в их цене производится доплата стороной, представившей товар более низкой стоимости. В качестве цены за получаемый товар выступает стоимость передаваемого товара. Стороны договора не имеют специального названия, но их особенность состоит в том, что каждая сторона одновременно является и продавцом, и покупателем. Состав участников сторон несколько ограничен: не может быть участником этого договора государство. В роли сторон могут выступать лишь юридические лица и граждане, причем последние должны обладать гражданской дееспособностью, а все участники должны иметь имущество на вещном праве. Срок договора определяется сторонами. Предполагается, что передача товара должна осуществляться одновременно, но закон не исключает возможность передачи товара по этому договору в разное время. В том случае, когда товар передается сторонами одновременно, право собственности на него возникает с момента такой передачи. В том же случае, когда товар передается в разное время, право собственности у сторон возникает только после передачи товаров обеими сторонами. Последнее положение является новым в гражданском праве. К договорам, по которым передаются товары в разное время, применяются правила о встречном исполнении обязательств. Форма договора может быть устной лишь в двух случаях: а) в договорах между гражданами на сумму не менее десяти минимальных размеров оплаты труда; б) между всеми субъектами, если договор исполняется при его заключении. Во всех остальных случаях договор должен быть совершен в письменной форме. Порядок заключения договора аналогичен порядку заключения договора купли-продажи. Особенности содержания договора: • права и обязанности сторон одинаковы, причем обязанности одной стороны соответствуют правам другой стороны; • основными обязанностями сторон являются передача товара в собственность другой и несение расходов по передаче и принятию товаров. Расходы несет обязанная сторона.

Для продолжения скачивания необходимо собрать картинку:

Договор мены в современном Казахстанском гражданском праве

ВВЕДЕНИЕ 3
1 Глава. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР ИСТОЧНИКОВ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
ДОГОВОРА МЕНЫ
1.1 РАЗВИТИЕ ДОГОВОРА МЕНЫ 5
1.2 ДОГОВОР МЕНЫ ПО СОВЕТСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ 8
Глава 2. ДОГОВОР МЕНЫ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНСКОМ ГРАЖДАНСКОМ
ПРАВЕ
2. 1 ПОНЯТИЕ ДОГОВОРА МЕНЫ, ЕГО ПРИЗНАКИ 12
2.2 ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ДОГОВОРА МЕНЫ 15
2.3 ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОГОВОРА МЕНЫ 28
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 35
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 37

Актуальность данной темы не вызывает сомнений, т.к. практически каждый
гражданин в той или иной степени подвержен риску при заключении того или
иного вида договора, а договор мены тем более вызывает очень много споров
по поводу его заключения. От того насколько правильно составлен и заключен
договор мены настолько гражданин, заключивший его застрахован от разного
рода неприятностей и подвохов.
Договоры являются практически самой обширной группой документов,
применяющейся во многих областях жизни общества и хозяйства. Между тем
договоры не входят ни в одну из систем документации. Это говорит о
специфике договоров как документов, оформляющих различные хозяйственные и
другие отношения. Сейчас, когда существует огромное количество как
государственных, так и негосударственных организаций, договорные отношения
получили особое развитие. Поэтому необходимо уделять внимание правилам их
составления и оформления.
Договор — наиболее устойчивая во времени правовая форма. Ее история
насчитывает тысячелетия. Возможность применения договоров на протяжении
столь длительного периода объясняется тем, что речь идет о гибкой правовой
форме, в которую могут облекаться различные по характеру общественные
отношения. Несмотря на изменение ее социально-экономического содержания,
сама по себе конструкция договора как порождение юридической техники
остается неизменной.
С течением времени расширялся состав возможных участников договора —
наряду с физическими лицами (гражданами) в этой роли стали выступать
коллективные образования — организации, наделенные правами юридического
лица. Все более многообразными становились предусмотренные в
законодательстве виды договоров, усложнялись комбинации элементов,
используемых при конструировании конкретного договорного правоотношения.
Договор — это наиболее распространенный вид сделок. Только
немногочисленные односторонние сделки не относятся к числу договоров.
Основная же масса встречающихся в гражданском праве сделок — договоры. В
соответствии с этим договором подчиняется общим для всех сделок правилами.
К договорам применяются правилам о двух- и многосторонних сделках. К
обязательствам, возникающим из договора, применяются общие положения об
обязательствах, если иное не предусмотрено общими правилами о договорах и
правилами об отдельных видах договоров.
Вообще, значение договора в жизни людей и в регулировании
имущественных и личных неимущественных отношений между ними трудно
переоценить. Применение договоров на протяжении уже нескольких тысяч лет
объясняется помимо прочего тем, что речь идет о гибкой правовой форме, в
которую могут облекаться различные по характеру общественные отношения.
Основное назначение договора сводится к регулированию в рамках закона
поведения людей путем указания на пределы их возможного и должного
поведения, а равно последствия нарушения соответствующих требований.
Регулирующая роль договора сближает его с законом и нормативными
актами. Условия договора отличаются от правовой нормы главным образом двумя
принципиальными особенностями. Первая связана с происхождением правил
поведения: договор выражает волю сторон, а правовой акт — волю издавшего
его органа. Вторая различает пределы действия того и другого правила
поведения: договор непосредственно рассчитан на регулирование поведения
только его сторон — для тех, кто не является сторонами он может создать
права, но не обязанности, в то же время правовой или иной нормативный акт
порождает в принципе общее для всех и каждого правило (любое ограничение
круга лиц, на которых распространяется правовой акт, им же определяется).
Отмеченные две особенности отличают именно гражданско-правовой договор. В
договоре, в котором указанные особенности отсутствуют, имеются в виду
различные виды публично-правовых договоров, — грань, отграничивающая его от
нормативного акта стирается. Договор служит идеальной формой активности
участников гражданского оборота. Своеобразным сборником договоров служит
Гражданский Кодекс РК в его второй части.
Объектом данной работы является процесс заключения договора мены.
Целью данной дипломной работы ставится освещение вопросов, связанных с
оформлением договоров в различных сферах деятельности, а конкретнее на
примере договора мены.
Задачами работы являются:
✓ проанализировать особенности договора мены;
✓ рассмотреть содержание договора мены;
✓ уяснить ответственность сторон по договору мены.
Преобразование под воздействием научно-технического прогресса сферы
производства и обращения, глубокие изменения экономических условий
хозяйствования вызывают необходимость поиска и внедрения нетрадиционных для
народного хозяйства нашей страны методов обновления материально технической
базы и модификации основных фондов субъектов различных форм собственности.
Способы защиты гражданских прав многочисленны и разнообразны. Они
сводятся только к правильности заключения договоров. Мотивом послужившим
выбором данной темы является её актуальность сегодня.

1 Глава. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР ИСТОЧНИКОВ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОГОВОРА
МЕНЫ
1. РАЗВИТИЕ ДОГОВОРА МЕНЫ

Договор мены — один из самых древних институтов гражданского права.
И.Б. Новицкий отмечал: Обращение вещей (переход их из хозяйства
в хозяйство) имело место еще до появления денег и представляло собой
непосредственный обмен вещи на вещь (так называемую мену).
Это соответствовало общим экономическим условиям общества, только
что переходившего от натурального хозяйства к меновому. Роль договора
мены (permutatio) как предшественника договора купли-продажи (emptio —
venditio) подчеркивалась еще римскими юристами. Так, в учебнике И.Б.
Новицкого и И.С. Перетерского по римскому праву приводятся слова Павла,
характеризующие историю происхождения договора купли —
продажи: Происхождение купли — продажи коренится в мене. Было такое время,
когда не было денег, когда не называли одно — товаром, другое — ценой,
а каждый, в зависимости от надобности момента и от характера вещей,
обменивал ненужное на то, что требуется: ведь нередко бывает так,
что предмета, который для одного является лишним, другому не хватает.
Но так как не всегда и не легко совпадало так, чтобы у тебя было то,
что нужно мне, а я имел в свою очередь то, что хочешь получить ты,
то был выбран предмет, получивший публичную постоянную оценку; посредством
передачи его в равном количестве устраняли трудности непосредственного
обмена. Этому предмету (мерилу ценностей) была придана публичная форма,
и он приобрел распространение и значение не столько по своей сущности,
сколько по количеству, причем перестали называть товаром (merx) то,
что дает и та и другая сторона, а один из предметов стали называть
ценой (pretium).
Однако и после появления денег первоначально сделки купли — продажи,
совершавшиеся способом манципации, являлись, по существу, обменом
определенной вещи на соответствующее количество металла. Такие сделки
представляли собой передачу вещи путем ее обмена на цену перед пятью
свидетелями и при содействии весовщика, привлекавшегося для взвешивания
соответствующего слитка металла. Причем передававшийся одной из сторон
металл взвешивался реально. И только в более поздний период с появлением
чеканной монеты и по мере развития оборота взвешивание стало представляться
символическим, а манципация превратилась в фиктивную сделку.
Как указывал И.А. Покровский, римляне долго в качестве средства обмена
и платежного средства употребляли скот (pecus), в более поздний период
они начинают употреблять металл, а именно медь (aes), откуда слово
aestimatio (оценка). Но медь фигурирует в обороте в слитках (aesrude,
raudusculum), — пишет И.А. Покровский, — вследствие чего при всякой сделке
необходимо было удостоверяться, во-первых, в чистоте предлагаемого слитка,
а во-вторых, в его весе. Первое удостоверялось звуком, издаваемым слитком
при ударе о какой-нибудь другой предмет; второе
взвешиванием (отсюда dependere, expendere и т.д.). Из этих первоначально
вполне реальных потребностей оборота сложилось много действий, впоследствии
уже чисто символических, вроде того, например, что при сделке должен
был присутствовать (ненужный уже) весодержатель с весами, что дающий деньги
ударял монетой по весам и т.д. (так называемые negotia per aes et libram,
сделки при посредстве меди и весов). И лишь значительно позже появляется
монета.
Только в классическом римском праве сложился договор купли —
продажи (emptio — venditio) в качестве консенсуального контракта. Вместе
с тем, как отмечали И.Б. Новицкий и И.С. Перетерский, отголоски того
периода в развитии римского права, когда денег еще не было и оборот
довольствовался непосредственной меной товара на товар, были слышны очень
долго. Даже юрист III в.н.э. Павел, — подчеркивали указанные авторы, —
приводя споры сабиньянцев и прокульянцев по вопросу о том. можно ли
в настоящее время назвать продажей договор, в котором одна сторона
обязуется отдать другой стороне какую-нибудь вещь не за деньги, а за другую
вещь, не говорит категорически и безусловно, что подобного рода договор
не может быть признан куплей — продажей, а называет вопрос спорным.
Юристы сабиньянской школы (Сабин, Кассий) признавали такую сделку
куплей — продажей, они полагали, что если лицо продает земельный участок
и получает в качестве покупной цены раба, то складывающиеся между ними
отношения следует понимать так, что продан участок, за который в качестве
покупной цены передан раб. Юристы прокульянской школы (Прокул, Нерва)
выделяли такой договор купли — продажи в особый договор мены (permutatio).
В итоге восторжествовала точка зрения, согласно которой обмен вещи
не на деньги, а на другую вещь не соответствует смыслу купли —
продажи: одно дело продавать, другое — покупать; мы различаем продавца
и покупателя; должны поэтому различать merx, товар, и pretium, цена.
Несмотря на то что исторически договор мены предшествовал договору
купли -продажи, он нашел свое стабильное место в законодательстве
в качестве самостоятельного договора значительно позже договора купли —
продажи. Товарный обмен в меньшей степени испытывал на себе воздействие
права, нежели денежное обращение. Следствием данного обстоятельства
явилось, например, то, что в классической системе контрактов, сложившейся
в римском праве (II в.н.э.), договору мены (permutatio) не нашлось
достойного места, а в средние века в ряде стран договор мены признавался
безымянным (непоименованным) договором. В дальнейшем, когда договор мены
попал в сферу гражданско — правового регулирования и стал одним
из поименованных договоров, его регламентации законодательства посвящали
крайне незначительное число норм, подчиняя его в основном положениям,
регулирующим договор купли — продажи.
Указанное соотношение договора купли — продажи и договора мены, когда
последний не поглощается обязательством купли — продажи, сохраняя свою
самостоятельность и вместе с тем подчиненное по отношению к купле —продаже
положение в силу распространения на этот самостоятельный тип гражданско —
правовых договорных обязательств многих (или даже всех) норм о договоре
купли — продажи, дошло до наших дней и нашло отражение в большинстве
зарубежных законодательств. Например, в германском Гражданском уложении
договор мены выделен в отдельный подраздел (подразд. IV Мена гл.
1 Купля -продажа. Мена разд. VII Отдельные виды обязательств), что
свидетельствует о его самостоятельном характере.
Однако указанному договору посвящена всего одна крошечная норма,
которая исчерпывается следующим положением: В отношении мены
соответственно применяются предписания о купле — продаже (парагр.
515). И все же мы не считали бы возможным присоединиться к иногда
встречающейся в отечественной юридической литературе оценке договора мены
как договора, имеющего крайне ограниченную сферу применения. Так, И.В.
Елисеев пишет: В современном гражданском обороте договор мены имеет
ограниченное применение. Вероятно, единственная причина его существования —
это экономия времени и средств в тех редких случаях, когда намерения сторон
продать один товар и купить другой совпадают.
Дело в том, что во всех имевших место в мире последних кодификациях
гражданского права (в том числе в развитых правопорядках) применительно
к договору мены просматриваются совершенно четкие тенденции, направленные:
во-первых, на подтверждение договора мены наряду с договором купли —
продажи; во-вторых, на расширение круга специальных правил, предназначенных
для регулирования договора мены и исключающих тем самым действие
соответствующих норм, регламентирующих договор купли — продажи.
Подтверждением сказанному могут служить тексты новых гражданских
кодексов, принятых недавно в Квебеке (провинция Канады с континентальной
системой гражданского права), Нидерландах и России. Так, в Гражданском
кодексе Квебека нормы о договоре мены помещены в параграфе 1 О мене
отдела III О различных договорах, сходных с договором продажи главы
первой О продаже титула второго О поименованных договорах книги
пятой Об обязательствах. Согласно указанным нормам договор мены
признается самостоятельным договором, по которому стороны передают друг
другу право собственности на имущество, кроме денег (ст. 1795). По общему
правилу положения, регулирующие договор продажи, применяются и к договору
мены (ст. 1798). Однако в двух случаях исключается применение норм
о договоре купли — продажи и вместо этого вводятся специальные правила,
регламентирующие отношения, вытекающие из договора мены. Суть первого
специального правила состоит в том, что, если одна из сторон договора мены
даже после получения имущества, переданного ей в порядке мены, докажет,
что другая сторона не являлась собственником имущества, она не может быть
принуждена передать имущество, которое обязывалась обменять, но должна
будет вернуть имущество, полученное от своего контрагента. Согласно второму
специальному правилу сторона по договору мены, у которой истребовано
в порядке эвикции имущество, полученное посредством мены, может требовать
возмещения убытков или забрать переданное имущество (статьи 1796 -1797).
Новый Нидерландский гражданский кодекс (кн. 7 Особые виды договоров)
включает в себя раздел 1 Купля — продажа и мена, где имеется глава,
специально посвященная договору мены (гл. 11 Мена). В действующей
редакции Кодекса содержатся две нормы, регулирующие договор мены.
В соответствии с первой нормой мена представляет собой договор, в котором
обе стороны принимают на себя взаимные обязательства передать одну вещь
взамен другой (ст. 49). Вторая норма гласит: Положения относительно купли —
продажи применяются соответствующим образом с учетом того, что каждая
сторона рассматривается в качестве продавца в отношении своих обязательств
и в качестве покупателя в отношении ей причитающегося (ст. 50). Вместе
с тем некоторые нормы, в число которых, возможно, войдут и специальные
правила, посвященные договору мены, остаются зарезервированными.

1.2 ДОГОВОР МЕНЫ ПО СОВЕТСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ

В советский период развития гражданского права договор мены был
сохранен в качестве самостоятельного типа гражданско-правовых договоров,
имеющего довольно узкую сферу применения и по϶ᴛᴏму не нуждающегося в
специальном детальном правовом регулировании.
В ГК РСФСР 1922 г. имелся отдельный подразд. V Мена в разделе
Обязательственное право (вслед за разд. IV Купля-продажа), что
свидетельствовало об отношении к договору мены как к самостоятельному
договору. Вместе с тем весь данный подраздел состоял из двух норм. Согласно
первой из них по договору мены производится между сторонами обмен одного
имущества на другое. Отметим, что каждый из участвующих в мене считается
продавцом того, что дает в обмен, и покупателем того, что выменивает.
Вторая норма устанавливала, что к договору мены применяются
ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующие правила о купле-продаже. Из содержания приведенных норм
видно, что выделение в ГК 1922 г. договора мены в качестве самостоятельного
договора скорее было данью традиции и не преследовало цели обеспечить его
специальное регулирование. Видимо, данным объясняется отсутствие в тексте
названных норм четких правил, указывающих на квалифицирующие признаки
договора мены, кᴏᴛᴏᴩые позволяли бы идентифицировать регулируемые отношения
как договор мены. В самом деле, как обмен одного имущества на другое
можно представить всякий договор купли-продажи или поставки, а учитывая
отсутствие указания на то, что обмениваемое имущество должно поступать в
собственность контрагента, данным выражением можно охарактеризовать
действия сторон, составляющие предмет всякого возмездного договора, за
исключением договоров на выполнение работ или оказание услуг.
С позиции правового регулирования договора мены ГК 1922 г. вообще не
устанавливал никаких особенностей ϶ᴛᴏго договора, требующих специального
регулирования. Отсутствуют в тексте названных норм и какие-либо специальные
правила относительно регламентации договора мены. При отсутствии таких
специальных правил и распространении на отношения, связанные с обменом
одного имущества на другое, всего комплекса норм о договоре купли-продажи
без всяких изъятий выделение договора мены в самостоятельный тип гражданско-
правового договора лишено, с позиции правового регулирования, практического
смысла. По϶ᴛᴏму в ГК 1922 г. в ϶ᴛᴏм смысле договор мены предстает скорее
как разновидность договора купли-продажи.
Несколько иначе подошел законодатель к регулированию договора мены в
ГК КазССР 1963 г. Указанный Кодекс включал в себя отдельную главу (гл. 25
Мена), состоящую только из одной статьи (ст. 249 Договор
мены). Сохранив отношение к договору мены как к самостоятельному типу
гражданско-правовых договоров, законодатель предусмотрел и два специальных
правила, регламентирующих договор мены с учетом его особенностей.
С точки зрения законодательной техники и правоприменительной практики
наличие специального регулирования договора мены (пусть и в таких
незначительных объемах) служило бесспорным доказательством действительного
отношения законодателя к договору мены как к самостоятельному договору.
Договор мены определялся как договор, по кᴏᴛᴏᴩому между сторонами
производится обмен одного имущества на другое; при ϶ᴛᴏм каждый из
участвующих в договоре мены считается продавцом имущества, кᴏᴛᴏᴩое он дает,
и покупателем имущества, кᴏᴛᴏᴩое он получает. Как видим, и в ϶ᴛᴏм
определении договора мены, как и в ГК 1922 г., нет указания на все
необходимые признаки, кᴏᴛᴏᴩые позволяли бы четко квалифицировать
определенную сделку как договор мены. Это обстоятельство послужило
основанием для утверждения, встречающегося в юридической литературе того
периода, о том, что в ст. 249 ГК КазССР нет определения договора мены. В
гражданско-правовой доктрине давались определения понятия договора мены,
кᴏᴛᴏᴩые практически не отличались от законодательной дефиниции. К примеру,
Ю.К. Толстой определил договор мены следующим образом: По договору мены
между сторонами производится обмен одного имущества на другое. Отметим, что
каждый из участвующих в договоре мены считается продавцом имущества,
кᴏᴛᴏᴩое он дает, и покупателем имущества, кᴏᴛᴏᴩое он получает. Но если в
договоре купли-продажи происходит обмен вещи на деньги, то мена
представляет собою обмен одной вещи на другую.
Правда, в юридической литературе предпринимались попытки уточнения
определения понятия договор мены путем указания на такой необходимый
признак последнего, как передача обмениваемых товаров в собственность или
иное ограниченное вещное право контрагента. Так, А.Ю. Кабалкин в ϲʙᴏем
комментарии к ст. 249 ГК 1963 г. указывает: По смыслу закона каждая из
сторон такого договора обязуется передать имущество другой стороне в
собственность или оперативное управление. Это следует, во-первых, из
указания о применении к мене ряда правил о купле-продаже и, во-вторых, из
систематического толкования закона, поскольку глава Мена расположена в ГК
среди глав о договорах, направленных на переход имущества в собственность
или оперативное управление. Весьма широкое распространение в те годы имел
обмен занимаемыми гражданами жилыми помещениями. При этом указанные
правоотношения между гражданами рассматривались в юридической литературе
как специальные, не имеющие отношения к договору мены. Такой обмен жилыми
помещениями осуществлялся по правилам, предусмотренным ст. 325 ГК 1963 г.,
согласно кᴏᴛᴏᴩой наниматель жилого помещения имел право обменять занимаемое
им помещение на помещение, занимаемое другим нанимателем, со взаимной
передачей прав и обязанностей по договорам найма. Стоит сказать, для обмена
жилого помещения требовалось письменное согласие проживающих с нанимателем
совершеннолетних членов семьи, в т.ч. и временно отсутствующих, за кᴏᴛᴏᴩыми
сохранялось право на жилую площадь. В ϶ᴛᴏм случае действительно не имел
места договор мены, а речь могла идти исключительно о перемене лиц в
обязательствах жилищного найма (ϲʙᴏеобразный двойной перенаем). Как верно
отмечал А.Ю. Кабалкин, не будет договором мены осуществляемый гражданами-
нанимателями в ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙии со ст. 325 ГК обмен жилых помещений. При
взаимной передаче прав и обязанностей нанимателями по договорам найма не
происходит ни смены собственников, ни перехода оперативного управления
имуществом.
Не рассматривались также в качестве опосредуемых договором мены и
отношения, связанные с обменом гражданами товаров, приобретенных в
розничной торговой сети, поскольку предоставляемое покупателю право обмена
товара вытекает из договора розничной купли-продажи и служит одной из
гарантий удовлетворения потребительских нужд граждан.
В целом же и в советский период развития гражданского права договор
мены, хотя и признаваемый самостоятельным гражданско-правовым договором,
имел весьма ограниченную сферу действия и занимал подчиненное по отношению
к договору купли-продажи положение.
Считается одной из причин снижения значения договора мены в том, что
договор мены получил постоянную прописку в законодательстве значительно
позже купли-продажи, так как товарный обмен вообще подвергался значительно
меньшему воздействию права, нежели металлическое обращение. Поэтому
правовое регулирование мены в значительной степени стало опираться на нормы
о купле-продаже.
Вероятно, единственная причина существования договора мены — это экономия
времени и средств в случаях, когда намерения сторон продать один товар и
купить другой совпадают. Но это намерение сторон совпадает редко и поэтому
в современном гражданском обороте договор мены имеет ограниченное
применение.
Далее будет рассмотрено какое место отдавалось договору мены в
советском гражданском законодательстве. Ведь в советском гражданском
кодексе договору мены отводилось только одна статья, и существовал договор
мены скорее как разновидность договора купли-продажи. В ГК КазССР.
1990 года в общем было отсылка к правилам договора купли-продажи. А
для того чтобы совершить обмен, в котором одной из сторон или обеими
сторонами являлись социалистические организации, нужно было, чтобы об этом
специально было оговорено в законе или было предусмотрено специальным
законодательством Союза ССР и Казахской ССР.
Вместе с этим нужно отметить, что впервые в гражданском законодательстве в
главе 26 ГК РК, а именно в ст. ст. 501-505 предусмотрено решение следующих
специфических для мены вопросов:
✓ порядок возмещения разницы в ценах обмениваемых товаров (п.2 ст. 502
ГК РК);
✓ момент перехода права собственности на эти товары (ст. 504 ГК РК);
✓ обязанность сторон произвести встречное исполнение при обмене (ст.
503 ГК РК).
В соответствии со статьей 502 ГК в случае, когда обмениваемые товары
признаются неравноценными, сторона, обязанная передать товар, цена которого
ниже товара, представляемого в обмен, должна оплатить разницу в ценах
непосредственно до или после исполнения ее обязанности передать товар, если
иной порядок не предусмотрен договором.
Статья 504 ГК РК предусматривает переход права собственности на
обмениваемый товар. Права собственности на обмениваемый товар переходят к
сторонам, выступающим по договору мены в качестве покупателей, одновременно
после исполнения обязательств передать соответствующие товары каждой из
сторон. В случаях, когда в соответствии с договором сроки передачи
обмениваемых товаров не совпадают, к исполнению обязательств передать товар
стороной, которая должна передать товар после передачи товара другой
стороне, применяются правила о взаимном исполнении обязательств (ст. 284 ГК
РК).
Раньше в Законе не был специально предусмотрен момент доплаты за
неравноценные товары, был спорный момент перехода права собственности,
также не было не оговорено о том, какую обязанность должны нести стороны
при выполнении обязательств при обмене. И теперь уже можно сказать что, в
современном гражданском обороте договор мены хоть и не так развит, как
договор купли-продажи, но все же приобретает распространение особенно с
увеличением сделок между физическими и юридическими лицами по обмену того
или иного товара на другой.

Глава 2. ДОГОВОР МЕНЫ В СОВРЕМЕННОМ КАЗАХСТАНСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

2. 1. ПОНЯТИЕ ДОГОВОРА МЕНЫ, ЕГО ПРИЗНАКИ

В новом ГК РК по договору мены каждая из сторон обязуется передать в
собственность, хозяйственное ведение, оперативное управление другой стороны
один товар в обмен на другой. (п. 1 ст. 501 ГК РК).
В реальном имущественном обороте предприниматели предпочитают
пользоваться понятием бартерные сделки, хотя оно не в полной мере
отвечает существу обязательств, возникающих из таких договоров. В
соответствии с Указом О государственном регулировании внешнеторговых
бартерных сделок под бартерными сделками понимаются совершаемые при
осуществлении внешнеторговой деятельности действия, предусматривающие обмен
эквивалентными по стоимости товарами, работами, услугами, результатами
интеллектуальной деятельности. К таким сделкам не относятся сделки, в силу
которых происходит использование при их осуществлении денежных или иных
платежных средств.
Тем самым в данном подзаконном акте в обобщенном виде перечислены
объекты бартерных сделок, чего нет в определении договора мены,
сформулированном в ГК. Квалифицируя бартерные сделки как двусторонний
договор мены, указ требует, чтобы в нем были указаны номенклатура,
количество, качество, цена товара по каждой товарной позиции, сроки и
условия экспорта, импорта товара; перечень работ, услуг, результатов
интеллектуальной деятельности, их стоимость, сроки выполнения работ,
момент предоставления услуг и прав на результаты интеллектуальной
деятельности; перечень документов, передаваемых лицу для подтверждения
факта выполнения работ, предоставления услуг и прав на результаты
интеллектуальной деятельности.
Наличие в ГК специальных правил, относящихся исключительно к договору
мены (пусть и немногочисленных), свидетельствует о том, что отношение
законодателя к этому договору как к самостоятельному типу гражданско-
правовых договорных обязательств является не только данью многовековой
цивилистической традиции, но и результатом понимания места договора мены в
системе договорного регулирования гражданско-правовых отношений, а также
стремлением детальной регламентации указанных правоотношений с учетом всех
присущих им особенностей.
Самостоятельный характер договора мены в семье гражданско-правовых
договоров предполагает выделение определенных, присущих этому договору
признаков, отличающих его от всех иных типов договорных обязательств, в том
числе и от наиболее близкого к договору мены договора купли-продажи. В этом
смысле могут быть названы следующие основные признаки договора мены.
Во-первых, договор мены относится к числу договоров, направленных на
передачу имущества (к этой же категории относятся и договоры купли-продажи,
дарения, займа, ренты, ссуды, аренды и некоторые другие), и тем самым он
отличается от договоров на выполнение работ (например, подряд и некоторые
другие), на оказание услуг (комиссия, поручение, агентирование, транспортно-
экспедиционное обслуживание и некоторые другие) и от учредительских
договоров (например, простое товарищество).
Во-вторых, по договору мены обмениваемое имущество передается в
собственность (а в соответствующих случаях — в хозяйственное ведение или
оперативное управление) контрагента. Данный признак позволяет отграничить
договор мены от тех договоров на передачу имущества, по которым имущество
передается во владение и пользование либо только в пользование контрагента
(аренда, ссуда).
В-третьих, от других возмездных договоров, по которым, как и по
договору мены, имущество также передается в собственность контрагента
(купля-продажа, заем), договор мены отличается характером встречного
предоставления.
По договору займа сторона, получившая денежную сумму или определенное
количество имущества, определяемого родовыми признаками, должна возвратить
заимодавцу такую же денежную сумму либо соответствующее количество
имущества. Встречным предоставлением со стороны покупателя по договору
купли-продажи товара является уплата его цены (т.е. определенной денежной
суммы, составляющей стоимость товара).
Что касается договора мены, то его стороны один товар обменивают на
другой. По договору мены в принципе исключаются как возврат имущества,
аналогичного полученному, так и оплата его стоимости, как это имеет место
соответственно при договоре займа и при договоре купли-продажи. Данный
признак (обмен товаров) представляет собой особенность предмета договора
мены и является бесспорным критерием для выделения его в самостоятельный
тип гражданско-правовых договорных обязательств.
В-четвертых, еще одним квалифицирующим признаком договора мены,
отличающим его как от договора купли-продажи, так и от всякого иного
договора, предусматривающего передачу имущества в собственность
контрагента, является момент перехода права собственности на обмениваемые
товары. Как известно, по общему правилу право собственности у приобретателя
вещи по договору возникает с момента ее передачи (п. 1 ст. 238 ГК РК);
момент перехода права собственности никак не связан с исполнением
контрагентом, получившим вещь в собственность, своих обязательств, например
по оплате полученной вещи.
Применительно к договору мены действует специальное правило,
определяющее момент перехода права собственности на обмениваемые товары,
которое существенно отличается не только от норм, регулирующих договор
купли-продажи, но и от общих положений о гражданско-правовом договоре. Суть
этого правила состоит в том, что по договору мены право собственности на
обмениваемые товары переходит к сторонам, выступающим по договору мены в
качестве покупателей, одновременно после исполнения обязательств передать
соответствующие товары каждой из сторон (ст. 504 ГК РК).
С точки зрения общей характеристики договора мены как всякого
гражданско-правового обязательства он является консенсуальным, возмездным,
двусторонним, синаллагматическим.
Договор мены относится к консенсуальным договорам, поскольку считается
заключенным с момента достижения сторонами в требуемой в подлежащих случаях
форме соглашения по всем существенным условиям договора, а момент
вступления договора в силу не связывается с фактической передачей сторонами
обмениваемых товаров. Собственно, фактический обмен товарами представляет
собой исполнение заключенного и вступившего в силу договора мены. Даже в
тех случаях, когда момент вступления договора в силу в соответствии с его
условиями совпадает с фактической передачей сторонами товаров друг другу,
мы можем говорить о том, что данный договор мены исполняется в момент его
заключения, но не о реальном характере договора. О том, что договор мены
является консенсуальным договором, свидетельствует также само его
законодательное определение: каждая из сторон обязуется передать в
собственность другой стороны один товар в обмен на другой.
Договор мены является возмездным, поскольку каждая из его сторон за
исполнение своих обязанностей по передаче товара контрагенту должна
получить от последнего встречное предоставление в виде другого
обмениваемого товара.
Договор мены является двусторонним, поскольку каждая из сторон этого
договора несет обязанности в пользу другой стороны и считается должником
другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее
кредитором в том, что имеет право от нее требовать. Более того, в договоре
мены имеют место две ярко выраженные встречные обязанности, одинаково
существенные и важные: каждая из сторон обязуется передать контрагенту
соответствующий обмениваемый товар, — которые взаимно обусловливают друг
друга и являются в принципе экономически эквивалентными. Поэтому договор
мены относится к договорам синаллагматическим.
Причем синаллагматический характер договора мены в правовом
регулировании данного договора (несмотря на небольшое число норм)
учитывается в большей степени, нежели в правовых нормах, регламентирующих
иные типы гражданско-правовых двусторонних договоров. Данное обстоятельство
выражается: в установлении презумпции равноценности обмениваемых товаров
(п. 1 ст. 502 ГК РК); в определении момента перехода права собственности на
обмениваемые товары, который привязывается к моменту исполнения
обязательств по передаче товаров обеими сторонами (ст. 504 ГК РК); в
применении к отношениям, вытекающим из договора мены, правил о встречном
исполнении обязательств (ст. 503 ГК РК); в наделении добросовестной
стороны, передавшей товар контрагенту, не обеспечившему надлежащее
исполнение своего обязательства, в определенных ситуациях правом требовать
от последнего возврата переданного ему товара (ст. 505 ГК РК).

2.2. ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ДОГОВОРА МЕНЫ

Для характеристики договора мены с целью выявления его существенных
признаков по сравнению с другими типами гражданско-правовых договоров,
составляющих единую категорию договоров на передачу имущества,
используется, как и в случае с договором купли-продажи, понятие элементы
договора. Под элементами договора обычно понимаются: субъекты договора,
его предмет, форма договора, содержание договора (права и обязанности
сторон).

СУБЪЕКТЫ ДОГОВОРА МЕНЫ

Договор мены носит универсальный характер и может применяться для
регулирования правоотношений с участием любых лиц, признаваемых субъектами
гражданских прав (прежде всего, права собственности и иных ограниченных
вещных прав, а также обязательственных прав); граждан, юридических лиц, а
также публично-правовых образований (Республика Казахстан, субъекты
Республики Казахстан).
Правда, в юридической литературе высказывалось мнение о недопустимости
участия в договоре мены государства и иных публично-правовых образований;
мнение это, надо сказать, ни на чем не основано и ничем не аргументировано.
В самом деле, разве можно признать в качестве серьезного аргумента,
например, довод, выдвинутый И.В.Елисеевым: выступление государства в
гражданско-правовом договоре мены невозможно, поскольку натуральный обмен
противоречит основным принципам бюджетного устройства страны.
В соответствии с ГК РК (п. 1 ст. 111) Республика Казахстан выступает в
отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с
иными участниками этих отношений. Исходя из этого, например, нередко
осуществляется обмен зданиями, сооружениями, нежилыми помещениями в целях
размещения соответствующих органов власти и управления, а также
государственных учреждений. Как можно ставить под сомнение такого рода
сделки?
ГК РК (глава 26) не предъявляет никаких специальных требований к
субъектам договора мены. Однако нельзя не учитывать, что передача имущества
другому лицу в обмен на иное имущество является одной из форм распоряжения
имуществом. Поэтому каждая из сторон, участвующая в договоре мены, по
общему правилу должна быть собственником обмениваемого имущества либо
обладать иным ограниченным вещным правом, включающим в себя правомочие по
распоряжению соответствующим имуществом.
Например, таким правомочием наделен субъект права хозяйственного
ведения (государственное), которое вправе распоряжаться (в том числе путем
обмена) закрепленным за ним имуществом с учетом предусмотренных законом
ограничений. В частности, для заключения договора мены в отношении
недвижимого имущества требуется согласие собственника (ст. 199 ГК РК);
распоряжение имуществом должно осуществляться юридическим лицом в рамках
его целевой правоспособности (ст. 35 ГК РК).
В частности, при осуществлении обмена имущества во исполнение договора
комиссии стороной по договору мены этого имущества является комиссионер,
действующий от своего имени (ст. 865 ГК РК); право на заключение сделок от
своего имени (в том числе в качестве стороны договора мены) предоставлено
также доверительному управляющему в отношении имущества, переданного ему по
договору доверительного управления (886 ГК РК).
Как уже отмечалось, в качестве стороны по договору мены могут
выступать государство, физические лица и юридические лица. Возникающие при
этом правоотношения будут регулироваться нормами, определяющими участие
юридических лиц в гражданских правоотношениях, а стало быть, и нормами о
договоре мены.
Граждане могут заключать договоры мены с учетом общих требований,
предъявляемых к их правоспособности и дееспособности.
Таким образом, стороной по договору мены может быть всякое физическое
или юридическое лицо, признаваемое субъектом гражданских прав и
обязанностей. Приобретая товар у контрагента по договору мены, каждая из
сторон этого договора по общему правилу становится его собственником.
Однако в некоторых случаях, предусмотренных законом или договором, субъект
договора мены не приобретает права собственности на полученный товар.
Совершая договоры мены какого-либо имущества, они приобретают на
имущество, полученное в обмен на то, которое было передано контрагенту,
соответствующее ограниченное вещное право, собственником же товара
становится лицо, являющееся собственником имущества, закрепленного за
указанными юридическими лицами.
Во-вторых, не становятся собственниками приобретенных по договору мены
товаров также граждане или юридические лица, наделенные полномочиями на
совершение указанных действий от своего имени в силу договора комиссии или
договора доверительного управления.

ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА МЕНЫ

Предметом договора мены являются действия каждой из сторон по
передаче в собственность (хозяйственное ведение, оперативное управление)
другой стороны обмениваемого товара. Как и в случае с договором купли-
продажи, мы исходим из того, что предмет договора мены включает в себя два
рода объектов: объектом первого рода служат действия обязанных лиц по
передаче друг другу обмениваемых товаров; объектом второго рода являются
сами обмениваемые товары.
ГК РК (глава 26) не содержит специальных правил, регламентирующих
предмет договора мены, поэтому его регулирование осуществляется нормами о
купле-продаже (глава 25 ГК РК), если это не противоречит существу мены (ст.
501 ГК РК).
Условия о предмете договора мены относятся к числу существенных
условий этого договора, как, впрочем, и всякого гражданско-правового
договора (п. 1 ст. 378 ГК РК).
Если говорить об отдельных объектах, составляющих предмет договора
мены, то необходимо подчеркнуть, что отсутствие в тексте договора условий
(пунктов), определяющих объект первого рода (действия обязанных сторон),
которые, безусловно, относятся к числу существенных условий договора мены,
не влечет за собой признание договора мены незаключенным, поскольку
указанные условия будут определяться соответствующими диспозитивными
нормами о купле-продаже.
Так, в случаях, когда из договора мены не вытекают обязанности сторон
по доставке или передаче обмениваемых товаров в месте нахождения
контрагента, обязанность каждой из сторон передать обмениваемый товар
считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику или организации
связи для доставки его контрагенту, если договором не предусмотрено иное
(п. 2 ст. 410 ГК РК). Срок исполнения обязанности передать обмениваемый
товар определяется договором мены, а если договор не позволяет определить
этот срок, — в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 277 ГК РК,
т.е. в разумный срок после возникновения обязательства, а по его истечении
— должник обязан исполнить в семидневный срок. (п. 2 ст. 277 ГК РК).
Что касается принятия товаров, передаваемых в порядке обмена, то по
общему правилу каждая из сторон обязана совершить действия, которые в
соответствии с обычно предъявляемыми требованиями необходимы для
обеспечения передачи и получения соответствующего товара (п. 2 ст. 437 ГК
РК).
Применительно к объекту второго рода, входящему в состав предмета
договора мены (обмениваемые товары), должно применяться правило об условии
договора купли-продажи о товаре, в соответствии с которым указанное условие
считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и
количество товара (407 ГК РК).
Таким образом, для признания договора мены заключенным от сторон
требуется согласовать и предусмотреть непосредственно в тексте договора
условие о количестве и наименовании обмениваемых товаров. Все остальные
условия, относящиеся к предмету договора мены, могут быть определены в
соответствии с диспозитивными нормами о купле-продаже, содержащимися в ГК
РК.
Определяя, какие виды имущества могут служить объектами договора мены,
необходимо также обратиться к нормам о договоре купли-продажи, поскольку
положения о договоре мены (гл. 26 ГК РК) не содержат каких-либо правил на
этот счет, ограничиваясь лишь употреблением в отношении обмениваемого
имущества термина товар.
Как известно, по договору купли-продажи товаром признаются любые вещи,
как движимые, так и недвижимые, индивидуально-определенные либо
определяемые родовыми признаками. Купля-продажа (а, следовательно, и мена)
отдельных видов вещей, помимо норм ГК, может регулироваться иными законами,
а также другими правовыми актами. Так, специальные правила купли-продажи
могут быть установлены законами в отношении ценных бумаг и валютных
ценностей (406 ГК РК).
В юридической литературе высказаны противоположные точки зрения по
вопросу о том, могут ли признаваться объектами мены имущественные права.
Так, Б.Я. Полонский исключает имущественные права из круга возможных
объектов мены; он отмечает: Закон говорит о том, что предметом договора
мены является товар. Учитывая, что к договору мены применяются
соответственно правила о купле-продаже, а ст. 406 и 407 ГК РК отождествляют
понятия товара и вещи, можно сделать вывод о том, что и для договора мены
эти понятия совпадают.
Иного мнения придерживается И.В. Елисеев, который пишет: Возможность
мены любых, не изъятых из оборота вещей. сомнений не вызывает. Тогда как
мена имущественных прав — конструкция, непривычная для отечественной
цивилистики. Из содержания главы 26 ГК РК невозможно усмотреть прямого
запрета договоров мены имущественных прав. Пункт 2 ст. 501 ГК по вопросам
регулирования мены отсылает к правилам о купле-продаже, если таковые не
противоречат главе 26 ГК РК и существу мены. Эта отсылка относится и ст.
406 ГК РК, включающему в предмет купли-продажи имущественные права. Сама по
себе мена имущественных прав не противоречит природе договора мены, и его
заключение следует считать возможным. Отсюда можно сделать вывод и о
допустимости мены вещи на имущественное право.
Представляется, однако, что имущественные права не могут признаваться
отдельными самостоятельными объектами договора мены. Аргументами в пользу
этого рассуждения могли бы служить следующие доводы.
Во-первых, с формально-юридических позиций объектами мены являются
товары. В соответствии с п. 1 ст. 407 ГК РК товаром по договору купли-
продажи могут быть любые вещи, не изъятые из оборота (ст. 116 ГК РК).
Имущественные права — самостоятельные объекты гражданских прав, не
относящиеся к категории вещей; следовательно, имущественные права не могут
признаваться товаром по договору купли-продажи, а стало быть, и
обмениваемыми товарами по договору мены. Норма ГК, в соответствии с которой
общие положения о договоре купли-продажи применяются к продаже
имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих
прав (ст.406 ГК РК), распространяет действие правил о договоре купли-
продажи на иные правоотношения, не относящиеся к этому договору, что никак
не может свидетельствовать о признании имущественных прав товаром, а сделки
по их отчуждению (продаже) — договором купли-продажи. К тому же положения о
договоре купли-продажи могут применяться к сделкам по продаже имущественных
прав лишь в части, не противоречащей содержанию или характеру этих прав. В
этом смысле можно сказать, что всякая возмездная уступка имущественных прав
(цессия) является их продажей, а правила, регулирующие переход прав
кредитора, и в частности уступку требования (ст. 339 ГК РК), отражают
содержание и характер соответствующих имущественных прав и поэтому подлежат
приоритетному (по отношению к общим положениям о купле-продаже товаров)
применению.
Во-вторых, положения ГК РК о договоре мены (глава 26) не включают в
себя норму, распространяющую их действие на сделки, по которым стороны
взаимно уступают друг другу имущественные права, аналогичную той, которая
имеется . продолжение