Содержание статьи:

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Взыскание ущерба по трудовым спорам

Одним из основных способов защиты трудовых прав является судебная за­щита (ст. 352 Трудового кодекса РФ).

Если иск в суд подается работником, то это он может сделать в течение 3 месяцев со дня, когда узнал или должен был узнать о нарушении своего права. По спорам об уволь­нении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Если же работодатель подает иск о возмещении работником ущерба, то срок давности составляет один год со дня обнаружения причинен­ного ущерба. В обоих случаях суд вправе восстановить срок давности при пропуске его по уважительным причинам (ст. 392 Трудового кодекса РФ).

На практике не редко встречаются споры о взыскании с работника ущерба, причиненного работодателю, в порядке регресса. Например, когда ущерб причинен третьим лицам в результате дорожно-транспортного происшествия, автомобилем под управлением работника, собственником которого является работодатель. В этих случаях ущерб причиненный пострадавшим, возмещается в судебном порядке работодателем — собственником автомобиля (источник повышенной опасности). На основании ст. 1081 Гражданского кодекса РФ после возмещения работодателем потерпевшему всех взысканных сумм, он (работодатель) вправе обратиться с регрессным требова­нием к работнику о взыскании с него ущерба, понесенного работо­дателем.

Условием для наступления материальной ответственности являются наличие противоправного деяния, прямого действительного ущерба, причинно-следственной связи между ними и вины причинителя вреда (ст. 233 ТК РФ).

В соответствии со ст. 241 ТК РФ материальная ответственность работника ограничена средним заработком. В случаях, предусмотренных ТК РФ и иными федераль­ными законами, возможна полная материальная ответственность работника в размере прямого дей­ствительного ущерба, под которым понимается реальное уменьшение на­личного имущества, ухудшение состояния указанного имущества, необходимость для работодателя произвести затраты либо излиш­ние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

При взыскании в порядке регресса с работника ущерба, причиненного работодателю, выплатившему суммы потерпевшему, суд имеет право снизить размер этого ущерба с учетом степени, формы вины, материального положения работника и др.

Следует отметить, что законодатель предусмотрел материальную ответственность также для работодателя, которая наступает:

-за ущерб, причиненный в результате незаконного лишения его возможности трудиться (ст. 234 ТК РФ);

-за ущерб, причиненный имуществу работника (ст. 235 ТК РФ);

-за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику (ст.236 ТК РФ);

-за моральный вред, причи­ненный работнику (ст. 237 ТК РФ).

Взыскание ущерба с работника: ошибки работодателя

В трудовом законодательстве четко регламентированы правила привлечения работников к материальной ответственности. Однако судебная практика свидетельствует о том, что несмотря на это работодатели совершают массу ошибок, когда пытаются взыскать с работника причиненный им ущерб. Зачастую основная цель — возместить расходы, понесенные организацией из-за работника. При этом пренебрежение требованиями законодательства приводит к потере времени, судебным тяжбам и новым расходам. Обобщив судебную практику, мы выявили наиболее типичные ошибки, которые работодатели допускают при возложении на работника материальной ответственности. Расскажем о них, ведь учиться лучше на чужих ошибках.

Вопросы, касающиеся материальной ответственности работников, регулируются ст. 238—250 Трудового кодекса РФ (глава 39 ТК РФ).

В соответствии со ст. 238 ТК РФ все работники, виновные в причинении работодателю прямого действительного ущерба, несут материальную ответственность, то есть возмещают ущерб. Однако пределы такой ответственности не одинаковы для всех работников и определяются с учетом характера и объема их трудовых обязанностей, различий в служебной компетенции, предоставленных прав и др.

Полная ответственность в виде исключения

По общему правилу материальная ответственность работника, причинившего ущерб работодателю, ограничивается средним месячным заработком (ст. 241 ТК РФ). Ее называют ограниченной.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника лишь в случае:

1) когда полная материальная ответственность возложена на работника законом;

2) недостачи ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора или полученных по разовому документу;

3) умышленного причинения ущерба;

4) причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;

5) причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда;

6) причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом;

7) разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в ситуациях, предусмотренных федеральными законами;

8) причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.

Помимо этого материальная ответственность в полном размере может быть установлена трудовым договором, заключаемым с заместителями руководителя организации, главным бухгалтером (ст. 243 ТК РФ).

Казалось бы, трудовое законодательство четко определяет перечень случаев, когда работник обязан возместить работодателю ущерб в полном объеме. Тем не менее самой распространенной ошибкой является привлечение не к ограниченной, а к полной материальной ответственности.

Приказом работодателя П. принят на работу водителем-экспедитором в транспортный цех ЗАО. На трассе Екатеринбург — Курган 25 марта 2010 г. автомобиль ИЖ-27175-036, принадлежащий ЗАО, под управлением П. вышел из строя и получил механические повреждения.

Общество за свой счет отремонтировало автомобиль. Ремонт обошелся в 23 304 руб. 66 коп. ЗАО обратилось в суд с требованием о взыскании полной стоимости ремонта (она превышала размер месячной зарплаты работника).

Из акта расследования обстоятельств выхода из строя транспортного средства следует, что в причинении ущерба виновен водитель П. Он не принял своевременных мер по устранению неисправности, не сообщил о ней руководству ЗАО и самостоятельно принял решение о дальнейшей эксплуатации машины.

Материалами дела было установлено, что 25 марта 2010 г. водитель-экспедитор П. был направлен в командировку в г. Екатеринбург за грузом в сопровождении инженера Н. На обратном пути со стороны заднего моста автомобиля стал раздаваться скрип. Водитель остановился, поставил машину на домкрат, снял правое заднее колесо и попытался отсоединить тормозной барабан. Попытка не увенчалась успехом, и П. решил двигаться дальше.

В соответствии с должностной инструкцией водитель-экспедитор незамедлительно докладывает руководству обо всех происшествиях, хищениях и т.п. Водитель-экспедитор подчиняется начальнику транспортного цеха.

П. не известил начальника гаража либо руководство акционерного общества о серьезной поломке автомобиля и самостоятельно принял решение о продолжении движения.

Данное обстоятельство, по мнению ЗАО, указывает на наличие вины работника в причинении ущерба. Однако решением суда с П. в пользу ЗАО в счет частичного погашения ущерба был взыскан средний месячный заработок в сумме 9523 руб. 42 коп.

Суд указал, что работник должен нести материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, поскольку оснований для привлечения к материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба нет.

(Из обзора судебной практики Курганского областного суда по гражданским делам за 2-е полугодие 2010 г.)

Вывод: привлечь к полной материальной ответственности можно только в одном из случаев, перечисленных в ст. 243 ТК РФ.

Договор о полной ответственности ничего не гарантирует

Еще одна распространенная ошибка работодателя — требование о возмещении ущерба в полном объеме на основании договора о полной материальной ответственности.

Действительно, одним из оснований для взыскания ущерба в полном объеме является п. 2 ст. 243 ТК РФ, то есть наличие договора о полной материальной ответственности. Многие работодатели считают, что наличие такого договора гарантирует взыскание ущерба в полном объеме, и забывают, что суд откажет в подобном иске, если выяснится, что законных оснований для заключения договора не было.

Заключить такой договор можно только с работником, который занимает должность, поименованную в постановлении Минтруда России от 31.12.2002 № 85 «Об утверждении перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности».

Согласно ст. 244 ТК РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ) за недостачу вверенного работникам имущества могут заключаться с работниками, достигшими 18 лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Таким образом, если должность в названном постановлении отсутствует или в соответствии с должностной инструкцией работник не обслуживает непосредственно ценности и имущество, суд признает необоснованным заключение договора о полной материальной ответственности.

Решением Чапаевского городского суда Самарской области от 18.06.2009 организации было отказано в удовлетворении иска к работнику о возмещении ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей. Суд установил, что сотрудник работал сначала в должности ведущего специалиста, а затем в должности начальника участка. Несмотря на то что между работником и работодателем был заключен договор о полной материальной ответственности по первоначальной должности, в суде работодатель не доказал функции работника по сохранности материальных ценностей. Должностные инструкции ведущего специалиста и начальника участка в организации вообще отсутствовали.

Работодатель обратился в суд с иском к работнику о взыскании суммы ущерба. В обоснование своих требований истец сослался на то, что работник — материально ответственное лицо.

Суды первой и кассационной инстанций удовлетворили иск. Но Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Работник занимал должность специалиста производственного отдела, дополнительно выполнял обязанности по управлению автомобилем, принадлежащим организации. Однако в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденный постановлением Минтруда России от 31.12.2002 № 85, должность, занимаемая работником, как, впрочем, и выполняемая им работа, не включена.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что договор о полной материальной ответственности в принципе не мог быть заключен с работником. Такой договор не служит основанием для привлечения работника к полной материальной ответственности. Требования организации о возмещении ущерба в полном объеме, превышающем среднемесячный заработок работника, противоречат требованиям Трудового кодекса РФ.

Перечни работ и категорий работников, с которыми может быть заключен названный договор, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством РФ. Таким образом, трудовое законодательство предусматривает конкретные требования, при выполнении которых работодатель вправе заключить с отдельным работником письменный договор о полной материальной ответственности, перечень должностей и работ, при выполнении которых этот договор может быть оформлен, взаимные права и обязанности работника и работодателя по обеспечению сохранности материальных ценностей, переданных под отчет.

(Определение по делу № 18-В09-72, из обзора практики Верховного суда РФ за IV квартал 2009 г.)

Вывод: нарушение работодателем требований законодательства о порядке и условиях заключения и исполнения договора о полной индивидуальной материальной ответственности является основанием для освобождения работника от обязанности возместить причиненный по его вине ущерб имуществу работодателя в полном размере, превышающем средний месячный заработок работника.

Правонарушение есть, а ущерба нет

Иногда работодатель, не принимая во внимание, причинен ли реальный ущерб, пытается привлечь к материальной ответственности работника, который нарушил правила выполнения трудовых функций или совершил другое правонарушение, связанное с выполнением служебных обязанностей.

Удовлетворяя требования ООО, суд исходил из того, что Л. — сотрудница общества, с которым был заключен договор о полной материальной ответственности, причинила ООО ущерб в результате выдачи из кассы денежных средств с нарушением правил ведения кассовых операций, установленных Федеральным законом «О бухгалтерском учете», и Порядка ведения кассовых операций в РФ, утвержденного решением Совета директоров ЦБ РФ от 22.09.93 № 40. При этом суд не учел ст. 238, 242 и 243 ТК РФ. Исходя из этих норм причиненный работодателю ущерб возмещается работником в полном размере при доказанности наличия прямого действительного ущерба.

Между тем, как следует из объяснений представителей ООО, факт причинения прямого действительного ущерба установлен не был, поскольку ни одно из лиц, которым были выданы денежные средства по ведомостям и расходным кассовым ордерам, к обществу с требованием о выплате причитающихся им сумм не обращалось.

Иск ООО о возмещении ущерба основывался только на факте нарушения работницей правил ведения кассовых операций, согласно которым выдача денег из кассы, не подтвержденная распиской получателя в расходном кассовом ордере или другом заменяющем его документе, в оправдание не принимается, считается недостачей и взыскивается с кассира.

Кассационная инстанция позицию суда первой инстанции не поддержала и в удовлетворении иска о привлечении к материальной ответственности отказала.

(Определение Пермского краевого суда от 03.08.2010 № 33-5964)

Вывод: основанием для возложения на работника материальной ответственности является установление факта причинения по его вине прямого действительного ущерба.

Гражданско-правовая ответственность неприменима в трудовых отношениях

Работодатель нередко включает в иск требования, основанные на нормах Гражданского кодекса РФ, например наряду с требованием возместить ущерб вменяет работнику проценты за пользование чужими денежными средствами или неполученные доходы (упущенную выгоду).

Здесь надо помнить, что одновременно применить нормы трудового и гражданского права к отношениям, сложившимся между работодателем и работником, можно лишь в случаях, указанных в законе. Так, в ч. 2 ст. 277 ТК РФ установлено, что в случаях, предусмотренных федеральными законами, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями. При этом убытки рассчитываются в соответствии с нормами, закрепленными гражданским законодательством. Во всех остальных случаях применять к трудовым правоотношениям нормы гражданского законодательства недопустимо. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) с работника не взыскиваются.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества или на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Индивидуальный предприниматель принял К. на должность юрисконсульта с окладом 5000 руб. Сотрудница приступила к выполнению своих обязанностей. Она получила из кассы 45 000 руб. по расходному кассовому ордеру для заключения с ОАО «РЖД» договора на подачу вагонов на подъездные железнодорожные пути, используемые истцом для предпринимательской деятельности. За полученные по разовому документу денежные средства К. не отчиталась, доказательств расходования денежных средств по целевому назначению не представила.

Работодатель — индивидуальный предприниматель обратился в суд с требованием о взыскании с сотрудницы убытков и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением районного суда исковые требования ИП были удовлетворены частично. С К. взыскано 45 000 руб., проценты в сумме 800 руб., возврат госпошлины 1474 руб. Однако кассационная инстанция отменила решение в части взыскания с К. процентов в сумме 800 руб. и госпошлины.

Краевой суд заключил, что при разрешении спора о возмещении ущерба суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о взыскании с работницы 45 000 руб., правильно руководствовался положениями ст. 238 и 243 ТК РФ, регулирующими правоотношения по возмещению ущерба, причиненного работником. Однако при взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ в сумме 800 руб. нормы материального права были применены неверно. Суд не учел, что трудовые отношения не регулируются нормами ГК РФ, а подлежащие применению положения ТК РФ не преду­сматривают взыскание указанных процентов с работника. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю только причиненный ему прямой действительный ущерб.

(Определение Пермского краевого суда по делу № 33-1708/2010)

Иногда путаница в применении норм ТК РФ и ГК РФ связана с причинением вреда работником не имуществу работодателя, а третьим лицам. Дело в том, что, возместив ущерб третьим лицам, работодатель вправе подать регрессный иск к работнику, то есть взыскать с него ущерб, который уже возместил. Ущерб третьим лицам в подобной ситуации возмещается по правилам гражданского законодательства. Работодатель, полагая, что гражданское законодательство можно применить и при взыскании ущерба с работника, пытается это сделать без учета особенностей трудового законодательства.

Само понятие регрессного иска — гражданско-правовая категория. Статья 1081 ГК РФ предоставляет работодателю, возместившему вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

В пункте 15 постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» разъяснено, что под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, выплаченные работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. Получается, что нормы Трудового кодекса о возмещении вреда третьим лицам работодателем за причиненный работником вред корреспондируют с нормами Гражданского кодекса РФ и регрессные требования основываются и на том, и на другом законодательстве.

Важно, что нормы ТК РФ распространяются и на регрессные требования, то есть с работника в порядке регресса можно взыскать ущерб в полном объеме только в случаях, предусмотренных ст. 243 ТК РФ.

Работодатель заявил иск к работнику о возмещении ущерба в порядке регресса. Суд установил, что работник, управляя автомобилем ЗИЛ-431410, выехал на полосу встречного движения. Произошло столкновение с автомобилем ВАЗ-2106, водитель которого от полученных травм скончался. Органы ГИБДД признали работника виновным в ДТП. Постановлением районного суда Челябинской области уголовное дело, возбужденное в отношении сотрудника, было прекращено за примирением обвиняемого с представителем потерпевшего. Решением городского суда с работодателя в пользу потерпевшего была взыскана компенсация морального вреда в сумме 80 000 руб.

Решением первой и кассационной инстанций с работника в пользу работодателя было взыскано в возмещение ущерба 40 000 руб., а также судебные расходы. Но Верховный суд РФ эти решения отменил, указав, что в отношении работника не было вступившего в законную силу обвинительного приговора по уголовному делу. Значит, оснований для привлечения работника к полной материальной ответственности нет.

(Определение ВС РФ от 01.08.2008 № 48-В08-7)

Вывод: ущерб, причиненный работником, возмещается только на основании норм трудового законодательства.

Соотношение административной и материальной ответственности

Работодатель заблуждается, думая, что, уплатив штраф за административное правонарушение, он может взыскать сумму штрафа с работника в рамках полной материальной ответственности. Обосновывается это тем, что привлечение к административной ответственности организации произошло по вине работника.

ОАО обратилось в суд с иском к своему работнику о взыскании ущерба в размере 40 000 руб. Требования мотивированы тем, что за совершение административного правонарушения общество привлекли к административной ответственности в виде штрафа в размере 40 000 руб. Истец считал, что ущерб в виде уплаты административного штрафа причинен в результате ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей заведующей магазином, в обязанности которой входит соблюдение сроков реализации товаров и с которой подписан договор о полной материальной ответственности.

Суд пришел к выводу, что, поскольку заведующая магазином не была привлечена к административной ответственности, взыскивать ущерб в полном объеме нельзя. Можно только взыскать ущерб в размере среднего заработка, то есть применить ограниченную материальную ответственность.

(Надзорная практика Верховного суда Республики Карелия//Бюллетень Верховного суда Респуб­лики Карелия. 2008. № 1(18))

Вывод: материально ответственный работник не может быть привлечен к полной материальной ответственности в связи с причинением ущерба в виде взыскания с организации штрафа, наложенного в административном порядке на организацию.

Возмещение ущерба наемным работником: нюансы, основания, последствия

Пожалуй, одним из самых острых вопросов, возникающих между работником и нанимателем, был, есть и будет вопрос о возмещении материального ущерба, причиненного работодателю, иначе – о материальной ответственности работника. Зачастую (об этом свидетельствует судебная практика) на работника возлагают вину за тот или иной вред, причиненный имуществу работодателя, и, как следствие, обязанность по его возмещению путем, к примеру, удержаний из заработной платы. Казалось бы, все просто: «ошибся/обсчитался/не досмотрел» – плати из собственного кармана. Однако законодатель подходит к этому вопросу несколько иначе, принимая при этом сторону работника.

Договор или «филькина грамота»?

Итак, начнем с азов. Согласно КЗоТ Украины, работники несут материальную ответственность за вред, причиненный предприятию, учреждению, организации вследствие нарушения возложенных на них трудовых обязанностей (ч. 1 ст. 130 КЗоТ). Обратите внимание, КЗоТ четко определяет, что материальная ответственность работника может возникнуть только при неисполнении или ненадлежащем исполнении им трудовых обязанностей, т. е. между работником и работодателем должны существовать взаимоотношения, оформленные трудовым договором, а не, скажем, гражданско-правовым договором подряда или оказания услуг. Так что, если повар, допустивший недостачу, оформлен по договору оказания услуг, привлечь его к полной материальной ответственности нельзя. Даже невзирая на заключенный между ним и работодателем договор о материальной ответственности, поскольку в гражданско-правовых отношениях он не имеет никаких юридических последствий.

Только трудовой договор является предпосылкой для возникновения материальной ответственности работника. При его отсутствии можно говорить лишь о возмещении ущерба в рамках Гражданского кодекса.

К примеру, в начале текущего года одним из райсудов Луганска слушалось дело №2-111/11. В суд обратился представитель ООО, предъявив иск о взыскании причиненного работником материального вреда. Истец указал, что им для осуществления охраны имущества, в т. ч. автомобиля HYUNDAI ACCENT, им был заключен договор подряда, согласно которому ответчица приняла на себя обязательства об осуществлении охраны имущества истца с материальной ответственностью за сохранность этого имущества. Однако вскоре наниматель обнаружил, что названный автомобиль поврежден, причем эти повреждения получены во время выполнения ответчицей ее обязанностей. Истец был уверен, что между ним и ответчицей существовали трудовые правоотношения, а посему ответчица обязана возместить ему причиненный материальный ущерб в размере 9943 грн.

В свою очередь, ответчица и ее представитель исковые требования не признали, пояснив суду, что ни одного договора подряда, на который ссылается истец, сторонами подписано не было. Кроме того, ответчица указала, что неофициально работала у истца более четырех лет вахтером, а не охранником, у нее не было обязанностей по охране имущества истца, она не являлась материально ответственным лицом и не принимала на хранение указанный автомобиль. Ответчица также обратила внимание суда на то, что договор подряда, на который ссылался истец, является гражданско-правовым договором, в силу чего работником у истца она не являлась, служебных (трудовых) обязанностей на нее никто не возлагал. Изложенное истица подтвердила отсутствием записей о приеме на работу в трудовой книжке. Более того, женщина заявила о пропуске истцом срока исковой давности, поскольку повреждения автомобиля были выявлены весной 2008 г., а в суд истец обратился лишь весной 2010 г.

А что же суд? Он посчитал доказательства истца неубедительными и не подтверждающими, что:

  1. ответчица работала у него в качестве охранника;
  2. в ее обязанности входило хранение автомобиля;
  3. она была материально ответственным лицом;
  4. ей был передан автомобиль без повреждений и по ее вине возникли повреждения этого автомобиля.

Почему суд сделал такие выводы? Потому что истец не представил соответствующие документы, подтверждающие указанные обстоятельства, а именно: трудовой договор, приказ о принятии на работу (или срочный трудовой договор), договор о полной материальной ответственности, акт или журнал описи имущества, переданного на хранение, акт сдачи имущества, его осмотра, акт выполненных работ. В своем решении суд указал, что иными доказательствами обстоятельства дела установить не представляется возможным. Не осталось без внимания суда и заявление ответчицы по поводу пропуска истцом срока для обращения в суд (пропуск срока исковой давности): «истцом пропущен годичный срок обращения в суд, предусмотренный КЗоТ Украины, поскольку повреждения автомобиля им были выявлены 20.04.2008, а иск предъявлен 15.04.2010». Как результат – в удовлетворении исковых требований ООО было отказано полностью.

Мораль сей истории такова: если работник не состоит со своим работодателем в трудовых отношениях, привлечь его к полной материальной ответственности нельзя. Оформление на работу, нынче весьма распространенное, путем заключения гражданско-правового договора (подряда, оказания услуги) влечет сугубо гражданские правоотношения, в т. ч. при взыскании убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением договора.

У страха глаза велики

Зачастую, чтобы «стимулировать» работника, ему навязывают заключение договора о полной материальной ответственности: мол, договор подписал – полностью отвечаешь за все недостачи и порчу имущества. Тем не менее, законодательство содержит ряд критериев, невыполнение которых работодателем дает работнику возможность избежать компенсации ущерба, обратившись в суд.

Дело в том, что согласно ст. 135-1 КЗоТ, такой договор можно заключить только с лицами, достигшими 18-летнего возраста, принимаемыми на должности и работы, непосредственно связанные с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой или применением в процессе производства переданных им ценностей.

При этом Перечень таких должностей (работ) действует еще с 1977 г. Более того, Постановлением Пленума ВСУ №14 от 29.12.1992 (с изменениями от 03.12.1997) «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного предприятиям, учреждениям, организациям их работниками» четко установлено, что, рассматривая дела о материальной ответственности на основании письменного договора о полной материальной ответственности, заключенного работником и работодателем, суд обязан проверить, принадлежит ли ответчик к категории работников, с которыми, согласно КзоТ, может быть заключен такой договор, и был ли он заключен. Поэтому прежде, чем раскошеливаться и полностью выплачивать убытки, причиненные работодателю, «матответственному лицу» следует внимательно перечитать указанный Перечень должностей и работ.

Если договор о полной материальной ответственности заключен «не с тем лицом», на работника может быть возложена только ограниченная материальная ответственность за причиненный им ущерб.

Изложенное в полной мере подтверждается и практикой отечественных судов. К примеру, одним из межрайонных судов Херсонской области слушалось дело №2-1728/09 о возмещении материального вреда, причиненного сотрудником учебному учреждению. Истец мотивировал свои требования тем, что ответчик, принятый на работу в должности охранника, допустил недостачу материальных ценностей на сумму 2620 грн. В частности, как указал истец, во время дежурства ответчика, с которым был заключен договор о полной материальной ответственности, была совершена кража. Разумеется, ответчик иск не признал, пояснив суду, что предъявленные к нему требования безосновательны, поскольку, согласно нормам трудового законодательства, он на своей должности охранника не может быть материально ответственным лицом.

Вынося решение, суд обратил внимание, во-первых, на то, что согласно Перечню должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми предприятия могут заключать письменные договоры о полной материальной ответственности, должность охранника (сторожа) не относится к категории должностей, с которыми ответчик мог заключить такой договор. А во-вторых, в предоставленной суду должностной инструкции сторожа отсутствует фамилия ответчика, равно как с этим документом не ознакомлены и иные работники, о чем свидетельствует отсутствие их подписей. В общем, оценив доказательства в их совокупности, суд посчитал, что истец не предоставил суду надлежащих доказательств, равно как и то, что доказательств, подтверждающих вину ответчика, суд не установил, поэтому учебному заведению в удовлетворении исковых требований было отказано полностью за недоказанностью.

Особенности обращения в суд работодателя о взыскании ущерба с работника

Вопрос: Должен ли работодатель предложить работнику (договора о полной материальной ответственности нет) добровольно возместить ущерб, причиненный имуществу, перед обращением в суд, если пропущен месячный срок на бесспорное взыскание суммы ущерба?

Ответ: Законодательством не установлена обязанность работодателя в случае пропуска месячного срока на бесспорное взыскание суммы ущерба до обращения в суд с иском к работнику предложить ему добровольно возместить ущерб. При этом такая обязанность может быть установлена коллективным договором, соглашением, трудовым договором.

Обоснование: Материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне договора, только при наличии ее вины (ч. 1 ст. 233 Трудового кодекса РФ). Однако возмещение ущерба производится независимо от привлечения работника к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности за действия или бездействие, которыми причинен ущерб работодателю (ч. 6 ст. 248 ТК РФ).

Согласно ст. 239 ТК РФ возмещению не подлежит ущерб, причиненный работником работодателю вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

В силу положений ст. 241 ТК РФ материальная ответственность работника ограничена размером его среднего заработка. При этом трудовым законодательством предусмотрены случаи, когда работник обязан возместить работодателю ущерб в полном объеме (ст. ст. 243, 244, 277 ТК РФ).

Порядок взыскания работодателем ущерба, причиненного работником, регламентирован ст. 248 ТК РФ.

Прежде всего работодатель обязан установить размер ущерба, причиненного ему работником, в порядке ст. 247 ТК РФ.

Взыскание с работника ущерба в размере его среднего заработка работодатель вправе произвести по своему распоряжению, изданному не позднее одного месяца со дня окончательного установления работодателем размера причиненного работником ущерба (ч. 1 ст. 248 ТК РФ). В случае пропуска работодателем этого срока в соответствии с ч. 2 ст. 248 ТК РФ взыскание может осуществляться только судом.

Исходя из положений ст. ст. 22, 24 Гражданского процессуального кодекса РФ, п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» дела такого рода уполномочены рассматривать суды общей юрисдикции. По общему правилу согласно ст. 28 ГПК РФ подсудность определяется по месту жительства ответчика — физического лица.

Исковое заявление подается в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба (ч. 3 ст. 392 ТК РФ). Указанный срок не является пресекательным, то есть в случае его пропуска по уважительной причине срок может быть восстановлен судом (ч. 4 ст. 392 ТК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Судья возвращает исковое заявление в случае, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории споров или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора либо истец не представил документы, подтверждающие соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором (п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ).

Помимо этого, суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора (абз. 2 ст. 222 ГПК РФ).

Таким образом, досудебный порядок урегулирования спора для данной категории дел должен быть прямо установлен либо федеральным законом, либо договором.

При этом действующим трудовым законодательством не предусмотрено, что работодатель должен до обращения в суд предложить работнику, причинившему ему ущерб, добровольно его возместить.

Однако согласно ч. 1 ст. 9 ТК РФ в соответствии с трудовым законодательством регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений может осуществляться путем заключения, изменения, дополнения работниками и работодателями коллективных договоров, соглашений, трудовых договоров.

В этой связи обязанность работодателя до обращения в суд с иском о взыскании материального ущерба, причиненного имуществу работодателя, предложить работнику добровольно возместить такой ущерб может быть установлена коллективным договором, соглашением, трудовым договором.

С уважением к вашему бизнесу,

Уже в продаже электронное методическое пособие «Все об уточненной налоговой декларации» автора Сушонковой Елены

Уже в продаже электронное методическое пособие «Все о счетах-фактурах» автора Сушонковой Елены

Подписывайтесь на нас:

Материал подготовлен с использованием системы КонсультантПлюс

Привлечение работника к материальной ответственности

Статьи по теме

Причинение ущерба может быть выявлено в результате проведения инвентаризации. Заработная плата за работником сохраняется в случае незаконного отстранения от работы.

В случае причинения работником материального ущерба, необходимо, для начала, установить факт причинения ущерба работодателю. Причинение ущерба может быть выявлено в результате проведения инвентаризации, а также просто в ходе производственного процесса.

Право работодателя

Согласно п. 3 ст. 48 Трудового кодекса Республики Казахстан, работодатель имеет право отстранить от работы работника, не обеспечившего сохранность имущества и других ценностей, переданных работнику на основании письменного договора о принятии на себя полной материальной ответственности. На период отстранения работника его заработная плата не сохраняется, а пособие по временной нетрудоспособности за счет средств работодателя не выплачивается. Отстранение работника от работы осуществляется актом работодателя (Нажмите для запуска) на срок до выяснения и (или) устранения причин, послуживших основанием для отстранения.

После отстранения работника необходимо издать приказ о создании комиссии по расследованию имущественного ущерба, который был нанесен организации (Нажмите для запуска). Комиссия должна установить размер ущерба, его причину и лиц, ответственных за его причинение. Необходимо помнить: согласно п. 3 ст. 123 Трудового кодекса Республики Казахстан, возмещению подлежит лишь прямой действительный ущерб. Трудовой кодекс не допускает взыскания того дохода, который работодатель мог бы получить, но не получил в связи с неисполнением работником его трудовых обязанностей.

Если ущерб обнаружен после проведения инвентаризации, то днем обнаружения ущерба, по которому должны приниматься те или иные цены недостающего имущества, следует считать день подписания приказа о результатах инвентаризации. В других случаях – это день установления факта недостачи, порчи и т. д.

Как определить размер ущерба?

Размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

Необходимо в обязательном порядке истребовать от работника письменное объяснение для установления причины возникновения ущерба. В случае отказа или уклонения работника составляется акт об отказе работника от предоставления объяснения.

Акт об отказе

Акт необходимо составить с участием комиссии, в которую входят представители работников и работодатель. В акте нужно отразить выявление факта недостачи, порчи и пр. (Нажмите для запуска).

Акт должен иметь следующие реквизиты:

сведения о должностных лицах, обнаруживших ущерб и составивших акт;

описание характера ущерба и обстоятельства причинения ущерба;

оценка характера вины работника.

Работник и (или) его представитель имеют право знакомиться со всеми материалами проверок и обжаловать их в установленном порядке.

После этого работодатель может взыскать с виновного работника сумму причиненного ущерба, не превышающую сумму среднего месячного заработка. Взыскание производится по распоряжению работодателя.