Статья 26. Дееспособность несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет

1. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки, за исключением названных в пункте 2 настоящей статьи, с письменного согласия своих законных представителей — родителей, усыновителей или попечителя.

Сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письменном одобрении его родителями, усыновителями или попечителем.

2. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя:

1) распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами;

2) осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;

3) в соответствии с законом вносить вклады в кредитные организации и распоряжаться ими;

4) совершать мелкие бытовые сделки и иные сделки, предусмотренные пунктом 2 статьи 28 настоящего Кодекса.

По достижении шестнадцати лет несовершеннолетние также вправе быть членами кооперативов в соответствии с законами о кооперативах.

3. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут имущественную ответственность по сделкам, совершенным ими в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи. За причиненный ими вред такие несовершеннолетние несут ответственность в соответствии с настоящим Кодексом.

4. При наличии достаточных оснований суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией или иными доходами, за исключением случаев, когда такой несовершеннолетний приобрел дееспособность в полном объеме в соответствии с пунктом 2 статьи 21 или со статьей 27 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 26 ГК РФ

1. В комментируемой статье определены особенности частичной дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет и не ставших полностью дееспособными в результате вступления в брак (см. комментарий к ст. 21 ГК) или эмансипации (см. комментарий к ст. 27 ГК).

Данный вид дееспособности трактуется как неполная, частичная, а иногда и ограниченная дееспособность .

Учебник «Гражданское право: В 4 т. Общая часть» (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. Т. 1.

2. Практически во всех странах различаются возраст и объем дееспособности несовершеннолетних. Так, выделяют три категории государств: 1) признающих всех несовершеннолетних полностью недееспособными (Франция, Бельгия, Люксембург); 2) устанавливающих ограничения дееспособности до достижения совершеннолетия независимо от возраста (Великобритания, США, Германия); 3) выделяющих несколько возрастных групп несовершеннолетних лиц, отличающихся по объему принадлежащей им дееспособности (Польша, Чехия, Армения, Украина) .

———————————
См.: Михайлова И.А. Гражданская правосубъектность физических лиц: проблемы законодательства, теории и практики: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2006. С. 22.

3. В п. 1 комментируемой статьи предусматривается совершение сделок подростками в возрасте от 14 до 18 лет с письменного согласия законных представителей, которое может быть дано как до, так и после совершения сделки. В некоторых случаях такое согласие фактически должно быть дано до сделки. Например, в соответствии с п. 29 Методических рекомендаций по порядку проведения государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденных Приказом Минюста России от 1 июля 2002 г. N 184, согласно п. 2 ст. 17 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в установленных законодательством Российской Федерации случаях на государственную регистрацию могут представляться дополнительные документы, необходимые для государственной регистрации, в частности: разрешение (согласие) органа опеки и попечительства на дачу законными представителями (родителями, усыновителями, попечителями) согласия несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет и гражданам, признанными судом ограниченно дееспособными, на распоряжение имуществом (п. 1 ст. 26, п. 2 ст. 37 ГК; п. 3 ст. 60 СК). При отсутствии такого согласия переход права на недвижимое имущество не будет зарегистрирован.

4. При удостоверении сделок с участием несовершеннолетних, недееспособных или не полностью дееспособных нотариус проверяет наличие согласия их законных представителей и (или) органа опеки и попечительства на совершение сделки, когда это требуется в соответствии с законом (например, п. 1 ст. 26, п. 1 ст. 30, п. 2 ст. 37, п. 4 ст. 292 ГК и др.), что предусмотрено п. 18 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации, утвержденных Приказом Минюста России от 15 марта 2000 г. N 91.

5. Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со ст. 26 ГК РФ, является оспоримой и согласно ст. 175 ГК РФ может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя. Если такая сделка признана недействительной, соответственно, применяются правила, предусмотренные абз. 2 и 3 п. 1 ст. 171 настоящего Кодекса, т.е. каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость в деньгах. Дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

6. Пункт 2 комментируемой статьи дает перечень сделок, которые подростки вправе совершать самостоятельно.

К первой категории относятся сделки по распоряжению своими заработком, стипендией и иными доходами (например, от занятия предпринимательской деятельностью, использования прав на результаты интеллектуальной деятельности, дивиденды по акциям и др.). Алименты представляют собой средства на содержание несовершеннолетних детей (п. 2 ст. 80 СК) и могут также рассматриваться как доходы несовершеннолетнего. Распоряжение несовершеннолетними своими доходами возможно с определенными ограничениями, которые распространяются, в частности, на сделки по приобретению недвижимости и других вещей, выходящие за пределы мелких бытовых. Несовершеннолетний не вправе совершить завещание, в том числе с согласия законных представителей, поскольку данная сделка носит личный характер (п. 2 ст. 1118 ГК). Если обратиться к зарубежному опыту, то в Испании завещание может составить любое лицо, достигшее возраста 14 лет, в Словении и Черногории — 15, во Франции, Германии, Сербии и Хорватии — 16 .

———————————
См.: Гущин В.В., Дмитриев Ю.А. Наследственное право и процесс: Учебник. М.: Эксмо, 2005. С. 27.

Кроме того, необходимо учитывать, что в соответствии с п. 1 ст. 37 ГК РФ доходами подопечного гражданина не вправе самостоятельно распоряжаться не только гражданин, но и его законные представители, что порождает противоречие с подп. 1 п. 2 комментируемой статьи.

Относительно применения настоящей нормы возникает немало вопросов. Так, письмом Федеральной службы страхования РФ от 25 апреля 2000 г. N 02-18/07-2804 «Об обзоре ответов на вопросы по применению Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ» был дан положительный ответ на вопрос о том, вправе ли несовершеннолетние распоряжаться суммами страховых выплат по потере кормильца.

———————————
Экономика и жизнь. 2000. N 25.

7. Вторая группа сделок связана с осуществлением прав автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения либо иного охраняемого законом результата интеллектуальной деятельности. К иным результатам в соответствии со ст. 1225 ГК РФ относятся: исполнение, полезные модели, промышленные образцы, топологии интегральных микросхем, селекционные достижения, секреты производства (ноу-хау). В числе сделок прежде всего договоры об отчуждении исключительного права, лицензионные договоры, договоры заказа (например, авторский договор заказа). Кроме того, несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно совершать действия, связанные с приобретением прав автора, в частности подавать заявки на изобретение и иные объекты в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности. При этом данная норма не ограничивает право несовершеннолетнего признаваться автором произведения независимо от возраста.

8. В соответствии с законом несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими. Глава 44 ГК РФ регулирует отношения, возникающие из договора банковского вклада. Согласно п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, которые предусмотрены договором. Однако несовершеннолетний не вправе совершить завещательное распоряжение, предусмотренное ст. 1128 ГК РФ.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе совершать мелкие бытовые и иные сделки, которые вправе совершать малолетние (см. комментарий к ст. 28 ГК).

9. По достижении возраста 16 лет несовершеннолетние также вправе быть членами кооперативов в соответствии с законами о кооперативах, а именно Жилищным кодексом РФ, Федеральными законами от 8 декабря 1995 г. N 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» , от 8 мая 1996 г. N 41-ФЗ «О производственных кооперативах» , от 7 августа 2001 г. N 117-ФЗ «О кредитных потребительских кооперативах граждан» , от 30 декабря 2004 г. N 215-ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах» , а также Законом РФ от 19 июня 1992 г. N 3085-1 «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации» и др.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1995. N 50. Ст. 4870.

Собрание законодательства РФ. 1996. N 20. Ст. 2321.

Собрание законодательства РФ. 2001. N 33 (ч. 1). Ст. 3420.

Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 41.

Российская газета. 17.07.1997. N 136.

В иных нормативных правовых актах могут содержаться нормы, конкретизирующие элементы частичной дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет. Так, в соответствии с абз. 2 ст. 2 Закона РФ от 4 июля 1991 г. N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» жилые помещения, в которых проживают исключительно несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, передаются им в собственность по их заявлению с согласия родителей (усыновителей), попечителей и органов опеки и попечительства.

———————————
Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 28. Ст. 959.

10. В ГК РФ нет специальной нормы, которая бы определяла необходимость дачи законным представителем несовершеннолетнему в возрасте от 14 до 18 лет согласия на отказ от права преимущественной покупки доли в праве общей собственности на имущество или отказ законных представителей несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет от указанного права. Это положение конкретизировано в абз. 4 п. 8 Инструкции о порядке государственной регистрации прав несовершеннолетних на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденной Приказом Министерства юстиции РФ от 20 июля 2004 г. N 126, в которой предусматривается, что при проведении правовой экспертизы документов и проверки законности сделки необходимо установить, требуется ли в соответствии с законодательством Российской Федерации предварительное разрешение (согласие) органа опеки и попечительства, в том числе в случаях дачи законным представителем несовершеннолетнему в возрасте от 14 до 18 лет согласия на отказ от права преимущественной покупки доли в праве общей собственности на имущество или отказа законных представителей несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет от указанного права.

Вышеназванное положение было предметом рассмотрения Верховным Судом РФ. В обоснование требования заявитель указал на то, что оспариваемое положение противоречит ст. ст. 1, 153, п. 1 ст. 421 ГК РФ, нарушает его право на государственную регистрацию действительного, соответствующего законодательству и исполненного сторонами договора купли-продажи 1/6 доли в праве собственности на квартиру и перехода к нему права собственности на указанную долю, так как одним из сособственников данной квартиры является несовершеннолетний, и то, что ни один федеральный закон не требует представлять предусмотренное оспариваемой нормой разрешение (согласие) на отказ несовершеннолетнего от преимущественного права покупки органа опеки и попечительства ни при каких обстоятельствах.

Отказывая в удовлетворении жалобы, Верховный Суд РФ отметил, что обязанность органов опеки и попечительства защищать интересы несовершеннолетних лиц вытекает из п. 1 ст. 7 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» , которым установлено, что органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Федерации, должностные лица указанных органов в соответствии со своей компетенцией содействуют ребенку в реализации и защите его прав и законных интересов с учетом возраста ребенка и в пределах установленного законодательством Российской Федерации объема дееспособности ребенка посредством порядка защиты прав, установленных законодательством Российской Федерации.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3802.

Согласно п. 1 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет совершают сделки, за исключением названных в п. 2 настоящей статьи, с письменного согласия своих законных представителей — родителей, усыновителей или попечителя.

В соответствии с п. 3 ст. 34 того же Кодекса орган опеки и попечительства по месту жительства подопечных осуществляет надзор за деятельностью их опекунов и попечителей.

Согласно п. 2 ст. 37 ГК РФ опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель — давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог; сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей; а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного.

Данные правила распространяются и на родителей при осуществлении ими правомочий по управлению имуществом ребенка (п. 3 ст. 60 СК).

Оспариваемая норма, требующая разрешение (согласие) органа опеки и попечительства в случае дачи законным представителем несовершеннолетнему в возрасте от 14 до 18 лет согласия на отказ от преимущественного права покупки доли в праве общей собственности на имущество, должна рассматриваться в единстве с положениями ст. 250 ГК РФ, которая устанавливает преимущественное право покупки в случае отчуждения доли в праве общей собственности, защищая тем самым интересы остальных участников долевой собственности, связанные с владением и распоряжением общим имуществом, так как ставит их в привилегированное положение по отношению к посторонним лицам.

Отказ от преимущественного права покупки является действием, влекущим прекращение вытекающего из отношений общей собственности права отказавшегося лица и, соответственно, обязанности продавца продать именно ему отчуждаемую долю, а равно возникновение у продавца права на отчуждение доли в общей собственности другому избранному им лицу.

Действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, признаются сделками (ст. 153 ГК).

Следовательно, отказ от принадлежащего подопечному преимущественного права покупки, влекущий уменьшение объема его прав как участника общей долевой собственности, относится к сделкам, на совершение которых в силу п. 2 ст. 37 ГК РФ требуется предварительное разрешение органа опеки и попечительства.

Невыполнение указанного требования закона может повлечь нарушение прав несовершеннолетнего, принадлежащих ему в связи с участием в общей собственности. В частности, если родитель, являясь наряду с ним участником общей собственности, выражает свое согласие на совершение сделки с намерением самому воспользоваться данным правом в ущерб интересам ребенка, либо когда другой родитель настаивает на реализации несовершеннолетним, обладающим достаточными средствами для покупки, преимущественного права приобретения отчуждаемой доли, либо когда законный представитель и несовершеннолетний заблуждаются в последствиях отказа от имеющегося права на приобретение доли и т.п.

Довод заявителя о нарушении требований ст. 1, п. 1 ст. 421 ГК РФ является необоснованным, поскольку в данном случае права на совершение сделки по отчуждению доли в общей собственности, участником которой является несовершеннолетний, ограничены вышеназванными нормами Федерального закона, а не оспариваемой нормой, принятой в их развитие и соответствующей им .

———————————
Решение Верховного Суда РФ от 15 августа 2007 г. N ГКПИ07-737 «Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично не действующим абзаца четвертого пункта 8 Инструкции о порядке государственной регистрации прав несовершеннолетних на недвижимое имущество и сделок с ним», утв. Приказом Минюста России от 20 июля 2004 г. N 126.

11. Пункт 3 настоящей статьи устанавливает ответственность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, причем не только по сделкам, которые они вправе совершать самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей, попечителя (п. 2 ст. 26 ГК), но и по сделкам, совершенным ими с письменного согласия родителей, усыновителей, попечителя либо без такого согласия, но с последующим письменным одобрением сделки этими лицами (п. 1 ст. 26 ГК). Наличие письменного согласия родителя, усыновителя или попечителя на совершение сделки не является основанием для возложения на этих лиц имущественной ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение договора несовершеннолетним, за исключением случаев, когда в соответствии со ст. 361 ГК РФ был заключен договор поручительства. Вместе с тем родители, усыновители или попечитель могут нести имущественную ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда. Так, в соответствии со ст. 1074 ГК РФ в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) либо попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Если несовершеннолетний гражданин в возрасте от 14 до 18 лет, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 155.1 СК), эта организация обязана возместить вред полностью или в недостающей части, если не докажет, что вред возник не по ее вине. Обязанность родителей (усыновителей), попечителя и соответствующей организации по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, прекращается по достижении причинившим вред лицом совершеннолетия, либо в случаях, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточные для возмещения вреда, либо в случаях, когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспособность.

При этом родители, усыновители и попечители должны нести ответственность не только за имущественный, но и за моральный вред, причиненный несовершеннолетними детьми.

На родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный его несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родителя родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей (ст. 1075 ГК).

12. Пункт 4 настоящей статьи указывает на возможность в судебном порядке ограничения или лишения несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией или иными доходами. В качестве достаточных для этого оснований можно рассматривать расходование несовершеннолетним заработка, стипендии или иных денежных средств на приобретение спиртных напитков, наркотических средств, азартные игры, участие в религиозных сектах, а также другие систематические расходы, влекущие причинение физического, психического, морального вреда нормальному развитию подростка. Срок данного ограничения или лишения определяется судом. В противном случае такое положение действует до приобретения подростком полной дееспособности. В заявлении об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией или иными доходами должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о явно неразумном распоряжении несовершеннолетним своими заработком, стипендией или иными доходами. По данным делам в заявлении не требуется указывать цель ограничения или лишения несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами, так как она не имеет юридического значения.

13. Порядок ограничения или лишения такого права определен гл. 31 ГПК РФ. Согласно ст. 281 данного Кодекса дело об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией или иными доходами может быть возбуждено на основании заявления родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства. Заявление об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами подается в суд по месту жительства данного гражданина. Заявление об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими заработком, стипендией или иными доходами суд рассматривает с участием самого гражданина, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и попечительства. Заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением заявления об ограничении гражданина в дееспособности, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами. Суд, установив, что лицо, подавшее заявление, действовало недобросовестно в целях заведомо необоснованного ограничения или лишения дееспособности несовершеннолетнего гражданина, взыскивает с такого лица все издержки, связанные с рассмотрением дела. Решение об ограничении или лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами является основанием для получения доходов несовершеннолетнего полностью или частично его законными представителями — родителем, усыновителем, попечителем.

Статья 424. Цена

1. Исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами и (или) органами местного самоуправления.

2. Изменение цены после заключения договора допускается в случаях и на условиях, предусмотренных договором, законом либо в установленном законом порядке.

3. В случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

Комментарий к Ст. 424 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена одному из важнейших условий возмездных договоров — условию о цене. Понятие цены используется не только в гражданском законодательстве. Так, Постановление Госкомстата России от 25 марта 2002 г. N 23 «Об утверждении Основных положений о порядке наблюдения за потребительскими ценами и тарифами на товары и платные услуги, оказанные населению, и определения индекса потребительских цен» трактует понятие цены (тарифа) как денежное выражение стоимости товара (услуги) в единицах определенной валюты (национальной или международной) за количественную единицу товара и уточняет, что уровень цены складывается под влиянием ряда объективных обстоятельств, не зависящих от участников сделки (особенность товара, его конкурентоспособность, степень монополизации рынка и т.п.), а также субъективных обстоятельств (выбор контрагента, рынка сбыта, времени, места и способа заключения сделки и т.п.).

В ГК РФ не дается определений цены, тарифа, ставки, расценки. Данные понятия зачастую используются в качестве синонимов. В ряде случаев в законодательстве и иных нормативных правовых актах дается определение отдельных видов цены, тарифов. Так, например, согласно п. 14 ст. 2 Закона об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса под тарифами и надбавками понимаются тарифы на товары и услуги организаций коммунального комплекса, тарифы на подключение к системе коммунальной инфраструктуры, тарифы организаций коммунального комплекса на подключение, а также надбавки к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса и надбавки к ценам (тарифам) для потребителей, подлежащие регулированию в соответствии с названным Законом и правилами, утверждаемыми Правительством РФ. В Законе о основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса определены тарифы на товары и услуги организаций коммунального комплекса, цены (тарифы) для потребителей и др.

2. Цена в договоре определяется на основе принципа свободы договора (ст. 421 ГК), в то же время в некоторых случаях, например при осуществлении монополистической деятельности на рынке товаров, работ и услуг, необходимы контроль и недопустимость необоснованного и чрезмерного повышения цены. Так, например, в соответствии с п. 17 ст. 4 Закона о защите конкуренции признаками ограничения конкуренции являются рост или снижение цены товара, не связанные с соответствующими изменениями иных общих условий обращения товара на товарном рынке. Пункт 1 ст. 6 этого Федерального закона под монопольно высокой ценой товара понимает цену, установленную занимающим доминирующее положение хозяйствующим субъектом, если эта цена превышает сумму необходимых для производства и реализации такого товара расходов и прибыли, и цену, которая сформировалась в условиях конкуренции на товарном рынке, сопоставимом по составу покупателей или продавцов товара, условиям обращения товара, условиям доступа на товарный рынок, государственному регулированию, включая налогообложение и таможенно-тарифное регулирование, при наличии такого рынка на территории Российской Федерации или за ее пределами.

Установление ограничений в отношении цен в случаях, предусмотренных законом, возможно как со стороны государственных органов, так и со стороны органов местного самоуправления. Так, например, в соответствии со ст. 5 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» в полномочия органов местного самоуправления входит регулирование тарифов и надбавок организаций коммунального комплекса, а именно установление тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса и надбавок к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса в соответствии с предельным индексом, установленным органом регулирования субъекта Российской Федерации для соответствующего муниципального образования, тарифов на подключение к системам коммунальной инфраструктуры, тарифов организаций коммунального комплекса на подключение.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 36.

До вступления в силу Федерального закона от 29 июня 2009 г. N 132-ФЗ «О внесении изменения в статью 424 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (12 июля 2009 г.) право установления цен предоставлялось лишь государственным органам. Это положение вступало в противоречие с нормами ряда федеральных законов, которые устанавливали право органов местного самоуправления регулировать тарифы и другие цены, в частности с п. 4 ч. 1 ст. 17 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

———————————
Собрание законодательства РФ. 2009. N 26. Ст. 3130.

В настоящее время законодательством предусматривается достаточно широкий перечень случаев, когда цены устанавливаются государственными органами или органами местного самоуправления. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 156 ЖК РФ размер платы за пользование жилым помещением (платы за наем), платы за содержание и ремонт жилого помещения для нанимателей жилых помещений по договорам социального найма и договорам найма жилых помещений государственного или муниципального жилищного фонда и размер платы за содержание и ремонт жилого помещения для собственников жилых помещений, которые не приняли решение о выборе способа управления многоквартирным домом, устанавливаются органами местного самоуправления (в субъектах Федерации — городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге — органом государственной власти соответствующего субъекта Федерации).

В соответствии со ст. 21 Федерального закона от 31 марта 1999 г. N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации» государственное регулирование тарифов на услуги по транспортировке газа, отнесенные Федеральным законом от 17 августа 1995 г. N 147-ФЗ «О естественных монополиях» к сфере деятельности субъектов естественных монополий, осуществляет федеральный орган исполнительной власти в области регулирования тарифов.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1999. N 14. Ст. 1667.

Аналогичные положения относительно полномочий государственных органов и органов местного самоуправления содержатся в Федеральных законах от 14 апреля 1995 г. N 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» , от 10 января 2003 г. N 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» , от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» , от 30 декабря 2004 г. N 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» , Воздушном кодексе РФ, Кодексе внутреннего водного транспорта РФ и др.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1995. N 16. Ст. 1316.

Собрание законодательства РФ. 2003. N 2. Ст. 169.

Собрание законодательства РФ. 2003. N 13. Ст. 1177.

Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 36.

3. Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает принцип недопустимости изменения цены после заключения договора, что подтверждается и судебной практикой. Так, например, если обязательства по договору купли-продажи исполнены сторонами надлежащим образом, продавец не вправе требовать внесения изменения в этот договор в части увеличения цены проданного имущества .

———————————
См.: п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 ноября 1997 г. N 21 «Обзор практики разрешения споров, возникающих по договорам купли-продажи недвижимости» // Российская газета (Ведомственное приложение). 21.03.1998. N 55.

Изменение цены допускается лишь в случаях и на условиях, предусмотренных договором, законом, либо в установленном законом порядке. Данное положение согласуется с п. 1 ст. 450 ГК РФ, по которому изменение или расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено законом или договором.

К предусмотренным законом случаям, когда допускается изменение цены после заключения договора, относится положение п. 3 ст. 614 ГК РФ, согласно которому, если иное не предусмотрено договором, размер арендной платы может изменяться по соглашению сторон в сроки, предусмотренные договором, но не чаще одного раза в год. Законом могут быть предусмотрены иные минимальные сроки пересмотра размера арендной платы для отдельных видов аренды, а также для аренды отдельных видов имущества.

4. Как отмечается в п. 3 комментируемой статьи, цена в договоре может определяться не только в виде твердой суммы, но и исходя из отдельных критериев, например курса валюты. Согласно п. 2 ст. 317 ГК РФ в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах. В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон.

Порядок определения цены в отношении договора купли-продажи устанавливается п. п. 2, 3 ст. 485 ГК РФ. Когда цена установлена в зависимости от веса товара, она определяется по весу нетто, если иное не предусмотрено договором купли-продажи. Если договор купли-продажи предусматривает, что цена товара подлежит изменению в зависимости от показателей, обусловливающих цену товара (себестоимость, затраты и т.п.), но при этом не определен способ пересмотра цены, цена определяется исходя из соотношения этих показателей на момент заключения договора и на момент передачи товара. При просрочке продавцом исполнения обязанности передать товар цена определяется исходя из соотношения этих показателей на момент заключения договора и на момент передачи товара, предусмотренный договором, а если он договором не предусмотрен — на момент, определенный в соответствии со ст. 314 ГК РФ.

Недопустимым является использование в качестве критерия определения цены в зависимости от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем . В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности).

———————————
См.: п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг» // Вестник ВАС РФ. 1999. N 11.

5. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает положение о применении аналогии в возмездных договорах, в которых условие о цене не является существенным и не определено договором. Исполнение договора должно быть осуществлено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги. В п. 54 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» наличие сравнимых обстоятельств, позволяющих однозначно определить, какой ценой необходимо руководствоваться, относится к предмету доказывания заинтересованной стороной. При наличии разногласий по условию о цене и недостижении сторонами соответствующего соглашения договор считается незаключенным.

———————————
Бюллетень ВС РФ. 1996. N 9; 1997. N 5.

Аналогичные положения определены в п. 5 ст. 468 ГК РФ применительно к последствиям нарушения условия об ассортименте товаров в договоре купли-продажи. Если покупатель не отказался от товаров, ассортимент которых не соответствует договору купли-продажи, он обязан их оплатить по цене, согласованной с продавцом. В случае, когда продавцом не приняты необходимые меры по согласованию цены в разумный срок, покупатель оплачивает товары по цене, которая в момент заключения договора при сравнимых обстоятельствах обычно взималась за аналогичные товары.

Если цена является существенным условием договора, то применение п. 3 комментируемой статьи не допускается, а договор при отсутствии условия о цене или порядке ее определения считается незаключенным. Так, например, в возмездных договорах о распоряжении исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации цена является существенным условием. Это объясняется высокой степенью индивидуализации такого рода объектов , их нематериальным характером, невозможностью определить заранее ту ценность и доход, которые присущи создаваемым объектам.

———————————
См., например: Определение ВАС РФ от 17 сентября 2009 г. N ВАС-11880/09 по делу N А33-13323/2008.

Положение п. 3 комментируемой статьи имеет значение для определения цены в основном договоре, если в предварительном договоре она не была установлена, при условии, что цена не названа в законодательстве или иных нормативных правовых актах как существенное условие для данного договора. Как отмечается в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров» , если в предварительном договоре условие о цене не было предусмотрено, это не означает, что стороны не определились в решении указанного вопроса. Из п. 3 комментируемой статьи следует, что требование о включении в основной договор условия о том, что цена устанавливается в порядке, предусмотренном данной статьей ГК РФ, должно быть удовлетворено арбитражным судом.

———————————
Вестник ВАС РФ. 1997. N 7.

В том случае, когда в предварительном договоре указано, что условие о цене будет определено сторонами в основном договоре, такая запись должна расцениваться арбитражным судом как достижение согласия сторон о включении в основной договор данного условия и разногласия по установлению конкретной цены также подлежат рассмотрению арбитражным судом.

Арбитражный суд не вправе рассматривать разногласия по установлению конкретной цены, и договор считается незаключенным ввиду отсутствия соглашения сторон при наличии следующих условий:

— в предварительном договоре условие о цене отсутствует;

— одна из спорящих сторон настаивает на включении в основной договор условий об определении цены в ином порядке, чем предусмотрен комментируемой статьей, или требует указания в нем конкретной цены;

Злоупотребление правом. Какие возможности открывает новая редакция ГК РФ?

Иногда участники процесса злоупотребляют своими правами, чтобы добиться положительного для них исхода дела. На действия этих лиц распространяются нормы ст. ГК РФ. Долгое время содержание названной статьи представлялось многим юристам крайне неопределенным, а суды прибегали к ней достаточно редко. При этом количество судебных актов, в которых ст. 10 ГК РФ применялась «к месту» и правильно, было невелико. С 1 марта 2013 г. вступил в силу закон, скорректировавший положение ГК РФ, касающейся злоупотребления правом. Что же изменилось на практике с принятием новой редакции? Появилось ли у сторон больше возможностей по доказыванию и пересечению фактов злоупотребления правом?

Толкование нормы

При анализе подходов судов к применению ст. 10 ГК РФ, а именно к определению понятий «злоупотребление правом» и «добросовестность», прежде всего, следует обратить внимания на позиции ВАС РФ и ВС РФ, изложенные в их информационных письмах и постановлениях.

Одно из первых разъяснений по данному вопросу было дано в Постановлении Пленума ВС РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 6/8), в котором было указано на необходимость подробной мотивировки оснований применения ст. 10 ГК РФ для квалификации действий в качестве злоупотребления правом.

Однако ключевым судебным актом, после принятия которого суды начали активно применять положения ст. 10 ГК РФ, стало Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Информационное письмо № 127), в п. 8 которого судам было разрешено применять положения ст. 10 ГК РФ по собственной инициативе. Тем не менее, на практике случаи применения судами ст. 10 ГК РФ по собственной инициативе встречаются крайне редко, и в большинстве случаев оно служит, скорее, дополнительным аргументом, нежели краеугольным камнем мотивировочной части судебного акта (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 15.02.2012 по делу № А32-814/2011, ФАС Московского округа от 14.03.2013 по делу № А40-84918/12-97-393, ФАС Центрального округа от 20.06.2013 по делу № А14-9477/2012).

В п. 5 Информационного письма № 127 обозначена цель применения рассматриваемой статьи, и это – «не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления». Таким образом, было нивелировано формальное основание для неприменения ст. 10 ГК РФ в отношении ответчиков, которым в соответствии с п. 2 ст. 10 ГК РФ суды должны были отказывать в защите их прав.

Следует обратить особое внимание на пп. 9, 10 Информационного письма № 127, в которых Президиум ВАС РФ отошел от классической модели применения ст. 10 ГК РФ, заключавшейся в нарушении специальных норм, а также ссылке на ст. 10 ГК РФ с учетом обстоятельств дела, и закрепил возможность признания сделок недействительными на основании совокупности применения положений ст. 10, 168, 170 ГК РФ.

Таким образом, суды получили возможность со ссылкой на конструкции ст. 10, 168 ГК РФ или ст. 10, 170 ГК РФ признавать ничтожными сделки в случае, когда специальные нормы, регулирующие конкретные правоотношения, не нарушены, но при этом совокупность правоотношений или обстоятельств дела очевидно свидетельствует о том, что они направлены на обход закона или иные злоупотребления. При этом ситуация со ст. 168 ГК РФ ясна не до конца, т. к. основанием для применения п. 2 названной статьи признается нарушение ст. 10 ГК РФ без каких-либо отсылок к специальным нормам (постановления Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2013 по делу № А65-19446/2011 (Определением ВАС РФ от 29.10.2013 № ВАС-17033/12 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора), ФАС Уральского округа от 23.04.2013 № Ф09-10815/12 по делу № А60-37478/2011). При этом ст. 10 ГК РФ трактуется судами на сегодняшний день достаточно широко.

Приверженность высшей судебной инстанции идее о подобной свободе применения ст. 10 ГК РФ была продемонстрирована ею при анализе дел о банкротстве, в ходе которого Пленумом ВАС РФ прямо указал, что «наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке» (Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”»).

Аналогичный подход нашел свое отражение в Постановлении Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88 «О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве». Таким образом, высшая судебная инстанция продолжает призывать суды применять ст. 10 ГК РФ по собственной инициативе.

Анализ изменений

Понятие «злоупотребление правом», впервые введенное в ГК РФ в 1994 г. и редко используемое в судебной практике, получило второе рождение после 1 марта 2013 г., когда вступила в силу новая редакция ст. 10 ГК РФ.
До указанной даты выделялись следующие формы злоупотребления правом:

  • шикана – действие лица, имеющего намерение (умысел) причинить вред другому лицу
  • использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции
  • злоупотребление доминирующим положением на рынке, т. е. создание монополистами благоприятных для себя условий в ущерб конкурентам

Одновременно ст. 10 ГК РФ в предыдущей редакции содержала указание на «злоупотребление правом в иных формах».

Ключевым признаком шиканы является наличие исключительной цели, заключающейся в причинении вреда другому лицу. Иные, отличные от шиканы, формы злоупотребления правом могут иметь другие, в т. ч. правомерные, цели.

С практической точки зрения, к формам злоупотребления правом можно отнести не только действия, предпринимаемые исключительно с целью причинения вреда другому участнику правоотношений, но и направленные, например, на удовлетворение собственных интересов и потребностей, без учета того, что ими наносится вред иному лицу.

В доктрине существуют многочисленные классификации форм злоупотребления правом исходя из возможных целей субъекта. При этом неотъемлемыми признаками злоупотребления правом являются:

  • наличие определенной цели, выраженной в намерении причинить вред своим поведением
  • использование в качестве способа злоупотребления непосредственно гражданского права (обязанности)
  • действие ст. 10 ГК РФ, регулирующей данное правоотношение

Суды прямо отмечают, что область и условия применения положений ст. 10 ГК РФ исключительно судебные. Например, в п. 5 Постановления № 6/8, судам предписано при применении ст. 10 ГК РФ указывать, какие именно действия квалифицируются как злоупотребление правом.

В рамках реформы гражданского законодательства Федеральным законом от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Закон № 302-ФЗ) вышеприведенный список форм злоупотребления правом был дополнен действиями в обход закона с противоправной целью. Поправки также закрепили неразрывную связь между недобросовестностью осуществления гражданских прав и правовой природой злоупотребления правом.

Таким образом, после вступления в силу 1 марта 2013 г. Закона № 302-ФЗ осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав были запрещены.

Важное для последующей судебной практики дополнение законодатель предусмотрел в п. 2 ст. 10 ГК РФ: в случае несоблюдения требований, не допускающих злоупотреблению правом, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления может не только отказать лицу в защите принадлежащего ему права, но и применить иные меры, определенные законом.

В п. 6 Информационного письма № 127, по сути, указано на то, что институт злоупотребления правом носит резервный характер. Если есть специальная норма, направленная на борьбу с тем или иным нарушением, то применять следует ее, а не более общие положения ст. 10 ГК РФ.

Кроме того, поскольку об обходе закона в п. 1 ст. 10 ГК РФ говорится как о форме недобросовестного поведения, то соответствующее положение следует рассматривать вкупе с новым п. 5 ст. 10 ГК РФ, который устанавливает презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений и разумности их действий. До 1 марта 2013 г. эта презумпция была сформулирована в усеченной форме, т. е. закон ставил защиту прав в зависимость от добросовестности субъекта.

Теперь же в связи с расширением понятия указанной презумпции бремя доказывания совершения действий в обход закона возлагается на лицо, которое ссылается на данное обстоятельство.

Появившуюся благодаря Закону № 302-ФЗ возможность распространения категории «злоупотребление» на действия, которые можно квалифицировать как «обход закона с противоправной целью», можно расценивать как позитивный фактор, позволяющий сторонам и суду активнее «пользоваться» ст. 10 ГК РФ. Кроме того, рассматриваемая статья избавилась от излишних нагромождений в части презумпции добросовестности стороны.

Дополнение ст. 10 ГК РФ указанием на иные меры защиты (помимо предусмотренного ею и ранее отказа в защите права) связано с тем, что изначально законодатель предполагал, что названная статья станет применяться только в отношении недобросовестного истца, которому в соответствующих случаях суд будет отказывать в защите права. Под влиянием сложившейся судебной практики формулировка «иные меры» позволит применять ст. 10 ГК РФ в отношении ответчиков и других участников процесса со ссылкой не только на разъяснения ВАС РФ, но и на прямые предписания закона.

Практика применения

На сегодняшний день наиболее показательные примеры применения судами ст. 10 ГК РФ можно наблюдать в делах о банкротстве, а именно при рассмотрении заявлений кредиторов о включении в реестр требований кредиторов. Связано это, в первую очередь, с тем, что в п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» судам предписано вне зависимости от поступивших возражений проверять обоснованность требований кредиторов.

Так, суды могут отказать в удовлетворении требований кредитора в случае, если из обстоятельств дела видно, что обосновывающие их правоотношения:

  • не отвечают интересам должника (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.05.2013 по делу № А82-11268/2011)
  • не имеют экономической целесообразности (Постановление ФАС Поволжского округа от 04.09.2012 по делу № А65-19446/2011)

Суды также отказывают во включении требований в реестр требований кредиторов на основании договора в случае, если были установлены следующие обстоятельства его заключения:

  • отсутствие встречного предоставления
  • наличие признаков злоупотребления правом в действиях сторон договора
  • совершение сделки с целью причинения вреда кредитору (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 02.07.2013 № Ф03-2784/2013 по делу № А04-7159/2012)

Таким образом, суды, применяя ст. 10, 168 ГК РФ, часто используют конкретизированные критерии недействительности сделок, уставленные в гл. III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», прямо на них не ссылаясь.

Старые проблемы новой редакции

Несмотря на то, что новая редакция ст. 10 ГК РФ содержит более четкие предписания на случай выявления злоупотребления правом, старые проблемы остались. Так, действующая редакция п. 2 ст. 10 ГК РФ определяет, что при обнаружении злоупотребления правом суд «отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом». Формально дискреция суда расширена, однако фактически он остался в рамках ограничений, установленных АПК РФ. Т. е. если стороны не представят суду достаточных доказательств для применения ст. 10 ГК РФ, то он не сможет прибегнуть к ней самостоятельно.

Статья 70 АПК РФ предусматривает основания для освобождения от доказывания, в т. ч. в случае если между сторонами достигнуто соглашение. Конечно, существует ч. 4 данной статьи, позволяющая судам не принимать признание сторонами обстоятельств при наличии достаточных доказательств, свидетельствующих о намерении злоупотребить правами. Тем не менее, ввиду состязательного характера арбитражного процесса суд при отсутствии доказательств злоупотребления правом сам их запросить не может. Из этого следует, что на практике стороны, которые только «изображают» спор с целью создания, изменения или прекращения прав и обязанностей, не представляя в суд «лишних» документов, в большинстве ситуаций по-прежнему смогут безнаказанно нарушать положения ст. 10 ГК РФ.

ИХ НРАВЫ

Франция

Франция является первопроходцем во многих аспектах внедрения в законодательство понятий добросовестности и злоупотребления правом. Гражданский кодекс Франции (Code civil) не содержит полного аналога ст. 10 ГК РФ. Как правило, термин «злоупотребление» применяется к конкретным правоотношениям и допустим только в определенных ситуациях. Связанно это с тем, что французский законодатель опасается ограничения свобод граждан.

Более широкая трактовка понятия «злоупотребление правом» дается в разделе Гражданского кодекса Франции, посвященном деликтам. Следовательно, обязательным условием применения судами соответствующих мер при выявлении злоупотребления правом (помимо их применения в особо оговоренных случаях), является наличие ущерба.

Кроме того, суды не только оценивают нарушение прав истца или ответчика, но и устанавливают, не пострадали ли в результате злоупотребления правом публичные интересы.

Швейцария

В Швейцарии суды уполномочены признавать действия направленными на злоупотребление правом и давать собственную мотивировку в случае, если закон прямо не регулирует подобные ситуации. Злоупотребление правом должно быть явным.

Кроме того, так же, как ГК РФ, Гражданский кодекс Швейцарии (Schweizerisches Zivilgesetzbuch) предусматривает, что лицу, злоупотребившему правом, должно быть отказано в защите. Он также содержит прямое указание на запрет недобросовестной конкуренции или ее ограничение как одну из форм злоупотребления правом.

В целом формулировки закона являются достаточно широкими, и судам приходится определять злоупотребление исходя из фактических обстоятельств каждого конкретного дела.