Адвокат Максим Теплицкий: последствия управления нерастаможенным авто

Мало найдется автолюбителей, которые не обратили бы внимание на обилие нерастаможенных авто, появившихся на дорогах с 2012 года. Покупка автомобиля на номерах Молдовы, Литвы и Грузии на первый взгляд выглядит очень заманчиво. Однако лицо, управляющее нерастаможенным авто на иностранных номерных знаках совершает сразу два нарушения.

Первое это нарушение таможенных правил, а именно предусмотренные ст.469 ТК Украины «Неправомерные операции с товаром, таможенное оформление которых не окончено, или с товаром , который находится на временном хранении под таможенным контролем ».

Наличие в действиях автолюбителя статьи 496 ТК это скорее мнение таможни, опровергнутое судом.

Так Решением от 31 марта 2015 года Конституционный суд Украины (http://zakon5.rada.gov.ua/laws/show/v001p710-15) установил, что пользование или распоряжение транспортными средствами личного пользования, которые помещены в таможенный режим временного ввоза на таможенную территорию Украины, не образует состава административного правонарушения, предусмотренного в статье 469 Таможенного кодекса Украины.

Не смотря на решение Конституционного суда, таможня продолжает составлять протоколы по 469 или иной (притянутой за уши) статье Таможенного кодекса, направлять их в суд, получать судебные решения о конфискации автомобиля. За частую протоколы составляются не на лицо, управляющее автомобилем, а на иностранца ввезшего авто в Украину и Постановления принимаются судом без участия собственника — иностранца.

Такие действия работников таможни рассчитаны на то, что у гражданина Украины, управляющего автомобилем по доверенности, отсутствуют полномочия на представление собственника-иностранца в суде.

В этом случае все может закончится для автовладельца печально – конфискацией автомобиля. Важно, что согласно ч.3 ст.465 ТК Украины автомобиль может быть конфискован вне зависимости от того является он или нет собственностью правонарушителя.

Что должен знать владелец нерастаможенного авто, чтобы не лишиться железного коня? Прежде всего, надо понимать, что работники таможни не имеют права останавливать автомобили вне таможенной зоны, проверять документы. Если же документы на автомобиль проверены внутри таможенной зоны, то на лицо управляющее автомобилем или его собственника будет составлен протокол по ст.469 ТК. Срок привлечения лица за нарушение таможенных правил составляет 6 месяцев со дня выявления нарушения.

При составлении протокола о нарушении таможенных правил правонарушитель имеет те же права, что и при составлении обычного протокола о нарушении правил дорожного движения, но ему надо обратить внимание на следующие особенности:

— составлен ли протокол лицом, имеющим на это право (ст.493 ТК)

— составлен ли он на государственном языке (492 ТК)

— разъяснены правонарушителю ли права, предусмотренные ст.498 ТК

— сообщено ли о возможности прекращения производства по делу о нарушении таможенных правил путем компромисса (521 ТК)

Копия протокола вручается нарушителю. При рассмотрении дела о нарушении таможенных правил имеет право участвовать защитник правонарушителя.

В рассматриваемой ситуации целесообразно откладывать рассмотрение дела до получения доверенности, искать собственника авто, в срочном порядке получать доверенность. Зачастую судьи местных судов далеки от Таможенного кодекса, решения Конституционного суда, а работников таможни рассматривают как единомышленников — госслужащих, внемля всем их просьбам.

Помочь отложить судебное заседание сможет адвокат, но основная задача адвоката в таком деле помочь судье разобраться в положениях Таможенного кодекса, Решении Конституционного суда от 31.03.2015 года. Крайне важно указать суду на Приложение С Стамбульской конвенции о временном ввозе 1990 года, согласно которого транспортные средства частного пользования могут использоваться третьими лицами, имеющими надлежащее разрешение пользователя права на временный ввоз.

И даже в случае положительного для автолюбителя решения суда, забрать автомобиль со стоянки таможни будет не так то просто, но это уже тема для отдельной статьи и отдельная работа адвоката. Важно отметить, что в случае вынесения судом решения об отсутствии в действиях автолюбителя состава нарушения таможенных правил затраты на хранение транспортного средства таможне не возмещаются (ст.243 ТК). Это означает, что помещенный после составления протокола на стоянку, принадлежащую коммерческой организации, автомобиль должен быть возвращен владельцу без оплаты стоимости стоянки. Стоимость стоянки автомобиля коммерческой структуре обязана выплатить таможня.

Но есть и второе нарушение, которое совершает лицо, управляющее нерастаможенным автомобилем на иностранных номерах в Украине.

Согласно Постановления КМ Украины от 7 сентября 1998 N 1388 «Об утверждении Порядка государственной регистрации (Перерегистрации), снятия с учета автомобилей, автобусов, а также самоходных машин, сконструированных на шасси автомобилей, мотоциклов всех типов, марок и моделей, прицепов, полуприцепов, мотоколясок, других приравненных к ним транспортных средств и мопедов» ( http://zakon5.rada.gov.ua/laws/show/1388-98-%D0%BF/print1478000291206381 ) временное ввезенное (не растаможенное) транспортное средство в течении 10 –ти дней по прошествии 2-х месячного срока должно быть зарегистрировано в сервисном центре МВД, иностранные номерной знак и свидетельство о регистрации сданы на хранение. В сервисном центре владельцу вместо сданных выдаются украинские номерные знаки и Свидетельство о регистрации. И это положение ни в коей мере не противоречит Стамбульской конвенции 1990 года так как не препятствует управлению транспортными средствами, а лишь устанавливает порядок их временной регистрации в МВД Украины.

Следовательно, все автолюбители, управляющие нерастаможенным автомобилем, на иностранных номерах более 2-х месяцев и 10-ти дней совершают правонарушение, предусмотренное ч.6 ст.121 КоАП Украины – управление транспортным средством, не зарегистрированным или не перерегистрированным в установленном порядке, его эксплуатация без номерного знака. Санкцией за повторное управление нерастаможенным автомобилем является, в том числе, и оплатная конфискация такого автомобиля.

Составление протоколов по ч.6 ст.121 КоАП Украины входит в компетенцию Патрульной полиции. По состоянию на сегодня патрульными не составлено ни одного протокола по данному нарушению. Из неформальных пояснений сотрудников патрульной полиции автору стало известно, что причиной такой бездеятельности стало отсутствие у патрульных сведений о времени ввоза автомобиля в Украину и соблюдении срока перерегистрации автомобиля, что не отменяет слабой юридической грамотности патрульных.

Напоминаю, что лицо, управляющее транспортным средством не обязано предоставлять патрульному каких либо документов, относительно таможенного оформления автомобиля – таможенных деклараций и т.п.

На сегодня остается открытым вопрос: когда Патрульная полиция Украины озаботиться получением сведений из таможенных органов о времени ввоза автомобиля в Украину и озаботиться ли вообще?

Однако ни для кого не секрет, что большинство нерастаможенных автомобилей, ездящих по нашим дорогам, находятся тут более 2-х месяцев и 10-ти дней. Фактически эти автомобили не имеют никакой регистрации в МВД, не имеют страховки, технического осмотра и прочих обязательных для использования средства повышенной опасности атрибутов. Эти автомобили — «Летучие голландцы» Украинских дорог. Управлять «пиратом» или все же получить документы и номерные знаки в Сервисном центре МВД каждый решит сам.

Адвокат Максим Теплицкий, Одесса

Одесский бизнесмен судится со своей женой и боится потерять бизнес из-за действий милиции

В редакцию «Думской» обратился предприниматель Константин Карпенко, который утверждает, что в Одессе пытаются произвести рейдерский захват его торгового центра на Одария, 12.

Как рассказал нашему изданию сам предприниматель, все началось в декабре 2011 г. Именно тогда Константин Карпенко и его уже бывшая жена Теплицкая Гаяна подали иск о разводе и разделе совместно нажитого имущества, а именно, упомянутого выше торгового центра.

Согласно предоставленным Константином Карпенко документам, в результате всех судебных тяжб, Суворовский суд города Одессы вынес определение, в соответствии с которым построенный предпринимателем торговый центр по адресу Одария, 12 признаётся совместно нажитым имуществом.

Как говорит Карпенко в обычный гражданский процесс по разделу имущества, используя должностные полномочия, вмешались родственники его бывшей супруги, которые работают в правоохранительных органах. Так, сообщил Карпенко, дочь супруги от предыдущего брака — следователь в Порто-Франковском отделении милиции, а ее муж — сотрудник УБОП.

По словам предпринимателя, родственники экс-супруги стали оказывать влияние на понятых, участвовавших в описи торгового центра исполнительной службой. Кроме того, они стараются заблокировать наложение судебного ареста на делимое имущество.

В качестве доказательства Карпенко передал корреспонденту «Думской» видеозапись на которой, по словам предпринимателя, запечатлено давление со стороны милиции на одну из понятых — администратора торгового центра Анну Домашич, которую работники милиции силой тащат в свою машину в 20:30, якобы, для дачи показаний в райотделе.

По этому и другим фактам незаконного, как считает Карпенко, вмешательства в его дела, было отправлено несколько жалоб во все уполномоченные инстанции, включая департамент внутренней безопасности МВД в Одесской области, городскую и генеральную прокуратуру.

Сегодня бизнесмен опасается, что уже в самом скором времени его торговый центр может захватить охранное агентство, которое привлекают сторонники его бывшей жены.

Правозащитница Яна Теплицкая: «Пытки — обычный метод ФСБ»

В конце января 2018 года петербургская правозащитница Яна Теплицкая, член Общественной наблюдательной комиссии Петербурга, помогала семье пропавшего без вести Виктора Филинкова. Виктора позднее нашли в следственном изоляторе ФСБ. Его и других молодых людей обвинили в участии в некой «террористической организации», позднее получившей в деле название «Сеть». Заключенные рассказали Яне, что к ним применялись пытки. В эфире RFI она говорит о том, что пытки стали «обычным методом» ФСБ при проведении дознания.

Яна Теплицкая — математик по профессии и член Петербургской Общественной наблюдательной комиссии. Как говорит она сама, ей и не приходило в голову, что во время исполнения этой общественной работы ей придется иметь дело со случаями применения пыток. Но, как выяснилось при опросах заключенных, случаи эти довольно часты, и пытки применяются при получении показаний по самым разным делам, от терроризма до рэкета или изнасилования. Впервые Яна столкнулась с подобной практикой, занимаясь «Пензенским делом».

RFI: Как получилось, что вы стали заниматься заключенными, которые проходят по делу, позднее получившему название «Дело Сети» (оно же «Пензенское дело»)?

Яна Теплицкая: В конце января 2018 года ко мне обратилась девушка и сказала, что у нее пропал муж. Он поехал в аэропорт и исчез. Мы искали его два дня, обращались в разные государственные органы, в том числе в полицию и ФСБ, но либо не получили ответа, либо получили ответы, которые впоследствии оказались враньем. Например, полиция нам сказала, что его у них не было.

Он нашелся только после суда, потому что суды публикуют информацию, и из нее стало известно, что этот человек, Виктор Филинков, арестован на два месяца по подозрению в участии в организации, которая на тот момент еще не имела названия. Позднее ее назвали «Сеть».

На следующий день мы поехали к нему в следственный изолятор и спросили, где он находился эти 48 часов. Оказалось, что его арестовали в аэропорту, когда он ожидал посадку, то есть после прохождения всех контролей. Сотрудники ФСБ отобрали у него телефон и повезли его сначала в отдел полиции, а потом в больницу. Там провели полное обследование, и врачи написали, что он абсолютно здоров. Я видела этот документ, не знаю, зачем он был нужен, возможно, чтобы понять, что он может выдержать пытки.

После этого, как он говорит, его увезли в лес и в машине в течение пяти часов пытали электрошокером. В первые 5-10 минут он сказал, что готов подписать что угодно, все остальное время его пытали, чтобы он выучил наизусть формулировки своих показаний. Он показал нам следы на своем теле. На левом бедре и на груди было очень много следов от электрошокера. Через неделю, когда мы поняли, что никакой экспертизы проведено не будет, мы составили акт визуального осмотра и зафиксировали те повреждения, которые на тот момент еще не сошли. Там было 33 следа от электрошокера. Это довольно характерные следы — парные, с равным расстоянием внутри каждой пары.

Накануне того дня, когда Виктор нам все это рассказал, пропал еще один человек, Виктор Шишкин. Мы предполагали, что он находится в Управлении ФСБ, и искали его. После рассказа Виктора о пытках мы поняли, что это может происходить и с Игорем.

Ни нас, ни адвокатов, ни родственников не пустили к Игорю, который в этот момент действительно находился в здании ФСБ. Он тоже нашелся только на следующий день, после суда. Он пропал, когда вышел гулять с собакой, собака вернулась одна, а вместе с ней пришли сотрудники ФСБ и провели обыск.

Когда мы приехали к Игорю Шишкину после суда, он был весь избит, у него была сломана глазница. Через неделю нам удалось увидеть, что у него вся спина в ожогах, мы предполагаем, что это от электрических проводов, потому что ожоги не парные. Это то, что происходило в Петербурге.

Недавно, 21 июня, суд в Петербурге признал законным отказ в возбуждении уголовного дела по пыткам Виктора Филинкова. И суд, и, до этого, следователь и прокурор, были убеждены, что он добровольно находился в машине сотрудников ФСБ, добровольно уехал с ними из аэропорта, но встал во время движения машины, и сотрудники ФСБ были вынуждены для его собственной безопасности два раза применить электрошокер.

Это то, что происходило в Питере. После того, как история стала публичной, дали разрешение на публикацию своих историй другие молодые люди. В октябре и ноябре 2017 в Пензе были задержаны шесть человек. Как следует из адвокатских опросов, их очень сильно пытали, причем, в отличие от петербургских историй, прямо в здании следственного изолятора, в подвале, электричеством. На суде по продлении меры пресечения, который состоялся 15 июня, один из них рассказал, что у него остались только два жевательных зуба — он стер их от боли во время пыток током.

Молодых людей пытали, чтобы они признали участие, а в случае одного из них, Дмитрия Пчелинцева, — лидерство в так называемой террористической организации «Сеть», о которой никто никогда до этого не слышал и которой нет в списках террористических организаций. Впервые она появилась в этом уголовном деле. В обвинении было сказано, что они должны были раскачать ситуацию в стране накануне Чемпионата мира по футболу и президентских выборов, что впоследствии должно было привести к вооруженному восстанию.

Все эти ребята — левые активисты, и все они играют в страйкбол, это разновидность пейнтбола, но с пластиковыми мячиками. Она абсолютно разрешена в России, но, видимо, в сочетании с левыми взглядами вызвала странную реакцию и подозрения у ФСБ. Эта игра была им записана как «незаконное владение навыками выживания в лесу и оказания первой медицинской помощи».

Кроме этих шестерых человек в Пензе и двух человек в Петербурге есть еще третий человек, Юлий Бояршинов. Он не заявлял о пытках электричеством, возможно, потому что у него слабое здоровье. Он находится в ужасных условиях в изоляторе в Ленинградской области. Я как член петербургской ОНК не могу попасть в изолятор Ленинградской области, но местная ОНК зафиксировала, что он находится в камере со 116 кроватями, где проживает как минимум 130 человек.

На суде 15 июня Виктор Филинков заявил, что, по его информации, — и у меня есть основания считать эту информацию верной — Юлий Бояршинов подвергается насилию и давлению со стороны сокамерников. В такие условия он был переведен после отказа давать показания по этому делу.

Что касается Виктора Филенкова, то его в середине марта тоже перевели в изолятор Ленинградской области, — я думаю, в том числе, чтобы мы не могли его посещать. Но главное — чтобы тот человек, которого он опознал как руководителя своих пыток в лесу, имел возможность его возить на той же самой машине на следственные действия в Петербург. Этот человек приходил к нему в следственный изолятор абсолютно официально. Поэтому теперь мы знаем его фамилию — это оперативный сотрудник, старший лейтенант Константин Бондарев. Он приходил угрожать, говорить, чтобы Филинков не сотрудничал с ОНК, не говорил о пытках. И предложил пожать друг другу руки. Виктор Филинков отказался, сказал «вы же меня пытали», Константин Бондарев извинился и сказал, что ему самому «неприятно этим заниматься». В ноябре 2017 Бондарев был награжден Петербургским законодательным собранием «за упорство и настойчивость».

RFI: Что эти ребята имеют между собой общего? Что это за организация?

Следствие говорит, что они «принадлежат к террористической группе». То есть фактически доказывается факт знакомства, никаких конкретных действий, а дальше просто говорится, что эта организация «террористическая». Утверждается, что эта мифическая организация разделена на ячейки: две в Пензе и одна — в Петербурге. По мнению следствия, одна из ячеек в Пензе называется «5.11». Так называлось движение Вячеслава Мальцева, который обещал «революцию 5.11» (5 ноября 2017 — RFI). Возможно, это название — одна из причин возбуждения дела. Сотрудники ФСБ спрашивали во время допроса, имеется ли в виду подготовка вооруженного восстания. Но на самом деле это было просто название их спортивной команды (возможно, это связано с маркой одежды 5.11, используемой игроками в страйкбол). А кроме того, эти ребята — левые, а Мальцев — правый.

То есть их объединяла только игра?

В целом — так, хотя Юлий Бояршинов никогда в эту игру не играл. К групповым делам очень просто подбирать новых людей, когда уже выбиты показания из первых. Поэтому первого и последнего человека может ничего не объединять. Но в целом это левый активизм и игра в страйкбол.

А их левый активизм был каким-то образом реализован? Какие их действия мешали властям?

Мне не известно ни о каких насильственных акциях с их стороны. Мне известно, что Илья Шакурский — очень известный экологический активист в своем городе, он, например, организовывал очистку реки. Юлий Бояршинов организовывал фли-маркет — место, где люди обменивались одеждой. Виктор Филинков ходил на демонстрации против агрессии в Украине. Вот такого рода вещи.

Что произошло после того, как вы узнали о пытках и начали об этом говорить?

Мы опубликовали свое заключение сразу, спустя неделю после событий, и разослали во все государственные органы. Официальной реакции практически не было. 18 июня, правда, ФСБ нам ответило, что они не будут отвечать на наши заключения, потому что ответ составляет государственную тайну. Государство либо никак не реагировало, либо предоставило эту версию с якобы добровольным вставанием в машине.

Когда история стала публичной, начались митинги в разных местах. Люди выходили в поддержку арестованных и против пыток. В некоторых городах — Москве и Челябинске — люди, которых подозревали в участии в этих митингах, были задержаны и их тоже пытали. Они зафиксировали травмы, заявили об этих пытках и подали заявление в полицию, без результата.

В этом деле о пытках также заявил свидетель, молодой человек Илья Капустин. Он сказал, что его задержали на улице, долго возили по городу в машине и пытали электрошоком. И по его поводу, и по поводу Виктора Филинкова следователь, а затем прокурор и суд удовлетворились следующей версией событий: в каждом из заключений в отказе о возбуждении дела по пыткам написано, что оба молодых человека находились в машине добровольно, но встали во время движения, чем создали угрозу для собственной жизни, и сотрудники ФСБ были вынуждены два раза применить электрошокер. Ожогов, конечно, было гораздо больше. А в случае Ильи Капустина, который был на свободе и имел возможность провести медицинскую экспертизу, было невозможно отрицать большое количество повреждений. И фотографии были опубликованы. Тогда следователь сказал, что все остальные ожоги, кроме четырех — от двух ударов током, — объясняются укусами клопов. В случае Виктора Филенкова он вообще не прокомментировал, сказав, что ни акты ОНК, ни адвокатский опрос не считаются доказательствами, поэтому было только два удара электрошокером.

Кроме того, был еще сорокаминутный фильм НТВ, вышедший 20 апреля в прайм-тайм, о том, какая страшная, связанная со спецслужбами Украины организация «Сеть» и какие они готовили ужасные вещи на территории России, а также о том, как продажные правозащитники убедили их рассказывать о пытках. Дмитрий Пчелинцев осенью 2017, не выдержав пыток, пытался покончить с собой в Пензенском изоляторе. Кадры того, как он пытается покончить с собой, были показаны в этом фильме как доказательства того, что все повреждения он нанес себе сам.

Родителей фигурантов этого дела следователи просили дать интервью НТВ, говоря, что это зачтется их детям, и у меня есть основания полагать, что одной из матерей было сказано, что если она не даст интервью, то ее сын будет лишен жизненно необходимых лекарств.

Родители объединились в организацию с названием «Родительская сеть». Они стараются защищать своих детей, участвуют в пресс-конференциях, рассказывают о том, что происходит. В том числе жуткие вещи о том, как они сами уговаривали детей давать показания, еще до разговора с правозащитниками. Отец Юлия Бояршинова раз в неделю, каждую пятницу стоит с пикетом в Петербурге.

Сколько лет ребятам, о которых вы рассказываете?

От 21 до 28. Они все очень молодые.

Какие будут следующие шаги после того как вам отказали в возбуждении дела по пыткам?

Отказали не нам, а Виктору Филинкову и его адвокату. Они планируют апеллировать и затем идти в Европейский суд по правам человека, если понадобится. Кроме того, есть само расследование уголовного дела. На данный момент содержание под стражей продлено до осени: в Пензе — до октября, в Петербурге — до сентября. Будет суд — будут приговоры, и если ничего не изменится, то ужасные приговоры ни за что. Виктора Филинкова называли участником, а после того, как он заявил о пытках в фильме НТВ, его стали называть организатором, а это другая часть статьи 205.4. Участие — это часть 2 (от 5 до 10 лет), а организация — часть 1 (от 15 до 20 лет).

На ваш взгляд, это отношение именно к левым активистам в связи с их политической окраской или это обычные методы ФСБ?

На мой взгляд, это просто их методы, если судить по жалобам, которые мы получаем за последние полгода. Уже после того, как случился шум вокруг этой истории, у нас были жалобы в четырех совершенно разных делах: одно про коррупцию, другое про изнасилование, третье про хранение оружия и четвертое про терроризм. По всем этим делам люди жалуются на жуткие пытки со стороны сотрудников УФСБ по Петербургу и Ленинградской области. Раньше я думала, что это методы, которые применяют к людям по террористическим статьям, но, судя по всему, и это не так.

В этом же фильме видно, как преследуют и вас.

Была демонстративная слежка, были какие-то люди у подъезда, было это НТВ, и были несколько раз какие-то угрозы и намеки. Но ничего более серьезного. Возможно, дело в том, что эта следственная группа, как она говорила разным фигурантам во время пыток, в частности Виктору Филинкову, не пытает женщин. Возможно, поэтому они не очень понимают, что можно делать с ОНК.

Все, что я делаю, находится в рамках закона. Федеральный закон № 76 говорит мне защищать права заключенных любыми не запрещенными законом способами. Учитывая отказы и абсолютно издевательские ответы государственных органов на наши заключения о пытках, это мое право и это абсолютно то, что надо делать. При том, что это не единственная жалоба на пытки со стороны сотрудников УФСБ по Петербургу и Ленинградской области. У нас их в последнее время огромное количество. Это их обычный метод работы, судя по всему, у меня есть основания так думать. Не остановить их — гораздо опаснее, чем пытаться остановить.

Уже после разговора с Яной Теплицкой «Новая газета» опубликовала статью Елены Масюк о пытках в колониях Омской области. Тем временем по делу «Сети» задержали и арестовали еще двух человек. По решению суда, состоявшегося 5 июля, до сентября будут находиться в тюрьме Михаил Кульков и Максим Иванкин. По последним известиям, Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова собираются этапировать из СИЗО-6 Ленинградской области в Пензу для проведения следственных действий.

Теплицкая адвокат

В Петербурге съемочная группа телеканала НТВ преследует адвоката Виталия Черкасова, который защищает фигуранта «пензенского дела» Виктора Филинкова, а также членов ОНК Яну Теплицкую и Екатерину Косаревскую .

Сначала съемочная группа НТВ подкараулила Косаревскую на выходе из тюремной больницы . Сотрудница телеканала, представившаяся Марией (вероятно, это стрингер НТВ Мария Борзунова — МЗ), спрашивала у правозащитницы, помогла ли она кому-то как член ОНК , почему она «использует чувства родителей, обещая помочь их детям», и как часто встречается с консулом Украины. Косаревская , в свою очередь, поинтересовалась у сотрудников НТВ, как они узнали, где ее найти и правильно ли она понимает, что эти данные им предоставили во ФСИН .

Затем о встрече со съемочной группой сообщила Теплицкая. Возле дома к ней подошла девушка, которая представилась Александрой Мирошниченко. Члену ОНК не ответили, есть ли у съемочной группы редакционное задание и для какой программы они хотят с ней поговорить. У Теплицкой спрашивали, что она обсуждала с генконсулом Украины. Сотрудница НТВ говорила, что, судя по всему, Теплицкая «действует в интересах «Правого сектора» (запрещен в России) и экстремистов».

Судя по видео, которое опубликовал адвокат Черкасов в фейсбуке , когда он вышел на пробежку, на него «набросилась» съемочная группа, которая «пасла его целый день около дома». Не представившаяся сотрудница телеканала спросила у адвоката, зачем он «защищает террористов» и действительно ли он «поддерживал Майдан».

В разговоре в « Медиазоной » Косаревская отметила, что ее и Черкасова преследовала одна съемочная группа, Теплицкую — другая.

Ранее мать фигуранта «пензенского дела» антифашиста Ильи Шакурского Елена Богатова рассказала, что 10 апреля следователь вызвал ее на беседу и предложил дать интервью НТВ, в котором необходимо подтвердить, что ее сын причастен к «террористическому сообществу «Сеть»». Следователь также сказал, чтобы Богатова не упоминала, что обвиняемые по делу вместе играли в страйкбол. Женщине пообещали, что это интервью ее сыну «зачтется на суде».

Богатова согласилась поговорить с сотрудниками телеканала, съемка продлилась до 23:00. Во время интервью, по словам женщины, ей задавали наводящие вопросы. В частности, НТВ интересовало, общается ли мать арестованного антифашиста с правозащитниками.

«Я понимаю, что не могу с ними дружить, потому что они пытали моего сына, а с другой стороны, я боюсь…. И опять иду у них на поводу… Боюсь, что его посадят ни за что», — говорла женщина.

В октябре 2017 года сотрудники ФСБ задержали в Пензе четырех антифашистов — Егора Зорина, Илью Шакурского , Василия Куксова и Дмитрия Пчелинцева . Позднее в Пензе задержали Андрея Чернова, а в Петербурге — Армана Сагынбаева . В начале 2018 году в Петербурге также были задержаны Игорь Шишкин и Виктор Филинков, в апреле стало известно о еще одном фигуранте — Юлие Бояршинове. Все они стали фигурантами дела о «террористическом сообществе «Сеть»» (часть 2 статьи 205.4 УК). Как минимум двое фигурантов дела находятся в розыске; по информации « Медиазоны », они уехали из России.

Как считает ФСБ, «Сеть» планировала устроить взрывы во время время президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, чтобы «раскачать народные массы для дальнейшей дестабилизации политической обстановки в стране», а также поднять вооруженный мятеж.

Пчелинцев, Шакурский и Филинков, а также задержанный в Петербурге свидетель Илья Капустин, рассказывали, что сотрудники ФСБ пытали их, добиваясь признательных показаний. Члены ОНК фиксировали на теле Филинкова и Шишкина следы избиений и ожоги от электрошока.

Ранее съемочная группа с сотрудницей НТВ, которая представилась Яне Теплицкой Александрой Мирошниченко, преследовала в аэропорту Шереметьево сопредседателя движения «Голос» Романа Удота. В «Голосе» говорили, что НТВ на протяжении нескольких лет незаконно отслеживали передвижения Удота, а также собирали и распространяли информацию о его частной жизни.

К «пензенскому делу» подключили пропаганду

Судя по всему, НТВ готовит «разоблачительный» фильм о «защитниках террористов»

На сей раз мишенью телепропагандистов стали члены петербургской общественной наблюдательной комиссии Яна Теплицкая и Екатерина Косаревская, публично заявившие о применении сотрудниками ФСБ пыток к антифашистам Виктору Филинкову и Игорю Шишкину, и адвокат подозреваемых Виталий Черкасов из «Агоры».

«Новая газета» рассказывала, что осенью 2017 года в Пензе ФСБ задержала Егора Зорина, Илью Шакурского, Василия Куксова и Дмитрия Пчелинцева, якобы входивших в террористическую группировку «Сеть», которая планировала сорвать президентские выборы 2018 года и чемпионат мира по футболу, который пройдет в 2018 году в России. В январе 2018-го в Петербурге по этому же делу задержали и заключили под стражу Филинкова и Шишкина. По информации Черкасова, задержанных фактически похищали (родственникам длительное время ничего не было известно об их местонахождении), а потом они были обнаружены в следственном изоляторе с явными следами пыток.

В конце января Теплицкая и Косаревская посетили задержанных в следственном изоляторе № 3 ФСИН России и составили акт, констатируя у них многочисленные ожоги от электрошокера и гематомы. Филинков рассказал членам ОНК, что его пытали электрошокером и вывозили в лес. В конце марта на суде по продлению задержанным меры пресечения выяснилось, что чекисты подтвердили следователям применение электрошокеров! Но заявили, что сделали это, поскольку Филинков якобы оказал сопротивление при задержании и предпринял попытку к бегству. И что существует некая медицинская экспертиза, которая показала, что сотрудники ФСБ «не причинили вреда здоровью подозреваемого».

Читайте также

Чекисты признали, что применяли к задержанному антифашисту электрошокер, но объяснили это служебной необходимостью

Заявлениям о попытке к бегству, как и заявлениям об отсутствии вреда здоровью, мало кто поверил. Если попытка к бегству была – почему о ней нет ни слова в материалах дела? Почему об этом не упоминалось в судах, когда Филинкову назначали и сохраняли меру пресечения? Ну а фотографии следов «не повредившего здоровью» электрошокера обошли многие СМИ, в том числе за пределами России.

Напомним, что выбивание пытками из задержанных нужных показаний запрещено как 21-й статьей Конституции РФ («Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию»), так и статьей 302 УК РФ («принуждение подозреваемого к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий, соединенное с применением насилия, издевательств или пытки», наказание – до 8 лет лишения свободы).

Скандал приобретал крайне неприятный для власти характер, и тут в Петербурге и появились две «подставки для микрофона» (как их метко назвал один из питерских журналистов) из НТВ – Александра Мирошниченко и Мария Барзунова – и начали преследовать Косаревскую, Теплицкую и Черкасова.

Мария Барзунова. Кадр: Youtube

Косаревскую «журналистки» поймали у выхода из тюремной больницы имени Гааза – отметим, что, находясь в больнице, она переключила мобильный телефон в авиарежим, а о ее пребывании там знали только сотрудники ФСИН.

По словам Косаревской, «журналисток» не интересовало, есть ли в больнице инфекционист (два месяца нет), применяют ли шокер в ИК-6 (да) и есть ли жалобы на избиение в ИК-3 (тоже да), – вместо этого они назойливо, раз за разом, несмотря на отказ с ними разговаривать, интересовались, «почему она защищает террористов» и «как часто она общается с консулами», попутно стыдя ее тем, что она «дискредитирует страну, в которой живет».

Теплицкую встретили у дома – с аналогичными вопросами «как вы можете поддерживать террористов».

Черкасова тоже поймали у дома, спрашивая, поддерживал ли он в 2014 году украинский Евромайдан, и назвали его «защитником террористов в понимании общественности». При этом, по словам адвоката, НТВ знало расположение его квартиры, потому что при съемке камера была направлена именно на его окна.

Что происходит — догадаться несложно.

Необходимо срочно отвлечь общественное внимание встречной атакой.

Сделать так, чтобы осуждали не тех, кто пытал, а тех, кто разоблачил пытки.

Не вопиюще незаконное применение пыток к задержанным, а поведение правозащитников и адвокатов, якобы «защищающих террористов».

Читайте также

Пытают всех, включая свидетелей. Как в Пензе и Петербурге ФСБ добивается показаний по делу антифашистов: свидетельства

Вот энтэвэшные «подставки для микрофона» и терроризируют правозащитников – понятия не имея при этом (скорее всего, они вообще не слышали это слово) ни о презумпции невиновности, ни о журналистской этике. И плевать им при этом на тот факт, что даже самый независимый в мире российский суд еще не установил вину ни Филинкова, ни Шишкина (на данный момент они являются не более чем подозреваемыми), – это совершенно не мешает «журналисткам» уверенно называть задержанных «террористами», а тех, кто говорит о применении пыток, – «защитниками террористов». И скорее всего, в пожарном порядке на НТВ готовится очередная «анатомия протеста» – чтобы оправдать действия чекистов и дискредитировать тех, кто уличает их в преступлениях.

Впрочем, если говорить о преступлении, то одно из них, как представляется, налицо – по ст. 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни».

Откуда у НТВ домашние адреса Яны Теплицкой и Виталия Черкасова? Эти сведения могли быть собраны только незаконным путем, что наказуемо по указанной статье УК. Соответствующее обращение я направил прокурору Москвы Владимиру Чурикову с просьбой провести проверку и привлечь виновных к ответственности.

Конечно, надежды на наказание не очень велики – еще ни разу на моей памяти те, кто незаконно собирал персональные данные на оппозиционных политиков и гражданских активистов, не были наказаны. Недавно «Новая» рассказывала о создании в сети ВКонтакте группы «Галерея Уникальных Людей», где выкладывались домашние адреса и фотографии оппозиционеров, после чего на них совершались нападения. Я обратился в Следственный комитет, группу заблокировали – но ее организаторов пока так и не привлекли, а мое обращение перенаправили в центр «Э» для проверки и принятия мер. Ответа пока нет.

Что касается преследования Теплицкой, Косаревской и Черкасова – еще одно мое обращение ушло в Общественную коллегию по жалобам на прессу.

Заметим: коллегия тринадцать раз (!) рассматривала жалобы на НТВ и выносила решения, констатируя, что их программы не имеют отношения к «добросовестной телевизионной журналистике» и что в программах НТВ содержится «недостоверная, в том числе заведомо ложная информация о заявителях». Полагаю, что и на этот раз решение будет таким же и НТВ получит еще одну черную метку, – вот только подействует ли она? После многочисленных «разоблачений», уже показанных на этом канале, представляется, что одного лишь морального осуждения недостаточно. Более надежным было бы изгнание из профессии — за подлость.