Конституция Украины
Статья 118.

Исполнительную власть в областях и районах, городах Киеве и Севастополе осуществляют местные государственные администрации.

Председатели местных государственных администраций назначаются на должность и освобождаются от должности Президентом Украины по представлению Кабинета Министров Украины. <Официальное толкование положения части четвертой статьи 118 см.. в Решениях Конституционного Суда N 21-рп/2003 от 25.12.2003, N 9-рп/2005 от 13.10.2005>

Председатели местных государственных администраций при осуществлении своих полномочий ответственны перед Президентом Украины и Кабинетом Министров Украины, подотчетны и подконтрольны органам исполнительной власти высшего уровня.

Местные государственные администрации подотчетны и подконтрольны советам в части полномочий, делегированных им соответствующими районными или областными советами.

Местные государственные администрации подотчетны и подконтрольны органам исполнительной власти высшего уровня.

Решения председателей местных государственных администраций, противоречащие Конституции и законам Украины, другим актам законодательства Украины, могут быть в соответствии с законом отменены Президентом Украины или председателем местной государственной администрации высшего уровня.

Областной или районный совет может выразить недоверие председателю соответствующей местной государственной администрации, на основании чего Президент Украины принимает решение и дает обоснованный ответ.

Если недоверие председателю районной или областной государственной администрации выразили две трети депутатов от состава соответствующего совета, Президент Украины принимает решение об отставке председателя местной государственной администрации.

Статья 118 Конституции РФ

1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.

2. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

3. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается.

Комментарий к Статье 118 Конституции РФ

1. Комментируемая статья открывает гл. 7 Конституции, посвященную судебной власти. Предписания, содержащиеся в данной главе и статье, конкретизируют относящиеся к основам конституционного строя ст. 10 и ч. 1 ст. 11 Конституции, рассматривающие судебную власть как разновидность государственной власти, осуществляемую судами самостоятельно. Сущностное же отличие судебной власти определено именно ч. 1 комментируемой статьи — на нее возложено осуществление правосудия. Эта функция составляет монополию судов: правосудие не может быть возложено ни на какие другие органы. Как особый способ осуществления судебной власти оно по своему содержанию и форме отличается от законотворческой деятельности и от правоприменительной и правоохранительной деятельности органов исполнительной власти.

«Отправление правосудия является особым видом осуществления государственной власти. Применяя общее правовое предписание (норму права) к конкретным обстоятельствам дела, судья дает собственное толкование нормы, принимает решение в пределах предоставленной ему свободы усмотрения» (п. 4 мотивировочной части Постановления КС РФ от 25.01.2001 N 1-П*(1110)). Присущие правосудию процедуры, предполагающие, что рассмотрение любого правового конфликта может быть передано его участниками для определения их прав и обязанностей независимому беспристрастному и компетентному суду с тем, чтобы дело было рассмотрено в открытом судебном заседании при предоставлении каждому возможности на равных основаниях отстаивать свои права и чтобы исполнение вынесенного судом решения обеспечивалось принудительной силой государства, позволяют признать правосудие наиболее эффективным средством защиты прав и законных интересов. Осуществление функции правосудия другими органами не только противоречило бы принципу разделения властей и прямому запрету, содержащемуся, по сути, в ч. 1 ст. 118 Конституции, но и нарушало бы не подлежащее ограничению право на доступ к правосудию и судебную защиту (см. ст. 19, 46, ч. 3 ст. 55, ч. 3 ст. 56 Конституции).

В то же время правосудие составляет исключительное предназначение судов — на них не могут возлагаться какие-либо другие полномочия, противоречащие юридической природе правосудия и несовместимые с принципом разделения властей.

2. Комментируемая статья употребляет наряду с понятием правосудия также понятие судопроизводства. Это отражает реальные и теоретически оправданные особенности, присущие: а) деятельности самого суда по осуществлению правосудия и б) всей совокупности связанных с рассмотрением дел в суде процедур, основанных на актив ном участии в судопроизводстве не только суда, но и иных заинтересованных или уполномоченных субъектов. Их состав, характер их спора и складывающихся между ними правоотношений, а также продиктованная этим специфика процессуальной деятельности объективно обосновывают признание и закрепление в ч. 2 комментируемой статьи различных видов судопроизводства, посредством которых осуществляется судебная власть.

Конституция обозначает четыре вида судопроизводства: конституционное, гражданское, административное и уголовное, каждый из которых предполагает осуществление процессуальных прав и обязанностей их участниками, включая суды в строго установленном законом порядке. Этот порядок определен для конституционного судопроизводства — в Законе о Конституционном Суде РФ; для гражданского судопроизводства — в ГПК и АПК; для административного судопроизводства — в ГПК, АПК и КоАП; для уголовного судопроизводства — в УК.

Закрепление правил конституционного судопроизводства в федеральном конституционном законе предопределено прямым предписанием ч. 3 ст. 128 Конституции. Полномочия по принятию ГПК, АПК, УПК согласно п. «о» ст. 71 Конституции отнесены к исключительному ведению Федерации. Административно-процессуальное законодательство, составляющее совместное ведение Федерации и ее субъектов (п. «к» ст. 72), также урегулировано федеральным законом в соответствии с ч. 2 ст. 76, признающей приоритет федерального законодателя и для области совместного ведения (см. комментарии к ст. 71, 72, 76).

3. Дела, возникающие из гражданских и административных правоотношений, рассматриваемые в процедурах гражданского и административного судопроизводства, в действующем процессуальном законодательстве не имеют единой регламентации и закреплены в разных кодифицированных актах (ГПК, АПК, а в части административного процесса также в КоАП). Однако такое регулирование само по себе не расходится с комментируемой нормой ч. 2 ст. 118 Конституции. Она не предопределяет, что каждая из названных в ней процедур требует единого кодифицированного акта и не исключает, что разные виды судопроизводства могут осуществляться в одном суде и, напротив, одинаковые по своей природе и характеру регулирующих их материально-правовых норм споры рассматриваются в судах разной специализации.

Суды общей юрисдикции (см. комментарий к ст. 126) рассматривают дела по правилам гражданского, административного и уголовного судопроизводства (т.е. в процедурах, предусмотренных ГПК, УПК и КоАП), арбитражные же суды действуют в процедурах либо гражданского, либо административного судопроизводства, но находящих свое закрепление в едином АПК (см. п. 3 мотивировочной части Определения КС РФ от 06.11.2003 N 390-О*(1111)).

Таким образом, действующее регулирование не исходит из строгого разграничения компетенции различных судов ни по характеру спорных правоотношений, ни по такому критерию, как виды судопроизводства, которые используются судами для рассмотрения дел.

Такое положение, однако, требует особого внимания к соблюдению конституционных правил ст. 47 о рассмотрении каждого дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом, и ст. 19 о равенстве перед законом и судом. При установлении подсудности дел и процедур их рассмотрения законодатель должен соблюдать конституционный запрет дискриминации по любым основаниям и учитывать, что одинаковые материальные права должны обеспечиваться равными по своим процессуальным параметрам возможностями судебной защиты. По действующим ГПК и АПК, например, собственник, защищая свое право собственности на основе ст. 35 Конституции и ГК, пользуется разными процессуальными возможностями в судах общей и арбитражной юрисдикции — в арбитражных судах ему предоставляется право ходатайствовать о рассмотрении дел с участием арбитражных заседателей, а также обжаловать решение любого суда первой инстанции в апелляционном порядке, что не предусмотрено по ГПК, согласно которому дела рассматриваются единолично судьей и в большинстве случаев допускается только их кассационное обжалование, которое не предполагает повторное рассмотрение дела вышестоящим судом по правилам первой инстанции (см. комментарий к ч. 3 ст. 50).

Различия в процедурах по АПК и ГПК послужили основанием для оспаривания в Конституционном Суде РФ положений ч. 5 ст. 59 АПК РФ, не допускавших в процесс, в отличие от ГПК, в качестве представителей организаций, являющихся сторонами, юристов, не состоявших в их штате или не являющихся адвокатами. Согласно правовой позиции Конституционного Суда организации, участвующие в гражданском и арбитражном судопроизводстве, при выборе представителя не могут находиться в неравном положении и вправе свободно выбирать способ защиты своих интересов, исходя из принципа диспозитивности, ограничение которого для организаций — участников арбитражного судопроизводства не может быть оправдано, так как не отвечает конституционно значимым целям, формулируемым ч. 3 ст. 55 Конституции (см. комментарий к этой статье) (Постановление КС РФ от 16.07.2004 N 15-П*(1112)).

Существующее разграничение компетенции между судами не исключает, однако, иного решения вопроса. Постоянно дискутируется создание отдельной судебной структуры — административных судов, с тем чтобы только на них возлагалось осуществление административного судопроизводства, а также сосредоточение гражданского судопроизводства внутри одной ветви судебной юрисдикции.

4. Определив правосудие как исключительную функцию судебной власти и все виды судопроизводства, в которых она реализуется, комментируемая норма в ч. 3 характеризует и способы создания институциональной основы этой деятельности — судебной системы РФ, которая составляет предмет регулирования самой Конституции (см. ст. 125-127) и федерального конституционного закона.

Из этого вытекает, что только конституционный законодательный корпус, уполномоченный изменять Конституцию и принимать законы, для одобрения которых требуется квалифицированное большинство голосов в Государственной Думе и Совете Федерации, вправе установить, какие суды создаются и действуют в Российской Федерации (см. ст. 108, 136 Конституции).

Это одно из полномочий в сфере судоустройства, которое (согласно п. «о» ст. 71 Конституции) отнесено к ведению РФ.

Понятие «судоустройство» рассматривается как синоним понятия «организация судебной системы». Но оно позволяет увидеть многосторонность этого предмета федерального, в том числе конституционного, ведения, возложенного исключительно на законодательную ветвь власти. Судоустройство включает: а) перечень действующих судов, б) процедуру учреждения судов, в) их внутреннюю структуру (или устройство). При этом Конституция ограничивает полномочия законодателя, учреждающего суды, не допуская создание чрезвычайных судов. Это значит, что компетенция судов не может по воле законодателя передаваться каким-либо специальным органам, уполномочиваемым на разрешение отдельных дел, в том числе в отношении отдельных лиц или на временное рассмотрение каких-либо конкретных конфликтов, обычно разрешаемых судами. Любые дела, по которым суды осуществляют правосудие, не могут изыматься из ведения ординарной судебной системы, как она устанавливается Конституцией и федеральным конституционным законом. Иначе не было бы обеспечено осуществление судебной власти только судом; законодательная же и исполнительная власть, выбирая каждый раз по своему усмотрению органы для разрешения конкретных конфликтов, получила бы возможность произвольных решений, нарушающих также принцип разделения властей*(1113).

5. В Конституции нет полного перечня судов, входящих в судебную систему Российской Федерации, она называет только три высших суда, а именно Конституционный Суд, Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд РФ. Полный перечень судов, действующих в Российской Федерации, определен Законом о судебной системе РФ. Согласно ч. 1 ст. 4 данного Закона создание судов, не предусмотренных им, не допускается. Названный Закон приобретает, таким образом, значение основного источника регулирования судебной системы. Все другие акты по данному предмету должны быть основаны на нем и не могут ему противоречить. Поэтому какое-либо изменение судебной системы не может иметь места без внесения изменений в данный Закон. Тем самым обеспечивается стабильность судебной системы и право каждого на рассмотрение его дела законным судом (см. комментарий к ч. 1 ст. 47).

С этой целью федеральный законодатель, определяя действующую судебную систему в Российской Федерации и пути ее развития в Законе о судебной системе РФ, а) исчерпывающим образом обозначает суды, образующие федеральную судебную систему (федеральные суды); б) называет все виды судопроизводства (в соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции) и закрепляет их осуществление за судами, тем самым разграничивает юрисдикцию судов; в) предусматривает возможность создания в будущем новых видов юрисдикции (специализированных судов по административным, гражданским делам и делам в отношении несовершеннолетних); г) называет все звенья судов, относящихся к каждому из видов юрисдикции; наконец, д) указывает, какие суды могут или должны быть созданы в субъектах Федерации на основе их собственных законов.

Обеспечению стабильности судебной системы и права на законный суд служит также вытекающий из Конституции и закрепленный в Законе о судебной системе РФ порядок создания и упразднения судов (ст. 17). Суды, перечисленные в Конституции, могут быть упразднены только путем внесения поправок в Конституцию. Другие федеральные суды создаются и упраздняются только федеральным законом. Таким образом, суд, относящийся к любому из перечисленных в Законе о судебной системе РФ ее звеньев и видов судов на конкретной территории — в районе, субъекте Федерации, в судебных округах — в случае изменения административно-территориального или административно-государственного деления (например, при объединении или разделении субъектов Федерации, образовании новых судебных округов и т.д.), может быть создан, реорганизован или упразднен только путем принятия федерального закона о таком конкретном суде.

6. Федеральная судебная система в соответствии с Конституцией включает в себя в настоящее время суды трех видов юрисдикции: Конституционный Суд, который осуществляет конституционное судопроизводство (см. комментарий к ст. 125); возглавляемые Верховным Судом суды общей юрисдикции, осуществляющие гражданское, административное и уголовное судопроизводство (см. комментарий к ст. 126); арбитражные суды во главе с Высшим Арбитражным Судом, которые осуществляют гражданское и административное судопроизводство по делам, вытекающим из экономических споров (см. комментарий к ст. 127).

Понятие «судебная система» применительно к организации судов обусловлено, однако, не только тем, что суды подразделяются по названным видам юрисдикции. Внутри одной юрисдикции суды также образуют упорядоченную систему. Это связано с потребностью распределения дел между судами на разных территориях (по горизонтали — на основе территориальной подсудности дел) и с наличием судов разного уровня (по вертикали) для распределения дел по степени их сложности (на основе предметной подсудности).

Распределение дел по территориальному принципу решает задачу обеспечения каждому возможности обратиться к суду за защитой (ст.46 КРФ) там, где возник правовой конфликт. Без этого доступ к правосудию был бы нереален.

Иерархическая организация судов по вертикали служит организации проверки в вышестоящих судах решений нижестоящих судов и определяет движение дел по судебным инстанциям. Такая необходимость также обусловлена конституционными нормами о праве каждого на обжалование в суд любых действий и решений государственных органов (ст. 46 Конституции Российской Федерации), что в полной мере распространяется на решения судов. Обязанность государства обеспечить каждому право на пересмотр в вышестоящем суде вынесенного по уголовному делу обвинительного приговора специально оговорена в ч. 3 ст. 50 Конституции. Таким образом, нормы гл. 2 Конституции предопределяют иерархическое построение судебной системы. Это затем находит отражение в ст. 126 и 127 Конституции, посвященных двум отделенным друг от друга, иерархически построенным подсистемам федеральных судов — судам общей юрисдикции и арбитражным судам.

7. Действующее конституционное регулирование не предусматривает существования наряду с федеральной судебной системой также региональных судов, создаваемых самими субъектами РФ на основе их законов. Самостоятельность последних в установлении системы собственных представительных и исполнительных органов власти (см. комментарий к ч. 1 ст. 77) не распространяется на сферу судоустройства (п. «о» ст. 71). Конституция принципиально не предполагает ни разграничения между Федерацией и ее субъектами полномочий в этой сфере, ни какого-либо их делегирования с федерального на региональный уровень на основе федеральных законов либо договоров (п. 2 мотивировочной части Определения КС РФ от 12.03.1998 N 32-О*(1114)). Закрепляя существование единой федеральной судебной системы, действующей на основе единого федерального процессуального законодательства и обеспечивающей защиту прав и свобод граждан по единому федеральному стандарту (см. комментарий к ст. 19), Конституция не допускает в субъектах РФ замену федеральных судов судами, не входящими в федеральную судебную систему, но имеющими такую же компетенцию и осуществляющими правосудие именем РФ.

Вместе с тем не противоречит Конституции, если в учредительных актах субъекта Федерации под его судебной системой понимаются федеральные суды, чья подсудность определяется пределами его территории и которые действуют в соответствии с предписаниями Конституции и федерального законодательства (см. п. 9 мотивировочной части Постановления КС РФ от 01.02.1996 N 3-П*(1115)). Включение же в конституции и уставы субъектов Федерации положений о том, что федеральные суды, существующие в соответствующих административно-территориальных единицах этих субъектов, образуются и действуют в соответствии не только с федеральным законом, но и с законом субъекта РФ, противоречит Конституции, так как установление системы федеральных судов и порядка их деятельности относится к исключительному ведению Федерации и определяется Конституцией и Законом о судебной системе РФ (см. п. 7 мотивировочной части Постановления КС РФ от 07.06.2000 N 10-П).

8. Закон о судебной системе РФ предусмотрел создание в субъектах Федерации не только федеральных судов, но также двух видов судов субъектов РФ, а именно конституционных (уставных) судов и мировых судей.

Их компетенционные, организационно-правовые, статусные, функциональные особенности, как и предусмотренные Законом о судебной системе РФ учредительные полномочия субъектов РФ в отношении этих видов судов, различаются более кардинально, чем у федеральных судов, относящихся к разным видам юрисдикции.

9. Конституционные (уставные) суды создаются согласно Закону о судебной системе РФ исключительно по усмотрению конституционного законодателя субъекта Федерации, который свободен при установлении их компетенции в области конституционного судопроизводства и его процедур, определении требований к судьям, сроков их полномочий, порядка назначения, а также финансирования суда.

Единый федеральный масштаб в этом виде конституционного контроля, осуществляемого судами субъектов РФ, действует постольку, поскольку в нем должно обеспечиваться самостоятельное и независимое осуществление судебной власти на ее конституционно-правовой основе, закрепленной в Конституции; критерием судебной проверки выступает учредительный акт субъекта Федерации; предметом проверки является нормативно-правовое регулирование субъекта РФ, а решения таких судов имеют обязательную силу и не могут быть пересмотрены иным судом, в том числе федеральным (ст. 27 Закона о судебной системе РФ). Таким образом, конституционные (уставные) суды не вписаны в иерархически выстроенную судебную систему ни в субъекте Федерации, ни по федеральной линии.

Поскольку ни один суд в Российской Федерации не освобожден от обязанности следовать Конституции и федеральному закону, судебный конституционный контроль в судах субъектов Федерации реально служит — при всей их формальной обособленности в судебной системе России — охране ее Конституции и может развиваться в этом его значении как предваряющий федеральное конституционное судопроизводство и помогающий Конституционному Суду РФ более экономно и эффективно выполнять соответствующую задачу. Согласно немецкому опыту региональным конституционным судам доверено и распространение позиций Федерального конституционного суда ФРГ в области защиты прав и свобод, исходя из единого их каталога на уровне федеральной и местных конституций*(1116).

10. Мировые судьи в субъектах Федерации создаются на основе Закона о мировых судьях; на них распространяются гарантии статуса судьи, установленные Законом о статусе судей и иными федеральными законами (ст. 28 Закона о судебной системе РФ, ст. 2 Закона о мировых судьях).

Учреждение мировых судей является обязанностью законодателя субъекта РФ, только Федерация определяет их компетенцию, общее число мировых судей и судебных участков (хотя и по согласованию с субъектом Федерации), минимальные требования, предъявляемые к мировым судьям, альтернативные виды процедур назначения или избрания на должность, минимальные и предельные сроки полномочий, размеры должностных окладов и социальных выплат, финансирование которых осуществляется за счет средств федерального бюджета (ст. 3-8, 10 Закона о мировых судьях).

Особое положение мировых судей определяется тем, что они являются первым (низшим) звеном судебной системы РФ, относятся к судам общей юрисдикции, возглавляемым Верховным Судом РФ, т.е. организационно и инстанционно встроены в судебную иерархию, где непосредственно вышестоящим по отношению к ним является федеральный районный суд, проверяющий судебные акты мировых судей в качестве суда апелляционной инстанции (ст. 21 Закона о судебной системе РФ). Мировые судьи выносят свои судебные акты именем Российской Федерации.

К ведению субъектов Федерации согласно названным федеральным законам относятся: установление дополнительных требований к мировым судьям, создание и упразднение на основе своих законов судебных участков, где дислоцируются мировые судьи, и их должностей (при соблюдении установленного Законом их числа); выбор процедуры — из предложенных Законом вариантов — назначения на должность мирового судьи, организация его аппарата, сотрудники которого отнесены к государственным служащим субъекта РФ, и материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей.

Таким образом, мировые судьи, не являясь федеральными судами, не могут быть признаны и относящимися исключительно к судебной системе судов субъекта Федерации — в отличие от их конституционных (уставных) судов. Принципиально, что область судоустройства, связанная с определением параметров мировой юстиции, не выводится из ведения Федерации (п. «о» ст. 71), что полномочия ее субъектов по отношению к мировым судьям осуществляются в рамках, установленных федеральным законом.

Поскольку в сфере организации судов не признается ни совместное ведение РФ и ее субъектов, ни тем более исключительные прерогативы последних, то парадигма разграничения законодательного ведения относительно мировой юстиции более всего аналогична делегированию конкретизации первичного федерального регулирования в строгих рамках, определенных федеральным законом, при достаточно узких возможностях субъектов Федерации.

Статья 118 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 118 Конституции РФ гласит:

1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.

2. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

3. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается.

Комментарий к Ст. 118 КРФ

1. Правосудие — вид государственной деятельности, связанной с разрешением различных споров о действительном или предполагаемом нарушении норм права. Оно осуществляется от имени государства судами путем рассмотрения в судебном заседании гражданских, уголовных и иных дел в установленных законом процессуальных формах при соблюдении порядка, правил и принципов судопроизводства.

Правосудие — коллегиальная деятельность суда или единолично судьи в суде первой инстанции, коллегиальная — в вышестоящих судах и при рассмотрении дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Суды, в соответствии со ст. 11 Конституции, олицетворяют судебную власть, являющуюся, в соответствии со ст. 10 Конституции, одной из трех ветвей государственной власти.

В ст. 4 ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» (СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1) содержание ч. 1 комментируемой статьи конкретизируется положением, согласно которому правосудие осуществляется «только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным конституционным законом». В этой же статье Закона сказано, что в России действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации.

К федеральным судам относятся: Конституционный Суд РФ; Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции; Высший Арбитражный Суд РФ, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды субъектов Федерации, составляющие систему федеральных арбитражных судов.

К судам субъектов Федерации относятся конституционные (уставные) суды субъектов Федерации, мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов Федерации.

К осуществлению правосудия в порядке, установленном законом, могут также привлекаться присяжные и арбитражные заседатели.

Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия, если даже в их наименовании фигурирует термин «суд», например «суд чести» или «товарищеский суд».

Важнейшей задачей судов является защита конституционных и иных прав и свобод граждан. На это указывается во многих статьях Конституции. В частности, в ст. 18 указывается, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Этой конституционной норме корреспондирует содержание ст. 46 Конституции, закрепившей неограниченное право на судебную защиту, действующую даже в условиях чрезвычайного положения (см. комм. к ст. 18, 46 и 56).

В годы советской власти суды рассматривались как инструмент, проводник линии партии, действовали по ее указке. Во исполнение партийных решений принимались постановления, директивы и циркуляры высших судебных инстанций и органов юстиции о задачах судов в связи с проведением различных политических кампаний. В этих документах суды ориентировались на усиление борьбы с теми или иными преступлениями, которые, по мнению политического руководства, в данный момент были более опасны, на применение строгих уголовных наказаний. Осуждался либеральный подход, что исключало индивидуализацию наказаний.

От судов требовалось не принятие решений на основе полного, всестороннего и объективного исследования доказательств, а совсем другое — быстрое оформление материалов следствия и немедленное вынесение и исполнение жестоких обвинительных приговоров. Процессуальное законодательство и различного рода инструкции оставляли следствию простор для применения незаконных мер воздействия на обвиняемого, призванных получить от него признание, которое приобрело значение «царицы доказательств». У судов при таких процессуальных «правилах» оставалось мало возможностей для маневра. Конечно, и на этом фоне многие судьи стремились выносить справедливые решения, но в целом условия работы судов этому явно не благоприятствовали.

Суды действовали прежде всего как карательные органы и воспринимались населением именно как таковые. И хотя научная доктрина и пропаганда утверждали, что интересы государства и личности не противопоставимы, а гармонично сочетаются, это было далеко не так. И суд, и другие карательные органы государства выступали не как беспристрастные арбитры, осуществляющие государственную власть, а как инструмент в чужих руках, как орудие партийной политики и партийного давления.

О судебной власти в цивилизованном понимании этого понятия нельзя было говорить и потому, что параллельно с судами действовали многочисленные внесудебные органы, которые жесточайшим образом расправлялись с так называемыми вражескими элементами.

В качестве органов, осуществлявших судебные функции, в разное время действовали ВЧК, ГПУ, ОГПУ, УНКВД, НКВД, МГБ, МВД, прокуратура и ее коллегии, комиссии, особые совещания, «двойки», «тройки» и другие подобные репрессивные органы. Эти внесудебные органы имели полномочия осуждать людей к расстрелу, направлению в лагеря, применять другие жестокие репрессивные меры. Различные административные органы подвергали граждан в административном порядке ссылке, высылке, направлению на спецпоселение, привлечению к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иным ограничениям.

Все это свидетельствует о том, что при формулировании ч. 1 комментируемой статьи был учтен печальный урок истории суда в России. Это подчеркивает значение конституционного требования, чтобы правосудие осуществлялось только судом.

2. Содержащееся в ч. 2 настоящей статьи указание на осуществление судебной власти посредством определенных видов судопроизводства подчеркивает, что деятельность судов, в отличие от всех других органов государственной власти, строго регламентирована процессуальными правилами, определяющими, как должно совершаться каждое действие суда. Судопроизводством является осуществляемое в установленном законом порядке рассмотрение и разрешение дел. Различия в его видах зависят от назначения соответствующего суда и характера рассматриваемых дел.

Конституционный Суд посредством конституционного судопроизводства реализует функцию конституционного контроля и рассматривает дела, отнесенные к его ведению статьей 125 Конституции и статьей 3 ФКЗ от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» (СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447). Конституционный Суд при осуществлении своих полномочий руководствуется Конституцией и названным ФКЗ.

Гражданское, уголовное и административное судопроизводство осуществляются судами общей юрисдикции, в том числе военными судами, а также мировыми судьями, рассматривающими гражданские, уголовные и административные дела. Соответственно различаются гражданский процессуальный, уголовно-процессуальный и административно-процессуальный порядки производства по делам, закрепляемые в ГПК, УПК и КоАП.

Согласно ст. 22 ГПК о подведомственности гражданских дел судам, суды рассматривают и разрешают: 1) исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений; 2) дела по указанным в ст. 122 настоящего Кодекса требованиям, разрешаемые в порядке приказного производства; 3) дела, возникающие из публичных правоотношений и указанные в ст. 245 настоящего Кодекса; 4) дела особого производства, указанные в ст. 262 настоящего Кодекса; 5) дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов; 6) дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений.

Из ст. 118 (ч. 3) и 127 Конституции можно вывести, что особой формой судопроизводства, во многом сходной с гражданским, является производство по разрешению экономических споров арбитражными судами. Арбитражные суды являются судебными органами в сфере гражданской юрисдикции, они осуществляют правосудие путем разрешения экономических споров и рассмотрения других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, возникающих в сфере как частных, так и публичных правоотношений.

В соответствии с ч. 3 ст. 128 Конституции полномочия, порядок образования и деятельности арбитражных судов устанавливаются федеральным конституционным законом. К числу таких законов относятся ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» и ФКЗ от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации». В настоящее время действует Арбитражный процессуальный кодекс 2002 г.

Уголовное судопроизводство регламентируется УПК РФ 2001 г.

Все перечисленное процессуальное законодательство (гражданское, арбитражное, уголовное) относится к исключительному ведению Российской Федерации (п. «о» ст. 71 Конституции), и поэтому соответствующие правила судопроизводства регламентируются только федеральными законами.

Регулирование административного судопроизводства, в соответствии с п. «к» ст. 72 Конституции, находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. С 1 июля 2002 г. действует Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. (с изм. и доп.).

Важным обстоятельством обеспечения законности в деятельности судов является применение ими законов, конституционность которых не вызывает сомнений. В связи с этим необходимо отметить, что по вопросам, касающимся соответствия Конституции норм процессуального судопроизводства, принято много постановлений Конституционного Суда. Они позволили оперативно защитить права участников судопроизводства и в то же время сыграли неоценимое значение в деле формирования подготавливаемых процессуальных кодексов и других законов, статьи которых теперь будут соответствовать требованиям Конституции.

Каждый из перечисленных в Конституции и Законе видов судопроизводства имеет свои специфические особенности, нередко весьма существенные. Но их главная и общая характеристика состоит в том, что, как указывается в самой комментируемой норме, посредством судопроизводства осуществляется судебная власть.

Сочетание властных полномочий судов, выносящих общеобязательные решения, с обязательными же для всех участников судопроизводства правилами процедуры создает специфику правосудия, представляющего собой особый род деятельности, характерный только для судов. Правосудию во всех видах судопроизводства свойственны определенные общие сущностные черты и принципы. К ним относятся закрепленные в Конституции (ст. 120 и 123) положения о независимости судов и судей, подчинении их только Конституции и закону, об открытом разбирательстве дел в судебных заседаниях с участием заинтересованных сторон на основе состязательности и равноправия (см. комм. к указанным статьям).

3. В Конституции в соответствии с содержанием ч. 3 комментируемой статьи устанавливаются основные положения, относящиеся к построению судебной системы Российской Федерации. Это касается формирования судейского корпуса, полномочий, порядка организации и деятельности судов, и прежде всего Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда. Эти положения воспроизводятся, конкретизируются и развиваются в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». В нем есть нормы, посвященные судебной власти, лицам, полномочным ее осуществлять, единству судебной системы, раскрывается содержание принципов судопроизводства: самостоятельность судов, независимость судей, участие граждан в осуществлении правосудия, равенство всех перед законом и судом, язык судопроизводства и делопроизводства.

Ряд статей указанного ФКЗ посвящен основам статуса судей, порядку создания и упразднения судов, органам судейского сообщества, обеспечения деятельности судов, аппарату суда, порядку введения Закона в действие. В Законе (ст. 11) установлено, что судьями являются лица, наделенные, в соответствии с Конституцией и настоящим Законом, полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе.

В развитие ст. 123 (ч. 3) и 32 Конституции в Законе установлено, что к осуществлению правосудия в установленном порядке могут привлекаться как присяжные заседатели, на что прямо указывается в Конституции, так и арбитражные заседатели. Они, таким образом, также осуществляют судебную власть. Указывается на факторы, обеспечивающие единство судебной системы; в их числе: соблюдение всеми федеральными судами и мировыми судьями установленных федеральными законами правил судопроизводства, признание общеобязательности исполнения на всей территории Российской Федерации судебных постановлений, вступивших в законную силу, финансирования федеральных судов и мировых судей из федерального бюджета. В Законе воспроизведено конституционное положение о недопустимости создания чрезвычайных судов, что имело место в прошлом. Это положение дополняется правилом о недопустимости создания судов, не предусмотренных данным ФКЗ. При этом в ст. 4 приводится перечень федеральных судов и судов субъектов Федерации (см. комм. к ч. 1). Значительное место в Законе уделяется обеспечению самостоятельности судов и независимости судей.

В Законе развито положение ст. 19 Конституции о равенстве всех перед законом и судом, включено правило (ст. 7), по которому суды не отдают предпочтения каким-либо органам, лицам и участвующим в процессе сторонам.

Судьи Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда назначаются Советом Федерации по представлению Президента. Судей других федеральных судов назначает Президент в порядке, установленном федеральным законом (см. комм. к ст. 128). Подробно этот порядок регламентирован ФКЗ в «О судебной системе Российской Федерации». Установлено, в частности, что мировые судьи, а также судьи, председатели и заместители председателей конституционных (уставных) судов субъектов Федерации назначаются (избираются) на должность в порядке, установленном законами субъектов Федерации.

Отдельной нормой в названном Законе (ч. 5 ст. 13) сформулировано правило о том, что отбор кандидатов на должности судей осуществляется на конкурсной основе.

В Законе (ст. 12) отмечается, что все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом и различаются между собой только полномочиями и компетенцией. В то же время подчеркивается, что особенности правового положения отдельных категорий судей определяются федеральными законами, а в случаях, ими предусмотренных, также и законами субъектов Федерации. В ст. 2 Закона РФ от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации» (Ведомости РФ. 1992. N 30. Ст. 1792; с изм. и доп.) содержится указание о том, что особенности правового положения судей Конституционного Суда определяются федеральным конституционным законом. Таким законом является ФКЗ от 21 июля 1994 г. о Конституционном Суде, гл. 2 которого предусматривает требования, предъявляемые к кандидату на должность судьи Конституционного Суда, порядок его назначения, срок полномочий, гарантии независимости и неприкосновенности, присягу судьи.

Значительное место в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» уделяется порядку создания и упразднения судов, регламентации полномочий судов судебной системы.

В заключительные положения Закона включены нормы об органах судейского сообщества, обеспечении деятельности судов, о Судебном департаменте при Верховном Суде, об аппарате судов и о финансировании судов, символах государственной власти в судах.

В Послании Президента РФ Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г. отмечалось, что проблемы формирования судебной системы в значительной части решены. В то же время Президент предложил ряд новаций в данной сфере: о возможной передаче на федеральный уровень вопросов деятельности мировых судей, что позволит завершить формирование стройной вертикали судебной власти; о сокращении сроков рассмотрения гражданских дел и введении дополнительных мер ответственности за создание препятствий, ведущих к затягиванию судопроизводства; об установлении механизма возмещения ущерба, причиненного гражданам при нарушении их прав на судопроизводство в разумные сроки, на полное и своевременное исполнение судебных решений; о принятии закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» и др. Такие изменения предполагают введение ясных и понятных для граждан правил и процедур и призваны в конечном счете способствовать усилению национального механизма применения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.