Фактическая и юридическая ошибка

Ошибка и ее уголовно-правовое значение

При совершении преступления лицо иногда заблуждается относительно фактических обстоятельств содеянного либо его правовой оценки. Например, виновное лицо считает, что причиняет смерть Б., а в действительности лишает жизни А. Или оно убеждено, что его действия не могут привести к смерти потерпевшего, а они фактически приводят к такому результату. Ошибочное представление не может не учитываться при квалификации действий виновного, когда ошибка касается факта, образующего элемент состава преступления. При квалификации преступления всегда исходят из субъективного представления лица о содеянном, соотнося это представление с объективными обстоятельствами происшедшего. Иначе говоря, и объективно совершаемое, и субъективно воспринимаемое одинаково важны при квалификации преступления. Однако, когда субъективно воспринимаемое и объективно совершаемое не совпадают, предпочтение должно отдаваться субъективному.

Вопрос об ошибке не находит разрешения в уголовном законодательстве Российской Федерации. Он так или иначе решается в уголовно-правовой литературе, а также при правоприменении.

Весьма распространено, особенно в учебной литературе, деление ошибок на юридические и фактические. Подобная классификация имеет давнюю историю. Так, еще Н. С. Таганцсв положил в основу деления предмет, относительно которого возникает заблуждение. Он различал ошибку, относящуюся к фактическим обстоятельствам, и ошибку, относящуюся к законоположениям. В современной науке встречаются и иные классификации. Например, П. С. Дагель классифицировал ошибки по предмету (юридическая и фактическая), по причинам возникновения (извинительная и неизвинительная), по своей значимости (существенная и несущественная), по степени оправданности (виновная и невиновная).

Различия фактической ошибки и юридической ошибки заключаются в следующем. Фактическая ошибка — это заблуждение лица относительно обстоятельств, относящихся к признакам состава преступления, а юридическая — это заблуждение лица относительно юридических последствий деяния.

По общему правилу юридическая ошибка не влияет на решение вопроса об уголовной ответственности, чего нельзя сказать относительно ошибки фактической. Фактическая ошибка влияет на уголовную ответственность в зависимости от вида ошибки. Различают следующие типичные виды фактической ошибки:

  • ошибка относительно объекта посягательства;
  • ошибка в личности потерпевшего или предмете преступления;
  • ошибка в признаках объективной стороны состава преступления.

Фактическая и юридическая ошибка

С проблемой вины непосредственно связан вопрос об ошибке и ее влиянии на уголовную ответственность.

Под ошибкой в уголовном праве понимается заблуждение лица при совершении преступления относительно юридических признаков либо фактических обстоятельств этого преступного деяния.

УК не содержит специальных норм, определяющих понятие, виды и влияние ошибки на содержание вины и уголовную ответственность. Эти вопросы решаются наукой уголовного права и практикой. Наукой предложены различные классификации ошибок. Однако наиболее признанной является классификация ошибок на юридические и фактические.

Юридическая ошибка — это заблуждение лица относительно правовой характеристики совершенного деяния и его юридических последствий.

Такая ошибка может заключаться в заблуждении лица относительно противоправности деяния в целом либо по поводу его правовой квалификации или в части вида и размера наказания. По общему правилу юридическая ошибка не влияет на форму вины и уголовную ответственность. Однако если заблуждение лица относительно противоправности совершенных им действий было извинительным, то такое заблуждение исключает уголовную ответственность лица в связи с отсутствием его вины. В отдельных случаях к лицу, совершившему под влиянием такой ошибки умышленное преступление, суд может применить правило о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено в законе.

Фактическая ошибка — это заблуждение лица относительно фактических обстоятельств совершенного деяния.

Различают ошибку в объекте, объективных свойствах действия (бездействия), в причинной связи, относительно обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание. В литературе также различают фактические ошибки в средствах и способе совершения преступления, в предмете посягательства и др. Фактические обстоятельства, характеризующие основной или квалифицированный состав, о которых не было известно лицу при совершении преступления, не могут быть вменены ему в умышленную вину. Это положение относится и к деяниям, совершенным по неосторожности, если само по себе это незнание не заключает в себе неосторожности. В случае фактической ошибки уголовная ответственность лица должна определяться с учетом направленности его умысла. Если лицо полагает, что оно похищает предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, а фактически завладевает не имеющими такой ценности предметами, содеянное им следует квалифицировать как покушение на хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК).

По правилам ошибки в объекте решается вопрос в случае заблуждения лица относительно фактических обстоятельств, характеризующих объективную сторону преступления.

Юридические и фактические ошибки в уголовном праве (Проблемы квалификации) Фаткуллина Маргарита Борисовна

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Фаткуллина Маргарита Борисовна. Юридические и фактические ошибки в уголовном праве (Проблемы квалификации) : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.08 : Екатеринбург, 2001 199 c. РГБ ОД, 61:01-12/687-5

Содержание к диссертации

Глава 1. Понятие ошибки в уголовном праве

1. Понятие и содержание ошибки в уголовном праве России, ее виды с. 11 -31

2. Понятие ошибки в зарубежном уголовном законодательстве с.32-42

Глава 2. Юридическая ошибка: понятие, виды и влияние на уголовную ответственность

1. Юридическая ошибка относительно общественной опасности и уголовной противоправности совершаемого деяния

2. Юридическая ошибка лица в квалификации и наказуемости

Глава 3. Фактическая ошибка: понятие, виды и уголовно-правовое значение

1. Фактическая ошибка, оказывающая влияние на уголовно-правовую квалификацию с.82-161

2. Виды фактической ошибки, не оказывающие влияние на уголовно-правовую квалификацию с. 162- 1 68

Заключение с. 169-182

Приложение 1 с. 183-187

Библиографический список использованной литературы с. 188-195

Нормативный материал с.196-197

Материалы судебной практики

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Конец XX — начало XXI столетия характеризуется для России увеличением роста преступности, что во многом объясняется экономическими, социальными и политическими реформами.

Уголовное право как совокупность юридических норм, устанавливающих преступность и наказуемость деяний, является нормативной базой для борьбы с преступлениями. Несомненно, что успешное решение этой проблемы зависит от правильного применения уголовно-правовых норм на основании серьезного исследования и оценки всех признаков совершенного лицом преступного деяния, образующих состав преступления.

Базируясь на положении ч! ст. 49 Конституции Российской Федерации о том, что «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда», — ст. 5 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. в части первой устанавливает уголовную ответственность лица только за те деяния и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Это означает, что уголовная ответственность за невиновное (случайное) причинение вреда, то есть объективное вменение, не допускается.

В каждом совершенном преступлении вина носит индивидуальный характер, позволяя исследовать особенности психического отношения лица к совершенному общественно опасному деянию и вредным последствиям.

В связи с вышеуказанным важное значение приобретает исследование вопроса об уголовно-правовой ошибке, когда лицо неверно оценивает юридические или фактические обстоятельства совершенного деяния.

Следует заметить, что проблема ошибок (в широком смысле, а не только уголовно-правовом) выходит за рамки их изучения отдельной наукой (в частности, уголовным правом). Исследованию ошибок поведения человека уделяют внимание различные науки: психология, социология, философия и т.д. Никто не застрахован от ошибки в своем поведении, и лишь часть человеческих ошибок попадает в сферу их изучения уголовным правом.

В новом Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. специальных норм, посвященных уголовно-правовым ошибкам, не содержится. Это обстоятельство порождает существенную проблему, когда множество различных, подчас диаметрально противоположных, мнений среди специалистов относительно уголовно-правовой характеристики деяния лица, совершенного в условиях ошибки, влекут его неверную юридическую оценку, что не может не сказаться на уголовной ответственности в целом.

Отметим, что попытка законодательного закрепления такой нормы в истории российского уголовного права была сделана в связи с принятием Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., в ст. 98 которого среди причин, «по коим содеянное не должно быть вменяемо в вину», была указана также «ошибка случайная или вследствие обмана». А ст. 105 Уложения раскрывала данное обстоятельство.

Уголовное уложение 1903 года (последний по времени принятия законодательный акт Российской империи в области материального права) в четвертом отделении «Об условиях вменения и преступности деяний» главы первой «О преступных деяниях и наказаниях вообще» содержшто ст. 43 об ошибке: «Неведение обстоятельства, коим обусловливается преступность деяния или которое усиливает ответственность, устраняет вменение в вину самого деяния или усиливающего ответственность обстоятельства.

При неосторожных деяниях правило сие не применяется, если само неведение было последствием небрежности виновного».

К сожалению, последующие уголовные законы советского периода положений об ошибке не содержали.

Как показал опрос 160 практических сотрудников правоохранительных органов, 78,21% от общего числа опрошенных считают необходимым включение в действующий Уголовный кодекс нормы о юридической и фактической ошибке. В этой связи мы попытались выявить все основные уголовно-правовые возможности указанного института и разработать наиболее эффективный законодательный механизм его реализации. Раскрывая основные вопросы диссертационного исследования, мы исходили из того факта, что в практической деятельности возникают серьезные трудности при правовой оценке деяния лица в условиях ошибки.

В теории уголовного права проблемы уголовно-правовых ошибок исследовались специально только в двух работах», хотя отдельные аспекты темы рассматривали российские криминалисты Н.С. Таганцев, Б.Д. Фридман, П.С. Дагель, Г.А. Злобин, А.А. Пионтковский, А.Н. Трайнин, А.А. Герцензон, Б.С. Никифоров, Б.С. Утевский, Й.Г. Филановский, Н.И. Коржанский, В.Я. Таций, Т.А. Костарева, Т.В. Кондрашова, Н.К. Семернева и другие авторы.

Однако, несмотря на сделанные криминалистами научно-обоснованные и полезные выводы, следует отметить, что не все вопросы темы получили детшіьное рассмотрение, большинство исследований были направлены на формирование общетеоретических подходов к проблемам. В частности, недостаточное внимание было уделено разработке положений, при которых действовала бы норма о юридической ошибке. Мы не считаем аксиоматичным принцип, согласно которому незнание закона не исключает ответственности, наоборот, из данного правила необходимо сделать существенные исключения.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является разработка научно обоснованных действенных правил оценки института ошибки в уголовном праве на основе изучения уголовно-правовой, психологической, философской литературы и анализа судебной практики.

В соответствии с поставленной целью исследования обусловлена постановка следующих задач:

1) проанализировать исторические особенности развития понятия «ошибка» в уголовном праве;

2) сформулировать определение понятия «ошибка», раскрыть его содержание;

3) изучить опыт законодательного оформления норм об ошибке зарубежным уголовным законодательством, выявить и обобщить доктринальные моменты действия рассматриваемого института;

4) рассмотреть понятие и виды юридической ошибки и определить ее влияние на уголовную ответственность;

5) обосновать критерии оценки негативной юридической ошибки относительно общественной опасности и уголовной противоправности деяния и опровергнуть аксиоматичность утверждения о том, что незнание закона не исключает ответственности — ignorantia juris semper hocet (лат.);

6) проанализировать спорные вопросы квалификации преступлений по делам, связанным с фактической ошибкой лица в объективных признаках состава преступления;

7) разработать классификацию фактической ошибки;

8) сформулировать проект нормы об ошибке;

9) разработать проект постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам, связанным с юридической или фактической ошибкой».

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составляет диалектический метод познания. В работе также применялись различные методы научного исследования: сравнительно- правовой, логико-исторический и социологический, статистический, системный и др.

Теоретической основой исследования стали научные труды в области философии, истории и теории права, уголовного права, психологии.

Положения и выводы диссертационного исследования основываются на Конституции Российской Федерации, действующем уголовном законодательстве. Кроме того, в работе использовалось уголовное законодательство дореволюционной России и ранее действовавшее советское законодательство. В диссертации нашли отражение руководящие разъяснения Пленумов Верховных Судов бывшего Союза ССР и Российской Федерации, относящиеся к настоящей работе, а также положения федеральных законов.

Научная новизна диссертации заключается в положениях, выносимых на защиту:

1. Понятие ошибки в уголовном праве следует определить как неверное знание, полученное под влиянием заблуждения лица о юридических или фактических обстоятельствах совершаемого им деяния.

2. Предлагается универсальная классификация юридической и фактической ошибки.

3. Юридическая ошибка классифицируется по двум основаниям:

1) ошибка относительно общественной опасности и уголовной противоправности совершаемого деяния:

а) негативная ошибка;

б) позитивная ошибка;

2) ошибка относительно уголовно-правовой квалификации и наказуемости.

4. Предлагается редакция нормы о негативной юридической ошибке в следующем варианте: «Незнание общественной опасности и уголовной противоправности деяния исключает вину в случае, если лицо не могло знать о существовании уголовно-правового запрета, заблуждаясь добросовестно».

5. Обосновается деление фактической ошибки на два основных вида:

а) ошибка, оказывающая влияние на уголовно-правовую квалификацию;

б) ошибка, не оказывающая влияние на уголовно-правовую квалификацию.

6. Разработаны критерии уголовно-правовой оценки действий лица, совершенных в условиях фактической ошибки, послужившие основой проекта специальной статьи, которую предлагается включить в главу пятую «Вина» УК РФ.

7. Целесообразным представляется включить в главу восьмую «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» УК РФ статью об ошибке в оценке обстоятельств, исключающих преступность деяния.

8. Разработан проект постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам, связанным с юридической или фактической ошибкой».

Эмпирическая основа работы. В диссертации автор исследует опубликованную практику Верховного Суда СССР и Верховного Суда РСФСР (Российской Федерации) по существу интересующего вопроса, а также постановления Пленума Верховного Суда СССР и Российской Федерации.

В ходе исследования были изучены материалы 149 уголовных дел, связанных с фактической ошибкой субъекта в объективных признаках состава преступления, рассмотренные Тамбовским областным судом, Свердловским областным судом, а также Железнодорожным и Орджоникидзевским районными судами г. Екатеринбурга.

Теоретические выводы и практические рекомендации строятся на анализе результатов анкетирования 160 практических работников органов внутренних дел, а также курсантов выпускного курса Уральского юридического института МВД России.

Практическая значимость диссертационного исследования. Выводы и предложения, содержащиеся в работе, могут быть использованы для дальнейшего совершенствования действующего уголовного законодательства, разработанные рекомендации могут быть реализованы при подготовке постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, посвященного вопросам юридической и фактической ошибки. Материалы диссертации могут быть использованы в процессе преподавания раздела уголовного права «Субъективная сторона состава преступления», при подготовке методических пособий по вопросам уголовного права.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права Уральского юридического института МВД России, где проводилось ее рецензирование и обсуждение. Основные идеи диссертации излагались автором на Уральских регионатьных научно-практических конференциях: «Современные проблемы юридической науки (теоретические и практические аспекты)» (Уральский юридический институт МВД России, 15 апреля 1997 года); «Актуальные проблемы современной юридической науки (теоретические и практические аспекты)» (Уральский юридический институт МВД России, 30 апреля 1999 года), а также на межвузовском научно- практическом семинаре «Проблемы применения нового уголовного законодательства России» (Уральский юридический институт МВД России, 21 ноября 1997 года). Концептуальные положения диссертации изложены в научных статьях.

Материалы диссертации использовались автором при проведении лекций и групповых занятий с курсантами Уральского юридического института МВД России всех форм обучения, при написании учебно-методической литературы по Общей части курса уголовного права.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих шесть параграфов, заключения. приложения, библиографического списка литературы, перечня использованной нормативной литературы и судебной практики.

Понятие и содержание ошибки в уголовном праве России, ее виды

Человеку свойственно ошибаться, и полностью исключить ошибки в поведении человека вряд ли возможно. Другое дело, что ошибки лица необходимо анализировать, систематизировать и предупреждать, насколько это вероятно. Бесспорно рассуждение выдающегося французского математика Э. Бореля, который писал: «Человек, который ошибается, является вдвойне незнающим: он не знает точного ответа, и он не знает, что он его не знает. Именно это BTODoe незнание опасно, так как втпгоенняя увеоенность ошибающегося, что он дает правильный ответ, совершенно такова, как и уверенность того, кто знает и не ошибается»». Верно подмечено, что ответить на вопрос «Почему человек совершает ошибки?» так же не просто, как и на вопрос «Почему человек совершает преступление?»4. «Преступление, кстати, само по себе есть ошибка, ибо оно поотивооечит интеоесам лица, его совешиившего. ломает, в конечном счете, его судьбу. Здесь прослеживается, едва ли не генетическая связь между преступлением и ошибкой 0.

Впервые систем атизировші ошибки (чаще называя их «логическими пороками софистических рассуждений») древнегреческий мыслитель Аоистотель (384 — 322 гг. до н. э). КОТОРЫЙ посвятил ЭТОМУ BOHOOCV тоактат «О софистических опровержениях», примыкающий к книге «Топика» и составляющий ее IX книгу6. Основанием логических пороков или ошибок Аристотель считал неправильное применение словесных выражений либо нарушение правил логических операций. Главное заключается в том, что уже в то время ученый проследил связь порока или ошибки с психической деятельностью индивида, происходящей в его сознании.

Детально проблема ошибки изучалась римским частным правом, регулирующим отношения между частными лицами в пределах Римской державы. Римляне не разработали общую теорию ошибки, а рассматривали каждый случай в отдельности. Интерес вызывают ряд положений римского права, которые имеют непосредственное отношение к исследуемой теме.

Следует отметить, что вопрос об ошибке рассматривался римским частным правом применительно к характеристике действенной юридической сделки, к главным элементам которой должны быть отнесены субъект и его формщтизованная воля. Интерес сторон, в котором проявляется содержание воли, мог быть признан при наличии двух условий: сделка не должна противоречить закону и нравственности, а также должна преследовать признанную правопорядком социальную или хозяйственную цель. Поскольку формирование воли субъекта могло произойти в том числе и под влиянием ошибки (error), воля могла оказаться несоответствующей интересу участника правового отношения. Поэтому разработка вопросов, связанных с субъективной стороной в обязательстве, получила в римском частном праве существенное развитие. Римское частное право либо вообще не принимало ошибку во внимание, либо сделка считалась оспоримой или недействительной.

Римское частное право устанавливало, что «под ошибкой понимается расхождение между волей и ее выражением (error in nomine) или между манифестированной волей и подлежащим интересом, вызванное неосведомленностью субъекта об обстоятельствах дела»7. Из приведенного определения можно сделать вывод, что в основе ошибки лежит незнание об обстоятельствах дела на основе заблуждения. «Error — ошибка, заблуждение, неверное представление о юридически существенном обстоятельстве, противоречие между представлением и реальностью, несовпадение воли и ее изъявления: действующее лицо высказано не то, что хотело, или не высказало того, что хотело. Ошибка касается непосредственного волеизъявления действующего лица; она относится к обстоятельству фактическому — e.facti или юридическому — е.juris — — ignorantia»8. Следует отметить, что уже в то время римские юристы предложили классифицировать ошибки на два основных вида: юридическую и фактическую, в зависимости от того, какие обстоятельства (юридические или же фактические) неверно представлены в сознании субъекта.

Ошибки человека изучаются различными отраслями знаний: психологией, социологией, психиатрией, правом и т.д. Исходные же положения должны быть разработаны философией. Разработать теорию ошибок, используя накопленный материал по ошибкам в различных отраслях знаний, предлагал российский ученый Ф.А. Селиванов .

Понятие ошибки в зарубежном уголовном законодательстве

Действующее уголовное законодательство Российской Федерации не содержит специальной уголовно-правовой нормы, рассматривающей вопрос об уголовной ответственности лица за совершенное деяние при фактической или юридической ошибке. Однако включение данной нормы в Уголовный кодекс Российской Федерации разрешило бы спорные проблемы, связанные с определением ошибки и ее влиянием на форму вины, уголовную ответственность, квалификацию преступлений, поэтому верным представляется мнение венгерского криминалиста К. Дьери о том, что «наличие в УК специальной нормы об ошибке вполне оправданно»6,.

Примечательно, что нормы об ошибках содержатся во многих уголовных кодексах зарубежных стран.

Интерес представляет то обстоятельство, что статьи об ошибках располагаются либо в разделах о вине (УК Индии, УК штата Нью-Йорк (США), УК ФРГ и др.), либо среди обстоятельств, исключающих преступность деяния (УК Японии, Уголовный кодекс Народной Демократической Республики Йемен и др.). В одних уголовных кодексах нашли отражение нормы только о фактических ошибках (например, УК Индии, УК Болгарии), в уголовном законодательстве других стран мы найдем нормы, как о фактических, так и о юридических ошибках (например, УК Японии, УК ФРГ, УК штата Нью-Йорк, УК Сомали, УК Швейцарии, УК Греции, УК Сирии и др.).

При разработке нормы об ошибке в российском законодательстве может широко использоваться опыт зарубежного уголовного права.

Английское законодательство не содержит перечня обстоятельств, которые исключают уголовную ответственность. Однако судебная практика и доктрина наряду с такими случаями защиты от уголовного преследования, как супружеское принуждение, необходимая оборона, согласие потерпевшего и другими, выделяют ошибку или незнание фактов. По общему праву (то есть в тех случаях, когда необходимо доказать намерение или предвидение преступника), фактическая ошибка является защитой от уголовного преследования. Поэтому тот, кто ошибался в факте, не намереваясь совершить запрещенное деяние, не должен подлежать уголовной ответственности, так как его заблуждение было добросовестным и разумно обоснованным.

Как пример, можно привести дело Толсон, решение по которому было вынесено в 1889 году. Госпожа Толсон добросовестно считала, что ее муж утонул во время путешествия в Америку. Спустя шесть лет она снова вышла замуж, а через двенадцать месяцев появился ее первый муж, и она было привлечена к ответственности за двоебрачие. Апелляционный суд отменил приговор на том основании, что у і олсон не оыло преступных намерении .

По английской доктрине, если субъект, совершая что-либо незаконное, думает, что поступает законно, вследствие незнания фактических обстоятельств или ошибочного о них представления, он не несет ответственности за преступление, так как в этом случае «нет нужного единства воли и действия; воля по отношению к преступному результату остается «нейтральной»0 . Однако данное положение относится лишь к случаю незнания или ошибочного представления о фактических обстоятельствах, но не к заблуждению относительно того, что позволено или, напротив, запрещено законом. В этом случае английское право придерживается старого положения римского права о том, что незнание закона не освобождает от ответственности.

Уголовное право Соединенных Штатов Америки формировалось под сильным влиянием системы английского права. В разработке уголовных кодексов штатов решающую роль сыграл подготовленный в 1962 году Институтом американского права Примерный Уголовный кодекс. В указанном документе весьма значительная по объему статья (2.04) была посвящена незнанию или ошибке в вопросе факта или права00. Данная норма предусматривала освобождение от уголовной ответственности в случае незнания или ошибки в факте или праве, если отсутствовала вина, как необходимый материальный элемент посягательства, или основанием для защиты выступало психическое состояние, явившееся результатом подобного незнания или ошибки. Защита не применялась, «если бы, будь ситуация такой, какой он ее себе представлял, подсудимый был виновен в совершении другого посягательства». Ошибка в праве (ошибка юридическая) исключала уголовную ответственность, если «определяющий посягательство статут или иной нормативный акт неизвестен деятелю и не был опубликован или иным разумным образом сделан доступным для ознакомления с ним до начала осуществления вменяемого в вину поведения» или субъект действует, «разумно полагаясь на официальную формулировку закона, впоследствии признанную недействительной или ошибочной» (формулировка могла содержаться в статуте или ином нормативном акте, судебном решении, мнении или приговоре, административном приказе или разрешении, или официальном толковании публичным должностным лицом или органом, на которое законом возложена ответственность за толкование, применение или исполнение закона, определяющего данное посягательство).

Многие американские штаты разработали свои уголовные кодексы на основании Примерного Уголовного кодекса, и имеющиеся статьи об ошибках базируются на положениях приведенной выше нормы, почти дословно отражая ее содержание67.

Юридическая ошибка относительно общественной опасности и уголовной противоправности совершаемого деяния

Следует согласиться с выделением наукой уголовного права и судебной практикой такого вида ошибки как ошибка юридическая, которая в различных источниках может носить и иное название: например, ошибка в праве 9, ошибка в противоправности деяния» , ошибка в запрете» и т.п.

Под юридической ошибкой, исходя из предложенного мною определения ошибки, следует понимать неверное знание, полученное лицом под влиянием заблуждения относительно юридических обстоятельств совершаемого им деяния.

Возникает вопрос, о каких юридических обстоятельствах следует вести речь? К данным обстоятельствам, на мой взгляд, необходимо отнести следующие: общественную опасность и уголовную противоправность совершаемого деяния, уголовно-правовую квалификацию содеянного. наказуемость деяния. Соответственно, и юридическую ошибку можно классифицировать по двум основаниям:

1. Ошибка относительно общественной опасности и уголовной противоправности совершаемого деяния: а) негативная ошибка (когда лицо предполагает, что совершаемое им деяние не обладает признаками общественной опасности и уголовной противоправности, а на самом деле содеянное является преступлением); б) позитивная ошибка (когда лицо предполагает, что совершает общественно опасное и уголовно противоправное деяние, хотя в действительности оно таковым не является).

2. Ошибка относительно уголовно-правовой квалификации и наказуемости деяния.

Под ошибкой относительно общественной опасности и уголовной противоправности совершаемого деяния следует понимать неверное знание, полученное лицом под влиянием заблуждения относительно оценки указанных признаков.

Прежде чем перейти к рассмотрению конкретных условий и оценки действий лица в условиях обозначенной ошибки, необходимо прокомментировать в нужном объеме юридические признаки, положенные в основу приведенной классификации.

Традиционно82 теорией уголовного права общественная опасность определяется как способность «предусмотренного уголовным законом деяния причинять существенный вред охраняемым уголовным законом объектам (интересам)»8 . М.И. Ковалев добавляет, что к понятию общественной опасности следует относить также и создание опасности причинения реального ущерба» . Общественная опасность является материальным, социальным признаком, образующим внутреннее содержание преступления. Общественная опасность — это объективный признак преступления, который не зависит от воли законодателя. Суть этого признака заключается в том, что любое право, в том числе и уголовное, защищает общественные отношения, то есть общечеловеческие ценности — жизнь, здоровье, права, свободу личности, собственность и т.д. Степень и характер общественной опасности находят свое выражение в размере причиненного или угрожаемого ущерба и характеристике общественных отношений, на которые совершено посягательство. Подробные разъяснения по данному вопросу содержатся в постановлении Пленума

Верховного Суда Российской Федерации № 40 от 11 июня 1999 года «О практике назначения судами уголовного наказания», где говорится, что «характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступлений (статья 15 УК РФ), а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого при совершении преступления в соучастии)»8».

Известно, что преступление, помимо материального признака общественной опасности, — обладает еще и формальным признаком -уголовной противоправностью. Обратившись к законодательному определению понятия преступления, можно заметить, что термин «противоправность» в норме не называется, ч.1 ст. 14 УК РФ содержит указание на признак запрещенности. Что же тогда следует понимать под признаком противоправности в уголовно-правовом смысле?

Противоправность представляет собой официальное признание государством того факта, что определенное человеческое деяние приобретает статус общественно опасного, то есть объявляется правонарушением. Запрещение деяния уголовным законом на основании повышенной степени общественной опасности этого деяния (в отличие от иных правонарушений) позволяет говорить об уголовной противоправности (противозаконности) преступления. Сущность признака уголовной противоправности состоит в существовании уголовно-правового запрета совершать преступления, о чем говорится в ст. 3 УК РФ — деяние должно быть запрещено не любым уголовным законом, а именно Уголовным кодексом. В случае совершения субъектом деяния, которое не предусмотрено Уголовным кодексом, оно не может считаться преступлением даже в случае пробела в законе.

При негативной юридической ошибке лицо предполагает, что совершаемое им деяние не обладает признаками общественной опасности и уголовной противоправности, а на самом деле содеянное является преступлением. Данная ошибка может иметь различное уголовно-правовое значение.

Фактическая ошибка, оказывающая влияние на уголовно-правовую квалификацию

Одним из видов ошибки следует считать ошибку лица относительно фактических обстоятельств совершаемого им деяния, которые являются элементами состава преступления \ Речь идет о двух элементах — объекте преступления и объективной стороне состава преступления.

Фактическая ошибка (error fact і — лат.) — это неверное знание, полученное лицом под влиянием заблуждения относительно объективных признаков состава преступлен ия.

Как правило, ошибки в объективных признаках состава преступления являются основанием изменения квалификации действий (бездействия) виновного. Следовательно, фактическую ошибку можно классифицировать по следующим основаниям: 1) фактическая ошибка, оказывающая влияние на квалификацию содеянного; 2) фактическая ошибка, не оказывающая влияние на квалификацию содеянного. На уровне осознания лицом наличия либо отсутствия факта, относящегося к объективным признакам состава преступления, логично выделить позитивную фактическую ошибку (когда лицо предполагает наличие факта, хотя в действительности его нет) и негативную фактическую ошибку (когда лицо предполагает отсутствие факта, несмотря на то, что он существует).

А) Виды ошибок в объекте преступного посягательства, оказывающие влияние на квалификацию содеянного

1) Ошибка в объекте преступного посягательства Ошибка в объекте (error in objekto — лат.) означает неверную оценку лицом социального и юридического содержания охраняемых уголовным законом общественных отношений, на которые осуществляется посягательство.

Специфика данного вида ошибки, прежде всего, состоит в том, что она выражается в рамках умышленной формы вины. Чаще всего эта ошибка не меняет форму вины, модификация ее содержания влияет на юридическую оценку совершенного деяния, однако возможен вариант, когда содеянное квалифицируется как умышленное преступление по совокупности с нормой, предусматривающей ответственность за неосторожное преступление.

В уголовно-правовой литературе выделяются различные виды ошибок в объекте. Так, например, НИ. Коржанским различается ошибка в родовом. видовом и непосредственном объекте посягательства 4 , В.А. Якушин предлагает выделить ошибку в объекте посягательства относительно его качественной характеристики и сферы, числя общественных отношений 5, в учебной литературе рассматриваются следующие ситуации: посягательство на более важный объект, чем тот, который охватывался умыслом виновного, и наоборот, посягательство на объект, охраняемый менее строго, когда фактически виновный посягнул на объект, охраняемый более строго; посягательство на иной (однородный) объект; посягательство на один объект, в то время как пострадали два или более объектов, и напротив, посягательство на несколько объектов, при котором фактически пострадал один объект1 10.

Наиболее характерной разновидностью ошибки в объекте выступают случаи, когда субъект ошибочно полагает, что посягает на один объект, в то время как в действительности вред причиняется иному (неоднородному) объекту уголовно-правовой охраны, который не охватывался умыслом виновного. В специальной литературе такая ошибка определяется как подмена объекта посягательства. На мой взгляд, данный вид ошибки целесообразнее назвать ошибкой в качественной характеристике объекта преступного посягательства. Примером может служить ситуация, когда лицо считает, что оскорбляет представителя власти вместо частного лица. В этом случае потерпевший обладает определенными качествами, которые изменяют характер объекта. Поскольку умыслом виновного охватывалась качественная характеристика потерпевшего, ответственность должна наступить за покушение на оскорбление представителя власти (поскольку фактически вред не причиняется тому объекту, на который хотел посягнуть виновный).

Или, например, виновный осуществляет незаконную добычу рыбы, выращиваемой предприятием в специально приспособленном водоеме (о том, что водоем специально приспособлен для разведения рыбы, он не знает). В этом случае субъект полагает, что посягает на общественные отношения в области охраны водных живых ресурсов и среды их обитания, а на самом деле вред причиняется отношениям собственности. Оценка действий виновного в данном примере должна производиться исходя из направленности умысла, учитывая то, что объект, охватываемый умыслом виновного, фактически не пострадал. Именно субъективное намерение является решающим при квалификации совершенного преступления. «Чтобы согласовать эти два обстоятельства (направленность умысла и причинение вреда другому объекту, а не тому, на который субъективно было направлено деяние), при квалификации подобных преступлений применяется юридическая фикция: преступление, которое по своему фактическому содержанию было доведено до конца, оценивается как покушение на намеченный виновным объект»14 . Получается, что в приведенном выше примере виновный должен нести ответственность за покушение на незаконную добычу водных животных (ч.З ст. 30, ст. 256 УК РФ). Данная квалификация справедлива, тем более, что покушение на преступление уголовным законом определяется как умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Фактическая и юридическая ошибка в уголовном праве

28. ЮРИДИЧЕСКАЯ И ФАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА: ВИДЫ, ХАРАКТЕРИСТИКА И УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Ошибка представляет собой неправильную оценку лицом, совершающим преступление, своего поведения, фактических обстоятельств содеянного, последствий, условий противоправности и т. д.

Различают два вида ошибок:

юридические ошибки – это неправильное представление лица о правовой сущности или правовых последствиях совершаемого им деяния;

фактические ошибки – это неправильная оценка лицом фактических обстоятельств, являющихся объективными признаками деяния, обязательными элементами состава преступления.

Виды юридической ошибки:

1) ошибка в отношении противоправности деяния – выражается в неправильном представлении лица:

о преступности своего деяния – лицо полагает, что его действия преступны и влекут за собой уголовную ответственность, но УК РФ не предусмотрены;

непреступности своего деяния – лицо полагает, что совершаемое им деяние не влечет уголовной ответственности, но УК РФ считает такое деяние преступлением;

2) ошибка в квалификации содеянного – лицо заблуждается в уголовно-правовой оценке деяния;

3) ошибка в отношении вида и размера наказания за преступление. Такая ошибка не влияет на ответственность, так как вид и размер наказания находятся за пределами субъективной стороны, не влияет ни на квалификацию, ни на размер и вид определяемого судом наказания.

Виды фактической ошибки: 1)ошибка в объекте – заключается в неправильном представлении лица, совершающего преступление, о содержании объекта посягательства как обязательного элемента составов;

2) ошибка в предмете – заблуждение в отношении свойств и материально выраженных характеристик предмета. Ошибка в предмете, являющемся обязательным элементом состава, влияет на квалификацию содеянного. Ошибка в предмете, являющемся факультативным элементом, на квалификацию не влияет;

3) ошибка в личности потерпевшего – заключается в том, что субъект, желая причинить вред одному лицу, в результате заблуждения причиняет вред другому лицу. Действия в таких случаях квалифицируются как оконченное преступление;

4) ошибка в характере совершаемого действия или бездействия. Такого рода ошибки могут быть двух видов:

– лицо не считает свои действия (бездействие) опасными и влекущими уголовную ответственность, хотя УК РФ они признаются преступлением;

– лицо считает свои действия (бездействие) общественно опасными, но на самом деле они таковыми не являются – ответственность наступает за покушение на преступление;

5) ошибка относительно признаков, характеризующих объективную сторону, – может заключаться в ошибке относительно количественной или качественной характеристики общественно опасных последствий.

Заблуждение относительно количественной характеристики последствий на квалификацию содеянного не влияет, если эта ошибка не выходит за установленные законодателем пределы.

Ошибка в качественной характеристике последствий может заключаться:

– в непредвидении вреда, который фактически наступил, – исключается ответственность за умышленное преступление;

– в предвидении вреда, который не наступил, – ответственность может наступить за покушение на преступление (при наличии прямого умысла).