Одно из самых красивых мест в Гродно – воинская часть 5522

Красоту можно найти в самых неожиданных местах. А особенно она ценится, когда ее создали собственными руками. Пример тому – войсковая часть 5522. Геннадий Горюнов, заместитель командира части по идеологической работе, согласился все мне показать.
Первое, что бросается в глаза, – строительство прямо возле КПП. Двое солдат вместе со старшиной возводят беседку. Рядом стоят еще две, уже покрашенные. Время почти обеденное, а работа не прекращается.

– В выходные посетителей много приходит, – продолжая прибивать доску, рассказывает Иван Терешко, старшина 2-й роты. – Хотим, чтобы военнослужащим лучше отдыхалось.

Но строят тут не только ради удобства. Каждое подразделение в свободное время по своим задумкам создает красивый уголок на территории части.

– Мы постоянно проводим конкурсы. Подразделения соревнуются, кто лучшее украшение для части сделает, – рассказывает Геннадий Владимирович. – И, конечно, борются за призы. Солдатам даем увольнение, командирам подразделений – премии.
Мысль об увольнении способна из солдата сделать художника. То, с каким талантом сделаны все украшения, поражает.
Буквально в двух шагах от плаца, где как раз репетирует оркестр, стоят две миниатюрные крепости, одна из которых напоминает Мирский замок. Чуть в стороне небольшой водоем, окруженный цветами.

– Он находится на попечении оркестра, – объясняет Геннадий Горюнов. – Утка в воде сделана из папье-маше, а вот карасики живые.

С другой стороны плаца стоит целый миниатюрный город. С противоположной стороны небольшой участок огорожен густым массивом растений. Там совместными усилиями солдаты соорудили из камней водопад. Возле него две лавочки. Мимо пройти трудно: тянет присесть и насладиться видом.

Но нужно пойти посмотреть, как выглядят казармы изнутри. Я попыталась вспомнить, какими их в кино показывают. Плохо освещенное помещение с серыми, слегка обшарпанными стенами. Но тут же промелькнула мысль: киношные стереотипы мало совпадают с тем, что я увидела снаружи. Заходим внутрь. Помещение очень светлое, коридоры просторные. На стенах портреты великих полководцев.

Поднимаемся выше. В одной комнате отдыха солдаты смотрят телевизор, в другой – играют в шахматы.

– Мы постоянно движемся вперед. Здесь есть все условия для отдыха. Все современное от душевых кабинок и умывальников до машинки для стрижки.

Стереотипам тут и правда нет места. Кровати все деревянные. Вместо табуреток стулья. У каждой кровати тумбочка. На них открытки и фотографии девушек. Личные вещи хранятся в «коптерке» подразделения. У каждого солдата отдельная полка. На ней мешок с биркой с фамилией владельца.

Спортзал тоже современный. Стоят тренажеры, есть оборудование для настольного тенниса. На стенах обучающие материалы. Перед выходом на службу солдаты проходят инструктивные занятия. Их цель – вспомнить и отработать приемы рукопашного боя.

– Сюда приходят заниматься и представители силовых структур, – рассказывает Геннадий Владимирович.

В складе части холодильные установки – по последнему слову техники. И тем не менее свежие овощи хранятся… прямо на грядках. Они расположены по всей территории части.

– Каждая закреплена за офицером, – говорит Геннадий Горюнов.

– Геннадий Владимирович, давайте сфотографирую вас возле вашей грядки!

– Не надо, лучше вот снимите грядку командира.

Ухаживают за огурцами, помидорами, капустой и другими овощами солдаты. Все плоды их усилий идут им же на стол. Для солдат – витамины, для части – экономия.

– Пойдемте посмотрим, где солдаты питаются.

Идем в столовую части 5522. На обед у солдат салат, молочный суп, каша и бефстроганов. Питание не хуже, чем дома. Утром обязательно сок, салат из тех же овощей с грядок два раза в день.

– Еще два раза в месяц мы проводим день именинника. Накрываем отдельный стол, приглашаем коллективы спеть или станцевать, – рассказывает Геннадий Владимирович.

Стоит ли сомневаться, что и в этом помещении есть что-то необычное. Рядом с выходом настоящее произведение искусства – пейзаж на всю стену, под ним ручеек с водопадом.

– И это тоже солдаты сами. Все своими руками делаем.

Выходим из столовой и направляемся в клуб. Вокруг лестницы, ведущей к входу, стоит каркас.

– А каркас зачем? – спрашиваю я.

– Вот посмотрите, – Геннадий Владимирович показывает на зеленую поросль внизу. – Мы тут виноградник посадили. Через пару лет здесь настоящий шатер из виноградной лозы будет.

В стороне от лестницы – живой уголок.

– Здесь живут цесарки, – рассказывает Геннадий Горюнов. – Поют громко и красиво. А вот и местная любимица – олениха Барби.
Появилась она в части случайно три года назад. Ребята поехали на полигон. Когда появилась свободная минутка, пошли в лес за ягодами. Смотрят – а там олененок лежит. Взяли его с собой, прямо в части построили вольер.

– Мы гордимся тем, что Барби еще ни разу не болела.

Входим в клуб. В его помещении находится гордость части – комната боевой славы.

– Мало материалов для экспозиции, чтобы музеем назвать, – объясняет Геннадий Владимирович.

Комната почти оформлена. Не установили только витринные стекла. На стенах вся история части. Немного в стороне стенд с наградами и подарками. Самое интересное – три фотоальбома, летопись жизни части. Мое внимание привлек тот, что лежит в центре. В нем можно увидеть, как выглядела часть раньше, и сравнить с тем, что есть теперь.

Уже собираемся уходить. Но в глаза бросается картина прямо над дверным проемом. На ней изображены три офицера.

– Картину нам «Белкард» подарил, – рассказывает Геннадий Горюнов. – В центре изображен командир части. Рядом с ним – бывшие командиры.

Не посмотрели только здание офицерского собрания. Идем туда. По пути смотрю: строится какое-то здание.

– А что это будет?

– Банно-прачечный комбинат, – объясняет Геннадий Владимирович. – Пока мы еженедельно солдат в баню на Фолюш возим. Но, думаю, в течение года уже и свою достроим.

Подходим к офицерскому собранию. Раньше на его месте была швейная мастерская.

– Здесь тоже все сделано руками солдат и прапорщиков, – с гордостью рассказывает Геннадий Горюнов. – Даже камин сами сложили. А цвета все командир подбирал.

– Не каждый для себя так старается, как вы для части. Я поражена.

– Мы стараемся, чтобы солдаты комфортно себя чувствовали, – улыбается Геннадий Владимирович. – А еще такая работа помогает сплотить коллектив.

Воинская часть в гродне фолюши

Новый спортивно-­оздоровительный комплекс должен разместиться на высвобожденных территориях воинской части площадью почти 40 гектаров между жилым районом Фолюш и рекой Лососянкой. Работы распределены на три этапа строительства, после завершения которых в микрорайоне появятся крытый футбольный манеж, тренировочные залы для игровых видов спорта, 50-метровый бассейн с четырьмя дорожками, трибуна на тысячу мест, футбольное поле с искусственным покрытием и два — с травяным.

Будет установлено электронное табло. Существующие постройки реконструируют, и в них должны разместиться: кафе-столовая, гостиница и общежитие для спортсменов, административные здания. В перспективе в микрорайоне могут появиться две баскетбольные, три волейбольные площадки, теннисный корт и оздоровительный комплекс, примыкающий к манежу.

Архитектурный проект будущего спортивного ядра Гродно уже передан председателю горисполкома Мечиславу Гою, готовится строительный проект. Чтобы приступить к его реализации, предстоит еще немало сделать. Самое главное — определиться с источником финансирования и привлечением частных инвестиций.

История военного городка Фолюш

Кто из военных хотя бы однажды не слышал это самобытное и таинственное слово? Фолюш — легендарный военный городок Гродненского гарнизона, в котором ныне дислоцируется 6‑я гвардейская отдельная механизированная бригада. С 2005 года в городке располагается также военный факультет в Гродненском государственном университете имени Янки Купалы.


А что здесь было до 1980 года? Насколько стар этот военный городок, откуда, собственно, произошло это необычное название — Фолюш?

Городок мастеров и казачий пост

Среди гродненцев бытует множество версий о происхождении названия «Фолюш». Якобы раньше здесь существовала деревня Фолюш, от которой и пошло название этого района города. По другой — наименование ведет свою историю от фамилии какого-то генерала.

Но на самом деле все гораздо проще. Этот район получил свое имя от полотняных водяных мельниц — фолюшей, когда-то располагавшихся на реке Лососянке.

Фолюш возник во второй половине XVIII века как промышленное предместье Гродно. Ранее жители этих мест жили земледелием и рыбной ловлей: в реке Лососянке, на правом берегу которой разместился современный Фолюш, когда-то в изобилии водились лососи, заходившие сюда на нерест по Неману из Балтийского моря.

На сукновальнях-фолюшах валяли, или «фалявали» (то есть выпрямляли), сукно, благо ранее Фолюш еще называли «Валюш» или «Фалюш», а в немецких источниках он также упоминается как «Waljusch». Такие фолюши в Восточной Европе иногда назывались «валярнями» или «валюшнями». Люди по фамилии Фолюш (потомки владельцев или работников фолюшей-сукновален) ныне проживают в Беларуси, в Украине и в России, что подтверждает распространенность этого термина.

После раздела Речи Посполитой по реке Лососянке прошла граница между Российской империей и Герцогством Варшавским, находившимся в зависимости от французского императора Наполеона. Совсем рядом с Фолюшем, в деревне Колбасино, расположился штаб Бугского казачьего полка, который нес охрану западных границ Российской империи.

В 1810 году охрану этого участка границы принял казачий имени генерал-майора Иловайского полк из состава корпуса Платова (на каждые 150 верст западной границы назначалось по одному казачьему полку). Вплоть до нападения французов в июне 1812 года пикеты казаков в районе Фолюша осуществляли пограничный дозор, часть казаков располагалась, по всей видимости, в Фолюше.

Фолюш — законодатель моды

Многие наверняка восторгались интересными нарядами женщин начала XX века — периода расцвета эпохи модерна. В Гродно у истоков искусства женских нарядов стояла дизайнер и модельер, художник и первая гродненская фотомодель Антонина Ефимовна Самсонова. Она родилась в 1878 году в Санкт-Петербурге, в семье почетных граждан российской столицы, окончила Академию художеств в Париже. В 1904 году Антонина вышла замуж за офицера Гродненского гарнизона Ивана Яковлевича Самсонова и переехала в город на Немане. Она была очень одаренной творческой личностью. Помимо женских нарядов, занималась рекламой продукции иностранных фирм на местном рынке, снималась как фотомодель. Антонина основала в Гродно художественный салон. В то время модель обязана была не только демонстрировать свои наряды, но и активно общаться на различных языках со сливками общества, раскрывая выгодные стороны дизайна костюмов и продвигая в массы новинки европейской моды. Антонина Ефимовна легко обошла всех местных конкурентов и сама стала законодательницей мод. Известные дамы Принеманья, да и не только его, щеголяли в нарядах от Самсоновой, с ней были знакомы даже великие княжны — члены Российского императорского дома. Госпожа Самсонова периодически выставляла свои дизайнерские работы в Санкт-Петербурге, а также выезжала за границу, где ей не стыдно было показаться в свет в своих нарядах.

Самсоновы внесли свой вклад и в историю Фолюша. Они выкупили имение Фолюш у семейства О’Браен де Ласи, и вскоре там вновь стали располагаться войска Российской армии. Опытный тыловик, адъютант по хозяйственной части одного из полков гарнизона капитан Иван Самсонов, рачительно используя средства своей жены, сдавал Гродненской городской управе здания, расположенные на территории имения, для расквартирования войск. В короткие сроки в Фолюше были построены новые кирпичные казармы, конюшни, складские помещения, плац и дороги, соответствующие установленным военным ведомством строгим требованиям. Часть этих построек сохранилась до наших дней на территории современного военного городка, там же можно обнаружить и остатки дорог, мощенных булыжником; поверх некоторых из них в советское время был уложен асфальт. Дворец Самсоновых и флигель, хотя и в сильно перестроенном виде, также сохранились. Сейчас в их стенах находится банно-прачечный комплекс.

Судьба самих Самсоновых сложилась трагически. Иван Яковлевич, тогда уже полковник, погиб в начале Первой мировой войны, командуя одним из стрелковых батальонов 26‑й пехотной дивизии Гродненского гарнизона. Антонина Ефимовна в межвоенное время повторно вышла замуж за русского полковника-эмигранта (Гродно вошел в состав буржуазной Польши) по фамилии Горец. Она продолжала заниматься женскими нарядами, держала модное ателье, правда, такого успеха, как в дореволюционные времена, она уже не имела — Гродно из губернского «за польским часом» превратился в поветовый провинциальный городок. После воссоединения Западной Белоруссии с БССР Антонина Ефимовна работала художником-инструктором. Во время немецкой оккупации вместе с дочерью держала кожевенно-галантерейную мастерскую. После освобождения Гродно от немецко-фашистских захватчиков в 1944 году Антонину Самсонову-Горец, уже весьма пожилую женщину, арестовали сотрудники НКВД. Имела место фатальная случайность — Антонину приняли за жену однофамильца ее первого мужа, известного царского генерала Александра Васильевича Самсонова — командира 2‑й русской армии, пустившего себе пулю в лоб после поражения в лесах Восточной Пруссии в самом начале Первой мировой войны, и приговорили к лишению свободы. Будучи старушкой, в конце 1940‑х годов Антонина Ефимовна вернулась в Гродно, жила очень бедно, ходила уже не в роскошных нарядах, а в старой черной траурной одежде. Иногда ее можно было увидеть на ступеньках Гродненского православного Свято-Покровского собора, где бывшая дворянка просила подаяние. Она умерла в полной нищете и безвестности то ли в отнятом у ее семьи деревянном доме по улице Медовой, 5, где за ней сохранился небольшой угол, то ли на паперти собора. После похорон соседи нашли в вещах покойной альбом с изумительными фотографиями, на которых были запечатлены дамы в старинных роскошных нарядах, сама Антонина вместе с членами царской семьи Романовых, блистательные офицеры, генералы Русской императорской армии. Эти фотографии быстро разлетелись по свету. В Гродно сохранилось лишь несколько снимков, из которых мы сейчас можем узнать, как одевались белоруски в начале XX века.

В рядах трех армий

В августе 1915 года, во время германского наступления на Гродно, Фолюш стал ареной кровопролитных боев.

В середине 1990‑х годов военнослужащими 61‑й группы артиллерии 6‑й гвардейской отдельной механизированной бригады в Фолюше было найдено захоронение 11 австрийских солдат, погибших в боях. Ныне оно благоустроено. Австрийцы были похоронены в живописном месте, под сенью старых раскидистых деревьев в районе улицы Репина.

Немцы, захватившие Гродно, расположили в Фолюше свою кавалерию. Сохранилась фотография, на которой — немцы, снявшиеся на фоне одной из казарм военного городка Фолюш.

В начале 1930‑х годов, когда Гродно входил в состав Польши, в Фолюше размещался дивизион 75‑мм орудий 29‑го литовско-белорусского полка полевой артиллерии (еще один дивизион этого полка дислоцировался в Гродно, и один — в Сувалках). Полк был образован в 1920 году на основе 2‑го дивизиона 1‑го литовско-белорусского полка полевой артиллерии и 1‑го дивизиона 216‑го полка полевой артиллерии как 2‑й полк полевой артиллерии Средней Литвы. Его первым командиром стал капитан Шалевич. Рядом с Фолюшем на Чеховщизне находились артиллерийские склады. Недалеко располагалось войсковое стрельбище. На указанные объекты была проведена телефонная линия.

Любопытно, что вплоть до начала XXI века в боксах 29‑го полка располагались склады 61‑й (350‑й) группы артиллерии 6‑й гвардейской отдельной механизированной бригады. Это говорит о том, что в сентябре 1939 года часть артиллерийского имущества попала в качестве трофеев в руки артиллеристов РККА, и затем соответствующие здания традиционно переходили по наследству к различным артиллерийским частям Советской Армии.

Вторую мировую войну Фолюш встретил дважды. В первый раз — в начале сентября 1939 года, когда немецкие бомбардировщики бомбили военный городок и артиллерийские склады на соседней Чеховщизне, а также мост, железнодорожные станции и другие важные объекты Гродно. Личный состав гарнизона понес потери.

После воссоединения БССР и Западной Белоруссии в сентябре 1939 года «в местечке Фалюш в 3 км юго-западнее Гродно», как было записано в документах тех лет, располагался 145‑й кавалерийский полк 4‑й кавалерийской дивизии 6‑го кавалерийского корпуса. Дивизия была знаменита тем, что в 1935 году этой, в то время уже казачьей дивизией, дислоцированной в Слуцке, командовал будущий Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков.

В Фолюше располагались зимние квартиры 213‑го стрелкового полка 56‑й Краснознаменной стрелковой дивизии. Там же, в финских домиках и жилых бараках, а частично и в соседней деревне Лососно, проживали семьи офицеров.

Из воспоминаний бойца 213‑го стрелкового полка 56‑й стрелковой дивизии рядового Наконечникова: «Примерно 20–22 октября 1940 года нас — призывников из Ростовской обл. привезли в Лиду, где мы разгрузились и направились в Ивье, где тогда стоял наш 213‑й стрелковый полк… 18–19 декабря наш полк пошел в Гродно. Шли дней пять, полковая школа вместе со 2‑м батальоном разместилась на окраине города Гродно, а остальные подразделения полка были в Фолюше. Я участвовал в первомайском параде, где наша полковая школа во главе полка прошла лучше всех, и нас водили 2 мая на концерт в Фолюш. Парад принимал генерал-лейтенант Кузнецов, а готовили нас по четыре часа ежедневно, начиная с 15 апреля, так что потели хорошо. А 3 мая (1941 года) в ночь полк вышел из Гродно в летние лагеря».

Из воспоминаний командира минометного расчета 1‑го взвода учебной роты 213‑го стрелкового полка 56‑й стрелковой дивизии Бориса Матвеевича Максименко: «10 октября 1940 года был призван в ряды РККА. По распределению попал в 213‑й сп., который располагался тогда (05.10.1940) в деревне Липнишки, а штаб — в местечке Ивье Гродненской области. Из-за отсутствия воинских казарм подразделения располагались в приспособленных бараках-сараях, но в конце года нас в составе всего подразделения перебросили в город Гродно. Мы выходили из Липнишек где-то в начале декабря 1940 года. Шли только ночью. В пути, для того чтобы показать, что мы совершаем не переход, а просто вышли на тактические учения, были учебные стрельбы, кажется, из батальонных минометов. На этот раз мы разместились уже в военном городке Фолюш, но и здесь жизненные условия были не лучше. Стометровая казарма отапливалась всего двумя печками, и было холодно. Неважно было и с питанием в столовой. Я лично страдал от изжоги, так как хлеб всегда был кислый и плохо пропеченный. Людей, имевших среднее и высшее образование, зачисляли в учебную роту, готовившую младших лейтенантов запаса. В нашей учебной роте было три стрелковых взвода и взвод станковых пулеметов. Всего в роте было 125 человек. Люди были из разных концов страны… При каждом взводе имелось отделение ротных 50‑миллиметровых минометов, прозванных в солдатском народе «самоварами».

В лагере Фолюш по состоянию на 30 мая 1941 года, помимо 213‑го стрелкового полка, дислоцировались штабная батарея начальника артиллерии 56‑й стрелковой дивизии и 113‑й легкий артиллерийский полк 56‑й стрелковой дивизии, а также 57‑й танковый полк 29‑й танковой дивизии.

В период испытаний

В годы Великой Отечественной войны Фолюш в который раз стал полем боя. 22 июня 1941 года в районе Фолюша сражались части 85‑й стрелковой дивизии. Командир дивизии, не имея связи с корпусом и армией, дал команду на вывод частей дивизии из районов учебных сборов в район сосредоточения на реке Лососна (второе название — Лососянка). Далее дивизия развернулась на рубеже западнее Гродно и вступила в бой с подошедшими передовыми частями противника. 141‑й стрелковый полк 85‑й стрелковой дивизии, находившийся в лагерях у Гродно, был поднят по тревоге в 4.00, занял позиции в трех километрах западнее Гродно и сразу подвергся жестоким бомбово-штурмовым ударам авиации противника. 22 июня около 9.00 полк атаковали передовые части врага при мощной поддержке артиллерии и минометов. Через час полк не выдержал натиска и в 10.00 начал отход на юго-восток.

Рядовой 223‑го гаубичного артиллерийского полка 85‑й стрелковой дивизии Александр Иванович Аношин так пишет о первых боях с фашистами в районе Фолюша: «Накануне войны я служил в 85‑й Челябинской стрелковой дивизии в 223‑м гап (гаубичном артполку). Наш полк размещался на юго-восточной окраине Гродно, на левом берегу Немана, в районе лесопарка Румлево‑Солы. Боевая тревога над нашим лагерем прозвучала тогда, когда на Гродно посыпались бомбы. По тревоге мы спешно заняли оборону западнее Гродно, на реке Лососянке, у леса возле Колбасино и повели огонь по дорогам, ведущим от границы, по которым двигались немецкие войска. Потом, когда гитлеровцы приблизились, мы поддерживали своим огнем 103‑й стрелковый полк. Во второй половине дня наш дивизион подвергся частым налетам вражеской авиации и понес тяжелые потери как в людях и технике, так и в лошадях. Перед вечером поступила из штаба дивизии от генерал-майора А. В. Бандовского команда на отход на восток, к реке Свислочь. Отход мы должны были совершать под прикрытием танковой дивизии, которая дралась справа от нас, у Сопоцкинской дороги. Одновременно, по приказу командарма 3‑й армии Кузнецова, оставлялся и город Гродно. Сигналом к отступлению был взрыв гродненских складов. Сдав ночью свои позиции мотострелковой дивизии, мы через Фолюш двинулись, обходя Гродно с юга, на Гибуличи и дальше по Лунненской дороге на восток».

11‑й механизированный корпус 22 июня весь день сражался на фронте Конюхи, Новый Двор, Домброва, но был оттеснен на линию Фолюш, Кузница, Сокулка.

Из воспоминаний Героя Советского Союза И. Р. Чарапкина, командира 57‑го танкового полка 29‑й танковой дивизии: «В марте 1941 года я был назначен командиром 57‑го танкового полка 29‑й танковой дивизии, размещавшейся в городе Гродно. Дивизия развертывалась из легкотанковой бригады, и ее части в начале войны еще не закончили формирование. Наш полк материальной частью и личным составом был укомплектован только примерно наполовину. В нем имелось около 100 танков, но за исключением около десятка Т-34 все это были легкие танки Т-26 и БТ-5, многие к тому же с основательным износом ходовой части. Танки Т-34 держались в большом секрете. Разгружали их ночью, из танкового парка не выводили. Все мы чувствовали напряженность обстановки, но никаких конкретных указаний о приведении в боевую готовность нам не поступало. Вечером 21 июня мы всей семьей были в театре. Вместе с нами в ложе находился начальник политотдела армии, тоже с семьей. После возвращения из театра домой я во втором часу ночи через посыльного был вызван в штаб дивизии, где получил приказ объявить в полку боевую тревогу и выводить его в район сосредоточения.

Полк располагался в двух военных городках. Один из них находился в центре Гродно, недалеко от городского парка, а другой — на левом берегу Немана, в пригороде Фолюша. Штаб полка размещался в первом городке. После объявления тревоги я приказал начальнику штаба полка майору Петухову выводить на сборный пункт подразделения из городка в центре города, а сам направился в Фолюш. Когда прибыл сюда, городок уже бомбила вражеская авиация. Отправив под командой одного из комбатов в район сосредоточения танки из Фолюша, возвратился в штаб полка… К 8.00 полк сосредоточился в рощах западнее Гродно и занял исходный рубеж…».

Командование 3‑й армии вечером 22 июня приняло решение оставить Гродно — через Старый мост с западной в восточную часть Гродно потянулся обоз с повозками, на которых эвакуировались семьи комсостава, жившие в военном городке Фолюш. В одной из этих подвод ехала семья комиссара 213‑го стрелкового полка Константина Черных — жена и двое сыновей. Старшему было тогда шесть лет, впоследствии он стал знаменитым кинодраматургом и преподавателем ВГИКа. В художественном фильме «Свои» автор сценария попробовал представить, как мог действовать в сложившейся обстановке его отец — комиссар стрелкового полка, двое суток державшего оборону на Августовском канале, выходивший из окружения и погибший под Лидой.

В памяти десятилетнего мальчугана из Гродно Вовы Смирнова (Смирнова Владимира Геннадьевича, ныне жителя Санкт-Петербурга) на всю жизнь запечатлелась картина первого дня войны: «213‑й полк встретил врага на границе. А в военном городке Фолюш для обороны остались подполковник Николай Петрович Третьяков да человек тридцать красноармейцев. Они готовились к своему последнему бою. Весь день 22 июня мы просидели в бомбоубежище. Помню разрывы бомб и снарядов. Около полуночи к нам вбежал Третьяков: «Скорее уезжайте! Подводы готовы». Около тридцати подвод отправились в путь. А утром 23 июня фашисты вошли в город. Горстка солдат во главе с Третьяковым приняла бой. Когда кончились патроны — красноармейцы пошли в рукопашную. И вот автоматная очередь прошила грудь подполковника Третьякова…». Утром 22 июня отец Вовы Смирнова — командир батальона 213‑го полка Геннадий Григорьевич Смирнов быстро собрался, положил в кобуру пистолет, рассовал по карманам обоймы. «Не попади в плен», — сказала жена. — «Не бойся. Последняя пуля — для себя». И капитан Смирнов сдержал слово. Окруженный сотрудниками военной разведки гитлеровцев, он отстреливался до предпоследнего патрона. А потом приставил пистолет к виску… 231‑й полк погиб практически полностью со своим командиром полковником Яковлевым. В живых осталось всего 15 человек.

Под угрозой окружения в ночь на 23 июня советские войска оставили Гродно, взорвав при отходе мосты через р. Неман и склады с боеприпасами и горюче-смазочными материалами. Из воспоминаний Р. Я. Мандрика, бывшего полкового комиссара, заместителя командира 204‑й моторизованной дивизии по политической части: «Вечером 22 июня 612‑й мотострелковый полк, усиленный артиллерийской батареей и 20 танками, занял юго-западнее Гродно рубеж Солы, Новики, река Лососна, а 613‑й мотострелковый полк с таким же усилением — рубеж западнее железнодорожной линии Гродно — Кузница. Полки начали окапываться. В ночь на 23 июня наши войска оставили Гродно. Нам же было приказано, оставаясь на занятом рубеже, прикрыть их отход на р. Свислочь». Бои на этих рубежах полки продолжали до 26 июня.

Блог Гродно s13

Солдатам, которые служат на Фолюше, разрешают одевать свитера при температуре ниже 20 градусов

Автор: s13. 29 января 2014 года, 12:45
Кейворды: армия, газета, Гродно, погода

О том, каково служить солдатам в суровые морозные дни, выясняли журналисты «Народной газеты». Командиры говорят, что баловать служащих не надо, нужно их закаливать, и разрешают надеть под форму свитер, только если столбик термометра опустился ниже –20.

В 6-ю Гвардейскую отдельную механизированную бригаду редакционное задание привело, когда столбик термометра за окном подбирался к минус двадцати. В гродненском микрорайоне Фолюш, где она дислоцируется, прохожие кутались в шубы и шарфы, а буквально за КПП бригады с личным составом проводились занятия по боевой и мобилизационной готовности, в том числе на свежем воздухе.

По пути в парк боевых машин заместитель командира батальона подполковник Иван Мариев пояснил:

— Личный состав должен уметь обслуживать и эксплуатировать боевую технику, стрелять из оружия при любых погодных условиях. Занятия по боевой подготовке включают в себя несколько этапов. Сначала обучение проходит в учебных классах, и только после этого солдат допускается к работе на боевой технике на полигоне. Замечу, что наша бригада имеет хорошую учебную базу: мы получили в свое распоряжение учебные тренажеры, имитирующие БПМ или танк, что во многом облегчило задачу подготовки личного состава.

— В чем же специфика службы в механизированном батальоне и есть ли особенности боевой подготовки в зимний период? — интересуюсь у собеседника.

— Наш батальон участвует абсолютно во всех учениях. К примеру, в прошлом году в феврале, когда температура воздуха на полигоне опустилась до минус 33 градусов, мы выполняли боевую задачу: отрабатывали контрольные стрельбы. Замечу, что не подвел не только личный состав, но и вверенная нам техника. Не было ситуации, чтобы хоть одна боевая машина не завелась, а это достигается постоянным тщательным обслуживанием техники. Выработка таких навыков и входит в задачу солдат срочной службы. Два раза в год техника переводится на сезонный режим эксплуатации. Зимой соответственно в систему охлаждения заливается антифриз, меняются масло, фильтры, заправляется специальное зимнее топливо. Так что для армии зима не бывает неожиданной.

— Забота о личном составе в зимний период, естественно, есть, но солдат не “укутываем”, а закаливаем, — говорит подполковник Мариев.

И все же нетрудно догадаться даже человеку гражданскому, что броня не греет, и температура в БМП с заглушенным двигателем практически такая же, как на улице. Тут солдат выручает специальная экипировка: две пары белья, одна из которых утепленная, камуфлированный костюм, сверху — утепленные брюки со специальной утолщенной вставкой-наколенником, бушлат с подстежкой и теплым воротником, шапка-ушанка, которая при низкой температуре одевается “по-лыжному”, теплые рукавицы и валенки. И еще одна немаловажная деталь: при температуре за двадцать солдату разрешается надеть под форму теплый свитер, переданный из дома. Он-то уж точно не даст замерзнуть…

Военная техника прибыла в центр Гродно. Первые фото и видео.

UPD: добавлено видео и описание военной техники.

Сегодня рано утром мы подняли нашего корреспондента из теплой кровати и отправили на площадь Тизенгауза встречать военную технику, которую везли с военной части с Фолюша чтобы выставить на обозрение жителей Гродно.

Танк Т-72Б – является модификацией самого массового в мире танка второго послевоенного поколения Т-72, но в отличие от своего предшественника относится уже к третьему поколению. Его производство началось в 1985 году.

Боевая масса: 44,5 т
экипаж: 3 человека
максимальная мощность двигателя: 840 л.с.
скорость: 60 км/ч
запас хода: 500 км

Боекомплект:
выстрелов – 45х125 мм
патронов – 300х12,7 мм
патронов – 2000х7,62 мм

122-мм самоходная гаубица 2С1 «Гвоздика» предназначена для уничтожения и подавления живой силы и огневых средств противника, расположенных открыто или в укрытиях, разрушения полевых сооружений или заграждений, для борьбы с танками и др.

Боевая масса: 15 700 кг
экипаж, 4 человека
скорость на местности: 60 км/ч
скорость на плаву: 4-5 км/ч

Калибр орудия: 122 мм
скорость выстрелов: 4-5 выстрела в минуты
максимальная дальность стрельбы: 15,2 км

Боевая машина пехоты БМП-2 ПТРК «Конкурс» — создана на базе БМП-1 в целях дальнейшего повышения боевых характеристик.

Боевая масса: 14 т
экипаж: 3 чел + 4 человека десанта
максимальная мощность: 300 л.с.
скорость по местности: 65 км/ч
скорость на плаву: 7 км/ч
запас хода: 600 км

Боекомплект:
выстрелов – 500х30 мм
патронов – 2 000х7,62 мм