ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УЧЕТ И ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ ОБЪЕКТОВ, НЕ ПРИЗНАВАЕМЫХ НЕДВИЖИМЫМ ИМУЩЕСТВОМ

Если такие объекты как устьевые площадки, наземные и воздушные линии электропередачи до 10 кВ включительно, резервуары вместимостью до 1000 кубических метров включительно, устройства учета добычи (АГЗУ) и прочие устройства, устанавливаемые не на опорах (фундаментах), а на подставках (постаментах), нефтяные внутрипромысловые и межпромысловые трубопроводы (выкидные трубопроводы от скважин для транспортирования продукции нефтяных скважин до замерных установок, нефтесборные трубопроводы для транспорта продукции нефтяных скважин от замерных установок до пунктов первой ступени сепарации нефти (нефтегазопроводы) диаметром до 150 мм включительно могут быть перемещены без причинения ущерба их назначению, демонтированы и смонтированы вновь, то такие объекты не относятся к недвижимому имуществу, не подлежат государственному техническому учету как объекты недвижимости и, соответственно, права на них не подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21.07.1997 N 122-ФЗ.

Об этом Письмо Минэкономразвития РФ от 06.10.2010 N Д23-4019.

В соответствии с п. 1 ст. 130 Гражданского кодекса Российской Федерации к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

Вместе с тем согласно ст. 1 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ »О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о регистрации) недвижимым имуществом (недвижимостью), права на которое подлежат государственной регистрации в соответствии с Законом о регистрации, считаются земельные участки, участки недр и все объекты, которые связаны с землей так, что их перемещение без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, жилые и нежилые помещения, предприятия как имущественные комплексы.

Нефтяная скважина недвижимое имущество

Журнал «Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование»

Номер 1 (6) 2001г

К вопросу о правах на буровые скважины

Цыганов В.Г., Главный государственный регистратор Тюменской области, председатель Тюменской областной палаты государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, к.ю.н., доцент; Емельянов А.С., и.о. начальника кафедры гражданско-правовых дисциплин Тюменского юридического института МВД РФ, к.ю.н.; Матвеев Т.Г., Ученый секретарь Тюменского юридического института МВД РФ, к.ю.н.

Существующее на сегодняшний день законодательство и его реализация в топливно-энергетическом комплексе зачастую порождают проблемы юридического характера, связанные с возникновением, переходом, обременением (ограничением) и прекращением прав на буровые скважины и иное горное оборудование. В настоящее время принято считать, что пользователь недр является собственником созданного или приобретенного им горного имущества. Но так ли это? Для ответа на этот вопрос необходимо комплексно рассмотреть статус буровых скважин, определив являются ли они объектами недвижимости и установив их собственника. Решение поставленных вопросов по мнению авторов позволит избежать возникновения юридических споров между собственником скважины, недропользователем и государством, внесет ясность в отношения, возникающие в процессе разработки недр и добычи полезных ископаемых.

Буровая скважина — это горная выработка круглого сечения глубиной свыше 5 метров и диаметром обычно 75-300 мм, проводимая с помощью буровой установки. Скважина проходят с поверхности земли и из подземных горных выработок под любым углом к горизонту. Различают начало скважины (устье), дно (забой) и ствол. Глубины скважин составляют от нескольких метров до 12 и более километров. При бурении разведочных скважин на твёрдые полезные ископаемые их диаметр обычно составляет 59 и 76 мм, на нефть и газ —100-400мм 1 .

По назначению скважины подразделяются на:

1. разведочные — для геологических целей, инженерно-геологических и гидрологических изысканий, изучения структур, геофизических работ, поисков и разведки полезных ископаемых;

2. эксплуатационные — для добычи нефти и газа, подземных вод, минеральных солей и др.;

3. вспомогательные — нагнетательные, наблюдательные, пьезометрические, вентиляционные, водоотливные, дегазационные;

4. специальные — замораживающие, тампонажные, дренажные и т.п.;

5. взрывные — для размещения в них зарядов взрывчатых веществ.

Буровая скважина создаётся последовательным разрушением горных пород, удалением выбуренной породы и, при необходимости, закреплением стенок скважины от обрушения.

В разведочных скважинах применяют тонкостенные обсадные трубы либо тампонируются быстросхватывающимися смесями. Эксплуатационные и глубокие разведочные скважины крепят металлическими обсадными трубами и цементируют. Обсадные трубы свинчиваются или свариваются.

Технология крепления буровых скважин на нефть и газ включает установку в устье первой обсадной колонны длиной обычно до 20 метров, называемой направлением. Для обеспечения вертикальности или наклонной направленности последующему стволу скважины и для перекрытия неустойчивых верхних пород и изоляции газо-водяных притоков спускают вторую колонну обсадных труб — так называемый кондуктор длиной от десятков до сотен метров. В кольцевое (затрубное) пространство между стенками скважины и кондуктором с помощью промывочной или специальной жидкости через кондуктор закачивается цементный раствор. После окончания бурения до проектной глубины и проведения геофизических работ, выявляющих наличие продуктивных горизонтов (нефть, газ и др.), в скважину спускают эксплуатационную колонну обсадных труб. Во избежание перетоков нефти или газа в вышележащие горизонты, а воды в продуктивные пласты пространство скважины за эксплуатационной колонной также заполняется цементным раствором 2 .

Из вышесказанного следует, что буровая скважина является сложным инженерным сооружением, неразрывно связанным с землей и участком недр и не перемещаемым в пространстве. Исходя из этого, буровую скважину необходимо признавать объектом недвижимости по признаку сооружения, соответственно, на буровые скважины должен распространяться общий правовой режим сооружений как объектов недвижимости. Говоря о скважинах как об объектах недвижимости следует отметить, что таковыми являются только эксплуатационные скважины, а также разведочные глубокого бурения, имеющие научное значение. Разведочные скважины, чье длительное использование не предполагается, а также взрывные скважины вообще не являются вещами в силу того, что они создаются для однократного использования и не приобретают самостоятельного хозяйственного назначения. Специальные и вспомогательные скважины представляют собой элементы тех объектов недвижимости для обслуживания которых они создаются и рассматриваться в качестве отдельной вещи не могут.

Основной особенностью буровых эксплуатационных скважин является то, что служат они исключительно для использования определенного участка недр, путем добычи полезных ископаемых, залегающих на одном из его горизонтов. Таким образом можно говорить о том, что буровые эксплуатационные скважины предназначены для обслуживания разрабатываемого участка недр и имеют общее с ним хозяйственное назначение. Следовательно в соответствии со ст. 135 ГР РФ буровые эксплуатационные скважины следует признать принадлежностью, а участок недр, для использования которого они предназначены, главной вещью.

Указанная выше норма предусматривает, что принадлежность, если иное не предусмотрено договором, следует судьбе главной вещи. Особенностью недр как объекта недвижимость является то, что они в силу ст. 1.2 Закона «О недрах» 3 могут находиться только в государственной собственности. Анализ названных норм и соглашений о недропользования показывает, что эксплуатационные буровые скважины следует признать находящимися в государственной собственности.

Целесообразно данный вывод было бы закрепить или опровергнуть законодательно, т.е. в нормативном правовом акте, которым может стать Горный кодекс РФ (его проект внесен на рассмотрение в Федеральное собрание РФ), определив, что связанное горное оборудование, к которому относятся и эксплуатационные буровые скважины, является государственной собственностью. В этом случае в том же нормативном правовом акте следует закрепить за недропользователем права на справедливую компенсацию затрат, связанных с созданием, приобретением этого имущества и порядок пользования им.

В этой связи возникает необходимость в разработке специальных положений о владении, распоряжении и пользовании буровыми эксплуатационных скважинами, а также иным горным оборудованием. Распоряжение горным оборудованием при этом возможно либо с согласия специально уполномоченного государственного органа (например, Министерства РФ по природным ресурсам или Министерства государственного имущества РФ), либо путем предоставления недропользователю права самостоятельно распоряжаться данным имуществом (за исключением его отчуждения).

1. Большая Советская Энциклопедия. (В 30 томах). /Под. ред. А.М. Прохорова. Изд. 3-е. -М.: «Советская энциклопедия», 1976, т. 23. С.500.

2. Удянский С.Н. Бурение нефтяных и газовых скважин. -М., 1961.

3. Закон РФ от 21 февраля 1992 г. №2395-1 «О недрах»// Ведомости РФ от 16 апреля 1992 г., №16, ст. 834

Не все эксперты, ознакомившиеся с текстом статьи в ходе ее подготовки к печати, согласились с содержащимися в ней выводами. В частности, вызвал дискуссию вопрос о государственной собственности на эксплуатационные буровые скважины.

Предлагаем заинтересованным специалистам высказать свое мнение по поднятому кругу проблем.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на электронный адрес редакции. Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях) .

Материал из журнала «Право и инвестиции». Тексты статей всех выпусков журнала доступны в архиве. Условия подписки на печатную версию Вы можете узнать на сайте журнала. Подписной индекс печатной версии журнала в объединенном каталоге «Пресса России» – 83171. Подписной индекс в каталоге «Газеты.Журналы» Роспечати – 82831. Почтовый адрес редакции: 101000, Москва, Главпочтамт, а/я 470. Телефон (495) 778-0319. (C) 1999 — 2014 «Право и инвестиции».

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 августа 2009 г. N 16АП-193/09 (ключевые темы: недвижимость — строительство — право собственности — регистрация прав — нефть и нефтепродукты)

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда
от 5 августа 2009 г. N 16АП-193/09

Дело N А22-1177/08/14-153

05 августа 2009 г.

апелляционного производства 16АП-193/09 (2)

Резолютивная часть постановления объявлена 05 августа 2009 года.

Полный текст постановления изготовлен 05 августа 2009 года.

Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Параскевовой С.А.,

судей Винокуровой Н.В., Жукова Е.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Мишиным А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Калмыкия на решение от 19.12.2008

по делу N А22-1177/08/14-153 Арбитражного суда Республики Калмыкия, принятое судьей Челяновым Д.В.

по иску ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» к администрации Лаганского районного муниципального образования Республики Калмыкия, третьи лица: Территориальное управление Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Республике Калмыкия, Агентство по управлению имуществом Республики Калмыкия, Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Калмыкия, Управление по недропользованию по Республике Калмыкия,

о признании права собственности,

при участии в судебном заседании представителей от ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» Шарапова С.А. (доверенность N 28 от 10.10.2008), от Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Калмыкия Аксенова И.Ч. (доверенность N 03-85 от 15.06.2009), в отсутствие представителей Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Республике Калмыкия, заявившего о рассмотрении дела в отсутствие своих представителей, в отсутствие представителей Управления по недропользованию по Республике Калмыкия, Агентства по управлению имуществом Республики Калмыкия и администрации Лаганского районного муниципального образования Республики Калмыкия, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания,

ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» обратилось в Арбитражный суд Республики Калмыкия с исковым заявлением к администрации Лаганского районного муниципального образования Республики Калмыкия о признании права собственности на недвижимое имущество:

1. Скважину N 67, состоящую из эксплуатационной колонны глубиной 2350 м. Стальная труба марки Д d-146 мм толщиной — 8,5 мм, расположенную в 24 км на юго-запад от г. Лагани Лаганского района Республики Калмыкия.

2. Скважину N 70, состоящую из эксплуатационной колонны глубиной 2350 м. Стальная труба марки Д d-146 мм толщиной — 8,5 мм, расположенную в 24 км на юго-запад от г. Лагани Лаганского района Республики Калмыкия.

3. Скважину N 67 (правильный номер — 72), состоящую из эксплуатационной колонны глубиной 2427,37 м. Стальная труба марки Д d-168,3 мм толщиной — 8,9 мм, расположенную в 24 км на юго-запад от г. Лагани Лаганского района Республики Калмыкия.

4. Скважину N 73, состоящую из эксплуатационной колонны глубиной 2381,39 м. Стальная труба марки Д d-168,3 мм толщиной — 8,9 мм, расположенную в 24 км на юго-запад от г. Лагани Лаганского района Республики Калмыкия.

5. Скважину N 100, состоящую из эксплуатационной колонны глубиной 2317 м. Стальная труба марки Д d-168,3 мм толщиной — 8,9 мм, расположенную в 24 км на юго-запад от г. Лагани Лаганского района Республики Калмыкия.

ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» просило признать право собственности на вышеуказанные скважины в соответствии со статьей 219 Гражданского кодекса Российской Федерации как на вновь созданные объекты недвижимости.

Определением Арбитражного суда Республики Калмыкия от 20.11.2008 к участию деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, судом первой инстанции было привлечено Управление по недропользованию по Республике Калмыкия.

Решением Арбитражного суда Республики Калмыкия от 19.12.2008 исковые требования ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» удовлетворены.

Удовлетворяя исковые требования, суда первой инстанции сослался на статью 25 Федерального закона от 27.07.1997 N 122- ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», согласно которой право собственности на созданный объект недвижимого имущества регистрируется на основании документов, подтверждающих факт его создания.

Суд первой инстанции также указал, что согласно материалам дела с момента ввода в эксплуатацию спорного имущества ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» владеет и пользуется комплексом нефтяных скважин и несет бремя расходов по их содержанию; спорный объект недвижимости в реестрах федерального, республиканского и муниципального имущества не состоит.

Кроме этого, суд первой инстанции в своем решении сослался на распоряжение Правительства Республики Калмыкия и Государственного комитета по геологии и использованию недр Республики Калмыкия от 10.11.1995 N 556-ра, в соответствии с которыми ОАО «Калмыцкая нефтяная компания» было предоставлено право пользования недрами Каспийского нефтяного месторождения Республики Калмыкия с выдачей лицензии, с целевым назначением — добыча нефти и газа сроком на 20 лет.

Указал, что согласно распоряжению Правительства Республики Калмыкия и Комитета природных ресурсов по Республики Калмыкия от 28.04.2000 ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» было предоставлено право пользования недрами в порядке перехода права. Лицензия на право пользования недрами была зарегистрирована в Министерстве природных ресурсов Российской Федерации (Российский Федеральный геологический фонд) 31.10.2000 в реестре за N 975/ЭЛИ 10931 НЭ на добычу нефти из отложений нижнего мела и средней коры Каспийского нефтяного месторождения в Лаганском (бывшем Каспийском) районе Республики Калмыкия сроком окончания 01.10.2015.

Суд первой инстанции также указал, что на основании постановлений Главы Администрации Лаганского районного муниципального образования от 25.03.2003, 21.07.2005, 27.03.2006, N N 164, 165, 380, 151 ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» предоставлены земельные участки под строительство скважин NN 67, 70, 72, 100 Каспийского месторождения нефти и заключены договоры аренды земельных участков.

Кроме того, суд первой инстанции установил, что в соответствии с постановлением Главы Администрации Лаганского районного муниципального образования от 04.05.2006 N 264 была уточнена площадь земельных участков под объектами нефтяного комплекса на Каспийском месторождении нефти в размере 6,8 гектаров сданных в аренду сроком на 5 (пять) лет, категория земель — земли промышленности, энергетики и земель иного назначения с видом разрешенного использования — для нужд промышленности и 04.05.2006 на основании указанного постановления заключен договор аренды земельного участка до 04.05.2011, который зарегистрирован в Черноземельском отделе Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Калмыкия 27.07.2006.

Как указал суд первой инстанции, согласно смете на строительство эксплуатационных скважин N N 67, 72, 70, 73, 100 на Каспийском месторождении с горизонтальным окончанием в юре к рабочему проекту N 516 организацией-заказчиком является ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн», проектной организацией «ЛУКОЙЛ — ВолгоградНИПИморнефть», генеральной подрядной организацией ООО «Нижневолжскбурнефть».

Суд первой инстанции также пришел к выводу о том, что материалами дела подтверждается, что на основании актов N N 01/2003, 02/2003, 01/2005, 02/2006 на передачу эксплуатационной СКВ. NN 67,70,72,73,100 Каспийской площади от 04.03.2003, 27.06.2003, 06.12.2005, 25.05.2006 ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» приняты законченные строительством скважины от Нижневолжского филиала ООО «БК «Евразия».

Не согласившись с решением Арбитражного суда Республики Калмыкия от 19.12.2008, Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Калмыкия обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит указанное решение отменить, в удовлетворении требований ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» отказать, ссылаясь на то обстоятельство, что скважина по добыче нефти или газа является неотделимой составной частью участка недр, поэтому в силу статьей 130 и 133 Гражданского кодекса Российской Федерации не является самостоятельным объектом недвижимости, а является неделимой частью участка недр, которая не может находиться в собственности пользователя недр.

Постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2009 решение суда первой инстанции от 19.12.2008 было отменено, в удовлетворении исковых требований отказано. Судебный акт мотивирован тем, что ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» не доказало наличие разрешения на строительство, соблюдение градостроительных, строительных, природоохранных и других норм, установленных законодательством при возведении объекта, выводы суда первой инстанции сделаны при отсутствии доказательств осуществления строительства объектов за свой счет, а также свидетельствующих об обращении истца в регистрирующий орган за регистрацией права собственности на объекты недвижимого имущества.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо — Кавказского округа от 25.06.2009 постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2009 по делу N А22-1177/08/14-153 отменено, дело направить на новое рассмотрение в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд.

Как указал суд кассационной инстанции, в судебном заседании 16.03.2009 истец заявил ходатайство о приобщении дополнительных доказательств к материалам дела во исполнение определения апелляционного суда от 18.02.2009. Протокольным определением от 17.03.2009 истцу отказано в принятии представленных документов.

Согласно пункту 26 Постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 непринятие судом апелляционной инстанции новых доказательств при наличии к тому оснований, предусмотренных в части 2 статьи 268 Кодекса, может в силу части 3 статьи 288 Кодекса являться основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции, если это привело или могло привести к вынесению неправильного постановления.

Кроме того, суд кассационной инстанции указал, что суд апелляционной инстанции не дал оценку доводу Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Калмыкия о том, что спорные скважины не являются объектами недвижимости.

При новом рассмотрении дела, проверив правильность решения Арбитражного суда Республики Калмыкия от 19.12.2008 в апелляционном порядке в соответствии со статьями 266 , 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив в судебном заседании 05.08.2009 материалы дела, доводы апелляционной жалобы, отзыв ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» на апелляционную жалобу, выслушав представителей Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Калмыкия, ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн», арбитражный суд апелляционной инстанции усматривает основания для удовлетворения апелляционной жалобы и отмене решения суда первой инстанции исходя из следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Для возникновения права на вновь созданный объект недвижимости необходима совокупность юридических фактов: предоставление земельного участка для строительства объекта, получение разрешения на строительство, соблюдение градостроительных, строительных, природоохранных и других норм, установленных законодательством при возведении объекта.

Согласно подпункту 5.5.11 Правил разработки нефтяных и газонефтяных месторождений, утвержденных Коллегией Министерства нефтяной промышленности СССР 15.10.1984 (далее — Правила), строительство скважины считается законченным после выполнения всех работ, предусмотренных техническим проектом на строительство и планом освоения скважины.

Согласно пункту 5.6.3 указанных Правил при передаче скважины в эксплуатацию буровое предприятие обязано передать нефтегазодобывающему предприятию следующие документы:

а) акт о заложении скважины;

б) проект бурения скважины (типовой геолого-технический наряд);

в) акты о начале и окончании бурения скважины;

г) акт об измерении альтитуды устья обсадной колонны;

д) материалы всех геофизических исследований и заключения по ним;

е) расчеты обсадных колонн, их меру, диаметр, толщину стенки, марку стали и другие необходимые характеристики для неметаллических колонн;

ж) акты на цементирование обсадных колонн, расчеты цементирования, лабораторные анализы качества цемента и результаты измерения плотности цементного раствора в процессе цементирования, данные о выходе цемента на устье или высоте подъема цемента (диаграмму цементомера), меру труб, компановку колонн, данные об удельном весе глинистого раствора в скважине перед цементированием;

з) акты испытания всех обсадных колонн на герметичность;

и) планы работ по опробованию или освоению каждого объекта;

к) акты на перфорацию обсадной колонны с указанием интервала перфорации, способа перфорации и количество отверстии;

л) акты опробования или освоения каждого объекта с приложением данных исследования скважин (дебиты, давления, анализы нефти, воды, газа);

м) заключение (акты) на испытания пластов в процессе бурения (испытателями пластов);

н) меру и тип насосно-компрессорных труб с указанием оборудования низа, глубины установки пусковых клапанов (отверстий);

о) геологический журнал с описанием всего процесса бурения и освоения скважины;

п) описание керна;

р) паспорт скважины с данными о процессе бурения, нефтегазопроявлениях и конструкции;

с) акты о натяжении колонн;

т) акты об оборудовании устья скважины;

у) акты о сдаче геологических документов по скважине.

Однако как следует из материалов дела, все предусмотренные Правилами документы в суд первой инстанции ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» представлены не были.

В материалах дела имеются только следующие документы:

1. Акт N 01/2003 от 04.03.2003 на передачу эксплуатационной скважины N 67 Каспийской площади из бурения в эксплуатацию;

2. Акт N 02/2003 от 27.07.2003 на передачу эксплуатационной скважины N 70 Каспийской площади из бурения в эксплуатацию;

3. Акт N 01/2005 от 06.12.2005 на передачу эксплуатационной скважины N 72 Каспийской площади из бурения в эксплуатацию;

4. Акт N 02/2006 от 25.05.2006 на передачу эксплуатационной скважины N 100 Каспийской площади из бурения в эксплуатацию;

5. Техническая документация на скважину N 67 по состоянию на 11.05.2007;

6. Техническая документация на скважину N 70 по состоянию на 11.05.2007;

7. Техническая документация на скважину N 72 по состоянию на 11.05.2007;

8. Техническая документация на скважину N 73 по состоянию на 11.05.2007;

9. Техническая документация на скважину N 100 по состоянию на 11.05.2007.

Таким образом, ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» не доказало получение разрешения на строительство, соблюдение градостроительных, строительных, природоохранных и других норм, установленных законодательством при возведении объекта.

Кроме того, в арбитражный суд не были представлены документы, подтверждающие, что строительство указанных скважин произведено за счет собственных средств ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн».

Тот факт, что ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» с момента ввода в эксплуатацию спорного имущества владеет и пользуется комплексом нефтяных скважин и несет бремя расходов по их содержанию, а также факт отсутствия спорного объекта недвижимости в реестрах федерального, республиканского и муниципального имущества не является основанием для признания права собственности при отсутствии в материалах дела доказательств строительства недвижимого имущества для себя, за счет собственных средств и с соблюдением законов и иных нормативных актов.

При рассмотрении дела в апелляционном суде письмом от 13.03.2009 N 213 часть необходимых документов ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» была представлена, однако с учетом того, что ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» не доказало невозможность их представления в суд первой инстанции, апелляционный суд протокольным определением отказал в приобщении их к материалам дела и возвратил документы ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн».

В судебном заседании 05.08.2009 представитель ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» заявил ходатайство о приобщении к материалам дела доказательств строительства скважин за свой счет. Указал, что данные документы не были представлены в суд первой инстанции, поскольку суд первой инстанции их не истребовал.

Протокольным определением от 05.08.2009 суд апелляционной инстанции в удовлетворении ходатайства ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» отказал.

При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что процессуальный закон обязывает лиц, участвующих в деле, раскрыть доказательства перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания.

Нормы статей 9 , 10 , 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации призваны обеспечить состязательность и равноправие сторон и их право знать заблаговременно об аргументах и доказательствах друг друга до начала судебного разбирательства, которое осуществляет суд первой инстанции. И лишь в исключительных случаях ( пункт 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) суд апелляционной инстанции принимает дополнительные доказательства.

Как разъяснено в пункте 26 Постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36, поскольку суд апелляционной инстанции на основании статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривает дело по имеющимся в материалах дела и дополнительно представленным доказательствам, то при решении вопроса о возможности принятия новых доказательств, в том числе приложенных к апелляционной жалобе или отзыву на апелляционную жалобу, он определяет, была ли у лица, представившего доказательства, возможность их представления в суд первой инстанции или заявитель не представил их по не зависящим от него уважительным причинам.

К числу уважительных причин, в частности, относятся: необоснованное отклонение судом первой инстанции ходатайств лиц, участвующих в деле, об истребовании дополнительных доказательств, о назначении экспертизы; принятие судом решения об отказе в удовлетворении иска (заявления) ввиду отсутствия права на иск, пропуска срока исковой давности или срока, установленного частью 4 статьи 198 Кодекса, без рассмотрения по существу заявленных требований; наличие в материалах дела протокола судебного заседания, оспариваемого лицом, участвующим в деле, в части отсутствия в нем сведений о ходатайствах или иных заявлениях, касающихся оценки доказательств.

Признание доказательства относимым и допустимым само по себе не является основанием для его принятия судом апелляционной инстанции.

Поскольку указанные ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» причины непредставления документов в суд первой инстанции исходя из вышеизложенного не могут быть признаны уважительными, суд апелляционной инстанции в силу требований статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассмотрел дело по существу без учета дополнительных документов.

В соответствии со статьей 219 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Порядок государственной регистрации в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации установлен Федеральным законом от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» ( пункт 6 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 25 Федерального закона от 27.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» право собственности на созданный объект недвижимого имущества регистрируется на основании документов, подтверждающих факт его создания.

При наличии у ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» документов, подтверждающих факт создания скважин, оно вправе было ранее и вправе и сейчас обратиться в регистрирующий орган.

Однако из материалов дела не усматривается, что ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» обращалось в регистрирующий орган за регистрацией права собственности на объекты недвижимого имущества — скважины.

С учетом этого апелляционный суд считает, что передача ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» на рассмотрение арбитражного суда спора о праве собственности на скважины в настоящем случае преследовала цель уклониться от соблюдения установленного законодательством порядка регистрации прав на недвижимое имущество. Обход законодательства о регистрации прав на недвижимое имущество, которое устанавливает гарантии прочности и стабильности гражданского оборота, обеспечивает неприкосновенность собственности (пункт 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации), может рассматриваться как нарушение основополагающих принципов российского права, направленное на получение формальных оснований регистрации права на недвижимое имущество, что влечет подмену законных функций государственных органов по регистрации прав на недвижимое имущество и противоречит публичному порядку.

Доводы ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» о том, что компания обращалась в регистрирующий орган, однако в их приеме первоначально устно было отказано, а затем при повторном обращении у ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» были истребованы доказательства уплаты государственной пошлины, она была уплачена, однако решение о государственной регистрации не принято, апелляционным судом не принимаются в связи с отсутствием в материалах дела подтверждающих документов.

Кроме того, согласно пункту 5 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации отказ в государственной регистрации права на недвижимость либо уклонение соответствующего органа от регистрации могут быть оспорены в суде.

С учетом изложенного, апелляционный суд считает, что у суда первой инстанции отсутствовали основания для признания права собственности ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» на недвижимое имущество — скважины как на вновь созданные объекты недвижимости в порядке статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах апелляционный суд приходит к выводу о том, что обжалуемый судебный акт подлежит отмене, в удовлетворении заявления ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» о признании права собственности на недвижимое имущество — скважины необходимо отказать.

Апелляционный суд считает, что указанный в апелляционной жалобе Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Калмыкия довод о том, что спорные скважины не являются объектами недвижимости, является неверным.

В соответствии с признаками, предусмотренными статьей 130 Гражданского Кодекса Российской Федерации, спорные скважины являются объектами недвижимого имущества, которые связаны с землей так, что их перемещение без несоразмерного ущерба их назначению невозможно.

Однако в связи с тем, что в силу требований статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционная инстанция, проверяя законность и обоснованность вынесенных по делу судебных актов, призвана повторно рассмотреть дело по существу, признание данного довода Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Калмыкия неверным не является исходя из вышеизложенного основанием для удовлетворения требований ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» по данному делу.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по государственной пошлине по апелляционной жалобе относятся на ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн».

С ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» в пользу Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Калмыкия взыскивается 1000 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе, о чем выдается исполнительный лист.

В связи с отменой постановлением федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25.06.2009 постановления Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2009 по данному делу, апелляционный суд в соответствии со статьей 325 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации прекращает взыскание по исполнительному листу N 0143, выданному по данному делу 17.03.2009 во исполнение постановления от 17.03.2009.

Руководствуясь статьями 258 , 268 , 269 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд

Апелляционную жалобу удовлетворить.

Решение Арбитражного суда Республики Калмыкия от 19.12.2008 по делу N А22-1177/08/14-153 отменить.

Принять новый судебный акт.

В удовлетворении исковых требований отказать.

Взыскать с ЗАО «Нефтяная компания «Калмистерн» в пользу Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Калмыкия 1000 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе.

Выдать исполнительный лист.

Прекратить взыскание по исполнительному листу N 0143, выданному по делу N А22-1177/08/14-153 17.03.2009.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в двухмесячный срок через Арбитражный суд Республики Калмыкия.

ДВИЖИМОЕ И НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО, ИСПОЛЬЗУЕМОЕ ПРИ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИИ, КАК ОБЪЕКТ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

Правовой статус движимого имущества, используемого при добыче полезных ископаемых, достаточно полно регулируется нормами гражданского законодательства.

Эта проблема, особенно актуальная для нефтяной и газовой промышленности, учитывая значительные масштабы добычи этих видов полезных ископаемых, существует также и для других горных предприятий, использующих для добычи полезных ископаемых специальные скважины (методы физико-химической геотехнологии).

В соответствии с Федеральным законом «О соглашениях о разделе продукции» (статья 11) имущество, вновь созданное или приобретенное инвестором и используемое им для выполнения работ по соглашению, является собственностью инвестора, если иное не предусмотрено соглашением. Право собственности на указанное имущество может перейти от инвестора к государству со

дня, когда стоимость указанного имущества полностью возмещена, или на других основаниях, предусмотренных соглашением. Поскольку в этой статье вид имущества, находящегося в собственности инвестора, не определен, можно предположить, что это право распространяется как на движимое, так и на недвижимое имущество.

Одним из основных видов недвижимого горного имущества в нефтяной и газовой промышленности являются скважины (разведочные и эксплуатационные), права на которые подлежат регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Эксперты отмечают, что эта регистрация, как правило, значительно затягивается из-за того, что нормативные правовые и инструктивные документы, регулирующие этот процесс, разрабатывались без учета специфики горного имущества. Это, в свою очередь, отрицательно отражается на своевременности начисления амортизационных отчислений и экономике предприятия.

Для эффективного решения всех проблем, связанных с правами собственности на недвижимое имущество, используемое при добыче полезных ископаемых (горное имущество), необходимы разработка новых или совершенствование существующих нормативных правовых актов. 4.4.

Саратов. Суд лишил нефтяную компанию прав собственности на производственные скважины

Двенадцатый апелляционный арбитражный суд признал незаконными права собственности компании «ЛукБелОйл» на две нефтяные скважины в Энгельсском районе, оставив в силе решение первой инстанции, вынесенное по заявлению областной прокуратуры.

Двенадцатый апелляционный арбитражный суд признал незаконными права собственности компании «ЛукБелОйл» на две нефтяные скважины в Энгельсском районе, оставив в силе решение первой инстанции, вынесенное по заявлению областной прокуратуры. По мнению надзорного ведомства, компания незаконно выстроила нефтяные скважины, не имея документов на земельный участок, разрешений на строительство, ввод производственных сооружений в эксплуатацию, а также на размещение подземных сооружений в местах залегания полезных ископаемых. Представители «ЛукБелОйл» считают претензии прокуратуры необоснованными и полагают, что компания подвергается административному давлению в интересах неких лиц, пытающихся захватить бизнес.

«ЛукБелОйл» работает в Энгельсском районе с 2001 года. Специалисты компании открыли Гурьяновское нефте-газоконденсатное месторождение, только в прошлом году в геологоразведочные работы было вложено более 230 миллионов рублей. Действуют шесть скважин, по объемам добычи нефти предприятие входит в пятерку крупнейших в регионе. В законности существования скважин прокуратура усомнилась в прошлом году. Как рассказал прокурор отдела областной прокуратуры Дмитрий Матросов, во время проверки исполнения земельного законодательства выяснилось, что у нефтяников нет документа о выделении земли именно для целей строительства, разрешений на строительство, ввод объектов в эксплуатацию и подземные работы в местах залегания полезных ископаемых. Областная прокуратура обратилась в саратовский арбитражный суд с требованием аннулировать права собственности компании на самовольные сооружения, а также признать незаконными действия Федеральной регистрационной службы, зарегистрировавшей права на недвижимое имущество в 2006 году. Суд первой инстанции удовлетворил иск. ФРС и представители компании оспорили это решение в двенадцатом апелляционном арбитражном суде, но безуспешно.

Как пояснил Дмитрий Матросов, на сегодня надзорное ведомство не требует сноса «самостроя», «но в последующем возможны репрессивные меры». Как отмечают в прокуратуре, аннулирование права собственности на недвижимость ставит под сомнение исключительное право компании на пользование расположенной под этой недвижимостью землей, в недрах которой находятся привлекательные запасы нефти.

Представители «ЛукБелОйл» намерены подать кассационную жалобу в федеральный арбитражный суд Поволжского округа. Как отмечает начальник юридического отдела компании Олег Черноморец, «это, пожалуй, первый в россии, да и в мире случай, когда нефтяная скважина признана самовольной постройкой». Строительство семи скважин было одним из лицензионных требований, выдвинутых Министерством природных ресурсов РФ. По словам Олега Черноморца, проект разработки месторождения и акт приема работ был согласован с этим ведомством, а также Ростехнадзором, Росприроднадзором и другими службами. Кроме того, буровые работы прошли регистрацию в Агентстве по недропользованию. Скважины в Энгельсском районе были сооружены в 2005-2006 годах. По мнению представителей предприятия, в то время в законах не было четко прописано, что недропользователи, имеющие лицензию на разработку месторождения, обязаны получать еще и отдельное разрешение на постройку скважин. Соответствующие поправки в статью 25 федерального закона «о недрах» вступили в силу в январе нынешнего года.

Как отмечают в компании, это далеко не первая претензия со стороны правоохранительных органов. В марте 2007 года областное ГУВД возбудило в отношении руководства «ЛукБелОйл» уголовное дело по факту неуплаты налогов, которое через четыре месяца было прекращено за отсутствием состава преступления. В августе того же года Ростехнадзор отказался выдавать фирме лицензию на работу с опасными отходами, на получение документа потребовалось больше года. В июне 2008-го городское УВД Саратова возбудило дело о незаконном предпринимательстве: по мнению милиционеров, компания получила 143 миллиона рублей незаконного дохода, не переоформив документы на участок, как того требовали изменения в Земельном кодексе. В апреле нынешнего года дело было передано в суд, но рассмотрение до сих пор не началось. Кроме того, территориальное управление Росимущества, военная и областная прокуратуры подали шесть арбитражных исков, касающихся прав на землю, постройки и пользование водными ресурсами (по двум делам суды уже вынесли отказ).

Как подсчитали в компании, за пять лет на предприятии побывали 70 проверок из различных структур. В марте нынешнего года ситуацию вокруг «ЛукБелОйл» рассмотрели на заседании антирейдерского комитета областной торгово-промышленной палаты. Как известно из общероссийской практики, мелкие и средние компании, занимающиеся добычей нефти, довольно часто переходят под контроль крупных корпораций, и не всегда поглощение происходит на обоюдно выгодных условиях. Члены комитета предположили, что в этой истории «налицо косвенные признаки рейдерского давления». Как отмечают на предприятии, повышенный интерес правоохранительных органов стал заметен после 2005 года, когда «ЛукБелОйл» начал наращивать добычу нефти высокого качества.

Основная претензия, которую выдвигают контролирующие структуры, связана с оформлением земельного участка. Компания арендует 4,3 гектара земли в хозяйственной части авиаполигона Гурьяново, находящегося в ведении Министерства обороны (общая площадь полигона — 32 тысячи гектаров). Это довольно распространенная ситуация, только в Саратовской области у трех нефтяных предприятий есть лицензионные участки, расположенные на землях «ограниченного оборота». Законодательство, касающееся коммерческого использования военных территорий, считается довольно запутанным.

Первый договор на пользование землей предприятие заключило с энгельсской КЭЧ (квартирно-эксплуатационной частью) в 2001 году, арендная плата составила 200 тысяч рублей в год. Затем был подписан договор непосредственно с Министерством обороны. Военные земли относятся к федеральной собственности, поэтому требовалось также заключить договор с росимуществом. По словам Олега Черноморца, компания пыталась сделать это в течение трех лет, но территориальное управление службы требовало все новые документы.

В нынешнем году согласно постановлению правительства РФ полномочия по распоряжению «военной» землей полностью перешли к Минобороны. В министерстве организовали департамент департамент имущественных отношений. Саратовские нефтяники направили в эту структуру проект нового договора. Но, как выяснилось, на федеральном уровне пока не существует нормативных актов, описывающих правила заключения арендных договоров. Соответствующий регламент находится на утверждении у министра обороны.