Гк рф корпоративные отношения

Понятие «правоотношение»

Предметом корпоративного права являются корпоративные правоотношения. В теории права правовыми отношениями (или правоотношениями) являются урегулированные нормами права общественные отношения, участники которых становятся носителями субъективных прав и юридических обязанностей, охраняемых и гарантированных государством . Таким образом, правоотношения — это разновидность общественных отношений, которые в силу их значимости для общества урегулированы нормами права. В нормах права указываются состав участников правоотношений, их права и обязанности, обозначаются условия возникновения и развития правоотношений, формулируется их содержание, т.е. закладываются определенные типовые образцы или модели тех будущих общественных отношений, которые должны складываться на основе и в соответствии с формулируемыми законодателем правовыми предписаниями .

См., напр.: Марченко М.Н. Теория государства и права. М., 2004. С. 585. См.: Там же.

Понятие «корпоративные правоотношения»

Корпоративные отношения являются той формой, в которой абстрактные нормы права, содержащиеся в корпоративном законодательстве, получают свою реализацию.

Корпоративные правоотношения — это урегулированные нормами права общественные отношения, возникающие в связи с созданием и деятельностью корпорации. Родовое понятие «корпоративное отношение» применяется к акционерным правоотношениям и правоотношениям, связанным с образованием, деятельностью и прекращением деятельности обществ с ограниченной (дополнительной) ответственностью.

При рассмотрении корпоративных отношений можно обозначить два аспекта: корпоративные отношения в узком смысле — как внутренние отношения в корпорации, например связанные с участием акционеров (участников) в управлении и контроле за деятельностью общества, и в широком смысле — как отношения, возникающие в связи с предпринимательской деятельностью корпорации как юридического лица. Второй аспект связан с государственным регулированием создания и деятельности корпораций, например регулированием эмиссии ценных бумаг, аффилированности хозяйственных обществ.

В данном учебнике корпоративные правоотношения рассматриваются и в узком, и в широком смысле, анализу подвергаются специфические черты, характеризующие корпоративную форму предпринимательства.

Сущность корпоративного правоотношения раскрывается через характеристику основания (источника) возникновения, субъекта, объекта, а также прав и обязанностей участников, составляющих содержание конкретного правоотношения. Рассмотрим перечисленные элементы корпоративного правоотношения, что позволит определить их правовую природу и обозначить место в классификации иных правоотношений.

К основаниям возникновения корпоративных правоотношений следует отнести юридические факты создания корпорации путем ее учреждения или в результате реорганизации .

См. об этом гл. III.

Субъект корпоративного правоотношения

Понятно, что обязательным субъектом корпоративного правоотношения является корпорация, которую в узком значении этого слова мы определили как хозяйственное общество.

Субъектом корпоративного правоотношения является учредитель, приобретающий после государственной регистрации общества статус акционера (участника) корпорации. Правовое положение акционера определяется категорией и типом акций, которыми он владеет. Следует заметить, что акционеры (участники) хозяйственных обществ предпринимателями не являются, они осуществляют иную незапрещенную экономическую деятельность. Такой вывод следует из определения предпринимательской деятельности, содержащегося в абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ, а применительно к правовому статусу акционера также вытекает из толкования норм права Конституционным Судом РФ .

В Постановлении Конституционного суда РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда города Пензы» признано, что деятельность акционеров не является предпринимательской, а относится к иной незапрещенной экономической деятельности // СЗ РФ. 2004. N 9. Ст. 830.

К числу обязательных субъектов корпоративных правоотношений большинство ученых и специалистов относят членов органов управления хозяйственным обществом. Представляется, что без особой аргументации к категории субъектов корпоративных правоотношений можно отнести членов органа внутреннего контроля — ревизионной комиссии.

Рассматривая субъектный состав корпоративных правоотношений, некоторые авторы предлагают выделять внутренние корпоративные правоотношения, связанные с организацией и деятельностью (следует также добавить — прекращением деятельности) корпораций, и внешние корпоративные правоотношения. К субъектам внутренних корпоративных правоотношений наряду с самой корпорацией и ее участниками они относят органы корпорации.

Так, например, В.В. Долинская, исходя из специфики круга субъектов и объектов акционерных правоотношений, предлагает выделять собственно акционерные правоотношения -акционерные правоотношения в узком смысле — и правоотношения, связанные с регулированием деятельности акционерных обществ и акционеров, — внешние акционерные правоотношения. Субъектный состав внутренних акционерных правоотношений, по мнению этого автора, составляют само общество как юридическое лицо, учредители, акционеры, а также органы акционерного общества . М.А. Рожкова полагает, что особенностью субъектного состава корпоративных правоотношений является то, что органы корпорации, которые во внешних отношениях не рассматриваются как самостоятельные субъекты права, в корпоративных отношениях приобретают статус самостоятельного субъекта, который обладает субъективными правами и несет обязанности, обеспеченные возможностью применения к нему мер ответственности . Подобной же точки зрения придерживаются И.М. Хужокова , В.В. Гущин, Ю.О. Порошина, Е.Б. Сердюк .

См., напр.: Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М., 2006. С. 90-91.

См.: Рожкова М.А. Корпоративные отношения и возникающие из них споры // Вестник ВАС РФ. 2005. N9. С. 143.

См.: Хужокова И.М. Корпоративное право Российской Федерации: Курс лекций: Учеб. пособие для вузов. М., 2004.

См.: Гущин В.В., Порошкина Ю.О., Сердюк Е.Б. Указ. соч. С. 143.

Представляется, что изложенная позиция небесспорна. Аргументы в пользу обоснования отступления от общепринятой точки зрения могут быть опровергнуты. Так, М.А. Рожкова полагает, что высказанная ею точка зрения обосновывает возможность предъявления исковых требований не к корпорации, а к органам корпорации . Однако заметим, что в действующем законодательстве предусмотрено предъявление требований не к органам хозяйственного общества, а к физическим лицам, входящим в их состав (см., например, ст. 71 Закона об АО, ст. 44 Закона об ООО).

См.: Рожкова М.А. Корпоративные отношения и возникающие из них споры.

Представляется, что органы юридического лица, являясь его составной частью, к числу самостоятельных субъектов корпоративных правоотношений не относятся; они, по сути, «олицетворяют» саму корпорацию как юридическое лицо. При этом нельзя не заметить их активной роли во внутренних управленческих отношениях в корпорациях. Такая позиция разделяется большинством специалистов и находит отражение в законодательстве. Так, АПК РФ, определяя подведомственность корпоративных споров, относит к их числу только споры, возникающие между участниками корпорации и самой корпорацией (п. 4 ч. 1 ст. 33).

Заметим, что имеется и другая точка зрения, «сужающая» понимание участников корпоративных правоотношений. Так, Г.В. Цепов применительно к акционерным обществам пишет: «Связь акционера с остальными акционерами не охватывается собственно акционерным отношением и основывается на общем требовании правопорядка не чинить препятствия в осуществлении права. Из этого вытекает, что акционер в рамках акционерного правоотношения может предъявлять от своего имени и в своих интересах требования к обществу, но не к акционерам, должностным лицам общества и его работникам» .

Цепов Г.В. Акционерные общества: теория и практика. М., 2006. С. 109.

Заметим, что отрицание отдельными специалистами правовой связи между акционерами общества вытекает из традиционного понимания акционерного общества как объединения капиталов. В этом отношении интересна точка зрения А.И. Каминки: «рядом с полным признанием того господствующего значения, которое в акционерных компаниях принадлежит капиталу, было бы, однако, неправильно при определении этой формы предприятия упускать из виду, что она представляет из себя не мертвый капитал, а союз лиц, являющихся представителями этого капитала» . Позицию о том, что акционеры вступают во взаимоотношения не только с обществом, но и друг с другом, в результате чего может возникать конфликт интересов, разделяют многие современные ученые и специалисты, среди которых — Д.В. Ломакин, Ю.А. Метелева, П.В. Степанов, Е.Б. Сердюк .

Каминка А.И. Очерки торгового права. М., 2002. С. 362.

См.: Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. С. 39; Метелева Ю.А. Правовое положение акционера в акционерном обществе. М., 1999. С. 43; Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Дис. . канд. юрид. наук. М., 1992. С. 80; Сердюк Е.Б. Акционерные общества и акционеры. Корпоративные и обязательственные правоотношения. М., 2005. С. 43 — 44.

Т.В. Кашанина, рассматривающая корпоративное право как право внутриорганизационное, представляющее, по сути, совокупность норм, содержащихся в локальных актах организации, полагает, что корпоративные отношения — это прежде всего «разнообразные отношения внутри корпорации как единого и целостного образования, в котором объединены такие разноплановые категории людей, как собственники, управляющие, наемные работники» .

Кашанина Т.В. Корпоративное право. С. 49.

С нашей точки зрения, корпоративными правоотношениями являются отношения, складывающиеся между корпорацией, ее участниками и членами органов корпорации. Такой вывод следует прежде всего из теории правоотношения, как возникающего на основе норм права социального взаимодействия, участники которого обладают взаимными, корреспондирующими правами и обязанностями и реализуют их в целях удовлетворения своих потребностей в особом порядке, гарантированном и охраняемом государством . Органы управления и должностные лица корпорации, не обладая всеми необходимыми признаками субъекта корпоративного правоотношения, являются участниками внутренних управленческих отношений (см. в гл. V).

См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 2000. С. 509; Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2000. С. 225.

Объект корпоративного правоотношения

Понимание объекта корпоративного правоотношения также не отличается единообразием, прежде всего вследствие различной трактовки понятия «объект правоотношений» в теории права. В теории права под объектом правового отношения понимают те материальные и духовные блага, представлением и использованием которых удовлетворяются интересы управомоченной стороны правоотношений . С.С. Алексеев пишет, что объект правоотношения — это «те явления (предметы) окружающего нас мира, на которые направлены субъективные юридические права и обязанности. Обобщенно говоря, это разнообразные материальные и нематериальные блага, способные удовлетворять потребности субъектов, то есть интерес управомоченного» . Из подобного понимания объекта корпоративного правоотношения исходит концепция ст. 128 ГК РФ, в соответствии с которой к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

См.: Теория государства и права: Курс лекций. В 2 т. / Отв. ред. М.Н. Марченко. Т. 2. М., 1995. С. 106.

Алексеев С.С. Общая теория права: Курс лекций. В 2 т. Т. 2. М., 1982. С. 154 — 157.

Широкое распространение в трактовке объекта правоотношения получила и другая точка зрения, в соответствии с которой объектом правоотношений является поведение субъектов — их определенные действия или бездействие, а также последствия, результаты того или иного поведения. Так, по мнению А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого «. в качестве объекта гражданского правоотношения выступает поведение его субъектов, направленное на различного рода материальные и нематериальные блага. » . Понимание объекта правоотношения как действия обязанных лиц обосновывается, в частности, в работах Ф.К. Савиньи , Е.В. Пассека , Я.М. Магазинера , О.С. Иоффе .

Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 1996. С. 78.

См.: Савиньи Ф.К. Обязательственное право / Пер. с нем. В. Фукс и Н. Мандро. М., 1876. С. 203.

См.: Пассек Е.В. Неимущественный интерес в обязательстве. Юрьев, 1893. С. 3.

См.: Магазинер Я.М. Объект права. Очерки по гражданскому праву. П., 1957. С. 66.

См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 82 — 95.

Среди ученых-современников, специализирующихся в области корпоративного права, также нет единства в понимании объекта корпоративного правоотношения.

Так, Г.В. Цепов, полагающий, что объектом прав акционерного общества могут быть только имущественные блага (имущество), различает объекты правоотношения по обыкновенной и привилегированной акции. Например, объект правоотношения по обыкновенной акции он определяет как имущество общества, в отношении которого акционер наделяется правом участвовать в его управлении, а также имущество, предоставляемое обществом акционеру при наступлении определенных юридических фактов: дивиденды, ликвидационная квота .

См.: Цепов Г.В. Указ. соч. С. 102, 105, 106 — 107.

Понимание объекта корпоративного правоотношения как действия обязанных лиц обосновывается Д.В. Ломакиным . П.В. Степанов полагает, что объектом корпоративного правоотношения служит не отдельное действие или совокупность действий организации, а ее деятельность и результат такой деятельности . Е.Б. Сердюк, изучая структуру корпоративных правоотношений, приходит к выводу, что объектом правоотношения является «то, по поводу чего правоотношение складывается». А складывается оно по поводу деятельности, определенного поведения обязанных лиц. Материальные объекты указанный автор предлагает считать предметом обязательства или предметом исполнения .

См.: Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. С. 25.

См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. С. 9, 64 — 80. См.: Сердюк Е.Б. Указ. соч. С. 51.

При многовариантности приведенных позиций более логичной, по нашему мнению, является точка зрения, согласно которой объектом правоотношения следует признать деятельность субъектов, направленную на получение материальных благ, а не сами материальные блага. Действительно, право не оказывает непосредственного воздействия на вещи, оно может воздействовать только на поведение людей, регулируя их деятельность по приобретению и использованию вещей.

Статья 2 ГК РФ. Отношения, регулируемые гражданским законодательством

Новая редакция Ст. 2 ГК РФ

1. Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения), договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Участниками регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане и юридические лица. В регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования (статья 124).

Гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, должны быть зарегистрированы в этом качестве в установленном законом порядке, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом.

2. Неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ.

3. К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Комментарий к Ст. 2 ГК РФ

1. Значение. Предмет гражданского права определяет сферу действия данной отрасли. Определить предмет — значит уяснить, что регулируют нормы гражданского права. Предмет гражданского права характеризует содержание отрасли и пределы ее действия, отграничивает от других отраслей российского права.

2. Содержание предмета гражданского права. В предмет гражданско-правового регулирования в соответствии с комментируемой статьей входят:

│имущественные (товарные) │ │личные неимущественные отношения,│

│отношения по поводу материальных│ │ связанные с имущественными │

│благ, имеющих денежную оценку │ │ (авторские, патентные и другие) │

│личные неимущественные отношения,│

│ не связанные с имущественными │

│ (защита нематериальных благ) │

Наука гражданского права (О.А. Красавчиков) включает в предмет изучаемой отрасли организационные отношения, которые обеспечивают становление и функционирование основных имущественных и личных неимущественных отношений, в том числе в области предпринимательской деятельности. Организационные отношения необходимы и важны, в частности, при заключении договоров, оформлении наследства, выдаче доверенности и т.д.

3. Метод гражданского права, как и метод любой иной отрасли российского права, определяет, как, какими способами и средствами регулируются имущественные и связанные с ними неимущественные отношения, составляющие предмет гражданско-правового воздействия. Основные черты метода гражданского права:

— принцип дозволительности (в упрощенном виде — дозволено все, что не запрещено законом);

— принцип диспозитивности (свобода выбора пути осуществления гражданских прав).

Метод гражданского права характеризуется такими способами, которые не только обеспечивают равенство, автономию воли и имущественную самостоятельность субъектов, но и стимулируют инициативность лиц, утверждают восстановительный (компенсационный) характер гражданско-правовой защиты и имущественной ответственности.

Установленная Законом о конкуренции обязанность учредителей коммерческой организации при определенных условиях уведомлять антимонопольный орган о создании данной организации имеет публично-правовой характер.

Солидарная ответственность должников по связанному с предпринимательской деятельностью гражданско-правовому обязательству предусмотрена статьей 322 ГК РФ.

Согласно пункту 3 статьи 2 ГК РФ, его нормы не применяются к отношениям, основанным на административном подчинении одной стороны другой, если иное не предусмотрено законодательством.

Закон о конкуренции такого указания не содержит. Напротив, в соответствии с ним штраф налагается антимонопольным органом в административном порядке и, следовательно, является мерой административной ответственности. Правила ГК РФ на данные отношения не распространяются (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.03.1998 N 32).

Другой комментарий к Ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья определяет отношения, являющиеся предметом гражданско-правового регулирования, и круг их субъектов (участников). Участниками этих отношений могут быть граждане и юридические лица (о понятии юридического лица см. комментарий к ст. 48 ГК РФ), Российская Федерация и ее субъекты, а также муниципальные образования. Важное значение имеют сформулированные в п. 1 ст. 2 ГК определение предпринимательской деятельности и принципы ее регулирования.

2. Основной вид регулируемых гражданским законодательством отношений составляют имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников.

Что касается личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, то здесь функция гражданско-правового регулирования сводится к защите объекта этих отношений — нематериальных благ, если иное не вытекает из их существа. О нематериальных благах и способах их защиты см. комментарий к ст. ст. 150 — 152.

3. Согласно п. 3 ст. 2 ГК применение гражданского законодательства к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, возможно лишь в случаях, когда такая возможность специально предусмотрена законодательством.

Исходя из приведенных в п. 3 ст. 2 ГК примеров таких отношений, представляется, что речь идет о такого рода отношениях, которые основаны именно на подчинении властном, основанном на прямом указании закона, а не на добровольном подчинении, вытекающем из свободного волеизъявления подчиненной стороны. Поэтому представляется возможным субсидиарное применение гражданского законодательства, в частности, к трудовым отношениям, так как основанием их возникновения является трудовой договор, при заключении которого работник добровольно принимает на себя обязанность подчиняться правилам внутреннего трудового распорядка.

Поскольку ни гражданским, ни налоговым, ни иным административным законодательством не предусмотрено, например, начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на суммы, необоснованно взысканные с юридических и физических лиц в виде финансовых санкций налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами, при удовлетворении требований названных лиц о возврате из соответствующего бюджета этих сумм не подлежат применению нормы, регулирующие ответственность за неисполнение денежного обязательства (см. ст. 395 ГК РФ). В таких случаях гражданами и юридическими лицами на основании ст. ст. 15 и 16 ГК могут быть предъявлены требования о возмещении убытков, вызванных в том числе необоснованным взиманием финансовых санкций.

Теория корпоративного права и новелла статьи 2 ГК РФ. Статьи по предмету Гражданское право

ТЕОРИЯ КОРПОРАТИВНОГО ПРАВА И НОВЕЛЛА СТАТЬИ 2 ГК РФ

Р.Р. УШНИЦКИЙ

Современная реформа корпоративного права начинается с включения в Гражданский кодекс РФ понятия корпоративных отношений . Эта новелла дала новый импульс для развития дискуссии по основным вопросам теории корпоративного права , анализу которой посвящена данная статья. Отметим, что реформа корпоративного законодательства началась в состоянии кризиса научной доктрины корпоративного права, в которой нет определенности даже по основным ее положениям.

———————————
См.: Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
См., например: Суханов Е.А. О предмете корпоративного права // Актуальные проблемы частного права: Сборник статей к юбилею Павла Владимировича Крашенинникова: Москва — Екатеринбург, 21 июня 2014 г. / Отв. ред. Б.М. Гонгало, В.С. Ем. М., 2014; Зинченко С.А. Корпоративные отношения в реформируемом гражданском законодательстве России // Гражданское право. 2014. N 4. С. 8 — 12; Попондопуло В.Ф. Корпоративное право: понятие и природа // Юрист. 2014. N 20. С. 5 — 13.

Полагаем, что сущность правовых явлений определяется не правовыми нормами, а только самой жизнью. Применительно к данной новелле предлагаем следующие выводы, которые непосредственно вытекают из буквального содержания новой редакции п. 1 ст. 2 ГК РФ.
Во-первых, включение корпоративных отношений в предмет гражданско-правового регулирования означает, что основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников корпоративные отношения являются гражданско-правовыми. Тем самым закреплена отраслевая принадлежность этих отношений за гражданским правом.
Во-вторых, корпоративные отношения в предмете гражданско-правового регулирования выделены наравне с вещными и обязательственными отношениями. Таким образом, признается самостоятельное значение этих отношений, корпоративные отношения не отождествляются ни с вещными, ни с обязательственными отношениями.
В-третьих, выделение корпоративных отношений в одном ряду с вещными, обязательственными и исключительными отношениями закрепляет систему гражданского права, в которой корпоративное право выделено в самостоятельную подотрасль. Корпоративные отношения регулируются специальными нормами корпоративного законодательства, а в неурегулированной части — нормами общей части гражданского права. Это нормы, соответствующие содержанию глав 1 — 12 Гражданского кодекса РФ. По общему правилу нормы других подотраслей, в том числе обязательственного права, к корпоративным отношениям не применяются. Сохраняется лишь возможность применения норм вещной и обязательственной подотраслей права по аналогии.
В-четвертых, формула «отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения)» включает в их состав как абсолютные, так и относительные отношения. Если бы эти отношения были сформулированы с учетом их конкретного состава участников, то вывод был бы только в пользу относительности этих отношений. Закрепленная же формула охватывает как абсолютные отношения, где участнику в связи с его участием в корпоративной организации противостоят все другие лица, так и относительные, где отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими, складываются между определенными субъектами.
В-пятых, определен ключевой признак корпоративных отношений. К ним отнесены отношения, связанные с участием в корпоративных организациях. Следовательно, речь идет исключительно об участии в юридическом лице. С одной стороны, исключена возможность в состав корпоративных отношений включать отношения, в которых происходит объединение имуществ и совершаются согласованные действия без создания юридического лица. С другой стороны, в состав корпоративных отношений не включены отношения, связанные с участием в унитарных юридических лицах.
В-шестых, корпоративные отношения сформулированы как отношения, которые связаны с участием в корпоративных организациях или с управлением ими. Тем самым в составе таких отношений в отдельные подвиды выделены отношения, связанные с участием в корпоративных организациях, и отношения, связанные с управлением в корпоративных организациях.
В-седьмых, корпоративные отношения выделены в предмете гражданско-правового регулирования с учетом общего положения, что «гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота». Установлено, что есть нормы, которые определяют правовое положение корпоративных организаций как участников гражданского оборота, а также нормы, которые регулируют отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими.
Следовательно, по смыслу ст. 2 ГК РФ корпоративные отношения — это основанные на равенстве, автономии воли, имущественной самостоятельности их участников отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими, регулируемые общими нормами гражданского права и специальными нормами корпоративного права как подотрасли гражданского права.
Такова позиция законодателя по ключевым вопросам теории корпоративного права. На наш взгляд, именно такое буквальное, логическое, лингвистическое, телеологическое и систематическое толкование новеллы о корпоративных отношениях должно применяться в судебной и иной правоприменительной практике.
Как видим, законодатель ответил на многие вопросы теории корпоративного права. Новелла вполне четко определяет правовую природу корпоративных отношений, место корпоративного права в системе права, в том числе место норм корпоративного законодательства в системе норм гражданского законодательства.
Анализируя дискуссию о правовой природе корпоративного отношения, можно сделать следующий вывод: главная проблема определения правовой природы корпоративного отношения вызвана тем, что корпоративные отношения находятся в двух различных плоскостях.
Как писал В.К. Райхер, существо всякого правоотношения образует характер межлюдской связи. Эта связь устанавливается либо по типу прямых проводов, протянутых между определенными точками пространства, либо по типу беспроволочной связи, соединяющей данную точку пространства с абсолютно неопределенным числом всех прочих точек. В первом случае (относительные правоотношения) правовая энергия струится лишь по данному проводу, хотя и рассеивается вместе с тем в окружающем пространстве (косвенное, отраженное действие по адресу третьих лиц). Во втором случае (абсолютные правоотношения) право излучает энергию из одной точки волнообразно, непосредственно во все стороны социальной среды . Речь идет о делении гражданских правоотношений на абсолютные и относительные. При этом надо уточнить, что такое деление касается только регулятивных правоотношений. Охранительные правоотношения всегда относительны, независимо от того, какое право нарушено — абсолютное или относительное. Как указывает Д.Н. Кархалев, «любой вид охранительных правоотношений (в том числе возникшие при нарушении вещных прав) не может относиться к абсолютным правоотношениям. Правонарушитель — это одно или несколько конкретных лиц, которые должны восстановить нарушенное субъективное право. Следовательно, анализируемое правоотношение всегда является относительным правоотношением, в котором требование адресовано конкретному физическому или юридическому лицу (лицам)» .
———————————
См.: Райхер В.К. Абсолютные и относительные права (к проблеме деления хозяйственных прав). В особенности применительно к советскому праву // Вестник гражданского права. 2007. N 2.
Кархалев Д.Н. Понятие охранительного правоотношения в частном праве // Семейное и жилищное право. 2008. N 4. См. также: Кархалев Д.Н. Механизм гражданско-правового регулирования охранительных отношений // Юрист. 2014. N 8. С. 29 — 33.

В.Ф. Попондопуло пишет, что «корпоративные отношения связаны с участием в корпоративных организациях или с управлением ими, т.е. предполагают вполне конкретный субъективный состав таких отношений, являющихся относительными, а не абсолютными» . Полагаем, из указанной дефиниции не совсем логично делать такой вывод. Формула «отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими» не определяет и не вводит обязательность относительности корпоративных отношений. Эта формула охватывает как абсолютные отношения, где участнику в связи с его участием в корпоративной организации противостоят все другие лица, так и относительные, где отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими, складываются между определенными субъектами.
———————————
Попондопуло В.Ф. Указ. соч.

Такое буквальное толкование подтверждается в новеллах гл. 4 ГК РФ, вступивших в силу с 1 сентября 2014 г. . Статья 65.1 ГК РФ определяет понятие корпоративной организации (корпорации), к ним относятся юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом участия (членства) в них и формируют их высший орган. Право участия (членства) в корпорации здесь определено как основной признак понятия корпоративного юридического лица.
———————————
См.: Федеральный закон от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации».

Тем самым выделено право, определяющее содержание основного корпоративного правоотношения. Необходимость выделения основного и производных (зависимых) от него корпоративных правоотношений обосновал Д.В. Ломакин: «Категория «корпоративное правоотношение» является собирательной и охватывает два вида правоотношений: правоотношения участия (членства), опосредующие имущественное и неимущественное участие в деятельности корпорации ее участников (членов), которые являются основными, и производные от них — зависимые правоотношения. Для возникновения зависимых правоотношений, помимо наличия основного правоотношения, требуются дополнительные юридические факты, которыми, как правило, являются акты органов управления корпорации. В отличие от зависимых корпоративных правоотношений правоотношение участия (членства) возникает в момент приобретения лицом статуса участника (члена) корпорации, никакие дополнительные юридические факты при этом не требуются» .
———————————
Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения как составная часть системы гражданско-правовых отношений: на примере хозяйственных обществ: Автореф. дис. . д-ра юрид. наук. М., 2009. С. 12 — 13.

Однако он оказался в плену относительной плоскости корпоративных отношений, поэтому не смог определить действительную природу основного корпоративного правоотношения. Это связано с неверным представлением о том, что «существование корпорации является неотъемлемым условием существования самих корпоративных правоотношений. Отдельные субъекты корпоративных правоотношений, являющиеся участниками (членами) той или иной корпорации, могут меняться. При этом никак не затрагивается сама возможность существования корпоративных правоотношений в рамках данной корпорации. Корпорация как субъект корпоративных правоотношений не может быть заменена. Корпорация — это и неизменный субъект корпоративных правоотношений, и условие их существования» .
———————————
Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008. С. 78. Подробнее о месте корпорации в основном корпоративном правоотношении см.: Ушницкий Р.Р. К вопросу о корпорации как элементе корпоративного правоотношения // Безопасность бизнеса. 2012. N 1. С. 31 — 33.

Действительно, корпорация — это то, без чего невозможно данное правоотношение, условие его существования. Но корпорация — не субъект корпоративного правоотношения. Она есть неотъемлемый признак объекта этого правоотношения, коим является «участие в корпорации» как самостоятельный вид объектов гражданских прав, которое входит в состав имущества в смысле ст. 128 ГК РФ, имеет вполне четкие обозначения: акция, доля, пай, если является еще и объектом гражданского оборота.
Если это так, как утверждает Д.В. Ломакин, то основное корпоративное отношение никак нельзя признать гражданско-правовым, ведь именно благодаря этой связи участник корпорации формирует волю корпорации. Здесь абсолютно отсутствует принцип автономии воли, обязательный для всех без исключения гражданско-правовых отношений.
В частности, В.С. Белых, отмечая указанную особенность корпоративных отношений, приходит к выводу, что эти отношения «не могут регулироваться не только гражданским правом, но и административным правом» , что они, по мнению В.П. Мозолина, регулируются формирующейся новой «ветвью права» . С точки зрения И.С. Шиткиной, «в корпоративных отношениях все же присутствуют элементы неравенства, власти-подчинения, нехарактерные для классических гражданских отношений. Корпоративные отношения регламентируются как частноправовыми, так и публично-правовыми методами, присущими регулированию предпринимательской деятельности» .
———————————
Белых В.С. О корпорациях, корпоративных отношениях и корпоративном праве // Проблемы предпринимательского (хозяйственного) права в современной России. Труды ИГП РАН. 2007. N 2. С. 119.
См.: Мозолин В.П. О юридической природе внутрикорпоративных отношений // Государство и право. 2008. N 3. С. 28 — 37.
Шиткина И. Вопросы корпоративного права в проекте Федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ // Хозяйство и право. 2012. N 6. С. 3 — 31.

Считаем, что всякие попытки найти в относительной плоскости основного корпоративного отношения наличие автономии воли абсолютно бесплодны, поэтому квалифицировать основное корпоративное отношение как относительное гражданско-правовое правоотношение совершенно неправильно. Основное корпоративное правоотношение с момента своего возникновения объективно всегда было, есть и будет абсолютным правоотношением. В этом правоотношении участник, будучи наделенным правом участия (членства) в корпорации, находится в отношении со всеми другими участниками гражданского оборота.
Этот вывод получил дополнительное подтверждение в п. 3 ст. 65.2 ГК РФ: «. участник коммерческой корпорации, утративший помимо своей воли в результате неправомерных действий других участников или третьих лиц права участия в ней, вправе требовать возвращения ему доли участия, перешедшей к иным лицам». Как видим, способ защиты нарушенного права участия (членства) сформулирован с учетом того, что это право является абсолютным, как и право собственности.
Таким образом, логический и системный анализ ст. 65.1 ГК РФ, в котором говорится о праве участия (членства) в корпорации, и п. 3 ст. 65.2 ГК РФ, посвященного специальному корпоративному способу защиты, подтверждает выдвинутый нами тезис об абсолютной природе права участия (членства) в корпорации, об абсолютной природе основного корпоративного правоотношения .
———————————
См., например: Ушницкий Р.Р. О гражданско-правовой форме корпоративного отношения // Вестник гражданского права. 2011. N 5.

Как показывает проведенный анализ, большинство авторов отрицают или игнорируют абсолютность основного корпоративного правоотношения. Тем не менее С.А. Зинченко подтверждает абсолютность права участия (членства) в корпорации, но объясняет природу этого права через категорию невещного абсолютного права собственности на акцию, долю, пай . Считаем, что в конструкции корпорации, как и всякого юридического лица, ее участник не может иметь права собственности на имущество корпорации. Имущество корпорации для ее участника является чужой собственностью. Вместо этого ему предоставлено абсолютное право участия (членства), которое включает в себя все те правовые и фактические возможности, которые С.А. Зинченко включает в содержание несуществующего здесь права собственности. Изначально весь смысл возникновения корпоративных отношений как раз в том и состоял, что при возникновении корпорации вместо права на долю в общем имуществе члены простого товарищества получили права участия (членства) в этой корпорации. И это право изначально было особенным правом (sui generis), отличным как от права собственности, так и от прав обязательственной природы.
———————————
См.: Зинченко С.А. Указ. соч.

В современной литературе мы находим поддержку. Например, свое согласие с абсолютной природой права участия (членства) высказали С.В. Кружкова , С.Д. Могилевский и М.А. Егорова . Применительно к праву участия в акционерном обществе М.А. Егорова приходит к выводу, что «правоотношение по размещению акций является возмездным обязательством, в котором участник корпорации взамен имуществу, переданному в уставный капитал общества, приобретает неимущественное право на долю в собственности корпорации. Особенность этого права заключается в его абсолютной природе» .
———————————
См.: Кружкова С.В. Компенсационный фонд саморегулируемых организаций: правовые основы формирования и распоряжения средствами // Журнал российского права. 2013. N 1. С. 109 — 116.
См.: Могилевский С.Д., Егорова М.А. Правовой режим приобретения акционерным обществом собственных акций // Гражданское право. 2013. N 1. С. 2 — 5.
Егорова М.А. К вопросу о содержании корпоративных правомочий // Гражданское право. 2014. N 4. С. 13 — 18.

Е.А. Крашенинников и Ю.В. Байгушева, анализируя взгляды немецких ученых на природу права членства, утверждают, что «право членства связывает управомоченного с поименно определенным лицом (например, корпорацией) или несколькими поименно определенными лицами (например, остальными участниками договора простого товарищества). Поэтому право членства является относительным, а не абсолютным субъективным правом, как утверждают авторы, которые включают его в разряд «иных прав в смысле Abs. 1 § 823 BGB», традиционно признаваемых в немецкой цивилистике абсолютными правами» . На основе приведенной цитаты позволим сделать вывод, что и в немецкой цивилистике мы встречаем взгляды, признающие право членства (участия) абсолютным субъективным правом.
———————————
Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Право членства // Вестник ВАС РФ. 2013. N 12. С. 71 — 77.

Говоря об абсолютности права участия в корпорации, мы не отрицаем, а наоборот, подводим необходимую объективно-теоретическую основу для существования субъективных прав и обязанностей, которые являются содержанием относительных корпоративных правоотношений, производных от абсолютного правоотношения участия в корпорации. Без этой основы указанные относительные правоотношения не существуют и не могут существовать. Так же как относительные правоотношения оборота вещей не могут существовать без основы в виде абсолютных правоотношений собственности. Закон элементарной физики: без статики нет динамики. По сути, это требование элементарной логики.
Другой вопрос: есть ли основание считать производные от основного относительные корпоративные правоотношения обязательственными или они настолько особенны, что их следует отнести к самостоятельному виду? Законодательно в анализируемой новелле этот вопрос решен в пользу признания относительных корпоративных правоотношений самостоятельным видом.
Кроме того, в составе относительных отношений, связанных с участием в корпорациях и с управлением ими, законодательно выделены два вида отношений: 1) связанные с участием в корпорации; 2) связанные с управлением корпорацией. Целесообразность выделения в составе корпоративных второго вида отношений вызывает сомнение. Считаем, что отношения, связанные с участием в корпорации, и так включают в себя отношения, связанные с управлением корпорацией.
Другой момент, который вызывает сомнение, — это то, что из состава корпоративных отношений, регулируемых гражданским правом, исключены корпоративные отношения, связанные с участием в унитарных юридических лицах.
Итак, отношения, связанные с участием в унитарных юридических лицах, являются корпоративными. Это наблюдается не только в хозяйственных обществах, в которых один участник (компании одного лица), но и в унитарных организациях, которые не отнесены к хозяйственным обществам: унитарные предприятия, учреждения, фонды, религиозные организации, государственные компании. Именно в унитарных юридических лицах наиболее четко проявляется абсолютность основного корпоративного правоотношения, где единственному участнику в его абсолютном праве участия в юридическом лице противостоят все остальные участники гражданского оборота. Что касается фондов и религиозных организаций, то отнесение их к унитарным организациям кроме как недоразумением назвать нельзя.
О.В. Гутников справедливо отмечает, что «отношения, связанные с управлением юридическими лицами, возникают как в корпоративных организациях, так и в унитарных организациях (унитарных предприятиях, фондах), не имеющих членства. К корпоративным отношениям следует относить отношения, связанные с управлением любыми юридическими лицами» .
———————————
Гутников О.В. Содержание корпоративных отношений // Журнал российского права. 2013. N 1. С. 33.

Такой взгляд на корпоративные отношения, как свидетельствует ученый, был отражен в проекте Концепции совершенствования общих положений ГК РФ, рекомендованной президиумом Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства (протокол от 11 марта 2009 г. N 2), где корпоративные отношения были определены как «отношения, связанные с участием в юридических лицах и с управлением ими».
Полагаем, это сделано намеренно, чтобы исключить возможность применения к этим отношениям метода гражданско-правового регулирования и принципов гражданского права.
Из тех отношений, которые выделяет О.В. Гутников, это касается отношений между юридическим лицом и управляющими (менеджерами), а также между учредителем и управляющими (менеджерами). Понимаем, что в этом вопросе членам указанного Совета не удалось противостоять мощному лобби менеджеров, которых поддерживает Правительство РФ в лице Министерства экономики РФ. Но если учитывать то, как теперь сформулированы общие положения о юридических лицах, это можно считать прорывом, ведь вполне понятное содержание приобрело абсолютное право участия в унитарных юридических лицах, в том числе бремя и риски этого права.
С учетом этого присоединяемся к словам сожаления В.А. Болдырева о том, что все эти вопросы не охвачены одной подотраслью. «Фактически признавая существование «права юридических лиц» как подотрасли гражданского права, цивилисты, а теперь и законодатель выделяют корпоративные отношения, а не отношения и субъективные права, связанные с участием (управлением) в юридических лицах» .
———————————
Болдырев В.А. Корпоративные отношения и корпоративные споры // Юрист. 2013. N 16. С. 31 — 33.

Согласимся с О.В. Гутниковым в том, что «для определения предмета корпоративного права к корпорациям в широком смысле следует относить любые юридические лица, а корпоративное законодательство (или корпоративное право) будет являться синонимом понятия законодательства о юридических лицах» .
———————————
Гутников О.В. Указ. соч. С. 35.

Корпоративные отношения, как сказано выше, выделены в предмете гражданско-правового регулирования с учетом общего положения о том, что «гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота».
Правовая конструкция юридического лица — это самое сложное явление в гражданском праве. Ни одно другое правоотношение не возникает с появлением нового субъекта права. Здесь невозможно провести дифференциацию норм, которые определяют, с одной стороны, правовое положение юридического лица, с другой — содержание возникшего при этом правоотношения, поскольку эта конструкция есть плод этого правоотношения. В отношении, связанном с участием в юридическом лице или с управлением им, проявляется правовая сущность самого юридического лица. И эта сущность определяет все, что касается правового положения юридического лица.
Вот почему очень важно определить действительную правовую форму основного корпоративного отношения. Как уже было сказано, основное корпоративное правоотношение, по нашему глубокому убеждению, имеет форму абсолютного регулятивного правоотношения. Содержание абсолютного права участия (членства) в корпорации, как и всякое абсолютное право, включает в себя не только отдельные правомочия, но и бремя и риски, связанные с ним. Именно абсолютность основного корпоративного правоотношения предопределяет характер регулирующих его норм. Содержание относительных правоотношений определяется на основе нормы, которая действует постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма). В абсолютном правоотношении нет места этому соглашению, ведь в нем определено лишь управомоченное лицо, а на другой стороне этого отношения — все другие участники оборота. Поэтому содержание основного корпоративного правоотношения определяется исключительно нормами позитивного права, т.е. императивными нормами. Вот почему императивность объективно является основным методом правового регулирования отношений, связанных с участием в юридических лицах или с управлением ими.
На основе сказанного полностью разделяем озабоченность Е.А. Суханова, связанную с установлением в ходе реформы корпоративного законодательства «принципа преобладающей «диспозитивности» норм корпоративного права» . «Содержание корпоративных отношений определяет отнюдь не договор учредителей об их создании, а нормы корпоративного права, в том числе имеющие императивный характер. Такие отношения ни в коей мере не могут считаться разновидностью обычных договорных (обязательственных) гражданско-правовых отношений» . Но при этом, полагаем, ученый не видит объективную основу императивности норм корпоративного права. Е.А. Суханов ошибочно исходит из относительности основного корпоративного правоотношения, считая, что корпорация есть непременный участник этого отношения. Он пишет: «С точки зрения корпоративных отношений важно и то, что их непременный участник — корпорация (курсив автора. — Р.У.) — хотя и возникает в результате исполнения товарищеского договора, но не является его стороной и, строго говоря, не связан его условиями, при том что его воля обусловлена совместными решениями сторон (участников) названного договора» . Как было сказано выше, если считать корпорацию непременным участником основного корпоративного отношения, то это отношение автоматически перестанет быть гражданско-правовым, ведь в этом отношении отсутствует автономия воли, так как одна сторона определяет волю другой.
———————————
Суханов Е.А. О частных и публичных интересах в развитии корпоративного права // Журнал российского права. 2013. N 1. С. 5 — 9.
Суханов Е.А. О предмете корпоративного права.
Там же.

Определяя императивность как основное свойство корпоративного законодательства, нельзя не учитывать, что корпоративное право является частным правом. И это свойство неизбежно создает пространство для свободы, для диспозитивности. Будучи частным, право участия (членства) в корпорации осуществляется по принципу «разрешено все, что не запрещено». Но область этой свободы принципиально уже, чем во всех других областях гражданского права. Здесь общественные (публичные) интересы должны преобладать над частными интересами. Требования о разумности, добросовестности, справедливости, законности, необходимой осмотрительности и заботливости, о недопустимости сделок, совершаемых с целью, противной основам нравственности и правопорядка, действий, совершаемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действий в обход закона должны императивно встать на защиту интересов всех участников гражданского оборота. В первую очередь — контрагентов корпорации, во вторую — участников корпорации.
Вслед за Е.А. Сухановым выражаем надежду, что в корпоративном праве «большинство цивилистов, будучи специалистами в области частного права, поддержат развитие гражданского законодательства и будут участвовать в нем, отстаивая общественный (в этом смысле — публичный) интерес, а не частные интересы отдельных общественных групп, в том числе активно поддерживаемые публичной властью» .
———————————
Суханов Е.А. О частных и публичных интересах в развитии корпоративного права. С. 5 — 9.

Библиографический список

Белых В.С. О корпорациях, корпоративных отношениях и корпоративном праве // Проблемы предпринимательского (хозяйственного) права в современной России. Труды ИГП РАН. 2007. N 2.
Болдырев В.А. Корпоративные отношения и корпоративные споры // Юрист. 2013. N 16.
Гутников О.В. Содержание корпоративных отношений // Журнал российского права. 2013. N 1.
Егорова М.А. К вопросу о содержании корпоративных правомочий // Гражданское право. 2014. N 4.
Зинченко С.А. Корпоративные отношения в реформируемом гражданском законодательстве России // Гражданское право. 2014. N 4.
Кархалев Д.Н. Механизм гражданско-правового регулирования охранительных отношений // Юрист. 2014. N 8.
Кархалев Д.Н. Понятие охранительного правоотношения в частном праве // Семейное и жилищное право. 2008. N 4.
Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Право членства // Вестник ВАС РФ. 2013. N 12.
Кружкова С.В. Компенсационный фонд саморегулируемых организаций: правовые основы формирования и распоряжения средствами // Журнал российского права. 2013. N 1.
Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения как составная часть системы гражданско-правовых отношений: на примере хозяйственных обществ: Автореф. дис. . д-ра юрид. наук. М., 2009.
Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008.
Могилевский С.Д., Егорова М.А. Правовой режим приобретения акционерным обществом собственных акций // Гражданское право. 2013. N 1.
Мозолин В.П. О юридической природе внутрикорпоративных отношений // Государство и право. 2008. N 3.
Попондопуло В.Ф. Корпоративное право: понятие и природа // Юрист. 2014. N 20.
Райхер В.К. Абсолютные и относительные права (к проблеме деления хозяйственных прав). В особенности применительно к советскому праву // Вестник гражданского права. 2007. N 2.
Суханов Е.А. О предмете корпоративного права // Актуальные проблемы частного права: Сборник статей к юбилею Павла Владимировича Крашенинникова: Москва — Екатеринбург, 21 июня 2014 г. / Отв. ред. Б.М. Гонгало, В.С. Ем. М., 2014.
Суханов Е.А. О частных и публичных интересах в развитии корпоративного права // Журнал российского права. 2013. N 1.
Ушницкий Р.Р. К вопросу о корпорации как элементе корпоративного правоотношения // Безопасность бизнеса. 2012. N 1.
Ушницкий Р.Р. О гражданско-правовой форме корпоративного отношения // Вестник гражданского права. 2011. N 5.
Шиткина И. Вопросы корпоративного права в проекте Федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ // Хозяйство и право. 2012. N 6.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.