Financial-Helper.RU

Ваш помощник в мире финансов

Страхование в советский период

Разрушение системы страхования и ее восстановление в 20-е гг. Революционные события 1917 г. резко изменили всю систему страховой защиты населения. В 1918-1920 гг. была сделана попытка полной ликвидации системы страхования. В 1918 г. страхование во всех его видах и формах было объявлено государственной монополией. Все частные страховые общества, включая общества на взаимности, подлежали передаче государству в лице ВСНХ со всем их имуществом и фондами. Только за кооперативными организациями было сохранено право проведения взаимного страхования имущества.

Однако овладение техникой страхования оказалось слишком обременительным делом для большевистских кадров, и без того озабоченных проблемами управления развалившимся хозяйством. Поэтому в 1919 г. было отменено страхование жизни с аннулированием всех ранее заключенных договоров, а в декабре 1920 г. полностью отменено государственное имущественное страхование. Вместо него должен был быть введен порядок бесплатной государственной помощи натурой для трудовых хозяйств, пострадавших от стихийных бедствий.

Печальный опыт военного коммунизма очень скоро привел новых правителей к грустному выводу о том, что сохранение денег и товарно-денежного оборота является необходимостью для восстановления общественного производства. Проведение новой экономической политики с марта 1921 г. знаменовало собой восстановление страховой системы. В декабре 1921 г. выходит декрет СНК , в соответствии с которым был создан Госстрах. В 1922-1923 гг. после денежной реформы законодательно вводится личное страхование.

Организация системы государственного страхования. Постановление Совнаркома СССР от 11 ноября 1924 г. закрепило монопольное право Госстраха на осуществление страховых операций, никаким другим органам Союза ССР и союзных республик — как центральным, так и местным — не разрешалось заниматься страхованием. Решительно были пресечены попытки ведомств к созданию собственных страховых фондов.

Дальнейшее развитие страхования в СССР характеризуется частыми и радикальными организационными преобразованиями. Наиболее интенсивный характер эти изменения носили в довоенный период. Декретом 1921 г. предписывалась организация во всех сельских и городских местностях имущественного страхования частных хозяйств от пожаров, падежа скота, градобития и транспортных аварий. Государственное имущество, находящееся в арендном или ином пользовании частных лиц и предприятий, подлежало обязательному страхованию.

За кооперативами было оставлено право на самостоятельную организацию страхования собственного имущества вместо обязательного государственного страхования. Эта форма страхования в СССР осуществлялась тремя крупными кооперативными организациями: страховой секцией Центросоюза, которая обслуживала потребкооперацию; Всероссийским кооперативным страховым союзом (Коопстрахсоюзом), который занимался сельскохозяйственной, промысловой, жилищно-строительной и другими видами кооперации на всей территории Союза, кроме Украины; и наконец, Украинским кооперативным страховым союзом. В 30-е гг. кооперативное страхование было ликвидировано и его функции были переданы Госстраху.

Другое важное организационное нововведение было связано с организацией Ингосстраха. Первоначально страхованием внешнеторговых сделок занимался сам Госстрах. Однако его страховой полис не признавался иностранными фирмами в качестве надежной гарантии по контракту. Зарубежные партнеры требовали страхования от западных страховых компаний, что стоило немалых денег. В результате было принято решение учредить на деньги российского правительства на подставных лиц две страховые компании за рубежом. Так в 1925 г. в Лондоне возникло под английской юрисдикцией акционерное общество , а в Германии в 1927 г. — Черноморско-балтийское транспортное акционерное общество . После окончания Второй мировой войны к Госстраху перешли в качестве репараций акции многих страховых компаний Германии, Австрии, Венгрии и Румынии. В связи с ростом страховой деятельности за рубежом в 1947 г. было принято решение о выделении из структуры Госстраха в качестве отдельного учреждения Управления иностранного страхования СССР (Ингосстрах) со статусом самостоятельного юридического лица.

Послевоенный период развития страхования характеризуется новыми организационными и функциональными изменениями в системе страхования. До 1958 г. Госстрах был жестко централизованной общесоюзной структурой, затем в соответствии с общей политикой децентрализации страховое дело передано в ведение союзных республик. С 1967 по 1991 г. система государственного страхования строилась по союзно-республиканскому принципу. Руководство ею осуществляло Правление государственного страхования СССР, подчинявшееся Министерству финансов. В каждой союзной республике было создано собственное Правление государственного страхования, которое подчинялось, с одной стороны, Правлению государственного страхования СССР, а с другой — министерству финансов союзной республики.

Имущественное страхование. Одной из важнейших проблем государственной системы страхования с первых лет ее существования было обязательное страхование имущества. Уже в конце 1921 г. восстановлено обязательное окладное страхование строений, скота и посевов в сельской местности, заменившее прежнее земское страхование. Практически в неизменном виде оно сохранилось до 1940 г., когда был принят закон об обязательном окладном страховании и утверждены новые правила и инструкции о порядке определения и оплаты убытков по каждому виду окладного страхования.

В 1929 г. было принято Постановление ЦИК и СНК СССР . В соответствии с этим постановлением обязательному страхованию подлежало имущество государственных предприятий и организаций, состоящих на хозрасчете или на местном бюджете, имущество смешанных АО без участия иностранного капитала, имущество профессиональных и общественных организаций, а также государственное имущество, сданное в аренду и на комиссию частным лицам и организациям. Государственные предприятия и организации, состоящие на союзном бюджете и бюджетном финансировании союзных республик, обязательному страхованию не подлежали.

В 1931 г. обязательное и добровольное страхование имущества отменено для основной части предприятий государственной промышленности. Страховые взносы были включены в налог с оборота. Обязательное страхование сохранилось только для предприятий местной промышленности, не имеющих соответствующих финансовых гарантий со стороны органов местной власти.

В 50-е гг. в систему обязательного имущественного страхования вносятся новые коррективы. С 1956 г. прекращено обязательное страхование государственного жилого фонда, а также добровольное страхование имущества государственных учреждений и организаций, состоящих на местном бюджете. Таким образом практически весь государственный сектор хозяйства был исключен из системы страхования.

Обязательное страхование было сохранено только в отношении государственного имущества, сдаваемого в аренду (страхование осуществлялось за счет арендаторов, которыми были в основном религиозные организации).

Однако сохранялось и развивалось обязательное страхование имущества колхозов, введенное в 30-е гг. вместо кооперативного страхования. В 1968 г. его объемы были существенно расширены за счет введения универсального обязательного страхования посевов на случай неурожая, любых стихийных бедствий, включая засуху. С 1974 г. этот вид обязательного страхования распространен и на совхозы с целью укрепления финансовой устойчивости сельского хозяйства.

Попытка возродить добровольное государственное страхование имущества государственных предприятий относится к концу 80-х гг. Оно было связано с переходом на принципы полного хозрасчета и самоокупаемости предприятий, но практически не получило развития.

В полной мере сохранялось обязательное страхование имущества, принадлежащего гражданам, подтвержденное в 1981 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР и соответствующим постановлением Совета Министров СССР. В соответствии с этими документами обязательному страхованию подлежали находящиеся в личной собственности граждан строения (жилые дома, садовые домики, дачи, хозяйственные постройки), а также животные (крупный рогатый скот, лошади и верблюды).

Личное страхование. Государственная система страхования довольно успешно занималась личным страхованием. Несмотря на сложные экономические и политические условия, во второй половине 20-х гг. начинается оживление в области личного страхования. В 1927 г. Госстрах вводит новый, упрощенный вид страхования жизни, доступный для широких народных масс (крестьянское страхование жизни). Для него были характерны стандартные страховые суммы, сроки и размеры страховых платежей. Для заключения договора не требовалось предварительного медицинского освидетельствования. В эти же годы было начато страхование от несчастных случаев и страхование пассажиров от несчастных случаев на путях железнодорожного, водного и воздушного сообщения. Введено смешанное страхование с тремя видами обеспечения: на дожитие до определенного возраста, на случай смерти и на случай инвалидности вследствие несчастного случая. В 1936 г. разрешено добровольное индивидуальное страхование жизни, смерти и дожития без ограничения страховой суммы. Достаточно широко практиковалось в этот период коллективное страхование рабочих и служащих на случай смерти и инвалидности.

Великая Отечественная война подорвала существовавшую страховую систему, но отнюдь не разрушила ее. Постановлением Совнаркома СССР, принятым в июне 1941 г., органы Госстраха были освобождены от ответственности по личным и имущественным ущербам, возникшим в результате военных действий. Зато на территориях, освобожденных от оккупации, для развития страхования создаются самые благоприятные условия, водятся льготные тарифы. Особенно широко распространяется коллективное страхование жизни. Коллективное страхование было прекращено в 1942 г. ввиду своей убыточности вследствие сокращения числа застрахованных. Вместо него были введены различные виды индивидуального страхования: смешанное с дополнительной выплатой пенсий; смешанное упрощенное (на риск смерти от любой причины и инвалидности от несчастного случая), сохранялись прежние варианты смешанного страхования с тремя видами обеспечения и страхование от несчастных случаев.

Страхование жизни достаточно активно развивалось в послевоенный период. Оно служило существенным дополнением к не слишком щедрому социальному обеспечению. Кроме того, существовали группы населения, которые вообще не включались в государственную систему социального страхования (например, колхозники). Для них роль добровольного личного страхования была незаменима. В условиях стабильной денежной системы страхование жизни неплохо выполняло свои функции. После денежной реформы 1947 г. объемы страхования жизни неуклонно росли, появились новые его виды. В первые послевоенные годы утверждаются новые правила по всем видам личного страхования. Расширяются возможности смешанного страхования, которые раньше сдерживалось установленным минимумом страховой суммы и обязательным медицинским освидетельствованием застрахованных лиц, вводятся упрощенные варианты смешанного страхования жизни, не имеющие этих ограничений. С 1956 г. разрешается заключать договоры страхования жизни не только на 10, 15 и 20 лет, но и на 5 лет, и именно такие договоры становятся преобладающими, давая большую часть поступлений страховых взносов по страхованию жизни. В конце 60-х гг. вводятся новые виды страхования: страхование детей, затем так называемое . Переход на новые формы хозяйствования в 1992 г., сопровождавшийся обвальным падением рубля и галопирующей инфляцией, по существу, уничтожил систему долгосрочного страхования жизни.

Этим видом страхования накануне войны было охвачено около 40% всех работающих. Оно осуществлялось полудобровольным образом за счет вычетов из заработной платы.

Перестрахование. Система перестрахования в советский период отсутствовала, за исключением Ингосстраха, который с самого начала своей деятельности вынужден был перестраховать свои риски в зарубежных страховых компаниях.

В период кратковременного существования кооперативного страхования общества взаимного страхования были обязаны перестраховывать свои риски в Госстрахе. После его исчезновения потребности в перестраховании отпала сама собой. Сконцентрированные в Госстрахе колоссальные страховые резервы и централизованное распоряжение ими позволяли не беспокоиться о перестраховании.

Советский период развития медицинского обслуживания

30 октября 1917 г. советским правительством была объявлена Программа страхования, декларировавшая введение «полного социального страхования». Программой водился охват страхованием всех без исключения наемных рабочих, городской и сельской бедноты, распространение страхования на все случаи потери трудоспособности, на период старости, вдовства, сиротства, безработицы, возложение всех расходов по страхованию на предпринимателей и государство, осуществление централизации больничных касс и наделение их функциями по аккумулированию страховых взносов, выплате пособий, организации оказания всех видов врачебной помощи участникам и членам их семей при внезапных заболеваниях и несчастных случаях как в амбулаторных условиях, так и на дому.
До конца 1917 г. Советом Народных Комиссаров (СНК) РСФСР был издан ряд декретов, кардинально изменивших систему социального страхования: 14 ноября — «О бесплатной передаче больничным кассам всех лечебных учреждений, предприятий или, в случае отсутствия таковых, о выдаче денежных сумм на их оборудование»; 29 ноября — «О страховых присутствиях и страховом совете»; 11 декабря — «О страховании на случай безработицы»; 22 декабря — «Положение о страховании на случай болезни».
Деятельность больничных касс активизировалась, и за короткое время была создана система кассовой страховой медицины, в лечебных учреждениях которой застрахованным оказывалась квалифицированная медицинская помощь. Больничные кассы заключали договора с вольнопрактикующими врачами и оплачивали их труд специальными «талонами» и «чеками». На предприятиях образовывались пункты первой помощи, а в жилом секторе — пункты квартирной помощи. Особое внимание уделялось развитию
амбулаторной помощи, родовспоможению, лечению в стационарных учреждениях, в санаториях и на курортах.
Средства больничных касс формировались за счет взносов работодателей в размере 10% от фонда оплаты труда, штрафов в размере 10% от не внесенной вовремя суммы, взносов страховых товариществ на пособия в связи с увечьем, а также за счет пожертвований. Руководство рабочей страховой медициной в части соблюдения декретов и положений осуществлялось Народным комиссариатом труда.
Параллельно со страховой медициной продолжала существовать земская медицина, для руководства которой в июле 1918 г. бы создан Народный комиссариат здравоохранения. Алогичная разноподчиненность учреждений одной и той же отрасли социальной сферы (страховая медицина подчинялась Народному комиссариату труда, а городская и земская медицина — Народному комиссариату здравоохранения) привела к объединению страховой медицины с городской и земской. 18 февраля 1919 г. СНК РСФСР принял Постановление «О передаче всей лечебной части бывших больничных касс Народному комиссариату здравоохранения». Согласно Постановлению обязательное медицинское страхование и рабочая страховая медицина ликвидировались, а лечебное дело передавалось Народному комиссариату здравоохранения.
Короткий период возвращения медико-социального страхования в России случился в период НЭПа. 15 ноября 1921 г. СНК РСФСР принял Постановление «О социальном страховании лиц, занятых наемным трудом», которым вновь было введено обязательное медико-социальное страхование наемных работников. Этим Постановлением устанавливалась обязанность работодателей проводить медико-социальное страхование работников, определялся порядок и размер взимания страховых взносов, утверждался объем предоставляемых страховых услуг, декларировалось целевое использование страховых фондов строго на оплату лечения застрахованных и выплату им пособий. Медико- социальное страхование включало в части медицинского страхования оказание и оплату лечебной помощи, в части социального страхования — выплату

пособий при временной нетрудоспособности, на кормление ребенка и предметы ухода за ним, по инвалидности, по случаю потери кормильца, на погребение, по безработице.
Создаваемый фонд социального страхования состоял из 4 отдельных страховых фондов: по лечебной помощи, по временной нетрудоспособности, по инвалидности, вдовству и сиротству, по безработице. Размер страхового взноса по всем видам страхования зависел от опасности и вредности производства (естественно, кроме безработицы). Разряд опасности определялся не качеством условий труда, а формой собственности предприятия: максимальные тарифы устанавливались для частных предприятий, минимальные — для государственных. Например, в 1922-1923 гг. взнос для негосударственных предприятий составлял от 22 до 28,5% от фонда оплаты труда, в который включались все виды выплат. Для государственных учреждений взнос на все виды социального страхования составлял 12%, а для государственных промышленных предприятий — 16% от фонда оплаты труда. Размеры страховых взносов в 1922-1923 гг. представлены в табл. 3.1.
Таблица 3.1
Размер страховых взносов на медико-социальное страхование
в 1922-1923 гг. (в % к фонду оплаты труда)

История страхования в России: советский период

Советский период

Первые мероприятия советской власти в области организации страхования характеризуются восприятием определенных традиций предреволюционной практики. В этих и в дальнейших мероприятиях отразилось немало проблем, характерных и для современного состояния страхового рынка.

В 1918 г. правительство РСФСР национализировало страховое дело, аннулировало страховые договоры, в том числе полисы по личному страхованию. 23 марта 1918 г. В. И. Ленин подписал Декрет Совета народных комиссаров «Об установлении государственного контроля над всеми видами страхования, кроме социального». Был организован Совет по делам страхования, аппаратом которого стал Комиссариат по делам страхования, возглавляемый комиссаром. В соответствии с Декретом дивиденды, начисленные за 1917 г. акционерам акционерных страховых обществ и пайщиков, были конфискованы в доход государства. Акционерная форма страхования была упразднена. Кроме того, были ликвидированы все частные страховые компании. Сохранились лишь кооперативные организации по взаимному страхованию товарно-материальных ценностей.

Земское и взаимное страхование были преобразованы в советско-народное, которое перешло в ведение страховых органов исполнительных комитетов местных Советов и совнархозов. Личным страхованием граждан стали заниматься сберегательные кассы Народного банка РСФСР, в частности, долгосрочным страхованием жизни. Имущественное страхование проводил пожарно-страховой отдел при Всероссийском совете народного хозяйства.

Согласно Декрету Совнаркома от 28 ноября 1918 г. «Об организации страхового дела в Российской Республике» страхование объявлялось государственной монополией и достоянием Республики.

В условиях Гражданской войны в декабре 1920 г. были отменены государственное имущественное страхование в денежной форме, страхование жизни в любых формах, а также капиталов и доходов, т.е. временно были прекращены операции личного страхования.

Возрождаться страхование в России начало только в условиях нэпа в 20-е годы прошлого столетия. Монополия страхования теперь принадлежала государству в соответствии с Декретом Совнаркома 1918 г. «Об организации страхового дела в Российской Республике» в лице Госстраха, созданного в 1921 г., который находился сначала в ведении Наркомфина, а затем Министерства финансов. Отчисления Госстраха в бюджет государства составляли 95% суммы ежегодной прибыли. В 1922 г. система государственного страхования перешла на хозрасчет, и это положительно сказалось на развитии страхования в 20-е годы. Но уже в 1925 г. в Положении «О государственном страховании Союза ССР», утвержденном Второй сессией ЦК РКП(б) 18 сентября 1925 г., было закреплено, что «страхование во всех его видах является государственной монополией Союза ССР».

Из литературных источников известно, что толчком к разработке и принятию декрета Правительства (Совнаркома) Российской Федерации от 6 октября 1921 г. «О государственном имущественном страховании» послужило письмо В. И. Ленину от крестьян Весьегонского уезда Тверской губернии. До сих пор главный акцент исследователями делался на самом факте получения письма в начале 1921 г. и его адресате. Нам представляется важным подчеркнуть, что в письме говорится о возобновлении страхования от огня и об организации нового вида страхования — скота от падежа.

Тверская губерния относилась к тем территориальным единицам, где земское страхование проводилось в течение длительного времени и было весьма эффективным. Поэтому желание крестьян восстановить прежнее страхование было закономерным. Конечно, названным декретом не просто воссоздавалось прежнее страхование, но расширялась его сфера, и менялись некоторые условия. Обязательным окладным страхованием на селе с конца 1921 г. охватывались строения, скот, посевы. При этом строения от пожаров должны были страховаться везде (если позволяли организационные и технические возможности), а скот от падежа и посевы от градобития — только в тех губерниях, где было соответствующее решение местных органов власти. Таким образом, в законодательстве 20-х годов отражалось предреволюционное состояние страхования. Ведь земское страхование почти во всех губерниях России охватывало принадлежащие крестьянам строения. Страхование животных проводилось небольшим числом земств, а страхования посевов практически не было. Наконец, следует отметить, что название страхования — обязательное окладное — также земского происхождения: «окладом» называлась сумма, в которой страховались крестьянские строения.

В декрете от 6 октября 1921 г. не было прямого указания о государственной страховой монополии. Монопольное право Госстраха было записано позднее, в Положении о Народном Комиссариате финансов СССР от 12 ноября 1923 г., а также в постановлении Совнаркома СССР от 11 ноября 1924 г.

До принятия названных решений были сильны тенденции создания ведомственных (отраслевых) систем страхования. Так, Народный комиссариат земледелия стремился организовать самостоятельное страхование скота и посевов, Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ) — всех фабрик и заводов, Народный комиссариат внешней торговли — всех импортных и экспортных грузов. Создавались даже проекты, предусматривающие сохранение за Госстрахом монополии только в области обязательного окладного страхования от огня недвижимости в сельских местностях и мелких городах. По прочим отраслям страхования, не подлежащим монополизации, наряду с государственным страхованием предлагалась организация взаимных страховых объединений. Характерно, что нынешняя ведомственная активность в создании собственного страхования (кэптивных компаний) вполне сопоставима с практикой 20-х годов. Но в тот период число ведомств (наркоматов) было неизмеримо меньше.

В соответствии с декретом от 6 октября предусматривалось параллельно с государственным развитие кооперативного взаимного страхования. Кооперативным организациям предоставлялось право вместо обязательного государственного страхования проводить взаимное страхование собственного имущества от стихийных бедствий с правом самостоятельно устанавливать формы, виды страхования, тарифы. Кооперативы, не застраховавшие свое имущество во взаимном кооперативном страховом союзе, обязаны были страховать его в Госстрахе.

В Российской Федерации, а затем и в СССР страхование осуществлялось тремя мощными кооперативными организациями: Страховой секцией Центросоюза, Всероссийским кооперативным страховым союзом (Коопстрахсоюзом), Всеукраинским кооперативным страховым союзом (Укркоопстрахом). Первые две действовали на всей территории СССР (кроме Украины), при этом секция Центросоюза страховала имущество потребительской кооперации, а Коопстрахсоюз — других видов кооперации (сельскохозяйственной, промысловой, жилищно-строительной и др.). Укркоопстрах страховал имущество всех кооперативных организаций Украины. Ликвидация взаимного кооперативного страхования произошла в 30-х годах.

В условиях нэпа возобновилось и личное страхование граждан. Были разрешены добровольное страхование жизни и страхование от несчастных случаев, смешанное страхование жизни (предусматривало обеспечение на дожитие до определенного возраста и на случай смерти ранее этого возраста), страховая ответственность в связи с постоянной утратой нетрудоспособности от несчастного случая. В 1926 г. появилось страхование пассажиров от несчастных случаев на путях железнодорожного, автобусного и воздушного сообщения, которое с 1931 г. стало обязательным.

Декрет Совета народных комиссаров от 6 октября 1921 г. «О государственном имущественном страховании» возобновил в России государственное имущественное страхование, и прежде всего добровольное, которое довольно успешно развивалось в период построения фундамента социалистической экономики до его отмены в 1931 г. Обязательное имущественное страхование вводилось постепенно, и в 1934 г. число объектов имущественного страхования было увеличено, повышено страховое обеспечение. В этом же году было восстановлено добровольное имущественное страхование граждан. 4 апреля 1940 г. Верховный Совет СССР принял Закон «Об обязательном окладном страховании», определившем принципы обязательного имущественного страхования.

В 1947 г. из состава Госстраха было выделено в качестве самостоятельного юридического лица Управление иностранного страхования СССР (Ингосстрах). Госстрах СССР концентрировал свою деятельность в сфере организации страховой защиты в основном агропромышленного комплекса страны, а также имущественных интересов физических лиц, а Ингосстрах — в сфере обеспечения страхового покрытия внешнеторговых обязательств государства.

В 1948 г. вышло Положение о главном управлении государственного страхования в СССР и его органах на местах, в котором были закреплены монополия Госстраха на проведение страховых операций в стране, основные страховые операции, определены методы руководства и контроля за деятельностью Госстраха со стороны Министерства финансов СССР, права и обязанности каждого звена системы государственного страхования.

В 1958 г. организационные основы страхования были значительно изменены: страховое дело было передано в ведение министерств финансов союзных республик. Де-факто государственная монополия на проведение в стране страховых операций Госстрахом отменялась, поскольку об этом уже не упоминалось в указанном Положении, но де-юре она продолжала существовать. Размеры основного и запасного фондов, порядок распределения накоплений, планы доходов и расходов страховых органов стали устанавливаться советами министров союзных республик. Страхование проводилось на основании единого законодательства, по одним правилам и инструкциям, утверждаемым Министерством финансов СССР.

В 60—80-е годы ХХ века в страховании усиливаются тенденции к совершенствованию добровольного страхования. Значительную роль в этом сыграло постановление Совета Министров СССР от 30 августа 1984 г. «О мерах по дальнейшему развитию государственного страхования и повышению качества работы страховых агентов», которое ориентировало страховые органы на расширение пакета страховых услуг, разработку новых видов страхования, совершенствование условий страховой деятельности.

Обращаясь к истокам демонополизации страхового дела в конце 80-х годов, надо отметить, что первый прорыв также был связан с кооперативным страхованием. Законом «О кооперации», принятым Верховным Советом СССР 26 мая 1988 г., предусматривалось, что кооперативы могут страховать свое имущество и имущественные интересы в органах государственного страхования, создавать свои кооперативные страховые учреждения, определять условия, порядок и виды страхования. По своему содержанию эта законодательная норма очень близка к соответствующим решениям 20-х годов. Речь, по существу, шла о страховании кооперативными организациями имущественных интересов в рамках кооперативной системы. Однако уже с самого начала кооперативные организации не ограничивались сферой, определенной законом, и стали проводить различные операции по имущественному и личному страхованию.

Законодательное введение личного страхования относится к середине 1922 г., однако практическое заключение договоров началось с конца 1923 г., когда в результате денежной реформы была обеспечена стабильность валюты. Следует, кстати, отметить, что в этой реформе также был учтен дореволюционный опыт. Червонец, введенный в ходе денежной реформы 1922 – 1924 гг. и рассматриваемый до сих пор как образец твердой советской валюты, по своему золотому содержанию был приравнен к 10-рублевой золотой монете 1897 г. Утверждение монополии Госстраха завершилось с утверждением 18 сентября 1925 г. законодательным путем Положения о государственном страховании СССР. Но еще сохранялось взаимное кооперативное страхование.

Однако уже вскоре после закрепления монополии Госстраха стало очевидно, что она не всегда позволяла эффективно решать вопросы страховой защиты интересов нашей страны. Начался, может быть, малозаметный, медленный и, тем не менее, явный процесс демонополизации страхового дела. Относится это к страхованию экспортно-импортных грузов. Стимулировало процесс существовавшее недоверие ряда западных стран к нашей государственной монополии. Для укрепления доверия к советскому страхованию и более оперативного заключения договоров Госстрахом при участии Наркомвнешторга и Центросоюза в Лондоне в 1925 г. было создано Черноморско-Балтийское генеральное страховое общество («Блекбалси»), а в 1927 г. в Германии (Гамбург) создается Черноморско-Балтийское транспортное страховое общество («Софаг»). «Блекбалси» и «Софаг» страховали импорт СССР из ведущих западноевропейских государств и Америки; Госстрах страховал весь экспорт, а также часть импорта, преимущественно из приграничных стран. Последующее расширение внешнеэкономических связей обусловило создание в 1947 г. Управления иностранного страхования СССР (Ингосстрах) на базе прежнего Управления иностранных операций (УИНО) Госстраха СССР.

Два советских страховщика были «избавлены» от взаимной конкуренции разделением сфер деятельности. В этих условиях понятие «государственное страхование» стало отражать иное, чем прежде, содержание — сферу деятельности внутри страны. От него отпочковалось понятие «иностранное страхование», т. е. вне пределов страны. С точки зрения правовой, обе эти сферы оставались государственными. Лишь в 1973 г. Ингосстрах стал первым в СССР акционерным страховым обществом.

Двойное солирование Госстраха и Ингосстраха продолжалось более сорока лет. Их бесконкурентная деятельность была далеко не беспроблемной. Давление бюджета на Госстрах, валютного плана на Ингосстрах, инструкций Министерства финансов СССР и некоторых других ведомств на обоих страховщиков оставляло им слишком мало возможностей для проявления инициативы и поиска нестандартных решений. Это нисколько не отрицает успехов, достигнутых в развитии страхового дела, но они, несомненно, скромнее, чем могли бы быть. Поэтому с демонополизацией и либерализацией страхового дела с конца 80-х годов прежние монополисты, конечно, утратили свои права на спокойную жизнь, но гораздо больше приобрели в системе рыночных стимулов и свободы.

Новое время выдвигает, как известно, новые идеи, причем нередко прямо противоположные только что господствовавшим. Если менее 15 лет назад отказ от государственного страхования считался недопустимым, то в настоящее время нередко, напротив, ставится под сомнение необходимость сохранения в какой-либо форме государственного воздействия на развитие страхования. Такую российскую приверженность к крайностям приходилось и приходится наблюдать неоднократно.

Страховое дело на протяжении всей своей истории всегда было тесно связано с социально-экономическими задачами общества и соответствующей политикой государства. Прежде всего, проведение страхования увязывалось с системой государственных мер борьбы с пожарами как массовым явлением для России (декрет от 17 апреля 1918 г.). Показательно, что в течение некоторого времени функционировал Комиссариат по делам страхования и борьбы с огнем, а затем пожарное и страховое дело было передано в ведение пожарно-страхового отдела ВСНХ. Коллегией этого отдела в 1919 г. были утверждены Основные положения страхования имущества. Однако, как известно, в условиях гражданской войны проводить страхование оказалось невозможным.

Декретом от 6 октября 1921 г. определена самостоятельность Госстраха. Связь страхования с противопожарным делом выражалась в отчислениях на меры борьбы с огнем (вначале от прибыли, а позднее от суммы страховых взносов). Эти мотивы, но в современной интерпретации, присутствуют в федеральном законе «О пожарной безопасности» от 18 ноября 1994 г., которым предусмотрены отчисления на цели обеспечения пожарной безопасности не менее 5 % платежей по огневому страхованию. Отмечая преемственность и правомерность таких отчислений, считаю некоторые другие положения названного закона некорректными.

Наиболее реальная связь страхования с политикой прослеживается на примере сельскохозяйственного страхования. Коллективизация сельского хозяйства сопровождалась введением в 1930 г. государственного обязательного страхования имущества колхозов (вместо кооперативного страхования). Необходимость укрепления экономики сельскохозяйственных предприятий обусловила осуществление с 1968 г. универсального обязательного страхования урожая колхозов, а в последующем (с 1974 г.) распространение его и на совхозы. Разработка и введение такого страхования было несомненным достижением нашей науки и практики.

Перестроечный курс на деколлективизацию и фермеризацию, к сожалению, привел к отмене с 1991 г. сложившейся прежней системы обязательного сельскохозяйственного страхования. Сегодня уже совершенно очевидно, что деятельность государственных фирм и фермерских страховых компаний в нынешнем виде нельзя считать надежной страховой защитой и коллективных, и частных сельскохозяйственных производителей. Необходимость очередной реформы в этой сфере представляется бесспорной. Конкретные ее направления заслуживают особого рассмотрения в увязке с общей государственной политикой развития сельского хозяйства. Взаимозависимость страхования и экономических, и политических процессов проявлялась также в вопросе о страховании промышленности.

Декретом 6 октября 1921 г. вводилось страхование имущества частных хозяйств. Однако введение нэпа потребовало обеспечения страховой защитой и государственных предприятий, действовавших на коммерческих началах. В 1924 – 1929 гг. оно осуществлялось в добровольной форме (в том числе на основе соглашений Госстраха и ВСНХ). С 1 октября 1929 г. появилось обязательное страхование, по которому страхователями являлись тресты, синдикаты, комбинаты и другие объединения, просуществовавшее немногим более года. Конец нэпа, ознаменовавшийся налоговой реформой 1930 г., привел к прекращению страхования имущества государственных предприятий; страховые взносы были включены в налог с оборота и, следовательно, стали одним из источников бюджетных ресурсов.

В дальнейшем неоднократно принимались партийные решения о хозрасчете государственных предприятий, и, как реакция на них, возникали дискуссии о страховании имущества соответствующих собственников. Лишь в конце 80-х годов, когда вопросы хозрасчета начали решаться серьезно, было введено добровольное страхование имущества государственных предприятий. Но в условиях административного распределения материальных ресурсов, их дефицита страхование часто становилось бессмысленным, так как денежные страховые выплаты еще не создавали возможности реального восстановления производства. Только с переходом к рыночной экономике страхование имущества всех предприятий становится объективно необходимым и эффективным средством возмещения потерь от всевозможных чрезвычайных событий.

Особенности экономического и социального развития нашей страны за прошедший исторический период обусловили возникновение и развитие ряда специфических видов страхования, игнорировать опыт которых нельзя и в современных условиях. Одним из таких видов являлось обязательное страхование государственного имущества, сдаваемого в аренду. В соответствии с декретом от 6 октября 1921 г. обязательному страхованию подлежало имущество государственной промышленности и коммунальных предприятий (строения, машины, движимость, товары), находившееся во временном пользовании по арендному договору или иному основанию (например, на праве застройки, комиссии) у отдельных лиц или коллективов (акционерных и других обществ, товариществ, артелей, коммун, кооперативов). Это страхование распространялось также на сданные в аренду морские и речные суда. Страхование называлось «неокладным», так как осуществлялось не по устанавливаемым нормам, а в полной стоимости имущества. Страхование осуществлялось за счет арендаторов (пользователей). Возмещение при повреждении имущества выплачивалось этим последним, чтобы они могли восстановить пострадавшие объекты, а при полной гибели застрахованного объекта возмещение выплачивалось арендодателю (т. е. соответствующему государственному органу).

Такое обязательное страхование сдаваемого в аренду государственного имущества закреплялось и последующими законодательными актами. Однако одновременно резко ограничивалась сфера арендных отношений. К концу 30-х годов в аренде находились в основном молитвенные здания, т.е. страхователями являлись почти исключительно религиозные организации.

В 1966 г. Министерством финансов СССР определило порядок обязательного страхования государственных строений, сданных в аренду, или иной вид пользования, с прежними ограничениями, т. е. для религиозных органов и отдельных граждан.

Безусловно заслуживает серьезного внимания коллективное страхование жизни, проводившееся в 1929 – 1942 гг., хотя, конечно же, его результаты имели как позитивные, так и негативные стороны. Значительное развитие этого вида страхования (около трети всех рабочих и служащих) позволяло оказывать существенную по тем временам помощь в случаях смерти и утраты трудоспособности. Оно осуществлялось за счет средств самих работников, часто с нарушением принципа добровольности (особенно, когда производились удержания из заработной платы). Стремление иметь больше коллективных договоров обеспечивалось необоснованным снижением необходимого минимального числа застрахованных (с 75 % работающих в 1930 г. до 40 % в 1938 г.) и другими льготами, что привело к убыточности страхования и его последующей отмене.

В нынешних условиях, при недостаточной экономической и социальной защищенности трудящихся, коллективное (групповое) страхование жизни могло бы стать одним из стабилизирующих факторов развития общества. При этом подавляющая часть взносов (а для некоторых категорий работников и полностью) должны уплачиваться предприятиями (фирмами, организациями и т. д.) и профсоюзами. Некоторый опыт уже имеется как у Росгосстраха, так и у других страховых компаний. Может быть, целесообразно иметь типизированные условия коллективного страхования с возможностями дополнять их исходя из особенностей деятельности предприятий-страхователей.

Статистические данные показывают, что ускоренное развитие смешанного страхования жизни началось с 1957 г., когда были введены пятилетние договоры страхования. До этого договоры могли заключаться на 10, 15, 20 лет и более. Новый импульс развитию дали безналичные расчеты по названному виду страхования (с 1968 г.). Постепенно пятилетние договоры стали подавляющими по численности. На несколько больший срок заключались договоры страхования, обеспечивавшие накопления к определенному возрасту ребенка.

Существовавшая структура совокупного портфеля Госстраха по смешанному страхованию жизни резко контрастировала с ситуацией в западноевропейских странах, где договоры заключаются не менее чем на 10 лет (а преобладают более долгосрочные). Очевидно, нам предстоит в большей степени ориентироваться на собственный прошлый опыт, чем на зарубежную практику (по крайней мере, в ближайшей перспективе).

Своеобразна история перестрахования. В ней можно выделить три момента. Первый — это обязательность перестрахования в Госстрахе части рисков, принятых кооперативными страховыми организациями. Тем самым кооперативное страхование, даже остававшееся до конца 30-х годов самостоятельным, подпадало под опеку государственного страхования.

Второй момент — отсутствие перестрахования в самой системе государственного страхования. Ф. В. Коньшин, обобщая многолетнюю практику его развития в СССР, сделал вывод, что «Госстрах совершенно не нуждается в перестраховании своих рисков. Финансовые возможности Госстраха позволяют ему полностью и бесперебойно выполнять свои обязательства перед страхователями по любым рискам, хотя бы и самым крупным». И с этим выводом применительно к системе существовавших тогда видов и форм страхования нельзя не согласиться. Ведь государственное страхование охватывало преимущественно частный и колхозный сектор, а стоимость имущества у таких страхователей (в основном строения, скот, предметы домашнего обихода) была невелика. Даже при массовых пожарах и наводнениях оплата убытков не была проблемой для централизованного в масштабе страны фонда.

Добровольное и обязательное страхование имущества государственных предприятий, проводившееся в отдельные годы, было слишком краткосрочным, чтобы повлиять на общие финансовые результаты Госстраха.

Централизация средств в масштабе страны, перераспределение их между республиками заменяло перестрахование. Вот один из примеров. Как известно, с 1958 г. страховое дело в бывшем СССР было передано полностью в ведение министерства финансов союзных республик. Союзное Главное управление госстраха было ликвидировано, вместо него в Минфине создали Отдел государственного страхования. Такое положение сохранялось до тех пор, пока не возник проект обязательного страхования посевов на случай неурожая от любых стихийных бедствий, включая засуху. Экономические расчеты свидетельствовали, что страховые органы каждой республики в одиночку не могли поднять такое крупномасштабное по возможным суммам ущерба страхование. Была воссоздана единая система государственного страхования, предусматривавшая формирование межреспубликанского запасного фонда (наряду с республиканскими).

Наконец, третий момент в истории перестрахования связан с операциями иностранного страхования, где практически исключено принятие крупных (и даже средних) рисков без их перестраховочной защиты. Поэтому именно Ингосстрах имеет наибольший опыт в организации перестрахования. Между Ингосстрахом и Госстрахом не было никаких перестраховочных отношений. А их и не могло быть, так как они действовали в «разных весовых категориях» (первый страховщик работал с иностранной валютой, а второй с российским рублем), разделенные непроходимой стеной официального, совершенно нереального валютного курса. Следовательно, все перестрахование осуществлялось за рубежом.

В современных условиях роль перестрахования резко возросла: в страхование вовлекаются крупные отечественные промышленные, транспортные и иные объекты; возможности собственного удержания у большинства российских страховщиков очень малы. Свободная конвертируемость рубля устранила препятствие для перестрахования на внутреннем и внешнем рынке. Необходимо всемерно использовать эти возможности, наращивать мощности российского перестраховочного рынка.