Содержание статьи:

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 108 УК РФ

В комментируемой статье предусмотрена ответственность за два привилегированных вида убийства: убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1), и убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). Понятие необходимой обороны и превышения ее пределов дается в ст. 37 УК (см. коммент. к ней).

2. В силу указаний закона и с учетом судебной практики последних лет по ч. 1 комментируемой статьи может квалифицироваться убийство, лишь когда обороняющийся сознательно прибегнул к защите такими средствами и способами, которые явно не вызывались ни характером нападения, ни реальной обстановкой, и без необходимости умышленно причинил нападающему смерть. Неосторожное причинение смерти посягающему в процессе отражения общественно опасного нападения не может расцениваться как превышение пределов необходимой обороны и не влечет уголовной ответственности.

3. При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения необходимой обороны нельзя механически исходить из требования о соответствии средств и способов защиты и нападения. Такое соответствие едва ли возможно, ибо для успешного отражения нападения его надо преодолеть, применив более интенсивные методы. Необходимо учитывать характер угрожавшей опасности, силы и возможности обороняющегося по отражению посягательства (количество нападающих и обороняющихся, их возраст, физическое состояние, вооруженность, место и время посягательства и т.д.) . Все должно оцениваться в совокупности. В частности, нет оснований ограничивать возможность лишения жизни нападающего только теми ситуациями, когда нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица. Не будет превышения пределов необходимой обороны, если женщина, защищаясь от группы насильников, применит оружие и причинит смерть кому-либо из нападавших. Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный вред оказался большим, чем вред предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Нельзя признать правильной практику, когда причинение посягавшему смерти квалифицируется как убийство при превышении пределов необходимой обороны без указания на то, в чем заключалось превышение.
———————————
БВС РСФСР. 1980. N 8. С. 9; 1990. N 12. С. 3 — 4; БВС РФ. 1992. N 2. С. 5 — 6; N 10. С. 13.

4. Если для виновного было очевидно, что нападение прекращено, то ч. 1 комментируемой статьи не может быть применена. Причинение смерти в таком случае, в зависимости от обстоятельств дела, может быть квалифицировано либо как убийство из мести, либо как убийство в состоянии аффекта, либо по ч. 2 комментируемой статьи. Для разграничения этих преступлений важно установить не только сам факт прекращения посягательства, но и осознание этого обстоятельства обороняющимся, который в силу обстановки нападения и своего психического состояния может и неправильно определить этот момент.

По смыслу закона состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом посягательства и когда для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства .
———————————
БВС РСФСР. 1990. N 6. С. 4 — 5; БВС РФ. 1992. N 10. С. 13 — 14; 1993. N 5. С. 14; 1995. N 8. С. 9 — 10.

5. Причинение смерти при мнимой обороне, когда лицо добросовестно заблуждалось, полагая, что оно подвергается нападению, хотя нападения в действительности не было либо оно прекращено, по общим правилам об ошибке не должно влечь ответственности. Однако если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности по ч. 1 комментируемой статьи.

6. В ч. 2 комментируемой статьи впервые установлена ответственность за убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Условия правомерности причинения вреда задержанному и понятие превышения мер, необходимых для задержания, установлены в ст. 38 УК (см. коммент. к ней).

Если задержание происходит, когда лицо продолжает начатое посягательство или оказывает сопротивление, то причинение ему смерти является либо необходимой обороной, либо превышением ее пределов. Задержание лица после окончания преступного посягательства с его стороны либо в иной ситуации (например, при побеге) необходимой обороной не является.

7. Убийство лица при его задержании следует отграничивать от убийства из мести, которое представляет собой акт самочинной расправы. Самоуправное лишение жизни человека, даже совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление, противоречит ст. 20 Конституции.

Одной из целей задержания, как видно из текста ст. 38 УК, является доставление лица, совершившего преступление, органам власти. Убийство задерживаемого исключает возможность достижения данной цели. Поэтому такое убийство может квалифицироваться по ч. 2 комментируемой статьи лишь в случае совершения его с косвенным умыслом, когда виновный не желал, но сознательно допускал причинение смерти задерживаемому.

Другой легальной целью причинения вреда задерживаемому согласно ст. 38 УК является «пресечение возможности совершения им новых преступлений». Вывод о возможности совершения новых преступлений должен основываться на реальных фактах, а не на предположениях. Какова бы ни была цель задержания, причинение вреда задерживаемому не является обстоятельством, исключающим преступность деяния, если имелась возможность задержать лицо иными средствами. Об этом прямо говорится в ч. 1 ст. 38 УК. При наличии такой возможности причинение смерти задерживаемому является неправомерным и не может рассматриваться как превышение мер, необходимых для задерживания. Если лицо не оказывает сопротивления и не пытается скрыться, причинение ему смерти недопустимо и должно квалифицироваться либо как убийство по ч. ч. 1 или 2 ст. 105 УК, либо как убийство, совершенное в состоянии аффекта, — по ст. 107 УК.

Необходимая самооборона, или Когда преступник и жертва меняются местами

Руководитель коллегии адвокатов
«Комиссаров и партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

В жизни любого человека нельзя исключать возникновения ситуации, когда он окажется перед необходимостью защищать жизнь, свое здоровье или здоровье близких ему людей, а также имущество от посягательства злоумышленника. При обороне гражданин вправе защищать свои права всеми способами. Единственное условие – эти способы не должны быть запрещены законом. Посмотрим, как регулируется в нашей стране право на самооборону и при каких обстоятельствах суды признают, что ее пределы превышены.

Правовое регулирование

Хотя сам термин «самооборона» в рамках законодательства никак не определяется, он встречается в ряде актов. Например, поскольку самооборона и право на оружие – вещи взаимосвязанные, законодательством предусматривается такой вид оружия, как оружие самообороны (абз. 2 ст. 3 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии»; далее – закон об оружии). Право на подобное оружие имеют обычные граждане, которые не несут военную службу и не являются сотрудниками правоохранительных органов. К нему, в частности, относятся «травматика», электрошокеры, аэрозоли – причем для их приобретения никакого разрешения не нужно. Оружие самообороны включает в себя и некоторое огнестрельное оружие, но в этом случае перед его покупкой нужно озаботиться получением специальной лицензии в полиции (ст. 13 закона об оружии).

Закон об оружии также указывает, какое применение оружия считается правомерным. Во-первых, оружие должно принадлежать гражданину на легальной основе. Во-вторых, его нельзя использовать, если нет необходимости в защите жизни, здоровья и имущества в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. В-третьих, прежде чем воспользоваться оружием, нужно ясно предупредить об этом другую сторону (не считая случая, когда возникает ситуация, опасная для жизни). Наконец, в-четвертых, не должен пострадать кто-либо еще, кроме стороны нападения. Это основные правила, но нужно знать и некоторые частные нюансы – например, недопустимо применять оружие в отношении женщин, инвалидов и явно несовершеннолетних (если только они не нападают группой), нельзя пользоваться оружием в состоянии опьянения, на массовых мероприятиях и т. д. (ст. 24 закона об оружии).

Несложно заметить, что в этих правилах, касающихся применения оружия при самообороне, отсутствует какая-либо конкретика – закон отсылает, в частности, к понятию «необходимая оборона».

Уголовное законодательство предусматривает два режима необходимой обороны (ст. 37 УПК РФ):

Нанесение любого вреда атакующей стороне без угрозы привлечения к наказанию (так называемая беспредельная оборона). Такая самооборона возможна по двум основаниям. Первое – насилие (или его угроза) должно быть опасным для жизни. Примеры такого насилия, признаваемые судебной практикой, – ранения имеющих значение для жизни человека органов, применение оружия, удушение, поджог. Однако очевидно, что не всегда человек будет дожидаться, когда в отношении него начнут совершаться данные действия, чтобы начать обороняться.

Второе основание для беспредельной обороны, – неожиданность атаки, в результате чего человек не может оценить характер опасности нападения и понять, насколько оно серьезно. В таком случае защищающийся также с большой долей вероятности не будет привлечен к уголовной ответственности. В качестве классического примера последней ситуации можно привести случаи проникновения нападавшего лица ночью в жилище.

Самооборона с ограничениями. Закон исходит из того, что если насилия, опасного для жизни, либо угрозы такого насилия при нападении не имеется, то защищаясь, важно не переусердствовать. Например, нет необходимости в ответ на пощечину наносить тяжкий вред здоровью или совершать убийство. Иначе в отношении оборонявшегося будут применяться уголовно-правовые санкции.

Добавлю, что три года назад ВС РФ разъяснил некоторые вопросы законности самообороны (Постановление Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление»). В частности, он рассказал, каковы признаки реальной опасности жизни при нападении (например, ранения жизненно важных органов), как определить непосредственную угрозу жизни и здоровью (к примеру, такая угроза может выражаться в демонстрации оружия) и т. д.

Конечно, обычный человек, защищаясь от злоумышленника, не будет вдаваться в тонкости правовых конструкций.

Но в условиях действующего законодательства и правоприменительной практики риск того, что вслед за отражением атаки от частного лица, придется защищаться от государства в лице его органов, достаточно велик.

Ситуации из судебной практики

Суды с завидной регулярностью признают пределы самообороны превышенными. В некоторых делах только ВС РФ вставал на сторону защищавшегося.

Пример 1:

На двух безоружных людей напали трое, имевшие при себе большие деревянные палки. В ходе драки одному из защищающихся удалось перехватить палку, которой он нанес повреждения нападавшему, несовместимые с жизнью.

Сначала суды двух инстанций и вовсе не нашли признаков обороны и даже превышения ее пределов в таких действиях, осудив человека по серьезной статье (ч. 4 ст.111 УК РФ) на шесть лет лишения свободы. Потом Президиум областного суда все-таки внес изменения в судебные акты и осудил защищавшегося уже за то, что тот в ходе конфликта умышленно причинил тяжкий вред здоровью нападавшему, превысив пределы необходимой обороны. Однако на этом история не закончилась. Дело попало в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ, который установил, что по материалам дела имеются все признаки беспредельной обороны, поскольку было насилие, опасное для жизни, – нападавшие были вооружены, их было больше, между обороной и атакой не было разрыва во времени, на теле защищающегося есть раны от нападения. ВС РФ отменил все судебные акты и прекратил уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления. Высший суд указал, что в таком случае можно было защищаться всеми доступными средствами (например, палкой) и причинять любой вред, вплоть до смерти нападавшего (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 25 ноября 2013 г. № 33-Д13-6).

Пример 2:

В ходе застолья двое знакомых напали на третьего, нанеся ему многочисленные удары, в том числе ножом. Жертве атаки каким-то образом удалось перехватить нож. После этого он нанес нападавшим в общей сложности 52 удара этим ножом, в результате чего оба агрессора скончались. Оборонявшегося осудили за превышение пределов самообороны. Как указал высший суд, налицо было нападение, опасное для жизни. Об этом свидетельствует, в частности, то, что удары наносились в область лица и головы, в том числе с использованием ножа. Таким образом, оборонявшийся мог нанести любой вред атаковавшим его лицам для спасения своей жизни. То, что нож переходил из рук в руки, в таком случае не имеет значения, подчеркнул Суд. Кроме того, и после перехода ножа в руки защищавшегося нападавшие не перестали представлять угрозу его жизни, поскольку атаковали совместно, нанося удары в важные органы человека, атака происходила ночью и была инициирована нападавшими. ВС РФ оправдал осужденного, не посчитав совершенные действия преступлением (Определение СК по уголовным делам ВС РФ от 5 августа 2015 г. № 51-УД15-4).

Видно, что осужденным по подобным делам приходилось долго доказывать, что они правомерно защищались. В конечном счете, справедливость восторжествовала. Однако общий обвинительный уклон правоохранительных органов и судов, которые видят во многих случаях разумной самообороны преступление, не внушает оптимизма.

Нужны ли изменения в законодательство?

Согласно позиции ВС РФ, которая прослеживается время от времени в отзывах на законопроекты по вопросам самообороны, действующего правового регулирования вполне достаточно. Проблема в том, что это законодательство и разъяснения самого ВС РФ не всегда корректно применяются судами.

Да, высший суд периодически восстанавливает справедливость, регулируя сбой других элементов системы. Но суды продолжают ошибаться. Почему? Возможно, дело в том, что любое действие в рамках обороны можно рассматривать как преступление, закрепленное УК РФ. И суды, исходя из сформировавшейся в советское время обвинительной позиции следствия и прокуратуры, изначально занимают жесткую позицию по отношению к фактически защищающемуся, не признавая его действия самообороной. Как в первом примере судебного дела, где лицо осудили сначала по одной статье УК РФ, потом по другой, и только ВС РФ указал, что преступления вообще нет. И лицо каждый раз должно доказывать, что оно оборонялось.

Неудивительно, что систематически появляются законодательные инициативы по вопросам самообороны, в рамках которых с завидной регулярностью предлагается предусмотреть возможность признавать при тех или иных обстоятельствах защиту жизни, здоровья и имуществ априори законной, без применения ограничений по самообороне.

Так, планируется указать в законе конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия и закрепить принцип «мой дом – моя крепость»: если лицо проникает в жилище без законных на то оснований, нанесение ему вреда не будет наказываться в любом случае 1 . Суть этой концепции заключается в том, чтобы предоставить гражданам право любыми способами обороняться от злоумышленников, проникших в жилище, не боясь за последствия.

Как отмечают разработчики этой инициативы, при совершении преступлений, связанных с проникновением в жилище, гражданин не имеет возможности объективно оценить степень опасности посягательства. Такая оценка требует времени. А промедление существенно увеличивает риск, которому подвергается обороняющийся, – посягающий получает возможность понять, кто находится в помещении и где именно, подготовить оружие и т. п.

Авторы идеи указывают, что подобная практика имеет место в США, Великобритании и ряде других стран. При этом человеку, обороняющему свое жилище, предоставляется не только право применить просто насилие в отношении проникшего в его жилище, но и право применить так называемое «смертельное насилие», то есть использовать оружие вплоть до летального исхода. Полагаю, данную практику нужно распространить и в нашей стране. Конечно, есть опасения, что это может стать причиной злоупотребления правом на самооборону в жилище и способом скрыть умышленное преступление (например, преступник может пригласить знакомого к себе домой и затем убить его, сославшись на незаконное проникновение жертвы в жилище). Да, риски есть. Но такие случаи не столь часто происходят, чтобы из-за возможных злоупотреблений препятствовать реализации абсолютного права на самооборону.

Также отмечается, что отсутствует легальная возможность защиты собственности граждан путем установки специальных устройств, способных причинить вред посягающему (капканы, ловушки и т. п.). Действительно, есть логика в том, что привлечение к уголовной ответственности за причинение вреда такими устройствами представляется необоснованным, поскольку само причинение вреда является следствием нарушения неприкосновенности частной собственности, и отсутствие такого нарушения не может повлечь причинение вреда посягающему. Например, лицо не попало бы в капкан, не совершив проникновение в жилище с целью кражи. Должен действовать принцип: сам виноват, сам и отвечай.

Между тем согласно сегодняшней позиции ВС РФ правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств. Если в указанных случаях причиненный посягавшему лицу вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства – например, злоумышленник пробрался в дом с целью украсть еду, но попал в медвежий капкан и скончался от кровопотери, – содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны. При срабатывании или приведении в действие таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях (п.17 Постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19).

Таким образом, у защищающегося лица сегодня есть все основания опасаться привлечения к уголовной ответственности наряду с нападавшим. Оценка ситуации остается на усмотрение суда.

Неоднократно отмечалось, что нет никаких оснований ограничивать необходимую оборону применением только не запрещенных законом средств. В стороне разъяснений Пленума ВС РФ остаются яды, боевые самострелы и другие предметы и вещества. В случае применения таких предметов лицо рискует быть привлеченным к уголовной ответственности на общих основаниях, даже без оценки его действий на предмет превышения пределов самообороны.

Случаи самообороны и их оценки правоохранительными органами, которые время от времени становятся объектом пристального внимания СМИ, свидетельствуют о том, что гражданам нужны более четкие правила в этом вопросе. Пока же, обороняясь, нельзя быть уверенным, что окажешься прав – любой случай защиты может оказаться под угрозой переоценки. Доказывание своей правоты занимает очень долгое время, а это может привести к ухудшению здоровья, душевного состояния, серьезным материальным расходам на свою защиту.

Представляется, что в настоящий момент есть нарушение баланса в законодательстве и правоприменительной практике, когда часто обороняющийся, то есть настоящий потерпевший, находится в худшем состоянии, чем лицо, которое нападает. Уверен, что необходимость изменения регулирования в этой сфере назрела.

Для начала хотелось бы, чтобы в законе – а не в постановлении Пленума ВС РФ – были более детально прописаны конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия.

Убийство при самообороне. Как доказать, что ты защищал свою жизнь?

Челябинский юрист призналась, что такие дела редко выигрывают в российском суде.

На прошлой неделе в Челябинске к 5 годам колонии была приговорена молодая мама, по неосторожности убившая парня, пытавшегося ее изнасиловать. Когда самооборона превращается в убийство и можно ли избежать трагедии, разбирался корреспондент АиФ-Челябинск.

Как жертва превращается в убийцу

25-летняя челябинка Надежда Сонина сама поставила себя под опасность. Весной, гуляя с подругой по парку, девушка познакомилась с двумя молодыми людьми. Когда стало вечереть, компания продолжила общение дома. Однако на квартире парни стали вести себя распущеннее. Один из них начал заставлять Надежду вступить с ним в половую связь. Девушка попыталась уйти, но не тут-то было. Новый приятель перегородил ей дорогу и стал оскорблять, настаивая на близости. В итоге, пытаясь защитить свою честь, девушка взялась за кухонный нож. Удар в область груди оказался смертельным.

Сначала Надежду, обвиняли по статье 105 УК РФ в умышленном убийстве, однако затем дело было переквалифицировано в 111 статью «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего». За подобное челябинке грозило до 15 лет тюрьмы, однако суд все-таки смягчил приговор, так как девушка, воспитывающая малолетнего ребенка, написала явку с повинной. Кроме того, было учтено противоправное поведение самого потерпевшего.

Но почему же суд отверг версию о том, что молодая женщина совершила убийство, пытаясь защитить свою жизнь, превысив, как говорится в статье 108 УК РФ, пределы необходимой обороны?

Обвинительный уклон

«Грань между убийством и самообороной, приведшей к нему, очень зыбка. Тут необходимо учитывать не только материалы дела, но и отношение подсудимого к ситуации, — рассказала АиФ-Челябинск челябинский юрист Светлана Воронина. — Если человек понимает, что его жизни что-то угрожает, он пытается защититься. В этот момент потерпевший не отдает отчет в силе своих действий. Однако бывают случаи, когда обвиняемый просто пытается уйти от наказания, настаивая в суде на самообороне».

По словам юриста, неопровержимыми доказательствами применяемой обороны являются ссадины и синяки, а также порванная одежда, которую зафиксировали правоохранительные органы. Однако даже показания свидетелей и экспертов по делу порой не являются авторитетными для судьи.

«Российские суды редко применяют статью 108 УК РФ, так как наша судебная система имеет обвинительный уклон, — признается Воронина. — Кроме того, в нашей стране не работает прецедентное право. В результате исход дела зависит от профессионализма судьи, который может либо пойти по накатанной, либо докопаться до правды».

Так, в судебной практике юриста было дело жителя Магнитогорска, который защищая свою семью, убил сбежавшего из психбольницы пациента. Невменяемый мужчина ворвался во двор частного дома потерпевшего поздно вечером и лопатой начал рушить всё вокруг. Тогда магнитогорец, не имевший возможности вызвать полицию, решил самостоятельно утихомирить хулигана. Однако, отбирая лопату, в борьбе, он нанес ему несколько ударов. Через две недели нападавший скончался в больнице. И хотя все санитары психлечебницы подтверждали агрессивность пациента, которого можно было утихомирить только специальными средствами, судья не счел, действия подзащитного Ворониной самообороной.

Если возвращаться к делу челябинки Сониной, то в ее действиях суд также не усмотрел превышении пределов необходимой обороны. «Обстоятельства свидетельствовали о том, что у подсудимой не было в тот момент необходимости обороняться, — рассказала АиФ-Челябинск консультант Советского районного суда Челябинска Татьяна Печёнкина. — Поведение мужчины не предусматривало опасности для девушки, и она могла поступить другим образом. Хотя и умысла убивать у нее не было. Из-за ссоры и агрессивного поведения знакомого Надежда испугалась и взялась за нож».

Основной инстинкт

По словам челябинского психолога Марины Патовой, в таких ситуациях человек просто пытается выжить любой ценой, вероятно до конца не понимая, что происходит. Поэтому, обороняясь, он даже не раздумывает о последствиях.

«Где пределы превышения необходимой обороны, о которых говорится в уголовном кодексе, никто не знает. Ведь человек, который никогда не совершал насильственных действий, не применял силу, не может оценить ее в момент опасности. Обороняться — это естественно и правильно, — говорит Патова. — Думаю, это не психологическая проблема, а скорее судебной системы. В суде должны доказать, был ли умысел на убийство у обвиняемого».

Если же такая ситуация все-таки произошла, юрист Светлана Воронина советует идти до конца и настаивать на переквалифицировании статьи. Кроме того, после задержания не следует разговаривать с правоохранителями без адвоката, так как в состоянии шока человек может описать ситуацию не совсем корректно. Что потом будет применено против него же самого.

Вот что посоветовал директор школы безопасности «Урал» и президент Южно-Уралькой федерации русского рукопашного боя Евгений Абанькин читателям АиФ-Челябинск, попавшим в руки хулигана:

Отметим, что даже убийство при самообороне не гарантирует обвиняемому свободы. Санкции статьи 108 УК РФ «Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны» предусматривают наказание вплоть до лишения свободы на два года.

Какая статья УК РФ предусмотрена за убийство человека?

За убийство статья 105 уголовного кодекса предусматривает различные сроки и меры наказания. Также рассматривается убийство статьями 106–109, которые содержат уникальные признаки данного преступления.

Сколько дают лет за убийство человека? Каковы общие сроки?

Убийство — это самое тяжкое преступление, которое направлено против жизни и здоровья человека. Именно поэтому закон относится к убийцам как можно более строго, что отображается на мере наказания.

Для начала рассмотрим общие сроки, установленные статьей 105 «Убийство». Эта норма разбита на 2 части. В первой из них идет речь о лишении жизни человека без отягчающих обстоятельств — в этом случае виновник может получить от 6 до 15 лет лишения свободы.

Во второй части статьи указаны обстоятельства, наказание за которые предусматривает уже повышенную меру наказания: от 8 до 20 лет лишения свободы, пожизненное заключение либо смертную казнь. Нет смысла перечислять все, назовем лишь некоторые наиболее распространенные:

  1. Убийство двух и более человек.
  2. Совершение деяния с особой жестокостью или общеопасным способом (посредством взрыва, химической атаки и т. п.).
  3. Если лишение жизни сопряжено с бандитизмом, вымогательством, разбоем.
  4. Если убийство совершено по национальным, религиозным и прочим подобным мотивам.

В выделении этих значимых факторов прослеживается определенная закономерность: законодатель видит в них повышенную общественную опасность, поэтому преступники, проходящие по таким делам, получают большие сроки.

Убийство, совершенное по неосторожности

Это преступление (ст. 109 УК РФ) следует отличать от случайного причинения смерти, при котором обвиняемый не мог предвидеть летального исхода для другого человека или предпринял все возможные меры для избежания трагедии.

В случае с лишением жизни по неосторожности преступник имеет возможность предвидеть последствия, но не придает этому значения, поскольку считает, что ничего не произойдет (преступное легкомыслие), или не предвидит последствий, хотя мог бы (преступная небрежность).

По данной статье УК РФ убийство наказывается более сурово, если такое действие/бездействие привело к смерти двух и более человек (до 4 лет ограничения свободы), и если это стало последствием ненадлежащего исполнения преступником своих профессиональных обязанностей (до 3 лет). В самом же простом случае преступление по статье 109 карается ограничением свободы либо принудительными работами на срок до 2 лет.

Убийство матерью новорожденного ребенка

Статья 106 УК имеет несколько интересных особенностей, касающихся:

  • объекта злодеяния;
  • преступника;
  • времени и места совершения злодеяния.

Во-первых, имеет место особый момент времени — роды. Статья 106 четко говорит, что преступление должно быть совершено во время или сразу после рождения ребенка — буквально в течение считанных минут после успешных родов.

Во втором случае имеется в виду состояние матери в момент совершения злодеяния. Законодатель учитывает нестабильную психику женщин во время таких жизненных ситуаций и предвидит возникновение срыва или расстройства. При этом человек мать должна отдавать себе отчет в своих действиях (то есть оставаться вменяемой) — иначе она будет освобождена от ответственности.

За совершенное матерью убийство статья 106 предусматривает ограничение свободы сроком от 2 до 4 лет либо лишение свободы или принудительные работы на срок до 5 лет.

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны

По поводу это статьи высказывается неоднозначное мнение. С одной стороны, любому обычному человеку ясно понятие «превышение пределов необходимой обороны»: это означает, что лицо, защищающееся от нападения, выбрало такие меры противодействия, которые явно не соответствуют уровню исходящей угрозы. Например, на вас полез с кулаками подросток, а вы, будучи взрослым мужчиной, ударите его железной трубой.

Совершенное при превышении мер самообороны убийство статьей 108 описывается достаточно четко и понятно. Сроки наказания в таком случае будут составлять не более 2 лет, при этом может быть применено как ограничение или лишение свободы, так и принудительные или исправительные работы.

Убийство при превышении мер, необходимых для успешного задержания лица

Законодатель не исключает ситуации, когда задержать преступника становится невозможно и при этом от него исходит прямая угроза жизни сотрудника правоохранительных органов. В таком случае при летальном для злоумышленника исходе должностному лицу обвинения не предъявляются.

Однако если следственная экспертиза установит, что убивать преступника было совершенно не обязательно, то такому сотруднику, согласно статье 108 УК РФ, грозит ограничение свободы, исправительные работы и лишение свободы на срок до 3 лет.

Убийство, совершенное в состоянии аффекта

Это преступление (ст. 107 УК РФ) отличается наличием некоторых особых обстоятельств, установление которых требует немалого упорства судмедэкспертов. Ведь состояние аффекта — особое психическое состояние человека, связанное с тяжелыми душевными волнениями, проявляющимися внезапно, — необходимо еще доказать.

Содержание статьи предполагает, что такие всплески и прочие душевные расстройства могут стать последствием постоянных насильственных и других противоправных действий со стороны потерпевшего. В связи с этим закон относится к таким убийцам более лояльно, выдвигая следующие сроки наказания:

  • исправительные работы сроком до 2 лет либо ограничение/лишение свободы, принудительные работы сроком до 3 лет;
  • при наличии двух и более жертв преступник может быть приговорен к принудительным работам или лишению свободы на срок до 5 лет.

Важно помнить, что человек в состоянии аффекта является вменяемым и сознательно идет на убийство. В других случаях, когда человек не осознает суть своих действий, его могут счесть невменяемым и освободить от уголовной ответственности.

Власть и право

Верховный суд отработал приемы самообороны

Пленум высшего судебного органа России разъяснил тонкости права граждан на самооборону

Верховный суд разъяснил законодательство о самообороне, пояснив, когда человек имеет право защищать свою жизнь, в том числе причиняя вред нападающему, а когда действия расцениваются как превышение самообороны. Юристы приветствуют уточнения, но сожалеют, что постановление носит лишь рекомендательный характер.

В среду пленум Верховного суда принял постановление «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершавшего преступление». Речь идет о работе статьи 37 Уголовного кодекса (необходимая самооборона). «Мы, юристы, давно ждали, что ВС разъяснит законодательство о самообороне. Наконец-то повернулись лицом к потерпевшим, — заявил «Газете.Ru» адвокат Евгений Черноусов. — В Европе давно существует неприкосновенность личной жизни, частного имущества — все это святое. А у нас все по-разному трактовалось, и юристам было трудно разобраться в казуистике, которая исходила из судебных органов.

Теперь понятно, что если гражданин воспринимает любое нападение как угрозу жизни и здоровью, то он имеет право обороняться всеми законными средствами:

и путем физического сопротивления, и с помощью электрошокеров, травматического пистолета. Можно взять камень, инструмент, ключ какой-нибудь и применить их. И если наступит смерть нападавшего, то это произойдет в пределах необходимой обороны».

Постановление пленума ВС содержит 31 пункт. Специальная комиссия все лето работала над положениями, часть из которых вызвала внутренние споры, рассказывают авторы документа. «В документе обращается внимание судов на то, что право на оборону едино для всех, независимо от спецподготовки и служебного положения», — заявил судья Верховного суда Валерий Степалин, представлявший постановление.

Превышение самообороны

По данным судебного департамента Верховного суда, за убийство с превышением самообороны осуждены: в 2009 году — 813 человек.

Далее разъясняется, в отношении какого посягательства может быть применена самооборона. «Если раньше в каждом конкретном случае решался вопрос — имелось или не имелось превышение самообороны, то сейчас понятно: если есть угроза жизни и здоровью, то вопрос превышения можно не рассматривать», — поясняет Степалин. Разумеется, самооборона должна соответствовать угрозе (ч. 2 ст. 37 УК РФ), напоминают авторы документа. То есть убийство за побои будет квалифицироваться именно как убийство (статья 105 УК) или убийство при превышении самообороны (статья 108 УК). Также самооборона явно неправомерна, если нападение уже было завершено, предотвращено или пресечено или если гражданин сам спровоцировал агрессию противника.

С другой стороны, в постановлении отдельно прописано, что надо учитывать неожиданность нападения.

Испугавшись, граждане не могут объективно оценивать уровень угрозы, и тогда самооборона может привести к тяжким последствиям для нападавшего. Как рассказал Степалин, учесть все возможные обстоятельства нападения просили представители Генпрокуратуры.

Кроме того, ВС пояснил, что состояние необходимой обороны может быть длительным, например во время незаконного лишения свободы, захвата заложников, истязаний. Граждане могут обороняться, даже если нападение закончилось, но это было им неясно, а также если преступник решил временно прекратить нападение, чтобы потом, при благоприятных условиях, его продолжить. Если пострадавший смог завладеть оружием противника, это не означает автоматического окончания нападения, добавляют авторы документа. В этом случае судьям предстоит учесть обстоятельства, в том числе количество нападавших, их возраст, пол, физическое развитие.

Еще один пункт касается использования автоматически срабатывающих спецсредств. Судья пояснил, что их использование можно расценить как необходимую оборону, если спецсредства законны. «Кроме того, если причиненный потерпевшему вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, то содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой самообороны, — пояснил Степалин. — Если они сработали в тот момент, когда нападения не было, и причинили вред здоровью, то содеянное подлежит квалификации на общих основаниях».

Граждане с удовольствием используют спецсредства, соглашается адвокат Черноусов. «Особенно в дачных поселках, деревнях, где местные пацаны лазят в чужие сады за яблоками, — говорит юрист. — Ставят капканы, настраивают самострелы.

А ведь капкан может отсечь руку или ногу. Такие случаи часто происходят, и тогда владельцы спецсредств привлекаются к уголовной ответственности». Степалин, в свою очередь, рассказал, что в ходе обсуждения документа начальник следственного департамента МВД Юрий Алексеев предлагал обязать размещать объявления о том, что используется спецсредство. «Но мы сочли, что это излишне», — пояснил судья.

Предыдущее постановление пленума Верховного суда о необходимой самообороне было принято еще в 1984 году. В настоящее время оно признано недействующим.

«Теперь осталось малое — то есть основное: чтобы суды начали выполнять эти рекомендации, -— говорит адвокат Черноусов. — Постановление пленума ВС не является обязательным к исполнению. Это рекомендация, а суды начинают трактовать его по-своему».

Руководитель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов добавляет, что самое трудное для юристов — оценить размер адекватности действий обороняющегося и необходимость применения самообороны. «Надо обязательно учитывать все обстоятельства нападения, чтобы точно понять, была ли оборона необходимой. Тут очень тонкая грань», — пояснил Шолохов.

В Забайкальском крае отказались возбуждать дело в отношении ветерана ВОВ, убившего грабителя

Последние громкие дела о подозрении на превышение самообороны заканчивались в пользу обвиняемых. В сентябре было закрыто уголовное дело в отношении жительницы Солнечногорского района Подмосковья Татьяны Кудрявцевой. 1 июля она отправилась в лес за грибами, а на обратном пути на нее напал 30-летний гражданин Узбекистана. Он потащил ее в лес, и тогда Кудрявцева, сопротивляясь, ткнула его ножом, которым она срезала грибы. Через несколько минут преступник ослабел и упал. Кудрявцева сама вызвала «скорую помощь», тормошила раненого, однако удар оказался смертельным. Следователи предпочли возбудить уголовное дело по статье 105 УК (убийство). Только через две недели переквалифицировали дело по статье 108 УК (убийство при превышении пределов необходимой обороны). Но даже по этой статье Кудрявцевой грозили три года лишения свободы. Лишь спустя три месяца следователи согласились закрыть дело, признав ее действия правомерными.

Весной в прессе подробно освещалось дело тульского бизнесмена Гегама Саркисяна. По версии следствия, 7 апреля четверо преступников, вооруженных пистолетом, ворвались в дом Саркисяна. В доме находились сам бизнесмен, его жена, взрослая дочь, невестка и четверо несовершеннолетних детей. Обыскав помещение, налетчики нашли лишь 8 тыс. рублей. Также они сняли с женщин золотые украшения.

Недовольные малым объемом добычи, преступники стали требовать раскрыть местонахождение денег, которые Саркисян, по их мнению, сумел хорошо спрятать. Угрожая бизнесмену, налетчики приставили пистолет к голове одного из детей. В этот момент дочь Саркисяна выскочила на улицу, закричала «убивают!» и бросила камень в окно соседнего дома. За ней побежал один из преступников, они начали драться. Другой преступник по-грузински сказал, что всех трех женщин надо убить. Он думал, что армянин Саркисян его не поймет, но бизнесмен знал грузинский язык. Он схватил нож и убил троих преступников. Четвертому удалось скрыться. Он был задержан в конце мая.

Первоначально в отношении Саркисяна было возбуждено уголовное дело по статье «Убийство». Однако после проверки его действия признали необходимой самообороной, он проходит по делу о разбое в качестве потерпевшего.