1494-1495 годы. Галерея Уффици, Флоренция.

Искусство Италии 15 века. Ренессанс.
Картина художника Сандро Боттичелли «Клевета». Размер работы мастера 62 x 91 см, дерево, темпера. В период, когда флорентийцы находились под гипнотическим воздействием проповедей Савонаролы, только ли религиозной живописи отдавал себя Боттичелли? Факты говорят о другом. Боттичелли сохранял прочные связи со своим покровителем Лоренцо ди Пьерфранческо, украшал его виллы, писал для него «некоторые вещи». (О близости его к патрону было широко известно; так, в 1496 году Микеланджело передал Пьерфранческо письмо именно через Сандро). Художник поддерживал отношения и с рядом других приверженцев медичейской культуры. К середине 1490-х годов античные образы не были полностью им отвергнуты, хотя умонастроение и художественный язык мастера изменились. Религиозное и светское направления продолжали сосуществовать в живописи художника Сандро Боттичелли.

Картина написана для Антонио Сеньи, эрудита и друга Боттичелли. Сюжет ее восходит к трактату Лукиана «О клевете», где, в частности, описана картина древнегреческого художника Апеллеса; сюжет изложен также в «Трех книгах о живописи» Альберти, который советует художникам находить темы у поэтов и ораторов, прежде всего античных. Одним из первых ренессансных мастеров воплотил эту «историю» Боттичелли. Фабула ее такова. Восседающему на троне царю Мидасу нашептывают в его ослиные уши две коварных фигуры – Невежество и Подозрение. А Клевета – красивая девушка с обличьем невинности – и ее подстрекатель Зависть волокут к царю за волосы обвиняемого. Рядом с Клеветой неизменные спутницы – Коварство и Обман, которые поддерживают ее и возвеличивают: одна осыпает цветами, другая вплетает жемчужную нить в волосы. В отдалении предстают еще две фигуры – Раскаяние, старуха, «одетая в погребальные одежды», и нагая Истина, обращающая ввысь взор и жест руки. В сочетании с нагромождением фигур в правой части композиции эти персонажи кажутся особенно одинокими.

Боттичелли пронизывает изображение нервным, как бы «говорящим» пульсом. Линия, утратившая былую воздушность, развивается порывисто и энергично, отмечая в построении многозначительные интервалы. Образы мифологических персонажей в картине художника несут на себе отпечатки их порочной или добродетельной сути. Аллегория о невинно оклеветанном заключает в себе вечный смысл, но она ассоциируется и с Флоренцией конца 15 века, временем подозрений, доносов и жестокости во имя «правды». Однако Боттичелли трактует собственно античный сюжет. Сцена происходит на фоне сияющей мрамором фантастической архитектуры. Ее украшают статуи и барельефы, которые в своей «живости» готовы сойти со стены. В изображении персонажей он использует мотивы своей ранней, «языческой» живописи, однако формы приобрели теперь сухость и почти безжизненность. Ощущается приближение кризиса – отказа от красоты мирского, к которому вскоре придет художник.

Выразительны все персонажи картины. Художник передал в каждом из них суть разных нравственных качеств. Царь Мидас, которого мы видим на троне, плохой судья: согласно античному мифу, он предпочел в музыкальном состязании Аполлона и Пана игру последнего, за что как невежу Аполлон наградил его ослиными ушами. Вот и в «Клевете», внимая наговорам Невежества и Подозрения, двух женщин со злыми лицами и искусственными змееподобными ужимками, он простирает в сторону обвиняемого слабый, неуверенный жест. Фигуры Истины и Раскаяния обращены к разуму зрителя. В их трактовке художник использует язык красноречия, риторики. Они призваны донести мысль о ценности Истины, которой часто пренебрегают в мире. Художник населил тронный зал царя Мидаса множеством фигур и сцен (скульптуры в нишах и барельефы) как из языческой, так и из христианской культуры. Это своего рода музей сюжетов на моральные темы – от мифа о Прометее до ветхозаветных пророков и святых. Боттичелли с увлечением предается трактовке этих мотивов, которые составляли репертуар ренессансного искусства. Скульптурным фигурам и сценам придано жизнеподобие, словно они способны вести отдельное существование в воображаемом пространстве.

Клевета картина

Последняя картина на светскую тему. Можно удивляться, что в такой небольшой картине заключено столько смысла и таланта. Картина была предназначена не для стены, а для хранения и рассматривания вблизи, как драгоценность.
Изображение напоминает об утерянной картине Апеллеса, известного в древности художника, описанной поэтом Лусианом.

Лусиан сообщает, что живописец Антифилос, от зависти к более талантливому коллеге Апеллесу, обвинял его в вовлечении в заговор против египетского короля Птолеми IV, при дворе, которого находились оба художника.
Невинный Апеллес был брошен в тюрьму, но один из реальных заговорщиков заявил о его невиновности. Kороль Птолеми реабилитировал живописца и отдал ему Антифилоса, как раба.
Апеллес, все еще наполненный ужасом от несправедливости, которая была, написал вышеупомянутую картину. Боттичелли выполнил сюжет по описанию .

КОРОЛЬ сидит на троне в зале, украшенном скульптурами(на картине -справа) . Рядом — аллегорические фигуры Невежества, Подозрения и Подлости, которые нетерпеливо шепчут слухи в ослиные уши (символ глупости) короля . Его глаза опущены, он ничего не видит вокруг, рука протянута к Злости, стоящей перед ним.(ДЕТАЛЬ 1)

ЗЛОСТЬ в чёрном, пристально смотрит на короля, протянув к нему левую руку. Правой рукой Злость тянет вперёд Клевету.

КЛЕВЕТА левой рукой рукой держит факел, огонь неправды, сжигающий истину. Правой рукой она тянет за волосы свою жертву, обнажённого юношу- Невиновность. (ДЕТАЛЬ 2)

НЕВИНОВНОСТЬ, своей наготой, показывает, что ничего не скрывает, но напрасно, Невиновность молит разобраться.

ЗАВИСТЬ и МОШЕННИЧЕСТВО стоят за спиной Клеветы., вплетая ей в волосы белые ленты и осыпая розами. Внешне прекрасные, женщины коварно используют символы чистоты, чтобы украсить Клевету. (ДЕТАЛЬ 3)

РАСКАЯНИЕ, старуха в чёрном, стоит в стороне. С горечью она смотрит на Правду, стоящую слева, желая помочь Невиновности.

ПРАВДА, похожая на статую классической богини совершенной красоты, указывает вверх, к ТОМУ от кого зависит последнее суждение о правде и лжи. «Голая» Правда и Раскаяние отдалены от короля и остальных, не обращающих на них внимания. Правде нечего скрывать, в то время как другие скрывают намерения чёрной или цветной, яркой одеждой. (ДЕТАЛЬ 4)

Действие происходит в большом зале со сводчатыми окнами, в стиле шестнадцатого столетия. Вдоль стен — нишы с фигурами классической старины и Священного писания. Смешивание классических и библейских элементов наводит на мысли, что истины, почитаемые древними(язычниками), почитаются и христианами. Фигуры как бы отброшены сильным ветром, замирающим перед монументальным образом Правды.

Эта картина, по существу, не имеющая отношения к действительности, показывает размышления Боттичелли о человеке, столкнувшимся с двумя самыми большими духовными движениями — Западной, классической культурой и Христианством.
Но всё же, несколько поколений исследователей и художников пытались понять почему и для кого написал Боттичелли эту картину.
Возможно, это скрытый намёк на одного из покровителей, отдавшем предпочтение другому художнику, и подобно Апеллесу он оказался жертвой клеветы(известно, что в 1502г его обвинили с связи с учеником, что жестоко каралось).
Или это протест против травли, кампании клеветы на Совонаролу, который осудил неверие, расточительство и разврат.

Клевета, Сандро Боттичелли, 1495

На аллегорическом, но не двусмысленном полотне Боттичелли «Клевета», написанном им для друга Антонио Сеньи, находящаяся в самом униженном состоянии Невиновность, в виде юноши без одежд, находится меж двумя Судами – неправедным земным, в образе царя Мидаса, и высшим бесстрастным, в образе совершенной, обнажённой Истины.

На решение земного суда в лице Мидаса влияют сразу шестеро — Невежество и Подозрение шепчут свои наветы в длинные, ослиные уши царя; Зависть, бледная и безобразная, в чёрных разбойничьих одеждах вытягивает острую как нож руку прямо к лицу Правителя, который сам тянется неуверенной рукой к Клевете. А сама Жгучая Клевета, в образе девушки с милым, непорочным лицом, с символическим факелом, притянутая за руку Завистью, другой рукой тащит за волосы юношу – Невиновность. Извечные спутницы Клеветы – Коварство и Обман, всячески украшают Клевету жемчужными лентами и розами.

Невиновный, молитвенно сложив руки, обращается к небу за Справедливостью, которой, увы, нет на картине. Символизирующая позднее Раскаяние старуха в разорванных одеждах со скрещенными в покорности руками, искоса смотрит на указующую на небеса, возвышенную Истину.

Многофигурная композиция этого творения Боттичелли порывиста и почти хаотична, с подчинёнными яркими и властвующими чёрными пятнами, написана на величественном и спокойном фоне царского зала, украшенного как фигурами римских героев, так и Ветхозаветных Праведников. Картина мастера символизирует столкновение двух миров – языческого и Христианского.

Клевета (фрагмент — Царь Мидас на троне в окружении Подозрения и Невежества) Сандро Боттичелли (1445-1510)

Сандро Боттичелли – Клевета (фрагмент — Царь Мидас на троне в окружении Подозрения и Невежества)
1495. 62×91 Скачать полный размер: 2806×4108 px ( 2,6 Mb )
Художник: Сандро Боттичелли

Навигация по альбому: Ctrl Ctrl

Лучшие работы современных авторов

КОММЕНТАРИИ: 0 Написать

Пожалуйста, подождите

На эту операцию может потребоваться несколько секунд.
Информация появится в новом окне,
если открытие новых окон не запрещено в настройках вашего браузера.

Нужно авторизоваться на сайте

Для работы с коллекциями – пожалуйста, войдите в аккаунт (откроется в новом окне).

Поделиться | Встроить

Поделиться ссылкой в соцсетях:

Вставить картинку на сайт:
Скопируйте и вставьте в исходный код сайта

Вставить картинку в сообщение на форум:
Скопируйте и вставьте в текст сообщения

САНДРО БОТИЧЕЛЛИ. «КЛЕВЕТА»


Италия|Сандро Боттичелли|1445-1510|«Клевета»|1494-1495|Дерево, темпера|62х91|Галерея Уффици, Флоренция

В композиции «Клевета» (нач. 90-х гг.) Боттичелли воспользовался текстом Лукиана, описавшего картину античного художника Апеллеса. Сохранилось описание Лукиана картины Апеллеса «Клевета», которое приводит в своем «Трактате о живописи» (ок. 1453 г.) Леон Баттиста Альберти: «Направо от зрителя сидит мужчина с огромными ушами, почти как у Мидаса, и еще издали протягивает руку приближающейся Клевете. Подле него стоят две женщины: одна, по-моему, Невежество, другая – Легковерие. С противоположной стороны подходит Клевета, бабенка красоты необыкновенной, но чем-то разгоряченная и возбужденная: весь ее вид выражает ярость и гнев; левой рукой она держит пытающий факел, а правой влечет за волосы некоего юношу, который простирает руки к небу, призывая богов в свидетели. Впереди идет мужчина, бледный и безобразный, с пронзительным взглядом, кожа да кости, как после долгой болезни. Это, по-видимому, Зависть. Кроме того, еще две женщины сопутствуют Клевете, всячески ее
поощряя, наряжая и украшая… Одна из этих женщин изображает Коварство, другая – ложь. Заканчивалось это шествие еще одной женщиной в очень скорбном уборе, в черных растерзанных одеждах; она, думается мне, означала Раскаяние. Обернувшись назад, вся в слезах, она с крайне пристыженным видом глядела украдкой на приближающуюся Истину».
(Lucian, De calumnia, 5.)
Сцена изображена на фоне архитектуры с видами моря в проемах. На троне восседает Мидас, ему нашептывают Невежество и Недоверие, а Клевета с факелом тащит к трону юношу. Хитрость и Обман величают ее, перед ней изображена Зависть в темных лохмотьях. Позади – Раскаяние,в виде старухи, последняя — нагая и прекрасная Истина. Художник использует резкие краски, запечатлевая судорожные движения персонажей. Тяжеловесная архитектура и оголенный пейзаж создают эмоциональное напряжение. От античности здесь только тема. А сама композиция совершенно антиклассична. В ее построении использован принцип «полярной симметрии» — темному в разных частях соответствует светлое, и наоборот. Массы в большинстве своем уравновешены и по горизонтали, и по вертикали.

В. Клеваев. «Лекции по истории искусства.Живопись.Флорентийская школа.Сандро Ботичелли».К., 2007