Признание права собственности на бесхозяйное недвижимое имущество

Понятие бесхозяйных вещей содержится в ст. 225 ГК РФ. В соответствии с данной статьей бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен, либо вещь, от права собственности на которую собственник отказался.

К бесхозяйным, в силу указания закона, относятся бесхозяйные движимости, как-то: брошенные вещи (ст. 226 ГК), находки (ст. 227 ГК), безнадзорные животные (ст. 230 ГК), клады (ст. 233 ГК) и бесхозяйные недвижимости (ч. 3 ст. 225 ГК). Приобретение права собственности на бесхозяйные движимые и недвижимые вещи возможно при наличии условий, прямо установленных в законе (см. перечисленные выше статьи ГК РФ), либо в силу правил о приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ).

В настоящее время в суде в порядке особого производства могут рассматриваться дела о признании движимой вещи бесхозяйной и о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь [1] .

Заявление о признании движимой вещи бесхозяйной подается в суд лицом, вступившим во владение ею, по месту жительства или месту нахождения заявителя. Заявление о признании движимой вещи, изъятой федеральными органами исполнительной власти в соответствии с их компетенцией, бесхозяйной подается в суд финансовым органом по месту нахождения вещи.

Заявление о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь подается в суд по месту ее нахождения органом, уполномоченным управлять муниципальным имуществом.

Порядок признания права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь определен в ч. 3 ст. 225 ГК РФ. Прежде чем муниципальный орган, а именно: комитет по управлению муниципальным имуществом, обратится в суд с заявлением о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную вещь, она должна быть принята на учет органом, который осуществляет государственную регистрацию права на недвижимое имущество. Постановка на учет осуществляется по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого эта вещь находится. Если в течение года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет никто не заявит о своих правах на нее, то только тогда соответствующий комитет по управлению муниципальным имуществом может обратиться в суд с заявлением о признании права муниципальной собственности на данную вещь. Принимая заявление, судья должен проверить, были ли приняты заявителем меры по постановке бесхозяйной вещи на учет, как того требует ч. 3 ст. 225 ГК РФ. Если доказательств постановки бесхозяйной недвижимости на учет не имеется или со дня ее постановки на учет не истек годичный срок, судья в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК отказывает в принятии заявления.

В заявлении о признании движимой вещи бесхозяйной должно быть указано, какая вещь подлежит признанию бесхозяйной, описаны ее основные отличительные признаки, а также приведены доказательства, свидетельствующие об оставлении вещи собственником без намерения сохранения права собственности на нее — отказ собственника от права собственности), и доказательства, свидетельствующие о вступлении заявителя во владение вещью.

В заявлении о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь должно быть указано: о какой именно недвижимости идет речь, кем и каким образом она выявлена, когда поставлена на учет в качестве бесхозяйной, а также приведены доказательства, свидетельствующие о том, что у данной недвижимой вещи не имеется собственника либо он неизвестен.

В ходе подготовки дела о признании движимой вещи бесхозяйной или о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь судья принимает меры по установлению собственника предполагаемой бесхозяйной вещи. С этой целью в суд вызываются лица, которые могут дать сведения о принадлежности данной недвижимости (собственник, фактический владелец и др.).

В целях получения сведений о принадлежности бесхозяйной вещи судьей могут быть направлены запросы в различные в зависимости от обстоятельств организации, соответствующим должностным лицам [2] .

Заявление о признании вещи бесхозяйной или о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь рассматривается судом с участием заинтересованных лиц.

Суд, признав, что собственник отказался от права собственности на движимую вещь, принимает решение о признании движимой вещи бесхозяйной и передаче ее в собственность лица, вступившего во владение ею.

В соответствии с ч. 3 п. 3 ст. 225 ГК РФ бесхозяйная недвижимая вещь, не признанная по решению суда поступившей в муниципальную собственность, может быть вновь принята во владение, пользование и распоряжение оставившим ее собственником либо приобретена в собственность в силу приобретательной давности.

Если суд пришел к выводу, что данная недвижимая вещь не имеет собственника или что собственник ее неизвестен и она принята на учет в установленном порядке, то суд принимает решение о признании права муниципальной собственности на эту вещь.

[1] Грабовский И.А. Актуальные проблемы установления фактов, имеющих юридическое значение // Проблемы правоведения: Научно-практический журнал. — Белгород; Изд-во БелГУ, 2004. — Вып. 2. — с.78-82

[2] Гражданское процессуальное право /под ред. М.С. Шакарян. М., 2004. С. 251.

Признание права собственности на бесхозяйное недвижимое имущество

Рекомендации по признанию права муниципальной собственности

1. ст. 225 ГК РФ: бесхозяйной считается вещь, у которой нет собственника, собственник которой неизвестен, либо отказался от права собственности.

Сам по себе факт прекращения владения и пользования недвижимым имуществом («брошенное имущество») не означает отказа от вещи в смысле ст. 225 ГК РФ!

Такой отказ предполагает письменное заявление. Публичные собственники не вправе отказаться от права собственности в общем порядке

2. Отказ от собственности не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении имущества до тех пор, пока право собственности на него не приобретено другим лицом (ст. 236 ГК РФ). Т.е. круг объектов, на которые распространяются требования ГК РФ о бесхозяйном имуществе, гораздо Уже чем это принято считать на практике

3. Системное толкование норм права позволяет утверждать — действия, направленные на признание права муниципальной собственности на бесхозяйное имущество, есть право, а не обязанность органов местного самоуправления.

4. Постановка бесхозяйного недвижимого имущества на временный учет и последующее судебное признание права муниципальной собственности на это имущество – юридически самостоятельные действия.

Т.е. после постановки имущества на временный учет может не последовать признание права на это имущество. Основание для снятия имущества с временного учета — только госрегистрация права собственности на объект.

5. Ни ст. 225 ГК РФ, ни Положение о принятии на учет бесхозяйных вещей не определяют тип МО, которые вправе/должны осуществлять действия по постановке на учет и признанию права собственности на бесхозяйное имущество. Решение данного вопроса — только с учетом норм Закона № 131-ФЗ.

6. Юридически допустимы и на практике возможны ситуации, когда постановка на учет и действия по признанию права осуществляются различными МО (к примеру, поселением и районом). Т.е. возможны судебные споры между МО. Полагаем, что в подобных случаях у лица, понесшего затраты по постановке имущества на временный учет и не ставшего собственником этого имущества, возникает право требования возмещения таких затрат по отношению к будущему собственнику.

7. Суды правомерно разделяют 2 этапа установления права собственности на бесхозяйную недвижимость: постановка на временный учет и действия по судебному признанию права собственности. При этом решения о понуждении к действиям по признанию права муниципальной собственности, как правило, судами не выносятся.

8. Судебная практика по делам о понуждении к совершению действий, направленных на постановку на учет, противоречива. Однако имеются судебные решения (как правило, арбитражных судов), в которых в понуждении отказывается в силу диспозитивности нормы ст. 225 ГК. ОМСУ целесообразно знать аргументы судов по таким делам для отстаивания своих интересов.

9. При рассмотрении дел о понуждении к осуществлению действий, направленных на постановку на учет, ОМСУ следует доказывать не только диспозитивность нормы ст. 225 ГК РФ, но и невозможность осуществления таких действий за счет средств местного бюджета, ибо последний предназначен для решения вопросов местного значения.

10. Действия по постановке на учет бесхозяйной недвижимости можно расценивать как госполномочие, не делегированное надлежащим образом. При этом целесообразно ставить перед судом вопрос о привлечении органов госвласти в качестве третьего лица, а также одновременно — о взыскании с государства расходов на осуществление таких действий

11. Исключение могут составлять случаи постановки на учет и признания права собственности на бесхозяйное имущество, которое в силу прямого указания ст. 50 Закона № 131-ФЗ поступает в собственность соотв.-го МО (расходы могут быть включены в местный бюджет как расходы на содержание собственности)

12. С учетом позиции п. 8 рекомендаций – действия по постановке на временный учет бесхозяйного имущества не могут осуществляться ОМСУ поселений (в соотв. с системным подходом делегирование госполномочий по общему правилу осуществляется на уровень муниципальных районов). Исключением м/б случай, указ. в п. 11.

13. Действия по постановке на временный учет – целый комплекс мер – сбор правоустанавливающих документов, технический учет, инвентаризация имущества; следует обращать внимание судов на это, в т.ч. ставя вопрос о правильном и полном содержании резолютивной части решений (в т.ч. необходимость возмещения расходов на совершение указанных действий).

14. С момента постановки на временный учет и до признания права собственности МО, осуществившее действия по постановке на учет, вправе пользоваться этим имуществом. Законодательство не устанавливает правомочий по содержанию такого имущества, выходящих за рамки, необходимые для обычного пользования.

15. Процессуальное зак.-во — рассмотрение дел о признании права собственности на бесхозяйное имущество как в судах общей юрисдикции, так и в арбитраже. Суды общей юрисдикции — в порядке особого производства (заявление, гл. 33 ГПК), арбитражные суды – как правило, в порядке искового производства (иногда — особого как дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение (ст. 30 АПК РФ)). Более корректно — по гл. 33 ГПК РФ, но ОМСУ вправе самостоятельно избрать способ признания права.

16. При обращении в суд о признании права собственности на недвижимое бесхозяйное имущество не следует ставить вопрос об установлении факта бесхозяйности имущества! (данный факт устан.-ся регистрирующим органом при постановке на временный учет. В суде — лишь вопрос о признании права муниципальной собственности (что должно отражаться в резолютивной части решения).

17. При обращении в суд о признании права муниципальной собственности на движимое имущество ОМСУ одновременно заявляют два требования: о признании факта бесхозяйности имущества и о признании права собственности на это имущество (в резолютивной части решения должно содержаться указание на признание права муниципальной собственности на соответствующий объект). Заявление – одно!

18. Решение суда о признании права является безусловным основанием для регистрации права муниципальной собственности на объект недвижимого имущества, однако не заменяет собой акт госрегистрации права.

Безхозяйность недвижимого имущества как основание возникновения права собственности

Действующее гражданское законодательство предусматривает возможность возникновения права собственности на бесхозяйное недвижимое имущество, то есть имущество, которое не имеет собственника, или от которого собственник отказался, или на которое собственник утратил право собственности.

В соответствии с п. 3 ст. 225 ГК РФ бесхозяйные недвижимые вещи принимаются на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию прав на недвижимое имущество по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого находятся.

По истечении года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет орган, уполномоченный управлять муниципальным имуществом, может обратиться в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на эту вещь.

Бесхозяйная недвижимая вещь, не признанная по решению суда поступившей в муниципальную собственность, может быть вновь принята во владение, пользование и распоряжение оставившим ее собственником либо приобретена в собственность в силу приобретательной давности.

Таким образом, законодательством устанавливается особый порядок приобретения права собственности на бесхозяйную недвижимую вещь. На первом этапе необходимо принятие такой вещи на учет в качестве бесхозяйной органом, осуществляющим государственную регистрацию прав на недвижимое имущество. Затем закон предусматривает годичный срок, в течение которого бесхозяйная недвижимая вещь может вернуться к собственнику или перейти к другим лицам по приобретательной давности. Только по истечении этого периода времени суд по иску органа, управомоченного управлять муниципальным имуществом, может признать бесхозяйное недвижимое имущество муниципальной собственностью.

То есть право собственности на бесхозяйную недвижимость может возникнуть на основании признания этого права в судебном порядке, причем данный юридический факт может повлечь возникновение только муниципальной собственности. В частную собственность бесхозяйное недвижимое имущество может перейти только на основании приобретательной давности (п. 3 ст. 225 ГК РФ).

Наглядным подтверждением данного вывода может служить следующий пример из судебной практики. ЖСК обратился в арбитражный суд с иском к администрации г. Таганрога о признании бесхозяйным подземного отрезка теплотрассы. Свои требования истец мотивировал тем, что в течение длительного времени он вынужден ремонтировать не принадлежащий ему объект, находящийся в ветхом состоянии и используемый для теплоснабжения не только двух домов ЖСК, но и муниципального дома. По мнению истца, участок теплотрассы должен быть принят в муниципальную собственность, но неоднократные обращения в администрацию города с этим вопросом не дали результата. Суд первой инстанции отказал в иске, сделав вывод о принадлежности спорного объекта недвижимости на праве собственности истцу. Кассационная инстанция, оставив решение в силе, изменила его мотивировочную часть, указав, что ст. 225 ГК РФ определяет специального субъекта, обладающего правом обращения в суд с требованием о признании права собственности на недвижимую бесхозяйную вещь — таким субъектом является муниципальный орган. Иные лица названным правом не обладают и могут быть заинтересованы лишь в побуждении муниципалитета к совершению действий по обращению бесхозяйной недвижимой вещи в муниципальную собственность, они не являются надлежащими истцами по требованиям о признании недвижимых объектов бесхозяйными.

В приведенном примере определенный интерес вызывает тезис суда кассационной инстанции о возможности заинтересованного лица побудить муниципалитет к совершению действий по обращению бесхозяйной недвижимой вещи в муниципальную собственность. По нашему мнению, данный вывод сделан без учета основополагающих принципов гражданского законодательства и расходится с положениями ст. 225 ГК РФ. Дело в том, что диспозиция названной нормы предоставляет органу местного самоуправления лишь право обратиться в суд с заявлением о признании права муниципальной собственности на бесхозяйный объект недвижимости, но никоим образом не обязывает орган местного самоуправления предъявлять соответствующее требование. Кроме того, принуждение кого-либо к приобретению права собственности противоречит основным принципам действующего гражданского законодательства.

В целях постановки объекта недвижимости на учет как бесхозяйного орган местного самоуправления вправе обратиться с соответствующим заявлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество. Отказ органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, в постановке на учет недвижимости как бесхозяйной вещи может быть обжалован в суд.

При этом следует иметь в виду, что требование о постановке недвижимой вещи на учет в качестве бесхозяйной является самостоятельным требованием и не конкурирует с правом государства в лице налоговых органов оформить право собственности на выморочное имущество. Проиллюстрируем данный тезис примером из судебной практики. Администрации г. Орехово-Зуево решением суда первой инстанции было отказано в иске к Московской областной регистрационной палате о признании незаконным отказа в постановке на учет как бесхозяйной недвижимой вещи квартиры. Суд кассационной инстанции решение отменил, указав следующее. Иск заявлен по основаниям ст. 225 ГК РФ и ст. 20 Закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». При рассмотрении исковых требований суд по существу подменил основания и предмет иска, применив для разрешения спора и отказа в иске нормы, регулирующие вопросы наследственного права, о которых не шла речь в исковом заявлении. Выводы суда о принадлежности спорного объекта (квартиры, не имеющей хозяина) на праве собственности государству не основаны на законе, который требует соблюдения особой процедуры принятия наследства как гражданами — физическими лицами, так и государством в лице его уполномоченных органов. В связи с применением судом норм, не подлежавших применению по данному делу, и неприменением норм, регулирующих вопросы признания вещи бесхозяйной, суд сделал ошибочные выводы и вынес незаконное решение. Утверждение в судебных актах о возможности налогового органа принять любое имущество и оформить его в качестве государственного вне зависимости от каких-либо сроков не основано на действующем гражданском законодательстве и Налоговом кодексе РФ, не наделяющих налоговые органы правом подачи заявления о постановке на учет как бесхозяйной вещи и о признании этой вещи бесхозяйной. Истцом поднят вопрос не о признании за ним прав собственности, а о постановке на учет вещи как бесхозяйной, так как вопрос о правах собственности может быть решен только судом по истечении года со дня постановки на учет.

Одним из существенных условий удовлетворения требования о постановке недвижимой вещи на учет является подтверждение ее правового статуса, позволяющего квалифицировать данную вещь именно как объект недвижимого имущества. Например, Комитету по управлению имуществом г. Железнодорожный было отказано в удовлетворении заявления к Главному управлению Федеральной регистрационной службы по Московской области о признании незаконным отказа в постановке на учет объекта «Дороги и проезды г. Железнодорожного» как бесхозяйного объекта в связи с тем обстоятельством, что заявленный объект не соответствует строительным нормам, установленным для объектов недвижимости, в связи с чем не может быть отнесен к объектам недвижимости.

Необходимо обратить внимание на то, что признание права муниципальной собственности на бесхозяйное недвижимое имущество требует не только соблюдения установленного порядка постановки на учет и истечения срока такого учета, но также установления фактической бесхозяйности такого имущества. Примером может являться следующее судебное дело. Администрация муниципального образования «Поселок Котельники» обратилась в суд с иском о признании права муниципальной собственности на бесхозяйное здание. В процессе рассмотрения дела истец изменил предмет иска, заявив требование об установлении юридического факта о том, что данный объект недвижимости является бесхозяйным, в связи с чем подлежит признанию муниципальной собственностью. Требование мотивировано постановкой на учет названного здания как бесхозяйного недвижимого объекта управлением Московской областной регистрационной палаты в Люберецком районе, истечением годичного срока со дня постановки на учет бесхозяйной недвижимой вещи. Решением суда исковые требования удовлетворены. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ данное решение суда отменил по следующим основаниям. Решение суда обосновано тем, что по просьбе истца спорное здание было поставлено на учет как бесхозяйная недвижимая вещь и в отношении этого имущества с момента постановки на учет истек годичный срок. Однако судом не исследовался вопрос о том, является ли указанное здание фактически бесхозяйным объектом недвижимости. После принятия судом решения от ООО «Овен» поступило заявление о принесении протеста на указанный судебный акт и представлены документы в подтверждение приватизации этим обществом спорного здания. Данное общество к участию в деле не привлекалось и представленные им документы судом первой инстанции не оценивались.

В другом случае Комитет по управлению муниципальной собственностью г. Барнаула обратился в арбитражный суд с иском к Главному управлению имущественных отношений Алтайского края о признании права муниципальной собственности на нежилое помещение. Данное нежилое помещение было поставлено на учет как бесхозяйное. Однако в ходе рассмотрения дела суд пришел к выводу о том, что спорное помещение включено в реестр краевого имущества, находится во владении и пользовании третьих лиц и поэтому не может рассматриваться в качестве бесхозяйного недвижимого имущества. В связи с изложенным решением суда, оставленным без изменения апелляционной и кассационной инстанциями, в удовлетворении иска было отказано.

Процессуальные аспекты признания права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь

(Этина Т. С.) («Статут», 2008) Текст документа

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПРИЗНАНИЯ ПРАВА МУНИЦИПАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА БЕСХОЗЯЙНУЮ НЕДВИЖИМУЮ ВЕЩЬ

Этина Татьяна Степановна, кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой трудового, экологического права и гражданского процесса юридического факультета Кемеровского государственного университета.

С широким развитием частной формы собственности выяснилось, что не каждый субъект права может нести бремя собственности. Практика последних лет показывает, что увеличивается число бесхозяйных вещей, вопрос о собственности на которые решается в судебном порядке. Согласно п. 1 ст. 225 ГК бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен, либо вещь, от права собственности на которую собственник отказался. В то же время отказ от собственности сам по себе не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до тех пор, пока право собственности на него не приобретено другим лицом (ст. 236 ГК). Дела о признании права собственности на бесхозяйное движимое и недвижимое имущество рассматриваются судами в порядке особого производства (гл. 33 ГПК РФ). Правовая сущность этих дел заключается в определении и подтверждении судом в отношении движимых и недвижимых вещей их бесхозяйного статуса с целью признания за заявителем права собственности на них. Объединяя в одно производство данные дела, законодатель вместе с тем устанавливает различные процессуальные правила признания права собственности на движимые и недвижимые бесхозяйные вещи. Необходимость разработки специальных процессуальных правил обусловлена тем, что в соответствии с действующим гражданским законодательством по-разному строится правовой режим движимых и недвижимых бесхозяйных вещей. Признание права муниципальной собственности на бесхозяйное имущество тесно связано с вопросами управления и распоряжения муниципальной собственностью. Поступление в муниципальную собственность по решению суда бесхозяйного недвижимого имущества не только позволяет сохранить его от разрушения и разграбления, но и дает возможность использовать это имущество в соответствии с действующими законодательными нормами, что, в свою очередь, служит источником пополнения местного бюджета. Это выражается в арендных платежах за недвижимое имущество, налогах и сборах, поступающих от предпринимательской деятельности, осуществляемой с использованием объектов, поступивших в муниципальную собственность, это может быть продажа недвижимого имущества либо иные сделки с ним, предусмотренные действующим законодательством. Процессуальный порядок признания права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь определен п. 3 ст. 225 ГК, ч. 2 ст. 290, ч. 2 ст. 291, ст. 292, ч. 2 ст. 293 ГПК. Прежде чем муниципальный орган (а именно комитет по управлению имуществом) обратится в суд с заявлением о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь, она должна быть принята на учет органом, который осуществляет государственную регистрацию права на недвижимое имущество. Постановка на учет осуществляется органом местного самоуправления, на территории которого эта вещь находится. По истечении года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет орган, уполномоченный управлять муниципальным имуществом (комитет по управлению муниципальным имуществом), может обратиться в суд с заявлением о признании права муниципальной собственности на эту вещь (п. 3 ст. 225 ГК, ч. 2 ст. 290 ГПК). В заявлении о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь должно быть указано, кем, когда недвижимая вещь была поставлена на учет, а также должны быть приведены доказательства, свидетельствующие об отсутствии собственника (ч. 2 ст. 291 ГПК). Судья при подготовке дела к судебному разбирательству выясняет, какие лица могут дать сведения о принадлежности имущества, а также запрашивает об имеющихся о нем сведениях соответствующие организации. Заявление рассматривается судом с участием заинтересованных лиц (ст. 292 ГПК). Суд, признав, что недвижимая вещь не имеет собственника или собственник вещи неизвестен и она принята на учет в установленном порядке, принимает решение о признании права муниципальной собственности на эту вещь (ч. 2 ст. 293 ГПК). Такова судебная процедура признания права муниципальной собственности на бесхозяйное недвижимое имущество. Вместе с тем, как показало изучение судебной практики, многие вопросы, касающиеся возбуждения и рассмотрения данной категории дел, не находят однозначного решения. В частности, предусматривает ли ст. 225 ГК право или обязанность органа местного самоуправления подать заявление о постановке на учет бесхозяйных недвижимых вещей? Так, прокурор Кировского района г. Кемерово в интересах неопределенного круга лиц обратился в суд с иском к администрации г. Кемерово об обязании подать в орган, осуществляющий регистрацию прав на недвижимое имущество, заявление о постановке на учет бесхозяйных гидротехнических сооружений — прудов на р. Малая Чесноковка. Исковые требования мотивированы тем, что при проведении прокуратурой Кировского района проверки исполнения законодательства в сфере безопасности гидротехнических сооружений установлено, что на р. Малая Чесноковка находятся ГТС N 2 (1104), N 3 (1103), N 4 (38). По информации комитета по управлению муниципальным имуществом (далее — КУМИ), указанные сооружения не значатся в реестре муниципальной собственности. По сведениям управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Кемеровской области, указанные гидротехнические сооружения являются бесхозяйными, по техническому состоянию представляют опасность создания аварийной ситуации. Наличие на территории района бесхозяйных ГТС создает опасность для неопределенного круга лиц ввиду неудовлетворительного технического состояния данных ГТС и отсутствия надлежащего постоянного контроля за их состоянием. По изложенным основаниям прокурор просил обязать администрацию г. Кемерово поставить на учет бесхозяйные ГТС на р. Малая Чесноковка, подав заявление в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество. Представители ответчика исковые требования не признали, представив отзывы на исковое заявление, в которых обосновывали мнение о диспозитивности нормы, предусмотренной п. 3 ст. 225 ГК. В отзыве представителя третьего лица — КУМИ г. Кемерово также содержится мнение о диспозитивном характере нормы, предусмотренной п. 3 ст. 225 ГК. Решением Кировского районного суда г. Кемерово исковые требования прокурора удовлетворены. Суд обязал администрацию г. Кемерово поставить на учет бесхозяйные гидротехнические сооружения, подав в срок до 30 октября 2007 г. заявление в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество . ——————————— Дело N 2-953-06.

Аналогичную позицию занял суд по другому делу, возбужденному по иску прокурора Рудничного района г. Кемерово к администрации Кемеровской области и администрации г. Кемерово о понуждении к совершению действий. В исковом заявлении прокурор просил обязать администрацию Кемеровской области как орган исполнительной власти субъекта РФ обеспечить безопасность ряда гидротехнических сооружений, а кроме того, обязать администрацию г. Кемерово произвести действия по признанию ГТС бесхозяйными и по регистрации бесхозяйных ГТС в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на недвижимое имущество. Решением Рудничного районного суда г. Кемерово требования прокурора удовлетворены. Суд обязал администрацию г. Кемерово поставить на учет бесхозяйные гидротехнические сооружения с отсрочкой исполнения на один год . ——————————— Дело N 2-77/06.

В кассационной жалобе администрация г. Кемерово просила отменить решение суда в связи с неправильным применением п. 3 ст. 225 ГК, предусматривающего право, а не обязанность органа местного самоуправления совершить действия по постановке на учет бесхозяйного имущества. Определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда решение Рудничного районного суда г. Кемерово оставлено без изменения, а кассационная жалоба — без удовлетворения . ——————————— Дело N 33-1875.

Данную позицию судебных органов следует признать соответствующей закону. Из содержания абз. 1 п. 3 ст. 225 ГК следует, что обязанность выявления бесхозяйного недвижимого имущества и постановки таких объектов на учет возложена на муниципальное образование. Кроме органа местного самоуправления не указано других участников гражданского оборота, которые могут подать заявление о постановке на учет бесхозяйного недвижимого имущества. Свою конкретизацию данное положение получает в законодательстве субъектов РФ и муниципальных образований. Так, Постановлением мэра г. Южно-Сахалинска от 27 декабря 2002 г. N 2033 «Об утверждении Порядка признания имущества, находящегося на территории муниципального образования «Город Южно-Сахалинск» бесхозяйным» предусмотрено, что подготовка документов о признании имущества бесхозяйным, постановка его на учет, ведение реестра бесхозяйного имущества, принятие имущества в муниципальную собственность в соответствии с действующим законодательством осуществляются комитетом по управлению муниципальной собственностью г. Южно-Сахалинска. До признания права муниципальной собственности на бесхозяйное недвижимое имущество комитет осуществляет постановку бесхозяйного недвижимого имущества на учет в органе по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним . В Положении о порядке управления и распоряжения муниципальной собственностью г. Сургута (приложение к решению городской Думы от 28 декабря 2005 г. N 551-ГД) закреплено по существу аналогичное положение: учет бесхозяйного движимого и недвижимого имущества, оформление такого имущества в муниципальную собственность осуществляет уполномоченное структурное подразделение администрации города. После получения всех необходимых документов уполномоченное структурное подразделение администрации города в соответствии с действующим законодательством ставит на учет бесхозяйные объекты недвижимого имущества в органе по государственной регистрации права на недвижимое имущество и сделок с ним. В п. 5 разд. 2 Положения о принятии на учет бесхозяйных недвижимых вещей, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 17 сентября 2003 г. N 580 (далее — Положение) , основанием постановки на учет указано заявление органа местного самоуправления. ——————————— http://dagun. sakh. ru/ru/main/biblioteka/low-dock-town/pm-2033 http://khanman. lawsector/ru/data/doc02/txa02536/htm СЗ РФ. 2003. N 38. Ст. 3668.

Представляется, что данное положение закона носит императивный, а не диспозитивный характер, т. е. предписывает в обязательном порядке постановку на учет бесхозяйных недвижимых вещей и с этой целью требует подачи заявления соответствующим органом местного самоуправления (в отличие от абз. 2 п. 3 ст. 225 ГК, в котором действительно идет речь о возможности обращения органа местного самоуправления в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь). Поэтому органы местного самоуправления, уполномоченные управлять муниципальным имуществом, обязаны принимать меры по постановке на учет бесхозяйного недвижимого имущества и тем самым в определенной степени создавать необходимые условия для контроля и надзора за ним. Думается, что различное толкование п. 3 ст. 225 ГК обусловлено не столько неопределенностью самой законодательной конструкции, сколько иными обстоятельствами. Как следует из Положения, для осуществления постановки объекта на учет как бесхозяйного к заявлению должны быть приложены документы, подтверждающие, что объект недвижимого имущества не имеет собственника, или его собственник неизвестен, или от права собственности на него собственник отказался. Таковыми могут быть: выданные соответствующими органами учета имущества документы о том, что данное имущество не учтено в реестрах имущества (федеральном, муниципальном или реестре субъекта РФ); документы, выданные регистрационными органами (к ним относятся Федеральная регистрационная служба и ее территориальные органы), подтверждающие, что права на данные объекты недвижимого имущества ими не были зарегистрированы. В случае получения какой-либо информации о собственниках объекта необходимо получить о них сведения: о юридических лицах — в инспекции МНС России, о физических лицах — в архиве ЗАГС (сведения о регистрации смерти), в паспортном столе (место жительства), у нотариуса (было ли открыто наследство, заведены ли наследственные дела). Обязательным приложением к документам, необходимым для учета бесхозяйного недвижимого имущества, являются документы технического учета, содержащие описание объекта недвижимого имущества (технический паспорт, план земельного участка с кадастровым номером). Принятие на учет объектов недвижимого имущества осуществляется путем внесения соответствующих записей в Единый государственный реестр прав (п. 21 Положения). С момента принятия объекта недвижимого имущества на учет орган местного самоуправления должен определить специализированное предприятие, принимающее на техническое обслуживание данное имущество до момента определения балансодержателя. Как показывает практика, сбор необходимых документов и их оформление требуют значительного времени (не менее полугода) и к тому же связаны с определенными материальными затратами, которые на момент выявления бесхозяйного недвижимого имущества и постановки его на учет не могли быть заложены в местный бюджет на текущий год. К этому добавляются расходы по содержанию бесхозяйного имущества до принятия решения о дальнейшем использовании имущества или его продаже в соответствии с действующим законодательством. Именно по этой причине по приведенным выше делам суды, обязывая администрацию г. Кемерово поставить на учет бесхозяйные гидротехнические сооружения, устанавливали отсрочку исполнения решения сроком на один год. Анализ судебной практики показывает, что сегодня дела о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь рассматриваются как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах. Обратимся к конкретным материалам арбитражной судебной практики. Так, КУМИ администрации г. Белово обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с иском к комитету по управлению государственным имуществом Кемеровской области, Главному управлению Федеральной регистрационной службы по Кемеровской области о признании права муниципальной собственности на бесхозяйный объект незавершенного строительства. В судебном заседании представители ответчиков иск признали. Как установлено из материалов дела, указанный объект был принят на учет согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) о принятии на учет бесхозяйного объекта недвижимого имущества на основании заявления КУМИ администрации г. Белово. Со дня постановки на учет год прошел, что соответствует требованию ст. 225 ГК. С учетом изложенного суд вынес решение о признании права муниципальной собственности на указанный бесхозяйный объект незавершенного строительства . ——————————— Дело N А27-23135/2005-1.

Аналогичная практика имеет место и в других регионах. Так, администрация Клетского района Волгоградской области обратилась в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к администрации Клетского сельсовета Клетского района Волгоградской области о признании права муниципальной собственности на бесхозяйное имущество — линию электропередачи. Суд, рассмотрев материалы дела и заслушав доводы истца, установил, что по заявлению администрации Клетского района Волгоградской области учреждением юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Волгоградской области в ЕГРП внесена запись о постановке на учет как бесхозяйного имущества указанной линии электропередачи. Как следует из выписки из ЕГРП, в течение года с момента постановки данного имущества на учет как бесхозяйного его правообладатель не установлен, ограничения (обременения) права, правопритязания, заявленные в судебном порядке права требования не зарегистрированы. Принимая во внимание изложенное, суд вынес решение об удовлетворении иска . ——————————— http://volgograd. arbitr. ru/svd/cnt/practic/actsdata/cnt216216

Анализируя арбитражную практику по рассматриваемой категории дел, следует обратить внимание на ряд моментов. Во-первых, это отсутствие в арбитражном процессуальном законодательстве специальной регламентации рассмотрения дел данной категории. По общему правилу арбитражные суды, принимая заявления о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь к своему производству, рассматривают их по общим правилам искового производства (приведенные примеры тому подтверждение). Как уже отмечалось ранее, общие суды рассматривают данные дела в порядке особого производства с соблюдением процессуального регламента, установленного гражданским процессуальным законодательством (гл. 33 ГПК). Как следствие, по одной и той же категории дел применяются различные процессуальные средства и способы защиты, участвуют различные субъекты. В частности, процессуальным средством защиты в делах особого производства является заявление (ч. 3 ст. 263, ч. 2 ст. 290, ч. 2 ст. 291 ГПК), которое в отличие от иска не содержит материально-правового требования, и условием рассмотрения этого заявления является отсутствие спора о праве. Среди лиц, участвующих по делам особого производства, законодателем выделены заявитель и заинтересованные лица (ч. 2 ст. 263 ГПК). К тому же практика возбуждения и рассмотрения арбитражными судами дел данной категории по правилам искового производства весьма спорна. Если следовать законодательным положениям (ст. 225 ГК), бесхозяйность недвижимого имущества предполагает отсутствие или неизвестность его собственника. Именно эти факты входят в предмет доказывания по данной категории дел (ч. 2 ст. 291 ГПК) и подлежат установлению в судебном заседании (ч. 2 ст. 293 ГПК). А это значит, что ответчик по таким делам изначально не может быть определен и, следовательно, не приходится говорить об иске и исковом процессе. Поэтому не случайно, что сама арбитражная практика весьма противоречива: в одних случаях в качестве ответчика привлекается регистрационная служба, в других ответчик вообще не значится, а регистрационная служба привлекается и участвует в деле в качестве третьего лица. Так, КУМИ г. Кемерово подал в Арбитражный суд Кемеровской области исковое заявление о признании права муниципальной собственности г. Кемерово на бесхозяйную недвижимую вещь — нежилое помещение. В качестве третьих лиц по делу были привлечены учреждение юстиции Кемеровской области по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и товарищество с ограниченной ответственностью «Спектр» . Абсурдность ситуации налицо: в исковом производстве, где основные субъекты — стороны, нет ответной стороны, но при этом участвует третье лицо, чье существование в процессе производно от существования самих сторон! ——————————— Дело N А27-835/2000-1.

Юридически неверным является и привлечение в качестве ответчика регистрирующего органа, поскольку при фактическом отсутствии спорных материальных правоотношений между ним и истцом он становится лишь номинальной стороной процесса. Кроме того, совершение им действий по оформлению и регистрации прав вытекает непосредственно из закона, не являясь следствием обязательности судебного решения для него. Данный вывод следует из анализа ч. 2 ст. 293 ГПК, в соответствии с которой решение суда о признании права муниципальной собственности не присуждает к совершению каких-либо действий со стороны регистрирующего органа. Поэтому объяснить такого рода практику не представляется возможным ни с точки зрения процессуального законодательства, ни с точки зрения теории искового процесса. С учетом вышеизложенного следует согласиться с мнением о том, что, несмотря на употребление законодателем в отношении приобретения права собственности на бесхозяйную недвижимость понятия «судебное признание права собственности», собственно признанием права такая мера не является. Заявление муниципалитета о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимость базируется не на применении такого средства защиты, как «признание права», а на применении иного, самостоятельного средства защиты . Отсюда не случайно, что в рамках гражданского судопроизводства требование о признании права собственности муниципалитет предъявляет не с помощью иска о признании права, а посредством обращения в суд с заявлением в порядке особого производства. Таким образом, существующие различия процессуального регламента рассмотрения данной категории дел в общих и арбитражных судах являются неоправданными с точки зрения как теории, так и практики. ——————————— См.: Люшня А. В. Правовая природа судебного признания права собственности // Вестник ВАС РФ. 2007. N 5. С. 57 и сл.

Во-вторых, это смешение дел данной категории с делами особого производства об установлении фактов, имеющих юридическое значение, предусмотренными ст. 30 АПК РФ. Как следует из данной статьи, «арбитражные суды рассматривают в порядке особого производства дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения и прекращения прав организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности». Характерным примером является одно из дел, рассмотренных Арбитражным судом Кемеровской области. КУМИ г. Кемерово обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением об установлении факта, имеющего юридическое значение, — права муниципальной собственности на бесхозяйное недвижимое имущество — комплекс сооружений. Арбитражный суд вынес решение об отказе в удовлетворении заявления комитета, обосновывая отказ тем, что по АПК РФ процедуры установления факта, имеющего юридическое значение, и признания права, о чем просит заявитель, различны. Кроме того, заявителем не доказано наличие совокупности условий, при наличии которых может быть установлен факт, имеющий юридическое значение . ——————————— Дело N А27-974/2001-1.

КУМИ г. Кемерово, обжалуя решение в апелляционном порядке, указал в апелляционной жалобе на неправильное применение судом первой инстанции норм материального и процессуального права. Апелляционная инстанция своим постановлением решение арбитражного суда оставила без изменения, а апелляционную жалобу комитета — без удовлетворения. Свою позицию апелляционная инстанция обосновала тем, что установление права собственности как факта, имеющего юридическое значение, невозможно в рамках особого производства ввиду различного правового содержания указанных понятий. Право собственности как субъективное право предполагает правомочие по владению, пользованию и распоряжению вещью. Факт, имеющий юридическое значение, может служить основанием для возникновения права собственности, но не устанавливать право как возможность владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. Из содержания п. 3 ст. 225 ГК также следует, что господство над бесхозяйным недвижимым имуществом может быть установлено судом путем признания права . ——————————— Там же.

Представляется, что подобного рода практика вызвана тем, что действующим АПК рассмотрение дел о признании движимой вещи бесхозяйной и признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь не предусмотрено. Нормы АПК, посвященные особому производству, касаются только установления фактов, имеющих юридическое значение. Отсюда и попытка подвести рассмотрение указанной категории дел под единую процессуальную модель особого производства (как это предусмотрено ГПК). При этом игнорируется тот факт, что ст. 225 ГК предусматривает право муниципального органа обратиться в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную вещь (признание права собственности), а не с заявлением об установлении факта бесхозяйности вещи. В-третьих, это неопределенность действующих процессуальных норм о подведомственности дел данной категории. Данное обстоятельство заслуживает особого внимания. Ряд авторов считают, что дела о признании имущества бесхозяйным не могут быть рассмотрены в арбитражном суде вообще в связи с тем, что законодатель отнес их к исключительной подведомственности судов общей юрисдикции . Следует согласиться с этой позицией. Обратимся к анализу действующего процессуального законодательства. ——————————— См.: Рожкова М. А. Основные понятия арбитражного процессуального права. М., 2003. С. 78; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. И. Радченко. М.: Норма, 2003. С. 521; Отческая Т. И. Методика рассмотрения отдельных категорий арбитражных дел: Учебное пособие. Тюмень: Изд-во Тюм. ун-та, 2005. С. 78 и сл.

В соответствии с ч. 3 ст. 22 ГПК суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела искового и неискового производства, указанные в этой статье, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным и федеральным законом к ведению арбитражных судов. Тем самым, по мнению К. А. Чудиновских, Гражданский процессуальный кодекс РФ предусматривает нормативное закрепление принципа универсальной подведомственности дел судам общей юрисдикции. Данный принцип можно сформулировать следующим образом: дела, не отнесенные законом к ведению арбитражных судов (судов специализированной подведомственности), являются подведомственными судам общей юрисдикции . В соответствии со ст. 262 ГПК суд общей юрисдикции рассматривает дела особого производства, перечисленные в данной статье, в том числе дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, а также о признании движимой вещи бесхозяйной и о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь. Арбитражные суды также рассматривают дела особого производства, но, как уже отмечалось ранее, лишь дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, которые по своей правовой природе не тождественны делам о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь. Вышеизложенное дает основание утверждать, что дела данной категории отнесены законодателем к исключительной подведомственности судов общей юрисдикции. К тому же, как отмечает Т. И. Отческая, у общего судебного порядка есть преимущества для рассмотрения дел о признании имущества бесхозяйным; эти суды территориально ближе к месту нахождения заявителя, чем арбитражные суды субъектов Российской Федерации . ——————————— См.: Чудиновских К. А. Подведомственность в системе гражданского и арбитражного процессуального права. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2004. С. 97, 101. См.: Отческая Т. И. Указ. соч. С. 78.

В отдельном рассмотрении нуждается вопрос о содержании резолютивной части решения суда по заявлению о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь. Такое решение должно отвечать общим требованиям, предъявляемым к решениям (ст. ст. 195 — 198 ГПК), и специальным требованиям, предусмотренным ч. 2 ст. 293 ГПК. Как следует из последней, «суд, признав, что недвижимая вещь не имеет собственника или собственник вещи неизвестен и она принята на учет в установленном порядке, принимает решение о признании права муниципальной собственности на эту вещь». Не вызывает сомнений, что комментируемое положение по существу устанавливает требования к резолютивной части решения суда по данной категории дел. Из его содержания следует, что резолютивная часть решения должна содержать лишь акт признания права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь. Аналогичная мысль законодателя обнаруживается исходя из анализа ч. 2 ст. 293 ГПК: в заявлении о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь заявитель должен указать, кем, когда недвижимая вещь поставлена на учет, а также должны быть приведены доказательства, свидетельствующие об отсутствии собственника. В связи с этим нельзя согласиться с утверждением И. М. Зайцева, что в резолютивной части решения должны содержаться указания: 1) о признании недвижимой вещи бесхозяйной (приведены ее наименование и признаки); 2) о признании права муниципальной собственности на данное бесхозяйное недвижимое имущество . ——————————— См.: Викут М. А., Зайцев И. М. Гражданский процесс России. М.: Юристъ, 1999. С. 293.

Вместе с тем, как показывает судебная практика, в решениях, вынесенных по данной категории дел, резолютивная часть решения формулируется также по-разному. В одних случаях решение суда содержит лишь акт признания права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь. В других случаях суд в резолютивной части указывает на признание имущества бесхозяйным и признание на него права муниципальной собственности. Показательным в этом плане является дело по заявлению КУМИ г. Кемерово о признании недвижимого имущества бесхозяйным и признании права муниципальной собственности. В своем заявлении заявитель просил признать бесхозяйным жилой дом, мотивируя это требование тем, что по данным БТИ этот дом значится в собственности гражданина Ч-ва, однако он в этом доме не проживает длительное время, его фактическое место нахождения неизвестно, так как зарегистрированным или снятым с регистрации он по данным адресного стола не значится, нет сведений о его смерти в органах ЗАГС. Со дня постановки на учет учреждением юстиции этого дома как бесхозяйного прошел год. Суд в своем решении указал: признать дом бесхозяйным; признать за КУМИ г. Кемерово право собственности на этот дом . ——————————— Дело N 2-2255-03.

Налицо объединение в одном заявлении двух взаимоисключающих требований и смешение оснований для признания движимой вещи бесхозяйной и признания права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь. В первом случае имеет место отказ собственника от права собственности на движимую вещь, а заявитель вступает во владение ею. Во втором случае имеют место такие элементы фактического состава, как отсутствие или неизвестность собственника недвижимой вещи и прошествие года со времени постановки недвижимого имущества на учет в установленном порядке. С учетом указанных оснований и должны излагаться мотивировочная и резолютивная части решения. Заслуживает внимания и другое обстоятельст во. В судебных решениях о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь сведения об объекте недвижимого имущества ограничиваются указанием на его местонахождение. Какие-либо иные сведения, как правило, отсутствуют. Вместе с тем согласно разд. III Правил ведения ЕГРП в реестре в отношении каждого объекта недвижимости должны быть отражены кадастровый или условный номер, адрес (местоположение), наименование, назначение, этажность, площадь. Отсутствие идентифицирующих признаков объекта недвижимости в судебных решениях имеет свое объяснение. Во-первых, процессуальный закон (ст. 198, ч. 2 ст. 292 ГПК, ст. 170 АПК) не предусматривает, что сведения об объекте недвижимости должны отражаться с определенной степенью конкретности. Во-вторых, к моменту вынесения судебного решения могут отсутствовать отдельные документы на объект недвижимости. Так, КУМИ г. Кемерово подал заявление в Арбитражный суд Кемеровской области о признании права муниципальной собственности г. Кемерово на бесхозяйную недвижимую вещь — нежилое помещение, расположенное по адресу: г. Кемерово, ул. Муромцева, 4-а. Решением суда заявление удовлетворено, признано право муниципальной собственности г. Кемерово на бесхозяйную недвижимую вещь — нежилое помещение, расположенное по адресу: г. Кемерово, ул. Муромцева, 4-а. В дальнейшем от КУМИ г. Кемерово поступило заявление о принятии дополнительного решения по делу с описанием передаваемой в собственность бесхозяйной недвижимой вещи — нежилого помещения, расположенного по адресу: г. Кемерово, ул. Муромцева, дом 4-а, общей площадью 607,5 кв. м, в том числе подвала 349,6 кв. м, 1975 года постройки, обозначенного в техническом паспорте под литерой «А», в связи с тем что в резолютивной части решения не указана площадь подлежащего передаче в муниципальную собственность помещения. Принимая во внимание, что к моменту принятия решения по делу отсутствовал технический паспорт на данное помещение и у суда не было возможности указать в решении точные сведения о площади недвижимого имущества, а в настоящее время технический паспорт на помещение представлен, суд счел возможным вынести дополнительное решение по делу, указав в резолютивной части решения точные сведения о площади бесхозяйного недвижимого имущества, на которое признается право муниципальной собственности г. Кемерово . ——————————— Дело N А27-8535/2000-1.

В-третьих, необходимые данные об объектах недвижимости регистратор может получить из документов, представленных для регистрации. Именно на данные обстоятельства ссылаются суды, отказывая в дальнейшем в разъяснении порядка исполнения решений. Однако позиция судебных органов вызывает возражения. К моменту регистрации могут измениться определенные характеристики объекта недвижимости и установить, что на регистрацию представлен именно тот объект, право на который было установлено решением суда, будет затруднительно. По этой причине регистрирующие органы вынуждены обращаться в судебные органы за разъяснением порядка исполнения судебного решения . ——————————— См.: Алексеев В. А. Решение суда как основание государственной регистрации прав на недвижимое имущество // Вестник ВАС РФ. 2006. N 10. С. 62 — 65.

К тому же такая позиция не согласуется с общей характеристикой судебного решения как акта правосудия и процессуального документа, данной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» . Как следует из п. 11 данного Постановления, «исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд, кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении» (ч. 5 ст. 198, ст. ст. 204 — 207 ГПК). При этом Пленум особо обращает внимание судей на то, что требования закона о порядке изложения решений обязательны для всех видов производства (искового, особого, производства по делам, возникающим из публичных правоотношений). ——————————— Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2. С. 2 — 5.

Нельзя оставить без внимания и вопрос о сущности и значении судебного решения по данной категории дел. В соответствии с ч. 2 ст. 293 ГПК суд, признав, что недвижимая вещь не имеет собственника или собственник вещи неизвестен и она принята на учет в установленном порядке, принимает решение о признании права муниципальной собственности на эту вещь. Из этого следует, что судебное решение по данной категории дел играет роль юридического факта (как процессуального, так и материально-правового характера), выступающего в качестве элемента юридического состава, с которым связывается момент возникновения права собственности муниципального образования на недвижимую вещь. Вывод о судебном решении как юридическом факте материально-правового характера основан на положениях действующего гражданского законодательства. В соответствии с подп. 3 п. 1 ст. 8 ГК гражданские права и обязанности возникают в том числе из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности. Согласно п. 2 ст. 223 ГК в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» относит вступившие в законную силу судебные акты к основаниям государственной регистрации (п. 1 ст. 17). В соответствии с п. 1 ст. 2 названного Закона государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним представляет собой юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество; оно является единственным доказательством существования зарегистрированного права. ——————————— СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.

Таким образом, вступившее в законную силу решение суда по делу о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь не может подменять акта государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Указанный акт является обязательным и выступает в качестве завершающего элемента юридического состава, с которым связывается момент возникновения права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь. Отсюда следует общее правило, в соответствии с которым до момента государственной регистрации на стороне заинтересованного лица может быть лишь незаконченный состав приобретения права собственности по тому или иному основанию, установленному в законе. Упомянутый Закон о государственной регистрации в ст. 28, определяя специфику государственной регистрации прав на недвижимое имущество на основании решения суда, устанавливает несколько правил. 1. Регистратор права на недвижимое имущество и сделок с ним не может отказать в государственной регистрации права муниципальной собственности на недвижимое имущество, установленного вступившим в законную силу решением суда. Данное правило указывает на то, что регистратор не вправе анализировать решение суда с точки зрения его законности и обоснованности. 2. Если решение суда не содержит сведений, которые регистратор прав обязан внести в ЕГРП, то регистратор или правообладатель (заявитель) при наличии в письменной форме заключения регистратора вправе запросить суд о порядке исполнения данного решения. Если следовать Правилам ведения ЕГРП (утверждены Постановлением Правительства РФ от 18 февраля 1998 г. N 219), в ЕГРП должны быть отражены три группы сведений: 1) сведения об объекте; 2) сведения о правообладателе; 3) сведения о праве на объект. Вместе с тем в действующем процессуальном законодательстве отсутствует специальная регламентация разъяснения порядка исполнения судебного решения. Процессуальный закон (ст. 202 ГПК, ст. 179 АПК) предусматривает только такое процессуальное действие суда, как разъяснение самого судебного решения в случае его неясности. Следует согласиться с В. А. Алексеевым, что действия регистратора, правообладателя и суда по реализации нормы о разъяснении порядка исполнения судебного решения вряд ли укладываются в рамки института разъяснения решения суда . К тому же в перечне лиц, которым ГПК предоставлено право обращаться с заявлением о разъяснении судебного решения, регистрирующий орган не значится. Налицо пробел в процессуальном законодательстве. ——————————— См.: Алексеев В. А. Указ. соч. С. 64.

Обозначение данных проблем ориентировано на дальнейшую разработку и уточнение законодательных положений, регулирующих судебную процедуру признания права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь.