Односторонний отказ от исполнения обязательства

Односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение его условий не допускаются. Данное правило является общим.

1) случаи, предусмотренные законом;

2) при осуществлении сторонами предпринимательской деятельности в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства;

3) если обязательство не может быть исполнено должником вследствие следующих событий:

а) отсутствия кредитора или лица, уполномоченного им принять исполнение, в месте, где обязательство должно быть исполнено;
б) недееспособности кредитора и отсутствия у него представителя;
в) очевидного отсутствия определенности по поводу того, кто является кредитором по обязательству, в частности в связи со спором по этому поводу между кредитором и другими лицами;
г) уклонения кредитора от принятия исполнения или иной просрочки с его стороны.

Должник вправе внести причитающиеся с него деньги или ценные бумаги в депозит нотариуса, а в случаях, установленных законом, в депозит суда. Это действие должника считается исполнением обязательства.

Односторонний отказ от исполнения обязательств может иметь место в определенных законом случаях.

Так, допускается односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение в случае существенного нарушения договора одной из сторон.

В случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично договор считается расторгнутым или измененным. Договор поставки считается измененным (расторгнутым) с момента получения стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично (если иные сроки не предусмотрены в уведомлении либо не определены соглашением сторон).

В случае полного или частичного отказа от исполнения договора одной из сторон, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается, соответственно, расторгнутым или измененным.

Нужно различать односторонний отказ от исполнения обязательства и изменение или расторжение договора по требованию одной из сторон.

Право на одностороннее расторжение договора или изменение реализуется при наличии для этого оснований, указанных в законе или договоре, сторона-инициатор предлагает расторгнуть или изменить договор. Если другая сторона возражает или в установленный срок не ответит на предложение об изменении или расторжении договора, обязательство прекращается на основании решения суда. То есть при недостижении соглашения сторон о расторжении договора юридическим фактом, прекращающим обязательство (договор), является решение суда. Односторонний отказ от исполнения обязательства является односторонней сделкой, прекращающей обязательство во внесудебном порядке. Но все же самым распространенным способом изменения и расторжения договора является способ «по соглашению сторон».

Отказ от договора: как работает ст. 450.1 ГК РФ

Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон № 42-ФЗ) ГК РФ был дополнен ст. 450.1 «Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору». С введением этой статьи была разрешена значительная часть правовых вопросов, связанных с возможностью реализации права на односторонний отказ от договора, способами отказа от договора и моментом прекращения договора в результате реализации этого права. Подробнее о практике применения этой нормы читайте в материале «ЭЖ».

Фактически ст. 450.1 ГК РФ унифицирует порядок и условия отказа от договора для тех случаев, когда такой отказ предусмотрен законом или договором, а также устанавливает случаи, когда отказ от договора является безусловным правом (например, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ) или невозможен (п. 5 и 6 ст. 450.1 ГК РФ).

С появлением ст. 450.1 ГК РФ возник ряд вопросов, имеющих значение для ее практического применения. Для их разрешения потребовались разъяснения высших судебных органов, с помощью которых был сформирован определенный правоприменительный подход, которым в своей практике смогут руководствоваться нижестоящие судебные инстанции.

Как направлять уведомление об отказе от договора

В пункте 1 ст. 450.1 ГК РФ установлено, что право на односторонний отказ от договора может быть осуществлено путем уведомления другой стороны о таком отказе. При этом договор прекращается с момента получения такого уведомления, если иное не установлено законом или договором.

В судебной практике сформировался подход, что реализация права на односторонний отказ от договора может быть осуществлена только в отношении фактически заключенного и действующего договора. Если же правоотношения по договору между сторонами прекращены (например, исполнением или истечением срока договора), то к прекращенным правоотношениям применение п. 1 ст. 450.1 ГК РФ невозможно.

В качестве примеров можно привести постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2016 № 07АП-5506/2016 по делу № А45-1691/2016, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2016 № 12АП-3858/2016 по делу № А06-11543/2015, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2016 № 18АП-1554/2016 по делу № А34-5767/2015. Кроме того, такой подход согласуется с правовой позицией, изложенной Президиумом ВАС РФ в постановлении от 22.12.98 № 157/98, которое, хотя и связано с толкованием п. 3 ст. 450 ГК РФ, однако по своему правовому содержанию применимо и к положениям п. 1 ст. 450.1 ГК РФ.

Пункт 1 ст. 450.1 ГК РФ не устанавливает форму отказа от договора, однако в силу сложившейся практики отказ должен быть совершен таким образом, чтобы впоследствии можно было доказать факт заявления о таком отказе. Как правило, отказ совершается в письменной форме путем направления по почте, поскольку в этом случае факт направления соответствующего сообщения можно подтвердить почтовыми документами, что сводит к минимуму обязанности по доказыванию.

Для определения способов направления уведомлений об отказе от договора целесообразно обратиться к разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление № 25). Так, в п. 63 этого постановления Пленум ВС РФ указал, что юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, прописанному в ЕГРЮЛ, либо по адресу, указанному самим юридическим лицом, а также риск отсутствия по поименованным адресам своего представителя. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не находится по данному адресу. Если в юридически значимом сообщении содержится информация об односторонней сделке, то при невручении сообщения по обстоятельствам, зависящим от адресата, считается, что содержание сообщения было им воспринято, и сделка повлекла соответствующие последствия (например, договор считается расторгнутым вследствие одностороннего отказа от его исполнения).

Пленум ВС РФ также указал, что, если иное не установлено законом или договором и не следует из обычая или практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, юридически значимое сообщение может быть направлено в том числе посредством электронной почты, факсимильной и другой связи, осуществляться в иной форме, соответствующей характеру сообщения и отношений, информация о которых содержится в таком сообщении, когда можно достоверно установить, от кого исходило сообщение и кому оно адресовано (п. 65 Постановления № 25).

Таким образом, уведомление об отказе от договора может быть выражено в любой форме, позволяющей однозначно установить, от кого исходило такое уведомление, содержание уведомления и что оно получено адресатом (о специфике отправки юридически значимых сообщений посредством электронной почты читайте в материале «Электронная переписка: можно ли использовать ее как доказательство в суде?», «ЭЖ», 2016, № 37). Если же уведомление не получено адресатом, то для целей правоприменения оно считается полученным в тех случаях, когда адресат в силу ст. 165.1 ГК РФ обязан его получить.

Заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним. Пункт 1 ст. 165.1 ГК РФ

Содержание п. 2 ст. 450.1 ГК РФ о возможности отказаться от договора полностью или в части не вызывает разногласий в толковании. Так, реализация права на частичный отказ от договора возможна в тех случаях, когда должник исполнил лишь часть обязательств и кредитор решил отказаться от пропорциональной части встречных обязательств. Фактически п. 2 ст. 450.1 ГК РФ воспроизводит положения ранее действовавшего п. 3 ст. 450 ГК РФ, применение которого не нуждается в дополнительном толковании ввиду большого объема сложившейся правоприменительной практики.

Как следует из пояснительной записки к проекту Закона № 42‑ФЗ, дополнившего ГК РФ ст. 450.1 (проект № 47538-6/9), включение данной статьи в Кодекс направлено на обеспечение стабильности заключаемых договоров. Инициаторы законопроекта предложили объединить в одной статье правовое регулирование расторжения договора путем одностороннего отказа от его исполнения.

Ранее предпосылки к дополнению ГК РФ ст. 450.1 ГК РФ содержались в п. 3 ст. 450 ГК РФ, которая ныне утратила свое действие. В частности, в силу п. 3 ст. 450 (в редакции, действовавшей до принятия Закона № 42‑ФЗ) в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается, соответственно, расторгнутым или измененным.

Изменения в ГК РФ были внесены в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства России. Так, в п. 9.1 раздела V Концепции указывается, что в ГК РФ (в редакции, действовавшей до принятия Закона № 42‑ФЗ) предусмотрены три различных способа изменения и расторжения договора:

по соглашению сторон (п. 1 ст. 450);

по требованию одной из сторон в судебном порядке (п. 2 ст. 450);

путем одностороннего отказа от исполнения договора (п. 3 ст. 450).

При этом, как следует из Концепции, правовое регулирование расторжения (изменения) договора путем одностороннего отказа от его исполнения страдает значительными недостатками. В частности, в п. 3 ст. 450 ГК РФ не был предусмотрен определенный порядок прекращения договора, не определен момент его расторжения, но при этом односторонний отказ от договора допускается при отсутствии каких‑либо серьезных на то оснований, в том числе в силу соглашения сторон.

Разработчики Концепции пришли к выводу, что основания для одностороннего отказа должны быть прямо предусмотрены ГК РФ, при этом необходимо установить порядок отказа от договора, а также предусмотреть невозможность отказа от договора, когда имеющая на это право сторона подтверждает его действие своими конклюдентными действиями.

Если у исполнителя нет лицензии

В пункте 3 ст. 450.1 ГК РФ закреплена возможность отказа от договора в случаях, когда у одной из сторон договора отсутствует лицензия на осуществление деятельности или членство в саморегулируемой организации, необходимые для исполнения обязательства по договору. При этом отказывающейся от договора стороне также предоставлено право на возмещение убытков за счет контрагента.

Закрепленное в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ право корреспондирует с п. 1 ст. 431.2 ГК РФ, в силу которого сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

При этом законодатель исходил из того, что наличие лицензии, иных разрешений, в том числе членства в СРО может иметь существенное значение при исполнении обязательств. Данный подход вполне обоснован, поскольку отдельные виды деятельности требуют специальных профессиональных навыков, знаний, оборудования, наличие которых может достоверно подтверждаться лицензией или иным документом, указывающим на соответствие таким критериям.

Отсутствие специальных разрешений, как следствие, рассматривается законодателем как возможная причина возникновения риска в будущем, в том числе причина неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. Данную норму также можно рассматривать в качестве косвенной меры по ограничению прав, связанной с нарушением публично-правовых требований.

Правоотношения сторон гражданского оборота строятся на принципах разумности и добросовестности, поэтому при заключении договора сторона исходит из того, что контрагент должен иметь соответствующее разрешение (лицензию, доступ в СРО и т. п.). Такой вывод соотносится с п. 2 ст. 431.2 ГК РФ, согласно которому сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение, наряду с требованием о возмещении убытков или взыскании неустойки также вправе отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Следует отметить, что само по себе отсутствие необходимого разрешения не влечет автоматического признания сделки недействительной, а лишь дает соответствующее право другой стороне отказаться от договора. Данный вывод также подтверждается п. 89 Постановления № 25, в котором суд разъяснил, что, если законом прямо не установлено иное, совершение сделки лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, не влечет ее недействительности. В таком случае другая сторона сделки вправе отказаться от договора и потребовать возмещения причиненных убытков (ст. 15, п. 3 ст. 450.1 ГК РФ).

Суды также указывают, что осуществление деятельности без лицензии может быть основанием для ее привлечения к административной ответственности, однако не влияет на гражданско-правовое обязательство по оплате оказанных услуг (см., например, Определение ВАС РФ от 05.12.2012 № ВАС-15950/12 по делу № А32-39377/2011, постановления АС Восточно-Сибирского округа от 21.07.2015 № Ф02-2720/2015 по делу № А33-20843/2014, ФАС Центрального округа от 22.06.2010 № Ф10-2500/10 по делу № А68-9150/09, Западно-Сибирского округа от 20.05.2010 по делу № А75-12797/2009, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2015 № 13АП-6360/2015 по делу № А21-9904/2014).

Вместе с тем из положений п. 3 ст. 450.1 ГК РФ нельзя сделать вывод о правовых последствиях для договора, в котором одна сторона, имевшая лицензию на момент заключения договора, впоследствии утратила эту лицензию (истек срок действия, лицензия отозвана, аннулирована и т. д.). Правоприменительная практика по данному вопросу пока не сложилась. Однако по правовому смыслу этой нормы можно предположить, что право на односторонний отказ сохраняется вне зависимости от момента возникновения обстоятельств, указанных в п. 3 ст. 450.1 ГК РФ.

Не совсем ясен подход законодателя, направленный на включение п. 4 ст. 450.1 ГК РФ, в силу которого сторона должна действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных законом или договором. Данным пунктом фактически дублируются общие принципы гражданского законодательства, закрепленные п. 3 ст. 1, п. 2 ст. 6, п. 5 ст. 10 ГК РФ (принцип добросовестности, принцип разумности, принцип справедливости). Видимо, законодатель хотел дополнительно подчеркнуть, что отказ в любом случае не может быть заявлен без соблюдения основных принципов гражданского законодательства, закрепленных в главе 1 ГК РФ.

Отказываясь от договора, нужно быть последовательным

Особого внимания заслуживает п. 5 ст. 450.1 ГК РФ. Из его содержания следует, что сторона, имеющая право на отказ от договора, которая подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, утрачивает право на отказ по тем же основаниям в будущем.

Данная норма направлена на пресечение возможности отказа от договора по формальным основаниям, когда одна из сторон использует право на отказ без соблюдения принципов разумности, добросовестности, справедливости.

Например, в одном деле (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 13.05.2016 № 02АП-2399/2016 по делу № А29-157/2016) суд указал, что направление истцом ответчику письма о расторжении договора аренды, нельзя рассматривать как юридический факт, повлекший прекращение договорных отношений, так как совершение сторонами договора действий, свидетельствующих о продолжении арендных отношений, после направления в соответствии со ст. 610 ГК РФ уведомления о прекращении договора аренды, продленного на неопределенный срок, характеризует договор аренды как действующий.

Аналогичный подход прослеживался и ранее. Например, в п. 23 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» Пленум ВАС РФ указал, что согласно ст. 619 ГК РФ, если арендатор не вносит арендную плату более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа, арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора аренды в судебном порядке. Причем предъявить иск о расторжении договора арендодатель вправе даже после уплаты долга, но в разумный срок. При этом было особо отмечено, что непредъявление такого требования в течение разумного срока с момента уплаты арендатором долга лишает арендодателя права требовать расторжения договора в связи с этим нарушением.

Таким образом, если сторона не воспользовалась правом на отказ в разумный срок, то она утрачивает право на реализацию возможности отказа от договора. Безусловно, степень и критерии разумности в каждом конкретном случае будут определяться судами.

Иными словами, в силу п. 5 ст. 450.1 ГК РФ стороны в споре лишаются права ссылаться на какие‑либо факты, оспаривать или отрицать их ввиду ранее ими же сделанных заявлений об обратном в ущерб противоположной стороне. В данном случае прослеживается применение общеправового принципа, именуемого эстоппель. Другими примерами эстоппеля в российском законодательстве являются нормы п. 5 ст. 166 и п. 3 ст. 432 ГК РФ.

Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Пункт 5 ст. 166 ГК РФ

Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности.

Пункт 3 ст. 432 ГК РФ

Сторона может отказаться от конкретного права

В пункте 6 ст. 450.1 ГК РФ сформулировано диспозитивное правило, которое распространяется на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. В силу этого правила, когда лицо при наступлении обстоятельств, служащих основанием для осуществления определенного права по договору, заявляет отказ от осуществления этого права, в последующем оно не может осуществить это право по тем же основаниям, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятельства наступили вновь.

Таким образом, п. 6 ст. 450.1 ГК РФ представляет собой исключение из общего правила, закрепленного в п. 2 ст. 9 ГК РФ, в силу которого отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав.

В качестве примера можно привести ситуацию, когда кредитор отказался от взыскания с должника предусмотренной договором неустойки — впоследствии кредитор не сможет взыскать неустойку, от которой он отказался, даже если передумает.

В целом анализ ст. 450.1 ГК РФ и практики ее применения показывает, что большая часть ее положений унифицирует ранее сложившиеся в судебной практике подходы и направлена на установление единого регулирования отношений, связанных с отказом от договора.

Положения ст. 450.1 ГК РФ во многом дублируют по своему правовому содержанию положения Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА, 1994 г.). Так, например, в пояснительной записке к проекту Закона № 42‑ФЗ (проект № 47538-6/9) указывается, что в случаях, когда при наличии оснований для отказа от договора сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, последующий отказ от договора по тем же основаниям не допускается. Данная новелла соответствует п. 3.12 и 3.13 Принципов УНИДРУА. В частности из п. 3.12 следует, что, если сторона, которая вправе отказаться от договора, прямо или в подразумеваемом виде подтверждает договор после того, как начал течь период времени для уведомления об отказе от договора, отказ от договора не допускается.

Право на односторонний отказ от договора: правовая природа и перспективы применения в современных условиях

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 09.01.2017 2017-01-09

Статья просмотрена: 561 раз

Библиографическое описание:

Тымчук Ю. А. Право на односторонний отказ от договора: правовая природа и перспективы применения в современных условиях // Молодой ученый. — 2017. — №1. — С. 356-359. — URL https://moluch.ru/archive/135/37851/ (дата обращения: 16.11.2018).

В статье автором рассматривается понятие и правовая природа одностороннего отказа от исполнения договора,анализируется практика применения данного института, обращается внимание на некоторые терминологические проблемы, которые имеют место на практике.

Ключевые слова: стабильность гражданского оборота, односторонний отказ от исполнения договора, расторжение договора

Основой стабильности гражданского оборота выступает воспринятый российским гражданским законодательством принцип римского права ««Pacta sunt servanta» — договоры должны соблюдаться (исполняться). В целях реализации данного принципа российский законодатель закрепил в гл.27, 28, 29 ГК РФ ряд правовых норм, основная идея которых сводится к тому, что договоры, которые заключены, должны исполняться на тех условиях, на которых было достигнуто соглашение между контрагентами, и они не должны изменяться [1, с.86].

В условиях неустойчивой экономической обстановки в современной России исследование вопросов, связанных с возможностью одностороннего внесудебного отказа от договора (исполнения договора), приобретают особую актуальность, ведь «положительный эффект для участников экономического оборота может оказаться выше не столько от факта сохранения договорных отношений, сколько от факта их досрочного прекращения, в том числе и на основании разрешенного законом или договором отказа от договора» [2, с.56].

В литературе господствует позиция, согласно которой односторонний отказ от договора по своей правовой природе является односторонней сделкой [3, c.57; 51].

Некоторые авторы подчеркивают дуалистичный характер одностороннего отказа от договора и отмечают, что его правовая природа зависит от двух обстоятельств [4, с.5]. Так, в случае применения данного права для защиты субъективных прав, его следует рассматривать как меру оперативного воздействия [5, c.133; 22] или же оперативную санкцию [6, c.27]. Если же использование рассматриваемого права не вызвано такими потребностями, то односторонний отказ от исполнения договора необходимо рассматривать как один из способов расторжения договора [4, с.5].

В законодательстве до 1 июня 2015 года право на односторонний отказ от договора регламентировалось п.3 ст.450 ГК РФ, согласно которому, в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» данная норма была исключена. Указанный федеральный закон ввел в ГК РФ новую статью 450.1, регулирующую порядок реализации права на отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору.

Суды понимают под односторонним отказом от исполнения договора, юридический факт, ведущий к расторжению договора (п.3 ст.450 ГК РФ) [7]. Для одностороннего отказа от исполнения договора, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, достаточно самого факта указания в законе или соглашении сторон на возможность одностороннего отказа [8].

Исходя из п.1 ст. 450.1 ГК РФ рассматриваемое право может быть осуществлено управомоченной стороной путем соответствующего уведомления другой стороны. При этом как указано в п.13 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» договорные отношения прекращаются (изменяются) с момента, когда соответствующее уведомление доставлено контрагенту или считается доставленным по правилам ст. 165.1 ГК РФ. Однако в случае, если сторона получила данное уведомление после того как приступила к исполнению сделки, договор не признается расторгнутым [9].

Пункт 1 вышеуказанной статьи также отсылает к ст.310 ГК РФ, содержащей запрет одностороннего отказа от исполнения обязательства. Так, согласно п.1 ст.310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ (например, ст. 489, 523, 610 и др.), другими законами или иными правовыми актами. При этом в п.2 этой же статьи особо регламентирует случаи возможности реализации права на односторонний отказ от договора в предпринимательских отношениях. Анализ п.2 ст.310 ГК РФ показывает, во-первых, что правом включить в договор условие об одностороннем отказе от обязательства могут как стороны, являющиеся предпринимателями, так и предприниматель и иное лицо, не осуществляющее предпринимательству деятельность, в случае если право на подобный отказ ему предоставлено, и, во-вторых, что стороны договора, не осуществляющие предпринимательскую деятельность вправе отказаться от него в одностороннем внесудебном порядке только в случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или иными правовыми актами. Соответственно, в последнем случае включение в договор условия, предусматривающего право одной из сторон отказаться от договора, следует признать неправомерным.

Полагаем, что в данной части подход законодателя является верным. Существование иного регулирования привело бы на практике к нарушению стабильности гражданского оборота, что выразилось бы в росте судебных споров между контрагентами о правомерности заявления одностороннего отказа от договора, о признании договора заключенным и т. д.

Анализ судебной практики позволяет выделить ряд случаев, на которые правила ст.450.1 ГК не распространяются.

1. Издание органом власти акта, запрещающего размещение рекламных конструкций в определенном месте, влечет прекращение договоров на размещение подобных рекламных конструкций на основании положений данного акта, а не в связи с односторонним отказом от исполнения договора.

Так, между сторонами (Департамент администрации города и ООО) в соответствии с разрешениями на установку рекламных конструкций были заключены договоры на их установку. Затем Правительством города было принято Постановление, запрещающее установку и эксплуатацию объектов наружной рекламы и информации в определнном месте. Департамент администрации города на основании принятого Правительством города Постановления аннулировал разрешения на установку рекламных конструкций ООО. При принятии решения по делу суд указал следующее: «действие договоров на установку рекламных конструкций прекратилось после издания Постановления не в связи с односторонним отказом департамента от исполнения договоров по его воле, как сочли суды апелляционной и кассационной инстанций, а в силу п.1 ст.417 ГК РФ. Односторонний же отказ от договора всегда имеет место по воле одной из сторон договора» [10]. Соответственно, договоры на установку рекламных конструкций прекратились в связи с принятием государственным органом акта, запрещающего установку и эксплуатацию объектов наружной рекламы и информации над проезжей частью дорог и улиц на территории города, а не в связи с односторонним отказом от него.

2. Односторонний отказ от исполнения договора невозможен, в случае если одной из сторон он был исполнен полностью. Так, между сторонами был заключен договор купли-продажи акций. Продавец передал обозначенное в договоре количество акций покупателю, который уплатил только 50 % их стоимости. Остальные 50 % покупной цены покупатель обязан был передать в срок, обозначенный в договоре, однако этого не произошло ввиду того, что он уведомил продавца о расторжении договора в одностороннем порядке. Суд сделал вывод о невозможности одностороннего расторжения спорного договора в данном случае, так как договор продавцом был полностью исполнен [11].

3. Не является односторонним отказом от договора предъявление кредитором требования о досрочном возврате суммы займа (кредита), так как в этом случае происходит изменение срока исполнения обязательства по возврату суммы долга (кредита). Подтверждением данного тезиса является ряд примеров из судебной практики [12].

4. Односторонний отказ от принудительной лицензии недопустим. Данное обстоятельство прямо указано в п.18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Практика применения правил об одностороннем отказе от договора также свидетельствует о наличии некоторых терминологических проблем. Законодатель в ст.450.1 ГК РФ закрепляет формулировку «односторонний отказ от договора (исполнения договора)», однако в ряде договоров, а также судебных решений можно встретить формулировку «одностороннее расторжение договора», «право расторгнуть договор в одностороннем порядке», «расторгнут досрочно в одностороннем порядке».

Полагаем, что наличие подобных формулировок недопустимо, так как это приводит к смешению двух различных конструкций — расторжения договора и одностороннего отказа от него. Как отмечают в литературе, «главное, чтобы суд мог при анализе соответствующего договорного условия однозначно определить истинную волю сторон как направленную на установление внесудебного механизма расторжения» [13, с.250]. Однако в подобных случаях определить истинную волю сторон договора затруднительно, что не способствует единообразному применению ст.450.1 ГК РФ.

1. Договор как средство обеспечения стабильности гражданского оборота / Ю. В. Рогова. -М.:Статут, 2015. -144 с.

2. Комиссарова Е. Г. Отказ от договора в ряду иных действий, направленных на его прекращение // Цивилист. 2011. № 2. С. 56–61.

3. Егорова М.А Особенности одностороннего отказа от исполнения договора как односторонней сделки// Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 8. — С.55–59; Желонкин С. С., Смирнов В. И. Отказ от исполнения обязательства как односторонняя сделка // Право и экономика. — М.: Юстицинформ, 2015, № 1. — С. 46–51.

4. Кораев К. Б. Односторонний отказ от обязательства и договора: проблемы теории и практики // Юрист. 2012. № 20. С. 3–9.

5. Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. Изд. 2-е, стереотип. — М.: Статут, 2001. — 411 с. (Классика российской цивилистики); Односторонний отказ от исполнения договора по законодательству Российской Федерации. Автореф. дис. канд. юрид. наук / Егорова М. А. — М., 2006. — 29 c.

6. Дихтяр А. И. Банкротство: условия действительности одностороннего отказа арбитражного управляющего от исполнения договоров должника // Арбитражный и гражданский процесс. 2001. № 3. С. 23–29.

7. Постановление Президиума ВАС РФ от 09.09.2008 № 5782/08 по делу № А19–9645/07–26//Картотека арбитражных дел. URL: http://kad.arbitr.ru/Card/8a60aca5–70a9–464b-8158-feae2ca9a58a (дата обращения: 01.12.2016 г.)

8. Постановление Президиума ВАС РФ от 09.09.2008 № 5782/08 по делу № А19–9645/07–26// Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс». — Послед. обновление 12.12.2016.

9. Постановление Президиума ВАС РФ от 01.06.1999 № 6759/98 по делу № А60–483/98-С2//// Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс». — Послед. обновление 12.12.2016.

10. Постановление Президиума ВАС РФ от 09.07.2013 № 2315/13 по делу № А40–6124/12–119–57// Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс». — Послед. обновление 12.12.2016.

11. Постановление Президиума ВАС РФ от 22.12.1998 № 5848/98// Вестник ВАС РФ, 1999, № 3.

12. Определение Верховного Суда РФ от 08.09.2015 № 5-КГ15–91; Определение Верховного Суда РФ от 10.03.2015 № 20-КГ14–18; Определение Верховного Суда РФ от 08.11.2011 № 46-В11–20//// Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс». — Послед. обновление 12.12.2016.

13. Карапетов А. Г. Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве. —М.: Статут, 2007. — 876 с.

Односторонний отказ от исполнения договора по ГК РФ

Односторонний отказ от исполнения договора ГК РФ считает недопустимым — такая позиция законодателя прямо указана в ст. 310. О существующих исключениях из правила и нормативной базе по данному вопросу поговорим в этой статье.

Об одностороннем отказе от договора и изменении условий последнего

Как уже сказано выше, одностороннего отказа от исполнения договора, равно как и изменения его условий в одностороннем порядке, законом не предусмотрено. Однако законодатель указывает, что и из этого правила возможны исключения. Отметим, что наличие у сторон возможности односторонне изменять договорные условия или отказываться от его исполнения в определенной степени зависит и от их статуса.

Так, если сторонами заключается документ, связанный с осуществлением ими предпринимательства, то изменить договорные условия или отказаться от исполнения таковых возможно только в том случае, если это предусматривается договором или же по основаниям, оговоренным на законодательном уровне. Если же предпринимательская деятельность осуществляется лишь одной из сторон, то только другой стороне может быть предоставлена возможность расторжения договора или изменения его условий в одностороннем порядке. Исключением могут являться лишь ситуации, в которых закон дает предпринимателю (юр. лицу) право на одностороннее расторжение или изменение условий договора.

Тут нужно сказать, что договорные условия могут предусматривать компенсацию за изменение условий договора или прекращение его действия. В частности, может оговариваться условие, что сторона, отказавшаяся исполнять предусмотренные договором обязательства или решившая изменить его условия, должна выплатить другой определенную денежную сумму.

Случаи, когда законодательно допускается одностороннее расторжение

Если условия договора не предусматривают возможности одностороннего отказа от исполнения обязательств, сделать это можно лишь в ситуациях, прямо указанных в законе.

Так, согласно ст. 450 ГК, прекращение договорных обязательств в одностороннем порядке возможно только в судебном процессе и только при наличии существенных нарушений одной из сторон условий заключенного соглашения. Впрочем, законодателем и здесь делается оговорка о том, что это возможно «и в иных случаях, предусмотренных законом».

Например, возможность одностороннего расторжения договора на оказание услуг допускается статьей 782 ГК. Согласно данной статье, обе его стороны наделены правом в любой момент отказаться от исполнения договорных условий, возместив другой стороне понесенные ею расходы или причиненные ей убытки.

Можно привести в качестве примера и ситуации, которые указаны в п. 3 ст. 450.1 кодекса, где сказано, что при отсутствии лицензии на осуществление определенного вида деятельности или членства в СРО (саморегулируемой организации) у одной из сторон другая имеет право отказаться от исполнения договорных условий и может требовать возмещения причиненных убытков в полном объеме. Правда, такой исход возможен только в том случае, когда лицензия или членство в СРО необходимы для полноценного исполнения условий, предусмотренных договором.

О порядке отказа от исполнения договорных обязательств в одностороннем порядке

Положения ст. 450.1 ГК говорят о том, что одностороннее расторжение договора происходит путем направления одной стороной в адрес другой письменного уведомления о своих намерениях. Заключение дополнительного соглашения, касающегося расторжения соглашения, в подобных случаях не является обязательным требованием, достаточно простого уведомления контрагента. Договор будет считаться прекращенным со времени получения второй стороной уведомления, если законом или договором не предусматривается каких-либо иных условий.

В п. 4 ст. 450.1 ГК говорится и о том, что за стороной, имеющей право на одностороннее расторжение договора, закреплена обязанность действовать в таких ситуациях добросовестно и разумно, т. е. не злоупотребляя своим правом и в полном соответствии с договорными условиями.

Необходимо, однако, отметить, что в случае, когда контрагент получает право на расторжение договора (законодательно или по договорным условиям), то он может не расторгать его, а подтвердить его действие, для чего достаточно заявить отказ от использования своего права. Причем обстоятельство, ставшее основанием для возникновения права, впоследствии уже не сможет послужить поводом для одностороннего расторжения договора. Исключением являются случаи, когда аналогичные обстоятельства наступают вновь.

Также ГК в п. 7 ст. 450 указывает, что для стороны, наделенной правом на одностороннее расторжение договора, законом или договорными условиями может быть установлен срок, в течение которого такое право за ней сохраняется, при условии, что ею осуществляется предпринимательская деятельность. В этом случае при истечении указанного срока заявление требований о расторжении договора становится недопустимым.

Плата за односторонний отказ от исполнения (изменение) обязательства: комментарий к новой редакции ст. 310 ГК

Продолжаю выкладывать блоки написанного летом комментария к новым нормам ГК РФ об обязательствах и договорах. Этот текст не является окончательным и будет дорабатываться. Поэтому буду благодарен за любые замечания, предложения и критику.

Статья 310. Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства

1. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

2. Одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, или односторонний отказ от исполнения этого обязательства допускается в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

В случае, если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне.

3. Предусмотренное настоящим Кодексом, другим законом, иным правовым актом или договором право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или на одностороннее изменение условий такого обязательства может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства.

Комментарий:

1. Согласно п.1 ст.310 ГК, являющемуся логическим продолжением ст.309 ГК, должник по общему правилу не может в одностороннем порядке отказаться от исполнения обязательств или изменить его условия. Иное решение привело бы к подрыву самой идеи обязательства как правовой, обязательной связи между его сторонами. При этом закон может предусматривать исключения из данного принципа и допускать право одной из сторон в одностороннем порядке отказаться от исполнения или изменить условия обязательства.

1.1. Существует несколько вариантов установления в законе исключения из правила о недопустимости одностороннего отказа от обязательства или изменения его условий.

Во-первых, закон в ряде случае предусматривает право на односторонний отказ от договора или изменение его условий в ответ на нарушение договора другой стороной (п.2 ст.328 ГК, п.2 ст.405 ГК, ст.523 ГК, п.2 ст.811 ГК и т.п.).

Во-вторых, закон иногда предусматривает право одной из сторон отказаться от договора или изменить его при наступлении иных условий (например, право на отказ от договора при отсутствии у другой стороны лицензии или членства в СРО по п.3 ст.450.1 ГК).

В-третьих, закон иногда дает стороне безусловное право на односторонний отказ от (изменение) обязательства, обуславливая реализацию такого права выплатой другой стороне определенных компенсаций, либо предусматривает право на «бесплатный» отказ (изменение). Вариант «платного» безусловного отказа мы встречаем в частности в ст.717 ГК и 782 ГК, согласно которым заказчик в договоре подряда, а также заказчик и исполнитель в договоре возмездного оказания услуг вправе в одностороннем порядке отказаться от договора, уплатив другой стороне предусмотренные в данных нормах компенсации. Вариант же «бесплатного» безусловного отказа мы встречаем, в частности, в ст.610 ГК (право сторон договора аренды, заключенного на неопределенный срок, на отказ от договора). В определенной степени наличие у стороны права на бесплатный и ничем не обусловленный немотивированный отказ от исполнения (изменение) обязательства лишает эту правовую связь обязательного характера. Обязательство во многом теряет правовой, связывающий характер, если от него можно произвольно отказаться без каких-либо негативных для должника последствий. Поэтому такие случаи установления в законе права на бесплатный и ничем не обусловленный отказ от (изменение) обязательств должны быть очень редкими и предусматриваться в законе только в самых исключительных случаях.

Подробнее в отношении установления в законе случаев допустимости одностороннего отказа от договора и изменения его условий см. комментарий к ст. 450-450.1 ГК.

1.2. Односторонний отказ от обязательства (его изменение) является односторонней сделкой (п.50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №25 от 23 июня 2015 года). Поэтому в силу ст.165.1 ГК, а также применительно к отказу от исполнения договора в силу специальной нормы ст.450.1 ГК данная сделка приобретает правовой эффект с момента доставки извещения об отказе (изменении) другой стороне, если иное не предусмотрено в законе или договоре.

1.3. В силу того, что односторонний отказ от (изменение) обязательства является сделкой, к последней применяются общие правила о сделках. В частности, право на такой отказ (изменение) может быть поставлено в силу ст.157 ГК под условие. В равной степени лицо, заявляющее об отказе (изменении), может обусловить соответствующий правовой эффект своего заявления (например, указать в заявлении о том, что отказ от исполнения обязательства вступит в силу, если контрагент в указанный срок не устранит нарушение договора). Кроме того, к таким односторонним сделкам применимы правила ГК РФ о недействительности сделок. Так, например, односторонний отказ от договора может быть оспорен по правилам об оспаривании крупных сделок, сделок с заинтересованностью, по правилам ст.174 ГК или на основании пороков воли (ст.178-179 ГК). См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 28 мая 2013 г. N 17481/12, от 25 октября 2011 г. N 9382/11, от 11 сентября 2012 г. N 3378/12.

1.4. Если закон предоставляет стороне право на односторонний отказ от (изменение) обязательства с условием о выплате другой стороне предусмотренной в законе компенсации, выплата такой компенсации не является условием реализации права на отказ (изменение). Отказ от исполнения (изменение) вступает в силу с момента доставки соответствующего извещения, после чего возникает обязательство по выплате соответствующей компенсации (Вопрос №5 из Обзора судебной практики ВС РФ №1(2015), утв. Президиумом ВС РФ 04 марта 2015 года). Такое решение абсолютно оправдано, так как в тех случаях, когда закон предусматривает «платный» отказ, он практически всегда фиксирует компенсацию в виде отсылки к расходам или убыткам. Определение такой суммы входит в компетенцию судов. Если бы выплата предусмотренной в законе компенсации была бы предварительным условием реализации права на отказ (изменение), это право было бы фактически заблокировано из-за отсутствия у стороны, решающей таким правом воспользоваться, информации о расходах или убытках другой стороны.

1.5. Если право на отказ (изменение) предоставлено законом одной из сторон диспозитивной нормой закона, стороны вправе своим соглашением исключить такое право, ограничить его или обусловить теми или иными дополнительными условиями. В частности, стороны могут предусмотреть конкретный размер компенсации за реализацию права на отказ от договора (см. комментарий к п.3 данной статьи), установить временные ограничения на реализацию права на отказ от договора и т.п. Так, например, в силу диспозитивности нормы ст.717 ГК, дающей заказчику право на немотивированный отказ от договора подряда, стороны вправе исключить право заказчика на такой отказ или предусмотреть, что такой отказ невозможен, если подрядчик успел выполнить определенную часть работ. Также является диспозитивной ст.782 ГК, дающая сторонам договора возмездного оказания услуг право на немотивированный отказ от исполнения договора (п.4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 года №16). Соответственно, стороны договора вправе установить иные условия реализации этого права (например, вместо возмещения расходов исполнителя при отказе от договора со стороны заказчика установить возмещение всех убытков; установить конкретный размер платы за отказ от договора; ограничить право на отказ на определенный период или вовсе исключить право исполнителя отказаться от договора).

1.6. Если право на отказ (изменение) предоставлено одной из сторон императивной нормой закона, свобода сторон в блокировании данного права ограничена. В частности, в силу п.3 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 года №16 норма ст.610 ГК, устанавливающая право сторон договора аренды, заключенного на неопределенный срок, на односторонний от него отказ, является императивной. Соответственно, установление в договоре запрета на отказ от договора не допускается.

2. В силу принципа свободы договора стороны вправе в договоре между собой согласовать право одной из сторон на односторонний отказ от (изменение) обязательства. Из смысла п.2 ст.310 ГК вытекает, что стороны в том числе вправе договориться и о возможности немотивированного отказа от (изменения) договора.

При этом из п.2 ст.310 ГК следует, что свобода сторон в установлении права на отказ (изменение) ограничена. Она признается, во-первых, для договоров, обеими сторонами которого являются лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность. Во-вторых же, применительно к договорам, не все стороны которого являются лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, такое право на отказ (изменение) может быть договором предоставлено стороне, не осуществляющей предпринимательскую деятельность. Из толкования данного положения вытекает также, что, если обе стороны договора не являются лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, договор может предусматривать право любой из сторон такого договора на односторонний отказ (изменение). Соответственно, случаем, когда установление в договоре права на отказ (изменение) не признается допустимым, является ситуация, при которой в договоре между лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, с одной стороны, и лицом, такую деятельность не осуществляющим, с другой стороны, право на односторонний отказ (изменение) стороны пытаются закрепить за первым из них. Очевидно, что такое ограничение свободы договора связано с соображениями защиты слабой стороны договора. Поэтому, например, включение в потребительский кредитный договор права банка на досрочное истребование долга (то есть права на одностороннее изменение условия договора о сроке кредита) за рамками тех случаев, когда такое право предусмотрено в законе, не допускается. См.: п.5 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013); Определение Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 г. N 77-КГ12-2; п.4 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146. В равной степени не допускается условие потребительского договора кредита о праве банка в одностороннем порядке менять установленные договором тарифы за дополнительные услуги банка (п.13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146).

3. Пункт 3 ст.310 ГК законодательно признает институт платы за отказ от договора (или его изменение), которую в силу условий договора должна уплачивать та сторона, которая решает реализовать предусмотренное законом или договором право на односторонний отказ от исполнения или изменение обязательства. По сути, речь тут идет о плате за реализацию «секундарного права». Такая плата имеет целью компенсацию неудобств другой стороны, связанных с претерпеванием произвольного выбора управомоченной стороны в пользу отказа от исполнения (изменения) обязательства, и покрытие связанных с прекращением (изменением) обязательства потерь. Речь, конечно же, идет в первую очередь об обязательствах договорных.

3.1. Стороны могут определить эту предусмотренную в п.3 ст.310 ГК плату как в виде фиксированной суммы, так и посредством отсылки к расходам или убыткам другой стороны.

3.2. Стороны вправе договориться как о том, что внесение такой платы является отлагательным условием для последующей реализации права на отказ (изменение), так и о том, что такая выплата должна следовать за реализацией права на отказ (изменение).

3.3. Пункт 3 ст.310 ГК говорит плате за осуществление права на односторонний отказ (изменение) в случаях, когда само это право предусмотрено в законе или договоре. Упоминание ситуации, когда право на отказ (изменение) предусмотрено в договоре, не вызывает никаких сомнений. Раз стороны вольны согласовать в договоре право на немотивированный отказ (изменение), то тем более они свободны в установлении условий реализации этого права, включая цену, которую стороне, реализующей это право, следует заплатить другой стороне в качестве компенсации.

Определенного ограничительного толкования требует указание на то, что такая плата может быть установлена для случаев, когда само право на отказ (изменение) предусмотрено в законе. Если речь идет о фиксации права на отказ (изменение) в диспозитивной норме закона и стороны свободны в блокировании такого права, следовательно они тем более могут ограничить или обставить его теми или иными условиями, включая установление платы за его осуществление. Так, например, в силу того, что нормы ст.782 ГК о праве сторон договора возмездного оказания услуг на немотивированный отказ от договора являются диспозитивными, стороны могут согласовать в качестве условия такого отказа внесение установленной в договоре платы.

Но в случаях, когда право на отказ (изменение) предусмотрено в императивной норме закона, последний блокирует свободу сторон в ограничении этого права. Соответственно, установление в договоре платы за отказ (изменение) в подобных случаях не должно допускаться. Так, например, в силу того, что статья 610 ГК, устанавливающая императивным образом право на немотивированный отказ любой из сторон договора аренды, который заключен на неопределенный срок, не должно признаваться судом.

3.4. В силу прямого указания в п.3 ст.310 ГК такая плата может быть установлена в тех случаях, когда прекращаемое или изменяемое в одностороннем порядке обязательство связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности. Встает вопрос о том, можно ли толковать эту норму таким образом, что она исключает возможность включить такую плату в договоры с иным субъектным составом. Ответить на этот вопрос можно путем телеологического толкования.

Если право на отказ или изменение в законе не предусмотрено, но правомерно вводится договором (например, такое право получает некоммерсант в договоре с коммерсантом), нет никаких оснований ограничивать возможность включения в договор, одной из сторон которого является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность, условия о плате за отказ (изменение). Если для стороны, желающей воспользоваться правом на отказ или изменение, внесение согласованной платы будет неудобно, ей просто следует исполнять свое обязательство. В конечном итоге, право этой стороны на отказ от исполнения обязательства или его изменение законом не предусмотрено, и по общему правилу, если бы другая сторона по своей воле не согласилась предоставить такое право, действовал бы принцип pacta sunt servanda (ст.309 ГК). Раз стороны вводят право на отказ (изменение) своей волей, они своей же волей могут и установить любые условия реализации такого права, включая условие о выплате установленной в договоре денежной суммы. Например, физические лица, являющиеся сторонами договора купли-продажи доли в ООО, могут согласовать право одной из сторон немотивированно отказаться от договора при условии уплаты определенной в договоре денежной компенсации.

Если право на отказ или изменение предусмотрено в законе в диспозитивной норме и стороны, соответственно, вольны вовсе исключить такое право, также нет оснований ограничивать свободу сторон в установлении платы за отказ (изменение), даже если одной из сторон такого договора является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность. Так, например, ст.717 ГК предоставляет заказчику в договоре подряда право на немотивированный отказ от договора, и эта норма по прямому в ней указанию является диспозитивной. При этом в данной норме нет никаких ограничений по субъектному составу: соответственно, диспозитивность данной нормы распространяется и на те случаи, когда заказчиком или подрядчиком является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность. Соответственно, даже если таким заказчиком или подрядчиком является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность, нет никаких причин ограничивать возможность согласования платы за отказ (изменение). Этот вывод вытекает из принципа толкования закона a fortiori (тем более): если закон допускает право сторон вовсе заблокировать право на отказ от договора, то тем более он допускает право сторон сохранить такое право, но ограничить его реализацию условием о выплате определенной суммы. Если позволено большее, то позволено и меньшее.

Если же право на отказ (изменение) установлено императивной нормой, то, как было выше показано, установление какой-либо не предусмотренной в законе платы за отказ (изменение) недопустимо, независимо от субъектного состава. Тем более такое право ограничено в случаях, когда одной из сторон договора является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность. Поэтому, в частности, стороны договора потребительского кредита не могут установить комиссию за досрочный возврат кредита, так как закон императивно закрепляет за потребителем право на досрочный возврат кредита (ст.11 Закона о потребительском кредите (займе)).

Таким образом, указание в п.3 ст.310 ГК на возможность установить плату за отказ (изменение) в договоре между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, не должно толковаться как жесткий запрет на согласование такой платы в иных договорах. Единственное ограничение, связанное с ситуацией фиксации права на отказ (изменение) в императивной норме закона, действует равным образом как для сугубо коммерческих договоров, так и для договоров с иным субъектным составом.

3.5. Пункт 3 ст.310 ГК не уточняет, зависит ли возможность установления в договоре платы за отказ (изменение) от оснований для реализации такого права. В то же время очевидно, что законодатель имел в виду ситуации, когда закон или договора устанавливают право на немотивированный отказ (изменение). В принципе, нет оснований ограничивать свободу сторон в установлении платы за отказ (изменение) и в тех случаях, когда речь идет об отказе (изменении) в связи с наступлением прямо указанных в договоре отлагательных условий (например, скачка инфляции или изменения курса той или иной валюты). Но из здравого смысла вытекает, что стороны не могут согласовать внесение платы за отказ от договора в качестве условия или последствия отказа от договора в ответ на его существенное нарушение другой стороной. Предусмотренное в законе (например, ст.475, 723 ГК и т.п.) или договоре право на отказ от договора (его изменение) в ответ на существенное нарушение может быть заменено по условиям договора механизмом судебного расторжения, но при этом сама возможность расторжения договора во внесудебной или судебной форме в ответ на такое нарушение не может быть вовсе заблокирована, так как это существенно нарушило бы разумный баланс интересов сторон и выглядело бы в высшей мере несправедливым, вынуждая жертву существенного нарушения мириться с произволом контрагента и находиться в вечном ожидании надлежащего исполнения. Аналогичным образом следует относиться и к не менее абсурдному условию договора, которое не блокирует право на расторжение нарушенного договора, но ограничивает это право кредитора выплатой некой компенсации нарушителю. Соответственно, включение в договор условия о внесении жертвой существенного нарушения договора, желающей расторгнуть такой договор, некой заранее определенной платы недопустимо.

3.6. Плата за отказ от исполнения (изменение) обязательства не является неустойкой, так как реализация имеющегося у стороны права на отказ или изменение является правомерным действием, а не нарушением обязательства. Соответственно, к такой плате не подлежат применению правила ГК о неустойке, включая ст.333 ГК.

3.7. Плата за отказ от исполнения (изменение) обязательства не является и отступным. Отличие между двумя этими конструкциями сводится не к тому, что плата за отказ от исполнения, как правило, согласовывается заранее в самом договоре, а соглашение об отступном, как правило, заключается уже впоследствии на стадии исполнения обязательства. На самом деле ничто не мешает сторонам заранее договориться о возможности предоставления отступного и прекращения обязательства таким способом. В действительности, отличия этих институтов таковы.

Во-первых, плата за одностороннее изменение условий обязательства принципиально отличается от отступного как способа прекращения обязательства. Тут никакого смешения быть в принципе не может.

Во-вторых, как выше отмечалось, стороны договора могут согласовать уплату определенной денежной суммы не в качестве предварительного условия для последующего отказа от исполнения, а в качестве последствия такого отказа, в то время как конструкция отступного предполагает, что обязательство должника прекращается в момент предоставления отступного.

В-третьих, как уже отмечалось, установление в договоре платы за отказ от исполнения (изменение) обязательства актуально преимущественно для тех случаев, когда речь идет об отказе от исполнения или изменении договорного обязательства (обязательства, вытекающего из того же договора, в котором фиксируется такая плата). Отказ от исполнения обязательства влечет не только его прекращение, но и отпадение оснований для существования встречного обязательства или возникновение оснований для возврата встречного предоставления, если оно уже было произведено. По сути, отказ от исполнения обязательства является способом расторжения договора. В тех случаях, когда закон говорит об отказе от исполнения договорного обязательства (п.2 ст.328, п.2 ст.782 ГК и т.п.), он имеет в виду право на односторонний отказ от договора в целом, то есть о праве на внесудебное расторжение (применительно к п.2 ст.328 ГК см. п.1 Постановления Пленума ВАС №35 от 06 июня 2014 года). В то же самое время отступное является способом прекращения отдельного обязательства путем предоставления согласованного суррогата; неисполненное встречное обязательство в такой ситуации не прекращается, а осуществленное встречное исполнение не подлежит возврату. Встречное исполнение идет в обмен на то имущество, которое предоставляется в качестве отступного.

3.8. Не является указанная в п.3 ст.310 ГК плата и неустойкой, установленной в качестве отступного, так как у платы за отказ от договора нет признаков ни неустойки, ни отступного. Об отступной неустойке см. комментарий к п.3 ст.396 ГК.

3.9. Стороны вольны определять размер платы за отказ от договора по своему усмотрению. Тем не менее, в случаях, когда размер такой платы явно несоразмерен последствиям расторжения договора и при этом был навязан при заключении договора слабой его стороне, суд вправе уменьшить такую плату. В п.9 Постановления Пленума ВАС от 14 марта 2014 года №16 указано на право суда в такой ситуации не признать само условие о плате за отказ. Данное разъяснение нужно понимать так, что суд не признает размер такой платы в части, превышающей уровень, который суд считает соразмерным. Полное непризнание навязанного слабой стороне договора условия о плате за отказ в случае ее явной несоразмерности вряд ли стоит признавать пропорциональной реакцией суда.

3.10. В принципе, мы не видим серьезных возражений против того, чтобы плата за отказ от договора выражалась не в уплате определенной денежной суммы, а в передаче некого иного заранее определенного имущества. Этот вывод в полной мере вытекает из принципа свободы договора.