Александр ручкин юрист

Директор Компании » ЮрКапитал» , управляющий партнер Александр Ручкин: Alexander Ruchkin | Создайте свою визитку

Старший юрист Компании » ЮрКапитал» Михаил Чернышов: Mihail Chernyshov | Создайте свою визитку

Помощник юриста Компании » ЮрКапитал» Денис Коломбет
Denis Kolombet | Создайте свою визитку

Помощник юриста Компании » ЮрКапитал» Владислав Илларионов
Vladislav Illarionov | Создайте свою визитку

Помощник юриста Компании » ЮрКапитал» Юрий Самолетников
Yuriy Samoletnikov | Создайте свою визитку

Главный специалист Компании » ЮрКапитал» по недвижимости Светлана Добрынина: Svetlana Dobrynina | Создайте свою визитку

ст. м. Павелецкая, ул. Летниковская, дом 16, Бизнес-Центр «Сибирский Альянс», офис 402 (10 минут пешком)

Режим работы офиса:

Будние дни: 10:00 — 19:00
Суббота, Воскресенье: 10:00 — 17:00

Телефоны работают с 07:00 до 00:00

Следуйте за нами

© 2006-2018 «Юрцентр недвижимости и налогов «ЮрКапитал»

115114, г. Москва, ул. Летниковская, дом 16, офис 402

Ручкин Александр Николаевич

Услуги и цены

О специалисте

Образование: Якутский государственный университет им. М.К. Аммосова, юридический факультет, специальность – юриспруденция, диплом с отличием (2000 г.).

Советник налоговой службы III ранга (2001 г.).

Удостоверение по программе повышения квалификации государственных регистраторов прав на недвижимое имущество и сделок с ним в Российском институте государственных регистраторов при Министерстве юстиции РФ, г. Якутск (2003 г., 72 ч).

Курсы повышения квалификации «Работа с клиентами» в Министерстве экономического развития Республики Саха (Якутия) (2003 г., 12 ч).

Сертификат об окончании курса «Искусство продаж» в Государственном учреждении дополнительного образования «Бизнес-школа» г. Якутска (2004 г., 24 ч).

Опыт работы по специальности – с 2000 года (юрист в компаниях и частный юрист). С 2006 года – юрист в своей компании.

Большой опыт работы в сфере юриспруденции как с физическими лицами, так и в сфере бизнеса. Опыт ведения дел в суде с положительным результатом (несколько сотен выигранных дел).

Александр Ручкин: «Я когда-то давно прочел в «Советском Спорте», что есть категория людей, которым не хватает адреналина до определенной нормы. Вот я, вероятно, из этой категории. «

Александру Ручкину — 50 лет!

Его здорово побросало по жизни . От курсанта ракетного училища до ЗМС по альпинизму. От значка «Альпинист СССР» до «Золотых ледорубов».
От Харькова до Алма-Аты и Петербурга. Уже лет 20 его имя — в ​​ТОП лучших восходителей России. Сегодня Александру Ручкину 50 лет. На которые он никак не выглядит. Биологический возраст сильно отстает от паспортного. С чем его и поздравляем!

Ниже: интервью с юбиляром Елены Лалетинной, http://www.russianclimb.com, 18 ноября 2013 года:
Верхнее фото — Анны Пиуновой, нижнее — Елены Лалетиной, остальные — из архива А. Ручкина

-Слышал? Прошуршало что-то… Неужели это твой полтинник пролетел?

— Не заметил вроде…

— Счастливый! Некогда замечать. Так все-таки полтинник? Ну, принимай поздравления! Энергии тебе безграничной, партнеров самых лучших, самых нехоженых вершин в самых неизведанных местах, а также сбычи мечт и удачи всегда и во всем!

-Расскажи, как ты пришел в альпинизм? Ты ведь к тому времени уже занимался вполне успешно разными видами спорта?

— В альпинизм я пришел в 1985 г. Жил я тогда в Харькове, и заниматься пришел в клуб «Кировец». За год до этого мы с компанией в первый раз сходили в горный поход. Там была Ирина Чепурная, и она рассказала нам, что занимается в альпинистской секции этого клуба. Мы заинтересовались, и в итоге пришли туда на тренировку. Какой-то малец, класса из 7го на вид, лез на стенде трассы одну за одной, с легкостью, а я, такой весь из себя спортивный, с трудом взгромоздился хоть куда-то.

А ведь я всегда занимался то одним то другим спортом, с вполне реальными успехами в ручном мяче, десятиборье, стрельбе, дзю до. Стрелял так вполне профессионально, лежа, стоя, с колена. В дзю до, будучи еще семиклассником, душил всех беспощадно 🙂
И вот, скалодром меня зацепил. Амбиции взыграли, и я начал тренировки.
Приходил раз за разом. Тренировали — Игорь Винокур, Виктор Назаренко. Летом 1985 г я съездил в а/л Эльбрус на две смены подряд. Выполнил 3 разряд. Первые инструкторы Владимир Несоленый, известные всем Владимир Моногаров, Александр Коваль.

-Где ты учился, когда пришел в клуб?

— В Харьковском Высшем Военном Командном Инженерном училище. Ракетчик я. Нам, кстати, не разрешалось ходить на тренировки, надо было исхитряться. Нас вылавливали. Стал офицером. Уволился. закончил школу инструкторов. Но процесс все-таки как-то шел. В 1989 г. я сходил на свою первую 5ку Б. Это был Замин Карор, а потом сразу две 5ки Б в двойке, и 6-ку.

— А офицерская служба шла. Тем временем ты закончил училище.

— Cледующие два года я жил в Арче, работал инструктором. В 1988г. я уже побывал там на сборах и район мне очень понравился, да и с мужиками подружился. Там познакомился и с Мишей Михайловым. Увидел однажды, как двойка лихо лезет на Бокс, утром уже прошли всю ледовую доску. Спросил, кто такие? Сказали, что это молодой Мишка Михайлов и его друг. Красиво шли. Когда Мише пришла пора в армию, Греков помог пойти к Ильинскому в спортроту..

— А как ты сам попал в Алма-Ату в ЦСКА?

— У Ильинского в то время была в команде смена поколений. Ситуация сложная, молодежь еще не доросла до серьезных восхождений. Нас Шефу порекомендовал Женя Карпов: живут, мол, в Арче, ходят 5ки да 6-ки, просто так, для души, уровень достойный». И вот мы втроем — я, Дима Греков да Олег Тураев — предстали перед Э.Ильинским. «Хотите выступать за команду ЦСКА?» Т.е. делать все то же самое, чем мы развлекались в Арче, но не просто так.
«Будете служить прапорщиками, и зарплату получать»
«Нет, говорю, — я не могу быть прапорщиком, т.к. я офицер». А Греков и вовсе стал сельским учителем и не служил даже рядовым. В итоге взяли нас в спортактив, тренерами. Ну, мы старались. На зимнем очном Чемпионате в Арче мы заняли 3 место среди 8 команд. Потом технический класс в 1991 г. При этом, жили мы в Бишкеке. А Миша Михайлов служил в спортроте, вместе с Сергеем Шемулинкиным.
Хорошо научился лазить от него при совместных тренировках.

— Ты считаешь себя успешным альпинистом?

— Пожалуй, нет. Успех для меня связан с профессионализмом. А я не профессионал. Успешны, ИМХО, Профит, Месснер, Штек. Они эффективны. Для любителей это практически невозможно. Я не отдавался альпинизму полностью. А теперь это уже невозможно, время упущено.

— Почему ты не стал профессионалом?

— Да не сильно стремился. Все время привлекало что-то новое. Вот точно знаю, что не хотел бы быть горным гидом. Останавливало понимание, что у нас в стране на это не проживешь. Если б можно было, то я бы пробовал.
Не люблю ходить на одни и те же горы. Для тренировки могу и у меня есть примеры. Больше 20 раз был на Байчечекее, по разным маршрутам и в разное время -зимой, осенью, весной и летом. На Свободной Корее больше 10 раз, на Ак-Су/ 5217м/- 6 раз. Но тогда никого и никуда не выпускали. Сейчас время и возможности другие. Мне всегда хочется сделать что-то свое, а не повторять чужое. Может просто вырос, времени мало. Может быть, передавать опыт другим мне было бы интересно.

— Если б ты по какой-то причине не смог больше заниматься альпинизмом, чем бы твоя душа утешилась?

— Ну, я б на чем-нибудь летал, занимался бы всерьез горными лыжами, кайтом.

— И ничего, кроме активного экстрима, не привлекает?

— мне нужно что-то такое очень бодрящее. (Реплика друзей из-за занавеса: «клизма!») Хотя и на работе экстрима хватает: работаешь-работаешь, всем деньги должен, а тебе не платят..Это адски экстремально.

— И чем экстрим так цепляет?

— Я когда-то давно прочел в «Советском Спорте», что есть категория людей, которым не хватает адреналина до определенной нормы. И они вынуждены стимулировать его выработку, до уровня, при котором им комфортно. И поэтому выбирают либо профессию либо спорт с большой долей риска, экстремальных ситуаций. Вот я, вероятно, из этой категории.

— Хм. Тогда выходит расхожее «Я не могу жить без гор!» — это всего-навсего химия?

— Получается, что да. Вот, на своем примере точно знаю, что через несколько месяцев после гор начинаются самые настоящие ломки, откуда-то накатывает раздражительность, агрессия, ругаюсь со всеми. А в горы выезжаешь, и чувствуешь себя как рыба снова в воду попала, даже болячки проходят.

— Как тяжело создавать свои проекты? Что труднее — придумать идею, найти деньги?

— Деньги, однозначно труднее искать. В уме проектов много, но возможности их осуществить нет.

Какие обязательные параметры должны быть у нового проекта?

В техническом плане я могу пролезть почти все. Как говорил Слон, дайте мне ведро шлямбуров и покажите куда здесь лезть. Но можно, например, увеличивать участки свободного лазания. Но только не насос, как часто теперь выставляют как заслуги. Набивая шлямбура, делая надежные точки, развешивая оттяжки, изучить 10 раз перехваты и потом заявить во всеуслышание о свободном прохождении. Как-то это неестественно. Мне нравится идти маршрут сразу, а не лазить по нему вверх-вниз. Мне нравятся первозданные скалы.

— Что для тебя приоритетно: новизна, техника, район?

— Мне нравится новизна, техника и новый район. Теперь мне неинтересны маршруты пройденные, или, например, рядом с ними же, по соседним трещинам. Я понимаю что этот процесс необходим для тренировок. Но делать новые маршруты намного интереснее.

— Ты много общаешься с зарубежными альпинистами, с издателями журналов. Широкое общение помогает твоим проектам?

— Конечно, помогает. Общение подталкивает к новым свершениям. Люблю чужие истории — это дает импульс, иногда очень важный!

— Пример такой истории?

— В 2010 мы были номинантами на Золотой Ледоруб. Очень сильное впечатление произвел материал Дениса Урубко и Бори Дедешко про Чо Ойю. Их живой рассказ впечатлял крепче любых текстов: когда люди вживую рассказывают, как взяли всего 1 баллон газа, подпиливали крючья, чтоб уменьшить вес.

Или вот там еще были шотландец Брюс Норманд и два американца — Джед Браун, Кале Демпстер (в Китае, Ксульян Фенг ). Когда смотришь, как ходят другие, понимаешь детали:первый работает с рюкзаком, облегчая работу второго, прямо на молотках. Видишь, как проходится рельеф, и есть к чему стремиться (вот, например, Кусум мы тоже могли бы пройти за 4-5 дней, но вот погода. ) Буржуи идут почти всегда на грани продуктов и снаряжения. Правда, мы же знаем лишь об удачных попытках восхождений 🙂 А сколько их, неудачных, остается за кадром!

— Твои наблюдения за молодыми?

— Не могу понять молодых и вполне талантливых ребят, повторяющих и повторяющих чужие маршруты. Почему не идти свое? Почему хотя бы не пройти рядом? Мне вот всегда хочется свое, и не ради того, чтобы выделиться. Мне интересен процесс. А даже не постоять на вершине. Многие не верят, думают, что я специально ищу нечто ради Золотых Ледорубов.

— Трудно ли совмещать работу и горы?

— Трудно, потому что это два разных мира. Люди другие. Отношения другие. Первую неделю после возвращения мне никак не включиться в процесс.

Ты считаешь, что мало времени проводишь в горах?

— Считаю да. И из-за того, что редко там бываю, есть большой риск угробиться.

— Он накапливается и теряется. Нужен рефлекс на автомате. Реакция однозначно теряется. Становится страшнее, с трудом уже решаешься на что-то, или не решаешься вовсе. И на работе (на высотке) так же: если давно не работал, то перешагнуть страшно.

— Ты когда-нибудь давал себе зарок завязать с горами? Или хотя бы со сложными маршрутами? Ну, под влиянием минуты?

— Ты теперь много ездишь в горы с Валерой Розовым. Что тебе дает участие в этих проектах, кроме возможности побывать в новых местах?

— Во-первых, да, это возможность побывать там, куда сам бы не поехал никогда. Во-вторых, это замечательная тренировка и акклиматизация. Например, в Шамони мы каждый день поднимались на Эгюль ди Миди (перепад 3 км) и шли, лезли, вешали веревку, т.е. работали очень активно, а потом надо было бегом вниз, чтобы успеть на канатку, т.к. без нее там не спуститься. Валера целую неделю прыгал с разных мест, а мы помогали ему и сами тренировались.
И это очень неслабая тренировка. Обычно Валера ставит себе Задачу. Она требует очень жесткого графика, для моих частных задач времени уже нет. Никаких дырок совсем. Из-за напряженного графика это хорошая физическая и психологическая нагрузка.
Я с интересом наблюдаю, как Валера делает проекты, как организует процесс, как снимаютфото и видео профи, не то что я. Съемок много, смотрю, учусь. Да и сам снимаю. Хотя мои навыки скромнее. Я не профи, я только учусь! Лишний фотограф или видеооператор Валере никогда не помешает, это плюс еще одна точка зрения.
Розов, кстати, по-прежнему классный альпинист, хотя в основном занимается прыжками.

— Планируешь ли ты новые проекты с Мишей Михайловым?

— Конечно! Сейчас Миша очень занят, у него бизнес-обязательства. Пока непонятно, как скоро он сможет выкроить время на горы. Но он в альпинизме универсал, и классный человек. Я надеюсь на его партнерство.

— У нас любят противопоставить «альпинизм по-западному» и « альпинизм по-нашенски». То, чем занимаешься ты – это как?

— Я ближе к симбиозу. Во-первых, нет финансовой свободы, как на западе. Хотя, как уже выше говорилось, мы же слышим лишь о тех, кто успешен и кому хватает. Я все-таки вырос в старой системе, и она была неплохая. Но она развалилась, и сейчас я не в ней. Но и западной она не стала. Трудами этих нынешних деятелей стало ни-то-ни-сё… Явно не хватает настоящей клубной системы. Но она возникнет только тогда, когда у населения появятся какие-то свободные деньги, а не только прожиточный минимум. Тогда будут нормальные самофинансирующиеся клубы.
Так же и со званиями-разрядами. Если бы была некая система, альтернативная нынешней федерации, то люди бы пользовались. А нынешняя федерация выстроила вертикаль власти, плюс и по горизонтали у нас страна обширная, поэтому система с управлением в Москве мало кому удобна и полезна.

— Тебя теперь все больше хвалят за рассказы. Ты и впрямь стал писать лучше. Тяжек ли тебе писательский труд?

— В этот раз на Кусуме много чего произошло, и, соответственно, зацепило. Поэтому писалось легко. ( можно еще дописывать, не про все успел написать).

— Думаешь ли ты написать книгу о своих восхождениях?

— Давно собираюсь. Никак не могу начать.

— Ты ведешь дневники в экспедициях?

— Раньше – да. Но это скорее был не эмоциональный дневник, а хронометраж, чтобы потом не запутаться по датам и часам. Из-за длительных ожиданий погоды.

— Какие альпинистские книги произвели на тебя сильное впечатление?

— Вот недавно прочел книгу Линн Хилл «Скалолазание — моя свобода». Очень сильная книга.
Нравится «Южная стена Лхоцзе» Сергея Бершова.
Я же тоже из Харькова, но многие вещи не знал, из-за того, что младше тех людей, о которых он пишет.
Кракауэра и Букреева читал с большим интересом и перечитваю время от времени.

А недавно одноклассница Света Зюзина, зная мои пристрастия к приключениям и горам, мне подарила пять уникальных больших книг серии «Мир приключений». Это о первооткрывателях в разных областях: горы, полюса, моря, воздух, и т.д. Книги большого формата, с огромным количеством фотографий. Читал запоем.
Эверест 82 – читал и перечитывал.
Нравится книга Карло Маори и Р. Месснера. Много уникальных книг про достижения первооткрывателей, которые читаешь и переживаешь вместе с героями. Еще в школе зацепила книга про приключения антарктических экспедиций Амундсена и Скотта.

— В отношении обывателей к альпинистам четко просматриваются два направления: альпинисты – это безумцы, которые лезут на вершины, сильно рискуя и часто погибая; альпинисты – очень благородные люди, всегда готовые выручить товарища. Что ты можешь сказать об этих стереотипах? Как часто встречаются случаи удивительного благородства? Или наоборот, откровенного предательства?

— Ну, первый стереотип отнюдь не миф. Действительно безумцы. Второе… да, альпинисты, в основном, классные ребята. Я, возможно, поэтому и занялся альпинизмом. Я ведь был в военном училище, и когда пришел в альпинистский клуб, был поражен громадной разницей, альпинисты от военных отличались, будто были с другой планеты! Что касается благородства и предательства… первое вижу часто, второе позволяют себе лишь немногие, любящие пожинать чужие лавры… но в семье не без урода, что поделать.

— Из чего состоят твои тренировки?

— По выходным стараюсь бегать в Токсово. Или ходить с палочками по холмам (спина часто не позволяет бегать, доктор говорит, что лучше нагружаться интенсивной ходьбой). Несколько раз в неделю тренажеры, и плавание. Раз в неделю баня. Лазаю на скалодроме. Зимой бегаю на лыжах.

— Как ты переносишь высоту?

— 7000 еще вполне нормально. До 8000 мне не подняться. Ильинский говорил когда-то: «Мало тренируетесь. Если тренироваться, любой на высоту ходить может». Но, честно, просто высота сама по себе (классика) мне неинтересна. Идти просто пешком по снегу не хочется. Для этого достаточно хорошего здоровья.

— Какой твой любимый вид отдыха, кроме гор?

— Очень люблю тренироваться на скалах, езжу туда не только полазать, но и пообщаться с друзьями. А вообще люблю пробовать новое, не терплю однообразия.

— Ты южный человек. Как ты прижился на севере, в Петербурге? Как вписался в питерскую альпинистскую тусовку?

— Приехал поработать и остался в Питере. Хорошие люди. Есть работа. Конечно, я бы предпочел жить где нибудь поближе с горами, но не представляю, как бы смог там заработать на жизнь. Все-таки Киргизия, даже сейчас, это не Россия по возможностям. В конечном итоге, я чаще езжу в горы отсюда – это лучше, чем жить у гор и без денег. Сейчас многое изменилось и здесь и там. И многие уже приспособились. Немного темновато тут на севере. Зато есть белые ночи!

— А как тебе наше альпинистское сообщество?

— Когда приехал сюда в 2002 году, было столько активности, столько интересных людей занималось альпинизмом. На скалы, огромное количество ребят выезжало каждые выходные. Я тогда думал: как здорово! Теперь многие просто перестали ездить и в горы и на скалы… Сейчас идет больше разговоров, чем дел.

Но, в общем-то, это все закономерно. Я помню, как еще в 1998 году, когда мы проводили Чемпионат в Шамони (под руководством А.Погорелова), один из французов, Оливье, тогда сказал: «Удивительно видеть, что спортивный ажиотаж в России еще в разгаре, у нас во Франции все это плавно затихло. Я не помню, когда видел чтобы на Гран Жорас, лезло 5 команд одновременно. А ведь было время, когда молодежь ломала копья, как вы…»

Почему стало меньше альпинистов? (везде, кстати, не только у нас) выросло количество экстремальных видов спорта, и те же «адреналинщики» рассредоточились по разным экстримам.
И второе. Люди привыкают к спокойному образу жизни. Раньше стремились к первопроходам. Французы неделями висели на стене Пти Дрю. Лезет двойка, если рекорд не получается, вниз. Что зря . морозить.

— Ты вообще любишь жить с удобствами или ты аскет? Похожа ли твоя реальная жизнь на ту идеальную модель, которая, вероятно, у тебя имеется, как и у всех?

— Если б мне отвалилось много денег – раздал бы кредиты, вложил бы немного в бизнес, увеличил бы квартиру (как просит младшая дочь), а уже выполнив эти долгИ, а остальное, я бы потратил на настоящие приключения!

Американский журнал «Climbing» в 2004 г. в связи с прохождением стены Жанну и победой команды А. Одинцова в конкурсе «Piolet de Or» (в составе команды был и наш сегодняшний юбиляр — он в кадре на третьем развороте статьи) опубликовал интервью об этапах пути команды Одинцова.
Вопрос: как называлась статья в журнале?

Александр Ручкин

юрист, управляющий партнер «Юрцентра недвижимости и налогов «ЮрКапитал»

  • June 8th, 2018 , 01:25 pm

Будьте бдительны

КонсультантПлюс Новости: Доход от операций с криптовалютами облагается НДФЛ

В настоящее время законодательством РФ не определен правовой статус криптовалют, а также не установлены особенности налогообложения операций с ними.

Вместе с тем сообщается о возможности при определении налоговой базы по доходам, полученным от операций купли-продажи криптовалют, исходить из положений абзаца первого подпункта 2 пункта 2 статьи 220 НК РФ: налоговую базу определять в рублях как превышение общей суммы доходов, полученных в налоговом периоде от продажи соответствующей криптовалюты, над общей суммой документально подтвержденных расходов на ее приобретение.

  • June 7th, 2018 , 10:39 am

Размах преступлений в сфере использования банковских карт достиг небывалых масштабов

Консультант Плюс: Правительством РФ предложены поправки в ряд законодательных актов, направленные на предотвращение несанкционированных операций по банковским картам

  • January 24th, 2012 , 06:50 pm

Публикация по налогам в журнале «ГлавБух»

  • Current Location Russian Federation, Москва
  • May 18th, 2011 , 06:33 pm

Реструктуризация банковского кредита

Есть люди, которые действительно попадают в кредитную ловушку. Они честные, но им не повезло — возникла проблема с финансами (таких очень много).

Есть люди, которые успешно манипулируют неповоротливостью и неразборчивостью банков. Они берут огромные кредиты и не платят их даже годами, пользуясь приобретенным имуществом. Никакой коллектор не поможет, потому, что эти люди живут за счет таких кредитов. А потом берут другие кредиты. И кредитная история не так важна. Я знаю многих, кто имея идеальную кредитную историю, но получал от банка молчаливый отказ. А есть те, кто имеет кучу просроченных кредитов и ему дают их дальше. Все достаточно просто — коррупция не только в рядах чиновников, она повсеместно и в банках. Я думаю там взяточников еще даже больше.

Но очередной выпуск «ЮрОтдела» на канале «Доверие» был посвящен первой категории — честным, но попавшим в трудную ситуацию заемщикам.

  • May 4th, 2011 , 12:55 pm

На Телеканале «Доверие» в передаче «ЮрОтдел»

На теле-консультации обсуждался вопрос доверенностей и передоверия.

Надо сказать, что тема достаточная больная, имеющая массу нюансов. Надо учитывать и то, что на практике большинство проблем, в том числе и на рынке недвижимости возникают из-за афер с доверенностями.

Неоднократно можно было услышать в СМИ и по поводу осужденных нотариусов, которые входили в различные ОПГ, заверяли доверенности, которые в действительности не подписывались, участвовали в рейдерстве.

В общем и целом доверенность безусловно нужный, но сложный механизм, который в руках неграмотного человека или мошенника может принести немало бед и проблем.

Александр ручкин юрист

Альпинисты Северной Столицы

Альпинисты Северной столицы. Выпуск 309.

Анонсы новостей и публикаций
(по состоянию на 06.09.2008г.)

Ручкин Александр Александрович (26.11.1963) – Омск (с 2003 г . живет в Санкт-Петербурге по приглашению А. Одинцова. В 2007 они разошлись (читайте статью Кызыл Аскер, Юго-Восточная стена ). Первое восхождение – 1985. МСМК – 1994. Совершил более 300 восхождений (летом и зимой), в т.ч. более 100 из них 5б-6б к/тр. 4 восхождения на 7-тысячники бывшего СССР. Опыт зимних сольных восхождений в России и за границей (Альпы).
Бездитко Сергей Васильевич (12.12.1959) – Москва. Юрист, закончил МВШМ МВД СССР (1984). Работал в угрозыске (1984-1990); в настоящее время – в ООО «СФС-Сервис» (торговля), генеральный директор. Читайте его статью Одержишь ты в горах победу над собой и смотрите ниже видео Нанда-Деви.
«Несколько раз я вылетал в Северную Индию, в 2004 и 2006 годах, в мои любимые Гарвальские Гималаи, где хотел организовать восхождение на священную гору Nanda Devi ( 7819 метров). Меня увлекла высота и манил Восток».

Кызыл Аскер, Юго-Восточная стена
«Господи, я не верю, что мы живы!», — воскликнул Михайлов, когда группа спустилась на ледник после восхождения на Кызыл Аскер.

В альплагерях учили: главная опасность в горах — не высота, холод, лавины, камнепады, крутые скалы и лед, главная опасность в горах — сами восходители. Их неадекватные действия на фоне болезни, страха, усталости, недостаток профессионализма, проблема лидера, сложные психологические отношения в группе: Восхождение по Юго-Восточной стене Кызыл Аскер собрало весь букет, и стало Рубиконом для Александра Ручкина, который с 1998 года участвовал в проекте «Русский путь — стены мира». После big wall Кызыл Аскер он принял решение выйти из проекта. Александр считает, что подробности этого восхождения должны быть озвучены для альпинистского комьюнити.

Александр Ручкин: Голая Правда об экспедиции

— Все началось с телефона. В самом начале экспедиции выяснилось, что замечательная новенькая турайя, купленная специально для этой экспедиции, не работает, как положено. Мы взяли модель, которая позволяет отправлять не только смски, но и фотографии, но из-за неправильных настроек, произведенных в сервис-центре, наш телефон эту операцию делать не мог. Одинцов резко, в стиле «барин отчитывающий холопа» объявил, что во всем виноват я, ибо «вынудил» его купить этот девайс. Поэтому к моменту приезда в базовый лагерь настроение у нас с Мишкой было еще боевое, но осадок остался.

Мы тогда еще не знали, что это была лишь первая «доза» предстоящей нам в этой экспедиции шокотерапии.

— Восхождение было задумано в 2 этапа: сначала акклиматизация при восхождении на вершину пика 5042м, названного за сходство «Пти-Дрю» и стоящего напротив пика Кызыл Аскер, что позволило бы нам не только «разлазиться», проверить снарягу, приобрести необходимую форму, акклиматизироваться, но и разглядеть как следует свой спуск — ведь оттуда он был виден, как на ладони. А затем уже основное восхождение.

— Когда возникла идея идти на Аскер?

— Идея возникла еще в 2000г, когда Кристиан Бесквис — редактор Американского журнала «Альпинист» — рассказал о непройденной Юго-Восточной стене Кызыл-Аскер. В 2002 году у нас с Михайловым и с еще парой друзей была попытка пролезть ее и «Пти-Дрю» в октябре, но мы увязли еще на подступах. В этом году весной Одинцов вспомнил о ней и решил сделать туда экспедицию.

Он планировал, что вместе с нами туда поедут сборы альпинистского клуба Горняк, и молодые ребята помогут нам во время акклиматизации подносить барахло и веревки. Но получилось так, что все они в район Кызыл Аскер ехать отказались, да и правильно сделали: всякому понятно, что сборы в Фанах куда более продуктивны — там налицо все преимущества: небольшие горы, прекрасная погода, короткие подходы. А суровый район Кызыла малохоженный и большинство вершин там еще даже не классифицированы:
Поэтому мы поехали втроем. Подумали, прикинули, и решили, что нам вполне по силам пройти стену — она очень напоминает Аксу, и высота, и сама стена, и суровость ее примерно такая же, а там мы даже в двойках ходили. В принципе, я был так уверен и в своих и в Мишкиных силах, что мы бы этот маршрут и вдвоем пролезли.

Два дня мы заносили снаряжение из базового лагеря (3800 м) под маршрут на ледник в лагерь 4300 на тренировочной горе — семь веревок, кучу снаряжения, палатки, кухню, газ, спальники. (спасибо, белорусы нам еще помогли). Вся гора была протяженностью веревок 18-20. Когда мы уже пролезли 6 веревок, построили площадку под палатку, и были готовы на следующий день лезть выше, у Одинцова что-то заклинило, и он вечером объявил свой приказ: акклиматизация отменяется! (по причине, что ночевки на высоте, на холоде вредны перед основным восхождением). Когда мы заметили, что тренировочное восхождение надо продолжить, Саня заявил: «Если вы полезете дальше, значит, вы меня не уважаете».

Мы были очень удивлены этой истерикой в первый же выход нашей экспедиции: и скалы были нормальные, и трещин хватало, и лезлось нормально. Но Одинцов лишь повторял: «Не хочу здесь ночевать, и вам не советую!» Так мы остались без необходимой акклиматизации, хотя времени и ресурсов было предостаточно. Вышло, что мы напрасно корячились, поднимая кучу груза лишь для того, чтобы приглашенный оператор пару часов поснимал нас на теплых скалах.

Вниз возвращались на полусогнутых — не столько от количества груза, сколько от тяжелого сознания, что вынуждены выполнять столь нелепый приказ.

— Когда все мы вновь оказались в базовом лагере, кто-то из нас (не помню, кто именно) высказал мысль, что при сложившихся в нашей маленькой группе отношениях можно уже больше никуда и не ходить. Но мы с Мишкой решили перетерпеть. Жалко было уже потраченного времени на поездку в этот район, совестно было перед спонсорами, которые вложили в нас деньги, да и уезжать отсюда, не сходив ничего — это выглядело абсурдно.

Начиналось все неплохо, но лезли молча. Напряг в команде, как ни крути. Пролезли 6 веревок. На этом участке был микс, можно было идти практически одновременно. Вечером, на первой же стоянке, Одинцову стало плохо. Голова болит, за сердце хватается. Акклиматизации-то нет. Он же и в базлаге из палатки не выходил, мы-то с Мишкой хоть постоянно прогуляться выходили — то под Северную стену, то еще куда-нибудь. А Саня сидел на месте, будто не знает, что шевелиться нужно.

На второй день мы с Мишкой лезли, Одинцов сидел в палатке. Когда ему было легче, он сам принимал решение, что полезет первым. Саня даже провесил три веревки. На той площадке мы ночевали еще 3 раза — на третий день отсиживались в непогоду, а потом еще обрабатывали верхнюю часть первого бастиона. Потом перенесли палатку на площадку выше него.

И началось самое страшное. Одинцов просто перестал нам помогать. Даже и веревки уже не подносил. А мы-то ждали, что он их принесет. Первый лезет, второй страхует первого, третий подносит веревки, снаряжение. Было такое ощущение, как будто мы его потеряли, человека как будто нет на горе. Вопросы Сане задавать перестали, потому что он обижался: «Как вы так со мной разговариваете?» Сами за веревками стали спускаться.

Прочитать статью полностью и посмотреть фотографии можно здесь >>>

Одержишь ты в горах победу над собой
Сергей Бездитко, г. Москва

Многим памятны слова этой старой альпинистской песни, как и завершение героически-пафосного фильма «Вертикаль», когда герои фильма Станислава Говорухина после трудного восхождения на сложную вершину расстаются на вокзале по возвращении домой. Почему-то не принято описывать, что происходит с героями в не очень героических буднях. Но в этой неполноте и нецелостности нет всей правды жизни. Иными словами, здесь есть только одна сторона медали. Недавно главный редактор газеты «Вольный ветер» Сергей Менделевич опубликовал в ней свой очерк «Подвиг на Конгуре», где хорошо описал наше восхождение в августе 2007 года на высшую вершину Китайского Памира гору Конгур и последующие поистине героические действия членов туристической группы клуба МАИ под руководством Андрея Лебедева по спасению получившего инсульт мозга на высоте 6200 метров Сергея Бездитко, то есть меня. Серебро на чемпионате РФ за этот поход не является объективной оценкой итогов этого похода, так как, по моему глубокому убеждению, члены команды совершили не только гражданский подвиг, достойный высоких правительственных наград, но провели уникальную спасательную операцию в сложнейших условиях высокогорья КНР. Своими впечатлениями я постараюсь дополнить картину событий (к имеющимся уже моим статьям в Интернете) и выразить глубокое уважение и любовь ко всей походной братии и своим родным и близким друзьям, которые помогли мне выжить на равнине после длительного пребывания в больницах. Описание этого явно негероического события и будет оборотной стороной медали, заплаченной мною за успех всего похода-восхождения. И цена всему этому – моя спасенная жизнь, длительное выздоровление, сопряженное с множеством проблем, и инвалидность.

По настоянию друзей и близких я решил продолжить свои дневниковые записи и описать последние 12 лет своей жизни после развода с женой весной 1994 года и по настоящее время (весна 2008). В середине 90-х годов я плотно ушел в духовные искания. В 1998 году присоединился к движению «Единение. Золотой век» с целью поиска просветления, для чего посещал собрания учеников Калкидаса (последователь аватары Муктишивары Бхагаваны), а так же семинары его ученика шведа Фреда Нильсена. А весной 1999 года я с рериховцами и теософами впервые побывал в Индии и Непале, где ощутил, что чувствую себя там, как дома. Впоследствии аватара-гуру сказал мне при личной встрече, что на рубеже 10-11 веков я рождался на юге Индии в штате Керала. Затем паломником я направился в Гималаи, где много практиковал различные йоговские аскезы и другие практики, ходил от одного Учителя к другому в поисках просветления. Однако последний Учитель не успел передать мне это состояние. Эти странствия, наверное, и определили мою тягу к Востоку и путешествиям. В 2002 году я получил звание мастера спорта по туризму (лыжно-горному) и перешел в «профи», так как активно стал участвовать в походах высшей, 6-й категории сложности, в районах стыка границ китайского, монгольского и русского Алтая в качестве руководителя. За серию походов в 2003-2005 годах я становился неоднократным чемпионом Москвы и России, за что мне присвоили звание мастера спорта международного класса и ввели в состав ЦМКК ТСРР. Так я попал в элиту лыжного туризма страны. Так же меня неоднократно задействовали в судействе чемпионатов по лыжному туризму. А так как я еще (как бывший юрист МВД) обладал «хорошо подвешенным языком», то еще и писал много статей для интернет-порталов, где рассказывал о своих скитаниях, в том числе и о нелегальных переходах границ на Алтае. Очевидно поэтому китайцы «взяли» меня на заметку, а наши пограничники обещали мне «закрыть» заграничный туризм.

Несколько раз я вылетал в Северную Индию, в 2004 и 2006 годах, в мои любимые Гарвальские Гималаи, где хотел организовать восхождение на священную гору Nanda Devi ( 7819 метров). К этому времени у меня уже был первый разряд по альпинизму и опыт восхождения на мой первый семитысячник Хан-Тенгри ( 6995 метров). Меня увлекла высота и манил Восток. Поэтому в 2007 году я с огромным интересов принял предложение ведущего туриста-горника Андрея Лебедева принять участие в экспедиции его команды турклуба МАИ в район Китайского Памира в августе 2007 года, где в рамках похода 6-й категории сложности предполагалось совершить несколько первопрохождений пятитысячных перевалов, а затем совершить высотные восхождения на вершины 5-6 и 7 тысяч метров. Что, собственно, постепенно и было сделано. Мероприятие было реально физически сложным. К сожалению, я не отследил вовремя, симптомы того, что мое здоровье дало сбой, и давление начало расти. На спуске с высшей точки Памира, вершины Конгур ( 7719 м), на высоте 6200 метров из-за произошедшего со мной ишемического инсульта головного мозга команда вынуждена была начать спасработы, которые героически проведены участниками нашей группы, на себе вынесшими меня к цивилизации, где я был помещен в Китайскую народную больницу, пережил операцию по трепанации черепа для сброса излишнего давления, что, собственно, спасло мне жизнь, но здорово осложнило ее в дальнейшем. В результате, после почти полугодовалого пребывания в больницах в КНР и РФ (куда меня доставил самолет МЧС) инвалидность первой группы и статус пенсионера, дыра в голове и отнявшиеся левые рука и нога.