Определение дискриминационных условий в контексте Закона о торговле

Антимонопольное законодательство запрещает создание дискриминационных условий субъектами, занимающими доминирующее положение. С принятием Федерального закона от 28 декабря 2009 г. № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон № 381-ФЗ) данный запрет распространился и на участников рынка продуктового ритейла. Практика применения Закона № 381-ФЗ показала, что у терминов «дискриминация» и «дискриминационные условия», несмотря на значительный опыт их использования, до сих пор нет однозначного толкования.

Определение дискриминации и дискриминирующих условий в российском законодательстве

Впервые понятие «дискриминирующие условия»[1] появилось в современном российском законодательстве в Законе РФ от 22 марта 1991 г. № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (далее – Закон № 948-1), в ст. 5 которого содержался запрет на «включение в договор дискриминирующих условий, которые ставят контрагента в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами». 12 октября 2002 г. вступила в силу новая редакция Закона № 948-1, в которой «дискриминирующие» условия превратились в «дискриминационные» и получили определение, в основном оставшееся неизменным и по сей день. Дискриминационными были названы условия доступа на товарный рынок, обмена, потребления, приобретения, производства, реализации товара, которые ставят один или несколько хозяйствующих субъектов в неравное положение по сравнению с другим или другими хозяйствующими субъектами.

В настоящий момент в соответствии с п. 8 ст. 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон № 135-ФЗ) дискриминационные условия определяются как условия доступа на товарный рынок, условия производства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной передачи товара, при которых хозяйствующий субъект или несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению с другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами.

Из данного определения следует, что базовыми квалифицирующими признаками дискриминации являются:

• наличие специального субъектного состава, т. е. как минимум трех участников правоотношения:

первый субъект – тот, кто дискриминирует;

второй субъект – тот, по сравнению с кем дискриминируют;

третий субъект – тот, кого дискриминируют;

• неравное положение второго и третьего субъектов, возникшее в результате действий первого.

Как следует из ч. 2, 3 ст. 16 Закона № 381-ФЗ, при рассмотрении дел о нарушении данного Закона надлежит руководствоваться действующим антимонопольным законодательством, в частности, Законом № 135-ФЗ. Это правило распространяется и на используемые дефиниции. Так, говоря о дискриминации, как о нарушении ст. 13 Закона № 381-ФЗ, надлежит руководствоваться вышеупомянутым определением дискриминационных условий. Аналогичное определение содержится в п. 8 раздела 2 «Термины и определения» методического пособия для предпринимателей «Антимонопольное регулирование в области торговой деятельности», утвержденного ФАС России (далее – методическое пособие).

Сложившаяся практика применения норм Закона № 381-ФЗ показывает, что традиционно антимонопольный орган ограничивается констатацией того, что один и тот же товар (группа товаров) поставляется поставщиками в торговую сеть на неравных условиях. Наиболее распространенными являются следующие деяния, квалифицируемые как дискриминация:

• неравные условия выплаты вознаграждений, сроков оплаты за поставленные товары, штрафных санкций, получения скидок;

• установление различного размера торговых надбавок (наценок) на продукцию различных поставщиков;

• предоставление конкретному поставщику дополнительных мест продаж, постоянной и фиксированной выкладки товара, согласование с поставщиком расположения и размера торговых мест;

• приобретение продукции только у конкретного поставщика, а также предоставление ему преимущественного права перед другими производителями и поставщиками на заключение нового соглашения при прочих равных условиях.

Проблемы толкования понятий дискриминации и дискриминационных условий

Всегда ли дискриминация сама по себе вредит конкуренции? Для ответа на данный вопрос необходимо еще раз обратить внимание на то, что в законодательстве о защите конкуренции и ранее, и сейчас действия, формально являющиеся дискриминационными, незаконны только в том случае, если они:

• во-первых, осуществляются хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение;

• во-вторых, ограничивают конкуренцию или создают угрозу такого ограничения.

В остальных случаях неравное положение двух субъектов в деловых взаимоотношениях с третьим всегда являются следствием практической реализации принципа свободы договора, установленного ст. 1, 421 ГК РФ.

Обоснованность такой позиции подтверждается иностранным опытом антимонопольного регулирования, в частности, американским. Ст. 13(а) Закона Клейтона (The Clayton Antitrust Act, 1914)[2], дополнившего Закон Шермана (The Sherman Antitrust Act, 1890), заложившего основы антимонопольного регулирования в США, содержит очень детальное определение дискриминации. Согласно этому определению дискриминация только тогда противоречит закону, когда она приводит к ограничению конкуренции или созданию монополии. При этом запрет на дискриминацию не касается тех случаев, при которых разница в положении субъектов вызвана количеством покупаемого товара и способами его доставки.

Действующая редакция Закона № 381-ФЗ ни одного из вышеуказанных условий, к сожалению, не содержит. Фактически это означает, что любая разница в условиях поставки товаров, чем бы она ни была вызвана и каковы бы ни были ее экономические последствия для хозяйствующих субъектов, является нарушением Закона № 381-ФЗ.

Отсутствие единого понимания термина «дискриминационные условия» привело к возникновению ставшей уже традиционной проблемы, существующей во взаимоотношениях участников рынка и антимонопольных органов. Она заключается в отсутствии очевидных границ допустимого поведения, в данном случае – допустимых торговых практик, применяемых хозяйствующими субъектами. Границы не установлены ни федеральными законами, не спешит их определять и ФАС России в своих ведомственных нормативных актах и методических рекомендациях.

Формулировка подп. «б» п. 1 ч. 1 ст. 13 Закона № 381-ФЗ содержит запрет на создание дискриминационных условий путем нарушения установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования. Однако, по мнению автора, само по себе наличие такого нарушения о дискриминации свидетельствовать не может. Если оно допущено торговой сетью в отношении не одного или нескольких, а сразу всех поставщиков, то все они (поставщики) оказываются в равном положении, что исключает наличие одного из обязательных признаков дискриминации.

Ст. 426 ГК РФ предусматривает единственный вид гражданско-правовых договоров, заключение которых должно осуществляться на одинаковых условиях для всех контрагентов. Это публичные договоры. Однако договоры поставки между торговой сетью и ее поставщиками не носят публичного характера, следовательно, в них стороны вправе согласовывать те условия сотрудничества, которые посчитают нужными, без учета того, на каких условиях аналогичные договоры заключены с другими поставщиками. Правовым основанием для этого служит все тот же принцип «свободы договора». Пытаясь обязать и торговые сети, и поставщиков заключать одинаковые договоры поставки на сходных условиях, антимонопольные органы фактически придают им публичный характер.

Судебная практика по делам о дискриминации

Формально судебная практика соответствует букве закона. Так, Седьмой арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 8 августа 2011 г. № 07АП-5570/11 прямо указал, что, исходя из п. 8 ст. 4 Закона № 135-ФЗ, «для установления факта наличия дискриминационных условий достаточно выявить факт того, что хозяйствующий субъект или несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению с другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами».

Однако отдельного внимания заслуживают судебные акты, вынесенные Арбитражным судом г. Москвы и Девятым арбитражным апелляционным судом по делу № А40-10728/11-119-106. В них суды, по сути, игнорируют данное в Законе № 135-ФЗ определение дискриминационных условий. Суды соглашаются с позицией Московского УФАС России, согласно которой дискриминация может выражаться в создании торговой сетью неравных условий для поставщиков по сравнению с самой торговой сетью, а не по сравнению с другими поставщиками. Т. е. абсолютно все поставщики одной группы товаров были, по мнению антимонопольного органа и судов, поставлены в неравное положение с самой торговой сетью.

Хозяйствующему субъекту предоставляется возможность доказать, что его действия являются допустимыми согласно ст. 13 Закона № 135-ФЗ, однако обязанность по доказыванию возложена на самого субъекта, а в компетенции антимонопольного органа остается лишь принять или не принять эти доказательства. При этом самому антимонопольному органу достаточно установить наличие формальных признаков дискриминации, не утруждая себя исследованием их влияния на конкуренцию. Подобная структура правовой нормы привела к тому, что в правоприменительной практике практически отсутствуют случаи признания антимонопольным органом законными действий, содержащих формальные признаки дискриминации, какие бы доказательства ни представлял нарушитель. Вследствие этого стала очень распространенной ситуация, когда антимонопольные органы могут усмотреть и усматривают дискриминацию практически во всем.

Так, создание дискриминационных условий было вменено торговой сети, которая устанавливала на товары одной товарной группы разных поставщиков разные торговые наценки. На практике это привело к тому, что цена на один и тот же товар разных торговых марок на полках магазинов была разной. Для простого покупателя это очевидный плюс, поскольку появляется дополнительная возможность выбора между дорогим и дешевым товаром. Однако в случае с антимонопольным органом такая «обыденная» логика не работает. Торговой сети было выдано предписание впредь устанавливать одинаковые торговые наценки на товары одной товарной группы, поставляемые разными контрагентами.[3]

Антимонопольные органы до сих пор не могут определиться, какие именно случаи являются дискриминацией: когда со всеми поставщиками согласована единая ставка вознаграждения за приобретение определенного количества товаров в пределах допустимого максимума в 10%, или, когда такая ставка отличается в зависимости от тех или иных показателей. В апреле 2011 г. на сайте ФАС России была размещена информация о том, что в отношении одной из крупнейших торговых сетей центральным аппаратом антимонопольного ведомства возбуждено дело по признакам дискриминации в связи с тем, что со всех поставщиков одной категории товара ею взимается одинаковое вознаграждение за объем поставок в размере 10% от цены приобретенных товаров вне зависимости от оборота. А в июне того же года Тамбовское УФАС России в одном из решений признало дискриминацией установление разного размера вознаграждения, выплачиваемого разными поставщиками торговой сети за приобретение ею товаров одной товарной группы. Более того, аналогичной позиции придерживается и уже упоминавшийся Седьмой арбитражный апелляционный суд, который указал на это в Постановлении от 13 сентября 2011 г. по делу № 07АП-5857/11.

В некоторых состоявшихся к настоящему моменту судебных актах высказывается мнение о том, что дискриминационными не могут являться условия, на которые и торговая сеть, и поставщик добровольно согласились, включив их в договор поставки. В частности, ФАС Уральского округа в Постановлении от 21 сентября 2011 г. № Ф09-5588/11 по делу № А47-10047/2010 поддержал позицию нижестоящих судов, отменивших акты антимонопольной службы, отметив, что сам по себе факт наличия того или иного условия в договоре не может свидетельствовать о дискриминации поставщиков. Антимонопольный орган обязан доказать, что данное условие «специально устанавливалось обществом для отдельно взятых поставщиков в целях создания для них неравных условий поставки по сравнению с другими поставщиками». Однако, к сожалению, подобные случаи носят единичный характер.

В целом судебной практики по данной категории дел пока немного, а та, что имеется, весьма разнородна. На момент подготовки настоящей статьи в открытых источниках имелось всего 16 судебных актов. Требования заявителей были удовлетворены в 10 случаях. Таким образом, статистика пока складывается в пользу хозяйствующих субъектов. Однако необходимо иметь в виду, что суды кассационной инстанции высказались далеко не по всем спорным ситуациям.

Пути решения проблемы определения дискриминационных условий

Наиболее оптимальным для хозяйствующих субъектов является вариант, при котором в Законе № 381-ФЗ будет приведен закрытый перечень дискриминационных условий, создание которых недопустимо с точки зрения закона.

Другой возможный вариант – изменение нормы о запрете дискриминационных условий по образцу Закона № 135-ФЗ или американского Закона Клейтона. В этом случае дискриминационные условия будут недопустимыми только в том случае, если их создание влечет или может повлечь ограничение либо устранение конкуренции. При этом существующий или потенциально возможный вред конкуренции должен определяться антимонопольным органом не «на глазок», а на основании анализа состояния конкуренции на товарном рынке. Порядок проведения такого анализа установлен Приказом ФАС России от 28 апреля 2010 г. № 220. Реализация данного варианта на практике не облегчит положения хозяйствующих субъектов с точки зрения наличия четких границ допустимого поведения. Однако возложение на антимонопольный орган обязанности по доказыванию факта причинения вреда конкуренции действиями хозяйствующего субъекта может стать стимулом для уменьшения общего количества обвинений в дискриминации.

Существуют и другие возможности, которые носят более прикладной характер.

Так, в апреле 2011 г. ФАС России было обнародовано уже упоминавшееся выше методическое пособие. Этот документ нигде не публиковался и не носит нормативного характера, однако с момента его появления хозяйствующие субъекты все чаще и чаще ссылаются на положения пособия в спорах с ФАС России. Эффективность таких ссылок – вопрос спорный. Однако в документе подобного плана антимонопольный орган имеет практически неограниченные возможности по изложению всех своих требований к участникам рынка, в т. ч. в части дискриминационных условий. К сожалению, в уже увидевшем свет методическом пособии вопросу дискриминации посвящен всего один абзац, что явно не соответствует текущей потребности.

Несомненно, со временем то или иное толкование термина «дискриминационные условия» устоится на уровне арбитражных судов, в т. ч. ВАС РФ. Достаточно уверенно можно говорить о том, что рано или поздно нас ждет еще одно постановление Пленума ВАС РФ, посвященное вопросам антимонопольного регулирования и регулирования в сфере законодательства о торговле, аналогичное Постановлению Пленума ВАС РФ от 30 июня 2008 г. № 30. Однако для этого необходимо достаточное количество уже сформировавшейся судебной практики. А это значит, что в обозримом будущем положение кардинально не изменится.

Практические рекомендации участникам рынка

Прежде всего, необходимо отслеживать тенденции развития практики самих антимонопольных органов. Основные направления ее развития в части толкования норм о создании дискриминационных условий приведены в начале настоящей статьи. Это позволит, как минимум, не повторять ошибок, ранее совершенных другими хозяйствующими субъектами. Если сам антимонопольный орган однажды признал то или иное действие незаконной практикой, то вряд ли получится убедить его в обратном. Скорее всего, он будет придерживаться занятой позиции и дальше.

Если компания все-таки была уличена в создании дискриминационных условий для контрагентов, то целесообразно по возможности устранить нарушение и сообщить об этом ФАС России. Практика рассмотрения соответствующих дел свидетельствует, что пока еще достаточно часто встречаются случаи, когда производство по делам о создании дискриминационных условий прекращается по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 48 Закона № 135-ФЗ в связи с добровольным устранением нарушения антимонопольного законодательства и его последствий. Как минимум девять подобных случаев было выявлено в разных регионах страны за 2011 г.

Зачастую сами контрагенты, в дискриминации которых обвиняется организация, являющаяся ответчиком по делу, не заинтересованы в подобных разбирательствах в силу существования налаженных деловых отношений. Поэтому хорошим подспорьем в рамках разбирательства станет конструктивная позиция контрагента, в дискриминировании которого организацию-ответчика обвиняет антимонопольный орган. Придерживаясь последовательной позиции о том, что в действиях ответчика отсутствуют признаки создания дискриминационных условий, контрагент, обычно участвующий в деле в качестве заинтересованного лица, может существенно облегчить его участь.

Уместна и вполне традиционная рекомендация – следить за развитием судебной практики. К сожалению, в настоящий момент ее еще сравнительно немного, и она разнородна. Многие дела пока находятся в стадии рассмотрения. Однако в любом случае с каждым днем их становится все больше и больше, что дает дополнительные возможности для анализа.

В заключение хотелось бы еще раз констатировать, что термины «дискриминация» и «дискриминационные условия» требуют гораздо более детально проработки и исследования как в рамках нормотворческой, так и в рамках правоприменительной работы. Эти понятия настолько всеобъемлющи, что их произвольное толкование зачастую не оставляет хозяйствующим субъектам шанса эффективно отстаивать свою позицию перед антимонопольными органами.

[1] В первой редакции Закона от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» использовалась именно такая формулировка – «дискриминирующие условия».

[2] URL: http://www.stolaf.edu/people/becker/antitrust/statutes/clayton.html

[3] См. Решение Орловского УФАС России от 13.07.2011 № 144-11/02Т.

9.3. Другие формы несовершенной конкуренции

Ценовая дискриминация. Формы несовершенной конкуренции многообразны. Наихудшим для потребителя является монополия, практикующая ценовую дискриминацию.
Ценовая дискриминация состоит в том, что одинаковые товары, фирма продает различным покупателям по разным ценам, в зависимости от их платежеспособности.

Это происходит при следующих предпосылках:
1) если продавец обладает достаточно высокой степенью монопольной власти, обеспечивающей ему контроль над производством и ценами; n
2) если можно сегментировать рынок — разбить покупателей на разные группы, различающиеся степенью эластичности спроса по цене;
3) если тот, кто покупает товар дешевле, не может затем перепродать его дороже.
Цены могут различаться в зависимости от:
— качества товара или услуги;
— объема потребления (скидки оптовым покупателям);
— дохода покупателя, если он известен продавцу;
— времени покупки (дневное или ночное время, будни или выходные, разгар или конец сезона и т. д.).

Рис. 9.12. Пример ценовой дискриминации

Таким образом, на один и тот же товар существует множество цен, причем различия цен никак не связаны с различием издержек. На первый взгляд, фирма, практикующая ценовую дискриминацию, кажется нетипичной. Однако в реальной жизни элементы такого поведения встречаются на каждом шагу.
Это — билеты в кинотеатр на дневные и вечерние сеансы, плата за электричество для фирм и домохозяйств, билеты в музей для взрослых, детей, студентов, военнослужащих и пенсионеров, индивидуальные и групповые авиабилеты и т. д. Во всех этих случаях фирмы, практикующие дискриминацию, присваивают часть потребительского излишка.
Допустим, что всех посетителей музея делят на две большие группы — российских граждан и иностранцев; российские граждане делятся еще на три группы — дети, студенты и взрослые. Таким образом, выделяется четыре категории потребителей — дети, студенты, взрослые, иностранцы.
Для каждой категории назначается своя особая цена. Допустим (рис. 9.12), дети платят PЕ, студенты — Р1, взрослые — Р2, а иностранцы — Р3. Таким образом, фирма, используя ценовую дискриминацию, присваивает значительную часть потребительского излишка (заштрихованные секторы), устанавливая цены выше равновесного уровня РЕ.
В предельном случае дискриминирующая фирма стремится полностью «проглотить» потребительский излишек. При этом заштрихованный сектор стремится заполнить все пространство фигуры РЕАЕ. Этот крайний случай представлен в модели совершенной ценовой дискриминации (рис. 9.13).
Так как цена и предельный доход равны для любой единицы продукции, то кривая предельного дохода совпадет с кривой спроса. Поэтому монополист, практикующий дискриминацию, получит не только прибыль, обычную для монополиста (АВСРмон), но и дополнительную прибыль РмонАРmax.
Это наблюдается в деятельности хорошо знающих своих клиентов частнопрактикующих юристов и врачей, чем в значительной степени и объясняются их высокие гонорары.

Рис.9.13. Модель совершенной ценовой дискриминации

Монопсония. Наряду с монополией со стороны производителей (монополией в собственном смысле слова) встречается монополия о стороны покупателя – монопсония.
Покупатель-монопсонист заинтересован и имеет возможность покупать товары по наиболее низкой цене. Такая ситуация характерна для военной промышленности, продукцию которой закупает исключительно государство (это относится, прежде всего, к стратегическим вооружениям).
Однако государство далеко не всегда использует это свое преимущество.

Гораздо чаще монопсоническое преимущество реализуется на локальных рынках. Например, единственное в районе
предприятие по переработке сельскохозяйственной продукции навязывает фермерам монопольно низкие заготовительные цены.
Равновесие фирмы-монопсониста, максимизирующее ее прибыль, достигается при универсальном условии равенства предельного дохода предельным издержкам (MR = МС). Если наклон кривой предложения положителен, то кривая предельных издержек проходит выше нее (рис. 9.14).
Тогда фирма-монопсонист, используя свою власть, сократит объем закупок с равновесного уровня QЕ до QМ что вызовет понижение цены с PЕ до РМ. Таким образом, затраты монопсониста на покупку продукции (как правило, это производственные ресурсы) будут ниже, чем в условиях совершенной конкуренции.

Рис. 10.14 Модель монопсонии

Двусторонняя монополия – это рыночная структура, когда монополисту противостоит монопсонист (единственный продавец сталкивается с единственным покупателем.
Это наблюдается, в частности, когда фирма-монополист ведет переговоры с отраслевым профсоюзом по поводу найма работников (купли-продажи труда). В качестве примера можно назвать столкновение профсоюза авиадиспетчеров с национальной авиационной компанией.
Чтобы рассмотреть модель двусторонней монополии, используем карту кривых безразличия. Допустим, что один из монополистов — продавец товаров (ресурсов), а другой — покупатель (владелец денег). Отложим на оси абсцисс количество товаров, а на оси ординат — сумму денег, предназначенных для их оплаты (рис. 9.15). Кривые безразличия в данном случае будут тождественны кривым постоянной прибыльности. М
1000
700
300

0 Ха Xb Q
Рис. 9.15. Карта кривых безразличия покупателя монопсониста.
Аналогично построим карты кривых безразличия (постоянной прибыльности) для продавца. Наложим эти карты зеркально друг к другу, чтобы система координат покупателя начиналась в левом нижнем углу, а продавца — в правом верхнем (рис. 9.16). В результате мы получаем «коробку Эджуорта».
Каждый участник торга заинтересован в переходе с кривой безразличия низшего на кривую высшего порядка. Покупатель хочет двигаться вправо вверх, т.е. от кривой С1 (от customer — покупатель) к кривым С2, С3, С4, и т. д.
Напротив, продавцу желательно сдвигаться влево вниз, т.е. от кривой S1 (от supplier — продавец) к кривым S2, S3, S4, и т. д.
Точка Т1 представляет ситуацию, максимально благоприятную для продавца и минимально приемлемую для покупателя. В точке Т2 положение покупателя улучшится, а продавца ухудшится.
Наконец, в точке Т4 возникнет ситуация, максимально благоприятная для покупателя и минимально приемлемая для продавца.

Продавец
600 500 400 300 200 100 0


Рис. 9.16. Двусторонняя монополия

Областью допустимых решений станет заштрихованная фигура, ограниченная кривыми С1 и S1. Однако оптимальные решения будут находиться на кривой сделок ТТ1 (от transaction — сделка), объединяющей точки Т1, Т2 Т3, Т4 и т. д., которые являются точками касания кривых С и S. Любой сдвиг вдоль кривой сделок ТТ1 означает выигрыш одной стороны и ущерб другой. Поэтому проблема двусторонней монополии не имеет однозначного решения. На практике побеждает сильнейший.

Дискриминация конкуренции

1. Дискримінацією суб’єктів господарювання органами влади у цьому Кодексі визнається:

заборона створення нових підприємств чи інших організаційних форм господарювання в будь-якій сфері господарської діяльності, а також встановлення обмежень на здійснення окремих видів господарської діяльності або виробництво певних видів товарів з метою обмеження конкуренції;

примушування суб’єктів господарювання до пріоритетного укладання договорів, першочергової реалізації товарів певним споживачам або до вступу в господарські організації та інші об’єднання;

прийняття рішень про централізований розподіл товарів, який призводить до монопольного становища на ринку;

встановлення заборони на реалізацію товарів з одного регіону України в інший;

надання окремим підприємцям податкових та інших пільг, які ставлять їх у привілейоване становище щодо інших суб’єктів господарювання, що призводить до монополізації ринку певного товару;

обмеження прав суб’єктів господарювання щодо придбання та реалізації товарів;

встановлення заборон чи обмежень стосовно окремих суб’єктів господарювання або груп підприємців.

2. Дискримінація суб’єктів господарювання не допускається. Законом можуть бути встановлені винятки з положень цієї статті з метою забезпечення національної безпеки, оборони, загальносуспільних інтересів.

1. Дискримінацією суб’єктів господарювання органами влади є прийняття будь-яких актів (рішень, наказів, розпоряджень, постанов тощо), надання письмових чи усних вказівок, укладення угод або будь-які інші дії чи бездіяльність органів влади, органів місцевого самоврядування, органів адміністративно-господарського управління та контролю (колегіального органу чи посадової особи), направлених на обмеження чи позбавлення права на здійснення господарської діяльності та ставлять суб’єкта господарювання у гірше становище порівняно з іншими суб’єктами господарювання.

За об’єктом впливу дискримінацію суб’єктів господарювання органами влади можна визначити:

1) направлену на створення перешкод в організаційній діяльності суб’єктів господарювання у сфері створення нових суб’єктів господарювання. Сюди слід віднести заборону чи перешкоджання створенню нових підприємств чи інших організаційних форм господарювання в будь-якій сфері господарської діяльності, а також встановлення обмежень на здійснення окремих видів господарської діяльності або виробництво певних видів товарів з метою обмеження конкуренції;

2) дискримінацію, що впливає на господарську діяльність суб’єкта господарювання, а саме: примушування суб’єктів господарювання до пріоритетного укладення договорів, першочергової реалізації товарів певним споживачам; встановлення заборони на реалізацію товарів з одного регіону України в іншому; обмеження прав суб’єктів господарювання щодо придбання та реалізації товарів та ін.;

3) надання суб’єктам господарювання різноманітних економічних пільг, які ставлять їх у привілейоване становище щодо інших суб’єктів господарювання.

2. У частині 2 стверджується, що дискримінація суб’єктів господарювання не допускається. Необхідно зазначити, що окрім дискримінації суб’єктів господарювання органами влади може існувати і дискримінація конкурентів суб’єктами господарювання.

Суб’єктам господарювання, що мають значно більший ринковий вплив порівняно з малими або середніми підприємцями, які є їхніми конкурентами, забороняється створення перешкод у господарській діяльності малим або середнім підприємцям, зокрема вчинення наступних дій: суб’єктам господарювання, які отримали дозвіл відповідних органів Антимонопольного комітету України на узгоджені дії відповідно до ч. 1 ст. 10 Закону України «Про захист економічної конкуренції», суб’єктам господарювання, узгоджені дії яких дозволені згідно із статтями 7, 8 і 9 Закону України «Про захист економічної конкуренції», забороняється встановлювати щодо господарської діяльності суб’єктів господарювання обмеження, які, як правило, не застосовуються до інших суб’єктів господарювання, або застосовувати без об’єктивно виправданих причин різний підхід до різних суб’єктів господарювання.

Вищезазначеним суб’єктам господарювання забороняється схиляти інших суб’єктів господарювання до надання будь-яким суб’єктам господарювання без об’єктивних причин переважних умов у господарській діяльності.

Законом можуть бути встановлені винятки, які допускають здійснення дискримінації суб’єктів господарювання з метою забезпечення національної безпеки, оборони, загальносуспільних інтересів.

X Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум — 2018

НЕДОБРОСОВЕСТНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ И ЦЕНОВАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ

Актуальность исследования обусловлена тем, что одним из наиболее значимых моментов при осуществлении коммерческой деятельности является создание конкурентной среды в отношениях хозяйствующих субъектов.

Определяющая роль в установлении рамок дозволенной и добросовестной конкуренции отводится деятельности государства, направленной на предупреждение и пресечение недобросовестной конкуренции. Осуществление государственной политики в этом направлении может быть эффективным лишь при наличии комплексного, всеобъемлющего подхода к данной проблеме.

С учетом такого подхода, государство применяет различные правовые механизмы и регуляторы. Именно в этих условиях в наиболее крупных масштабах возникают недобросовестные конкурентные приемы, а в праве, соответственно, появляются нормы, регулирующие способы и средства борьбы с такого рода негативными проявлениями конкуренции.

Целью исследования является анализ недобросовестной конкуренции и ценовой дискриминации.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие зада-чи:

— раскрыть понятие и признаки недобросовестной конкуренции;

— выявить эффективность регулирования ценовой дискриминации в со-временных условиях.

1. Понятие и признаки недобросовестной конкуренции 1.1. Понятие недобросовестной конкуренции

Недобросовестная конкуренция по своей сути является действием хозяйствующего субъекта, направленное на приобретение необоснованных преимуществ в предпринимательской деятельности.

В настоящее время не выработано единое понятие «недобросовестная конкуренция».

В юридической науке и законодательстве есть определения недобросовестной конкуренции, однако, имея единый смысл, их трактовки существенно отличаются. О. А. Городов в своей монографии, посвященной проблемам недобросовестной конкуренции, подробно изложил толкование понятия недобросовестной конкуренции различными авторами, исследовавшими эту проблему.

Вопрос о том, что такое недобросовестная конкуренция, оставался и продолжает оставаться весьма спорным, несмотря на то, что впервые был поставлен в XIX веке перед французской судебной практикой, которая, согласно мнению В. А. Шретера, «по справедливости признается творцом проблемы недобросовестной конкуренции». Дореволюционные правоведы, как правило, избегали давать юридически точные собственные определения, касающиеся недобросовестной конкуренции.

А. И. Каминка ссылался на то, что «недобросовестная конкуренция — это вид конкуренции вообще. И если, в общем, в настоящее время признание конкуренции как необходимого о элемента хозяйственной деятельности может казаться бесспорным, то в такой же мере бесспорно, что недобросовестная конкуренция является злом, которое не должно быть терпимо».

В. А. Шретер утверждал, что «недобросовестная конкуренция — явление космополитическое, проделки в этой области отличаются чрезвычайным однообразием во всех странах, где процветает торговля».

Современные ученые более определены в изложении своих взглядов на недобросовестную конкуренцию.

Так, по мнению В. А. Дозорцева, недобросовестная конкуренция (согласно представлениям В. А. Дозорцева — несправедливая конкуренция) — это «сообщение потребителю (потенциальному потребителю) вопреки обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости (ложных или соответствующих действительности), способных вызвать у него неправильные представления, дискредитирующие конкурента, его деятельность является и (или) товар (в том числе способных вызвать заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товара) либо вызвать смешение с конкурентом, его деятельностью и (или) товаром».

Ю. И. Свядосц определял недобросовестную конкуренцию как «совершение таких действий в промышленных и торговых делах, которые направлены на извлечение имущественных выгод путем осуществления недобросовестных, противоречащих честным правилам и обычаям действий по отношению к конкурентам в капиталистическом обороте».

Как видно, в настоящее время единого подхода к определению недобросовестной конкуренции в юридической литературе не существует. Также есть законодательное определение, недобросовестная конкуренция — это любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые:

1) направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности;

2) противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости;

3) причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации (ст. 4 ФЗ «О защите конкуренции»).

Она представляет собой одну из форм злоупотребления правом, выражающуюся в противоправном поведении субъекта рыночных отношений, который посредством недозволенных законом или противоречащих обычаям делового оборота форм реализации своего субъективного права создает помехи в осуществлении его конкурентами своих предпринимательских прав и (или) наносит ущерб потребителям.

В определении недобросовестной конкуренции отсутствует фигура потребителя. Если же ущерб причинён именно им — их права защищаются потребительским законодательством. Добросовестность хозяйствующего субъекта проявляется в первую очередь в его правомерном поведении, однако действующее законодательство не содержит четкого разграничения между недобросовестностью и противоправностью.

Недобросовестная конкуренция — это один из видов нарушений антимонопольного законодательства, один из возможных вариантов действий. доминирующим она не нрав норм а делового Вместе недобросовестная правона

конкуренция — правонарушение, совершается отношения реа деятельности добросовест конкуренции.

сторону конкуренции противоправное поведение законода установленные обычаи оборота, требования добропорядоч разумности вред — оче правонарушения, так недобросовестная конкурен практику пре открытости рынков.

субъ умысел, она направлена необоснован преимуще в пр Таким образом, недобросовестная —

вопрос том, недобросовестную рассматривать как да, то каких соответствен признаков состава правонаруше до настоящего не

Защита признана составной собственности в са начале 1990 в конвенцию собственности включены конкуренции. Ак недобросовестной акт противоречащий обычаям в промыш 2

В века учреждающая Всемирную органи интеллектуальной защиту недобросовест конкуренции прав, составляющих собственность. И правомерность отнесения конку к объектам собственности и собственности соответственно подвергается сомнению, факты свидетельствуют признании сообществом установления правил борьбы

1.2. Признаки недобросовестной конкуренции

в отличие монополистической может осуществляться только действиями, поведения (бездействия) не

данные действия рассматриваться правонаруше они противоречат только положениям действующего законодательства, но обычаям добропорядочности, справедливости;

действий недобросовестной конкуренции приобретение преимуще в предпринимательской дея

убытки лишь потенци репутации квалификации

Ст. Федерального закона г. № «О защите кон устанавливает недобросовестную том

1) ложных, неточных искаженных кото причи нанести деловой

2) заблуждение отношении способа места производства, н и количества товара или в от производителей;

субъ производимых с или другими

4) обмен введение в если этом не результаты интеллектуальной и приравненные ним юридического лица, индивидуализации услуг;

незаконное получение, информации, со коммерческую, служебную иную охраняемую тайну.

итог, допускается недоб связанная исключительного индивидуализации сред продукции, или ан о данного направ лицом ис собственности признания предостав знаку.

Эффективность ценовой дискриминации в современных условиях 2.1. ценовой дискриминации

В жизни сталкиваемся ситуацией, когда и же продается по ценам разным будь то на услуги проезд общественном Данная ситуация название

Как известно, конкуренция. между собой предлагая выгодные альтернативы. покупатели. борьбу только за но за условия его Наконец, конку покупатели и Если каждого из зави от то они договариваться, согласовывать интересы итоге сама заставляет примерно ценам.

то, какое-либо от а расчленить конкурентное пространство, предпосылки следу

1) возникает основе реальных рыночного механизма. особенностей – приве всех индивидуальных возможностей единому представительному все однако кривой спроса ценностных разных возможностях. Это рыночной есть покупатели, которые больше то

2) Если бы была больше, потребители от покупок а купили бы меньшее покупая больше при данной они за единицы Таковы общие правила

Географически и обособленные создают естественную базу ценовых различий, фирма имеет одновременного выхо эти рынки.

науку А. Пигу явление было и ранее. А. Пигу степени

Ценовая это ситуация, продаются ценам раз В совершенно он присваивается Примером данной дискриминации могут служить адвоката. (Рис. 1)

Рис. 1 Совершенная ценовая дискриминация

Оптимальный выпуск монополии находится в точке L при пересечении кривых предельной выручки и предельных затрат (МС и MR) и составляет Q’2 при цене Р2. Излишек потребителей равен площади Р2* AL, излишек продавца равен площади CP2*LE2. Монополист присваивает себе весь потребительский излишек P*AL, который при совершенной конкуренции, при объеме производства Q2 был бы присвоен покупателем.

2. дискриминация второй это когда из товара. покупке будет чем приобретении этой же (Рис. 2)

Рис. 2 Ценовая дискриминация второй степени

На рис. 2 весь выпуск благ монополист разделил на три партии и каждую реализует по разным ценам. Предположим, что первые Q1 единиц блага будут продаваться по цене Pl, следующие Q2 — Q1 единиц — по цене Р2, следующие Q3 — Q2 единиц — по цене Р3.

Таким образом, общая выручка монополиста от реализации Q1 единиц блага равна площади прямоугольника OP1AQ1, от реализации Q2 единиц — площади фигуры OP1AKBQ2, от реализации О3 единиц — площади всей заштрихованной фигуры. Из рис. 2 видно, что выручка от реализации О3 единиц по единой цене Р3 равна площади прямоугольника OP3CQ3, a площадь фигуры Р3Р1AKBL (потребительский излишек) присвоен монополистом исходя из ценовой дискриминации второй степени. Площадь незаштрихованных треугольников под кривой спроса — это та доля излишка потребителя, которую не присвоил монополист.

3. дискриминация основана реализации товара группам примером данно дискриминации будет общественном ли имеющие транспортные цене. (Рис. 3)

Рис. 3 Ценовая дискриминация третьей степени

На рис. 3 показана ценовая дискриминация третьей степени на двух рынках.

Оба трафика имеют общую вертикальную ось. Предельные издержки (МС) постоянны. На каждом рынке фирма-монополист, максимизируя прибыль при равенстве MR = МС, устанавливает более высокую цену (P1), по которой спрос на ее блага менее эластичен.

дискриминация нормальным (привычным) явлением многие считают её несправедливостью. Существуют регулируют некоторые ценовой дискриминации. ответить уверенностью о том, что ценовая отрица во всех смыслах не правильно. должны свыкнуться данной реальностью, как искоренить ценовую дискриминацию невозможно.

недобросовестной конкуренции на эффективность дискриминации

эффекта регулирования дискриминации позиции создания условий противоречивыми. сто установление цен или существенным может на реа так и смежных С стороны, реа различным может предложение и, продукции.

Также, регулирования ценовой дискриминации оказывает множество факторов — существенные различия в ценовой развитие во входных на Так, позиции права сложно участников рынка как создание дискриминационных конкуренцию на обращения товара услуги рынках.

С позиции промышленной России реализуют полномочия дискриминации служба по и антимонопольная России. Первые, устанавливая для потребителей, ограничивают поведение субъектов Анти законодательство прямо запрещает действия доминирующем положении по дискриминации потребителей, в числе путем необоснованного установления различных цен один товар. При этом, действия органами.

Однако целом оценки регулирующего состояние сектора согласно статьи За № 135 запрещается создание дискриминационных субъектом, занимающим положе рынке, этом отдельные виды раскрываются. С целью видов дискриминации положения 10 135 «О защите например, установление монопольно высоких цен.

Согласно определению, дискри возможно условиях покупателей по в зависимости эластичности порядка на товарном рынкам реализа отличающимся и участия товара оптовые и розничные приоб месту приобретения товару требо по особенностям на товарном признакам. То группу покупателей можно рассматривать на рынке и, соответственно, данном рынке возмож нарушения установление высокой цены на услуги, по ценовой дискриминацией потребителей. регулирования весьма ограничены.

инструментов проанализируем систему в (ЕС). при ценовую практике её типов ценовой дискриминации. отно потребителей, «связные» так установление различных внутри вне группы продавца. в дискриминации занимает вли конкуренцию.

вопросы дискриминации регулируются 82 о Евросоюзе. этом что одной доминирующее заключающееся «в условий эквивалентным обмена к контрагентами, привести потере конкурентного преимущества». этом различные оценки регулирования дискриминации базовом принципе ценовой — максимального потребителя.

применения статьи (с) о Евросоюзе положение priori то есть по интересов потребителей запрещены в принципе, от факта нанесения что лежит в основе решений по рассмотрению антимонопольного законодательства.

Со принятия о Евросоюзе был рас ряд дел о законодательства, с Так, по факту на один (услугу) были рассмотрены отношении авиакомпании British Airways, а также Irish Sugar. В частности, было что авиа устанавливала различные цены на для в течение нескольких компания по реализации Irish Sugar предостав скидки крупным оптовикам.

факту необоснованного различных определяется как дискриминация») — отношении компании Tetra Pak факту цен вертикально-интегрированными для контрагентов вне лиц по отношению аэропортам и которые являлись базовыми авиакомпаний.

практика ЕС ценовой дискриминации ограничения. положительное влияние экономический за счет Практика ЕС на что принципа priopri имеет Так, от определенных регуляторами дающих предоставлять скидки услуги обслуживания не позволяет Российской осуществлять деятельности низкобюджетных основной расхода является на аэропорту за количества и стоимости.

Таким образом, практика может учтена совершенствовании системы антимонопольного регулирования в России учете экономических эффектов реализации. дел о антимонопольного следует рассматривать все виды ущерба, возможные а системно рассмотреть случаи исключения видов дискриминации рамках осуществления программ развития отдельных или отраслей.

Недобросовестная конкуренция это субъектов (группы лиц), направлены преимуществ пр осуществлении предпринимательской деятельности; законода обычаям делового требованиям добропорядочности, и справедливости; или могут причи убытки субъ либо или могут нанести репутации.

П рассмотрении дел нарушении антимонопольного рассматривать не все ущерба, но и а системно рассмотреть исключения некоторых видов дис рамках развития

нормальным ре отве с о дискриминация во с так полностью невозможно.

Н допускается недобросовестная приобретением использованием на индивидуализации юридического индивидуализации услуг. Решение антимонопольного нарушении положения быть лицом в орган власти интеллектуальной признания не предоставления охраны товарному знаку.

Глаголева недобросовестной конкуренции наук: III Междунар науч. конф. 2017 г.). — Издательство ученый, 2017. С. 56-58.

А. теория правоприменительная практика. 2008. С.

Гражданский Российской от 30 1994 г. 51-ФЗ от № 238-239.

Даутова З. Ценовая дискриминация: современного рынка Экономическая и практика: Междунар науч. конф. февраль 2012 г.). Чита: Молодой — 1-2.

Каминка А. торгового п права. М.: 2007. С. 270–271.

Российской Федерации, принята всенародным голосованием // – 25.12.1993. №

Смирнова дискриминации: норматив и выявления // (25). С.43-45

третьего выявления и Смирнова, Д. // Научное — — 6. -С.

Шретер конкуренция: сборник по торговому Памяти профессора Шершеневича М., С.