Законодательство об интеллектуальной собственности

Законодательство в сфере интеллектуальной собственности на протяжении нескольких столетий постепенно складывалось в зарубежных странах начиная с XVII в., а в России — с XIX в. Процесс унификации правового регулирования не обошел данную сферу и на международном уровне, где был разработан и принят ряд конвенций и международных соглашений, регулирующих вопросы правовой охраны различных объектов интеллектуальной собственности, подписанных в том числе и Россией.

Среди них следует выделить Конвенцию по охране промышленной собственности (Париж, 20 марта 1883 г.); Бернскую конвенцию об охране литературных и художественных произведений 1886 г. (в ред. 1971 г.); Конвенцию, учреждающую Всемирную организацию интеллектуальной собственности (Стокгольм, 14 июля 1967 г.) (изменена 2 октября 1979 г.); Договор о патентной кооперации 1970 г.; Мадридское соглашение о международной регистрации знаков 1891 г.; Договор о законах по товарным знакам 1994 г.; Конвенцию об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 г.; Соглашение о взаимном признании авторских свидетельств и иных охранных документов на изобретения (Гавана, 18 декабря 1976 г.); Страсбургское соглашение о международной патентной классификации (от 24 марта 1971 г.).

На национальном уровне основополагающим источником правого регулирования в российском праве интеллектуальной собственности является Конституция РФ, поскольку она возводит интеллектуальную собственность в разряд охраняемых законом сфер человеческой деятельности. В п. 1 ст. 44 Конституции РФ закреплено, что каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Кроме этого, п. «о» ст. 71 Конституции РФ устанавливает, что правовое регулирование интеллектуальной собственности находится в исключительном ведении Российской Федерации, что означает возможность принятия федеральных конституционных или федеральных законов в данной сфере.

На федеральном уровне правовое регулирование отношений в сфере интеллектуальной собственности в настоящее время осуществляется на основании части четвертой ГК РФ, которая вступила в действие 1 января 2008 г. и содержит разд. VII «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации». Данный раздел объединяет девять глав, составляющих пятую часть от общего объема ГК РФ, и представляет собой основное содержание законодательства об интеллектуальной собственности. Наряду с указанными нормами гражданского законодательства могут иметь значение и иные положения ГК РФ.

Так, при продаже предприятия в его состав входят такие средства индивидуализации, как коммерческое обозначение, товарные знаки, знаки обслуживания, поэтому распоряжение правами в отношении объектов интеллектуальной собственности происходит с учетом общих положений гражданского законодательства и особенных норм, касающихся осуществления сделок с результатами интеллектуальной деятельности, содержащихся в части второй ГК РФ. Па наш взгляд, это связано с тем, что «в процессе разработки части четвертой ГК РФ значительное внимание было уделено вопросу о соотношении норм об интеллектуальной собственности с общими положениями гражданского законодательства (о субъектах, сделках, исковой давности, представительстве, договорах и др.)» [1] .

Таким образом, ГК РФ па федеральном уровне является важнейшим источником права интеллектуальной собственности.

Кроме упомянутых законов значительную роль в регулировании отношений в сфере интеллектуальной собственности играют и другие федеральные законы. В их числе Федеральные законы от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», который регулирует отношения, связанные с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении информации, составляющей секрет производства (ноу-хау); от 30 декабря 2008 г. № 316-ФЗ «О патентных поверенных», устанавливающий требования к патентным поверенным, порядок их аттестации и регистрации, а также определяющий права, обязанности и ответственность патентных поверенных; от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности», устанавливающий требования к фирменному наименованию кредитных организаций; от 8 декабря 2003 г. № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности», затрагивающий вопросы осуществления внешнеторговой деятельности в области внешней торговли интеллектуальной собственностью; от 23 августа 1996 г. № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике», регулирующий вопросы реализации научной и научно-технической продукции, в том числе и результатов интеллектуальной деятельности, и т.д.

Реализация положений федеральных законов в сфере интеллектуальной деятельности была бы невозможна без подзаконных актов и специальных юридических механизмов, а также федеральных служб и специализированных организаций, действующих в этой сфере. Система подзаконных а кто и строится на указах Президента РФ, постановлениях Правительства РФ, приказах министерств и федеральных служб. Так, постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. № 992 утверждено Положение о государственной аккредитации организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами. Данный нормативный акт обеспечил правоприменение ст. 1244 ГК РФ и определил условия и порядок проведения государственной аккредитации организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами. Однако, как правило, более детально процедуры, связанные с реализацией интеллектуальных прав, регламентируются приказами специально уполномоченных органов власти в данной сфере.

Таким органом является Федеральная служба по интеллектуальной собственности, которая осуществляет контроль и надзор в сфере правовой охраны и использования результатов интеллектуальной деятельности гражданского, военного, специального и двойного назначения, созданных за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, а также оказывает государственные услуги в сфере правовой охраны изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, программ для электронно-вычислительных машин, баз данных и топологий интегральных микросхем, в том числе входящих в состав единой технологии, товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, нормативно-правовому регулированию вопросов, касающихся контроля, надзора и оказания государственных услуг в установленной сфере деятельности.

Нормативные акты в этой сфере активно применяются на практике правообладателями при защите своих интеллектуальных прав, однако положения законодательства об интеллектуальной собственности не всегда трактуется однозначно. Судебные органы власти не обошли эту проблему стороной и практически сразу после введения в действие части четвертой ГК РФ Пленумы Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ опубликовали разъяснения по поводу вопросов, возникших при применении новых правил и норм (см. постановление от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

  • [1] Концепция развития законодательства РФ на период до 2012 года, утвержденная Торгово-промышленной палатой РФ // СПС «Гарант», 2011.

В чем ведении находится законодательство об интеллектуальной собственности

Еременко Владимир Иванович, начальник Отдела права Евразийского патентного ведомства, доктор юридических наук.
Статья В.И. Еременко посвящена вопросам правовой охраны интеллектуальной собственности на территориях новых субъектов Федерации — Республики Крым и города федерального значения Севастополя после их принятия в состав Российской Федерации.

Как известно, в результате недавних событий на Крымском полуострове в состав Российской Федерации вошли новые субъекты — Республика Крым и город федерального значения Севастополь. 18 марта 2014 г. был подписан и 21 марта ратифицирован Договор между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов (далее — Договор).

Со дня вступления в силу Договора, т.е. с даты его ратификации 21 марта 2014 г., вступил в силу Федеральный конституционный закон от 21 марта 2014 г. N 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя«.

В соответствии со статьей 1 Договора Республика Крым считается принятой в Российскую Федерацию с даты его подписания, т.е. с 18 марта 2014 г. Принятие Республики Крым в Российскую Федерацию осуществлялось в соответствии с Конституцией РФ, настоящим Договором, федеральным конституционным законом «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» и Федеральным конституционным законом о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым.

Согласно статье 6 Договора со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов и до 1 января 2015 г. действует переходный период, в течение которого урегулируются вопросы интеграции новых субъектов Федерации в экономическую, финансовую, кредитную и правовую системы Российской Федерации, в систему органов государственной власти Российской Федерации. Вполне очевидно, что в правовую систему Российской федерации входят вопросы правового регулирования интеллектуальной собственности на территориях новых субъектов.

В статье 9 Договора определен порядок действия нормативных правовых актов Российской Федерации и нормативных правовых актов новых субъектов Федерации, в том числе в их прежнем качестве. Так, законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации действуют на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов, если иное не предусмотрено российским законодательством.

Нормативные правовые акты Автономной Республики Крым и г. Севастополя, Республики Крым и города с особым статусом Севастополя действуют на территории соответственно Республики Крым и города федерального значения Севастополя до окончания переходного периода или до принятия соответствующего нормативного акта Российской Федерации и (или) нормативного правового акта города федерального значения Севастополя.

Нормативные правовые акты Автономной Республики Крым и города с особым статусом Севастополя, противоречащие Конституции РФ, не применяются.

Положения статьи 23 Закона N 6-ФКЗ почти дословно воспроизводят положения упомянутой выше статьи 9 Договора. В отличие от других отраслей законодательства, например бюджетного (ст. 13), о налогах и сборах (ст. 15), в Законе N 6-ФКЗ нет статьи, посвященной применению на территории Республики Крым и города федерального значения Севастополя законодательства Российской Федерации о правовом регулировании интеллектуальной собственности. Поэтому представляется целесообразным рассмотреть положения нормативных правовых актов новых субъектов Федерации, имеющих высшую юридическую силу в системе их правовых актов, по вопросам интеллектуальной собственности.

Положения части 1 ст. 37 Конституции Республики Крым, принятой Государственным Советом Республики Крым 11 апреля 2014 г., дословно воспроизводят положения части 1 ст. 44 Конституции РФ: «Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом».

При этом со всей очевидностью игнорируется норма пункта «о» ст. 71 Конституции РФ, согласно которой правовое регулирование интеллектуальной собственности находится в исключительном ведении Российской Федерации.

Справедливости ради следует отметить: комментируемая норма части 1 ст. 37 Конституции Республики Крым объективно противоречит другим ее положениям. Так, в соответствии с частью 2 ст. 1 Конституции Республики Крым вне пределов ведения Российской Федерации, полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов Республика Крым обладает всей полнотой государственной власти. А в части 4 ст. 6 указано: разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Крым осуществляется в соответствии с Конституцией РФ, федеральными законами и договором о разграничении предметов ведения и полномочий. К ведению Государственного Совета Республики Крым не относятся согласно статье 75 вопросы правового регулирования интеллектуальной собственности. Вполне очевидно, что упомянутые выше положения Конституции Республики Крым исключают самостоятельное правовое регулирование интеллектуальной собственности (например, создание отдельного от Роспатента патентного ведомства с выдачей охранных документов). Наиболее приемлемые способы реализации нормы части 1 ст. 37 — установление социально-экономических льгот, например, для крымских изобретателей (жилищные и трудовые льготы), почетных званий, что непосредственно вытекает из положений статей 75 и 76 Конституции Республики Крым.

Попутно отмечу: норма, идентичная части 1 ст. 44 Конституции РФ, закреплена и в части 1 ст. 41 Конституции Чеченской Республики от 23 марта 2003 г. (в ред. от 2012 г.), что, по-видимому, и послужило образцом для подражания для разработчиков Конституции Республики Крым.

Более корректный подход к правовому регулированию интеллектуальной собственности (хотя этот термин непосредственно не упоминается) установлен в Уставе г. Севастополя (далее — Устав).

Согласно статье 10 Устава в совместном ведении Российской Федерации и г. Севастополя находятся вопросы, определенные статьей 72 Конституции РФ (как известно, в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов нет вопросов правового регулирования интеллектуальной собственности).

Вне пределов ведения Российской Федерации (как указано в статье 71 Конституции РФ, в ведении Российской Федерации находится, в частности, правовое регулирование интеллектуальной собственности), совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов г. Севастополь осуществляет собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов. Законы и иные нормативные правовые акты г. Севастополя не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. В случае противоречия между федеральным законодательством и нормативным правовым актом г. Севастополя действует федеральный закон.

Как уже упоминалось, до 1 января 2015 г. действует переходный период, в течение которого должны быть урегулированы вопросы интеграции Крыма и Севастополя в экономическую, финансовую, кредитную и правовую системы и в систему государственных органов Российской Федерации. Вполне очевидно, что в указанный период на государственном уровне должны быть решены вопросы правового статуса правообладателей из новых субъектов Федерации и правовой охраны их результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, большинство из которых утратили эту охрану после вхождения новых субъектов в состав России, поскольку ранее охранялись согласно законодательству Украины.

Сходная ситуация возникла в октябре 1990 г. в период объединения двух германских государств, с той, однако, разницей, что в ГДР существовало Патентное ведомство, которое вело соответствующие реестры и выдавало охранные документы, подтверждающие исключительные права правообладателей.

Следует особо отметить: в сфере интеллектуальной собственности принят территориальный принцип действия исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, согласно которому указанные права предоставляются в соответствии с законодательством конкретного государства (Гражданский кодекс РФ — для России) и действуют только на территории указанного государства, а также в соответствии с международными договорами такого государства. Например, на территории России действуют евразийские патенты на изобретение, выдаваемые Евразийским патентным ведомством в соответствии с Евразийской патентной конвенцией от 9 сентября 1994 г., в которой Россия участвует с 27 сентября 1995 г.

Особенно четко проявляется территориальный принцип действия исключительного права в отношении результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, охраняемых в России на основе обязательной государственной регистрации (например, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки).

В отношении результатов интеллектуальной деятельности, которые обычно не требуют регистрационных процедур (в том числе произведения науки, литературы и искусства), правовая охрана возникает при условии наличия объективной формы их выражения. Права авторов произведений охраняются согласно критериям гражданства и места первого обнародования произведения. При оценке указанных критериев исключительное право на произведение возникает на территории России лишь в случаях, предусмотренных в международных договорах нашей страны. Поэтому крымские авторы независимо от факта принятия ими российского гражданства продолжают пользоваться правовой охраной на свои произведения на территории России и Украины, поскольку оба государства являются участниками договоров в области авторского права: Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г.; Всемирной конвенции об авторском праве от 6 сентября 1952 г.; Договора ВОИС по авторскому праву от 20 декабря 1996 г.; Соглашения о сотрудничестве в области охраны авторского права, заключенного 24 сентября 1993 г. в г. Москве государствами СНГ.

Следует отметить специфику авторского права Украины, заключающуюся в системе государственной регистрации его объектов, предусмотренной статьей 11 Закона Украины от 23 декабря 1993 г. N 3793-XII «Об авторском праве и смежных правах». Упомянутая система является факультативной, поскольку субъект в течение всего срока действия авторского права может зарегистрировать свое авторское право в соответствующих государственных реестрах, что является весомым доказательством права автора на произведение в спорах о контрафакции. Кроме того, зарегистрировать можно и договоры, относящиеся к правам автора на произведение. Указанную регистрацию с выдачей соответствующих свидетельств осуществляет центральный орган исполнительной власти в сфере интеллектуальной собственности. В настоящее время функции такого органа выполняет Государственная служба интеллектуальной собственности Украины, деятельность которой координирует Кабинет Министров через Министерство экономического развития и торговли.

В России отсутствует система государственной регистрации прав авторов произведений (кроме программ для ЭВМ), хотя о необходимости ее введения в нашей стране говорится в юридической литературе, поэтому выданные свидетельства о государственной регистрации прав крымских авторов действуют только на территории Украины.

В области правовой охраны объектов промышленной собственности в Украине действуют законодательные акты, имеющие определенные отличия от соответствующих глав части четвертой ГК РФ: Законы от 15 декабря 1993 г. N 3687-XII «Об охране прав на изобретения и полезные модели»; от 15 декабря 1993 г. N 3688-XII «Об охране прав на промышленные образцы»; от 15 декабря 1993 г. N 3689-XII «Об охране прав на знаки для товаров и услуг»; от 5 ноября 1997 г. N 621/97-ВР «Об охране прав на топологии интегральных микросхем»; от 16 июня 1999 г. N 752-XIV «Об охране прав на указание происхождения товаров».

В области двустороннего сотрудничества между двумя странами можно отметить два документа, подписанные в Киеве: Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины о сотрудничестве в области промышленной собственности от 30 июня 1993 г.; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Кабинетом Министров Украины о взаимной охране прав на результаты интеллектуальной деятельности, используемые и полученные в ходе двустороннего военно-технического сотрудничества от 22 декабря 2006 г.

Представляется целесообразным рассмотреть ситуацию с исключительными правами крымских обладателей патентов на изобретение и свидетельств на товарный знак, поскольку указанные объекты промышленной собственности являются наиболее значимыми в гражданском обороте.

С даты принятия новых субъектов в состав Российской Федерации (18 марта 2014 г.) на территориях новых субъектов действуют российские охранные документы, в том числе патенты на изобретение и свидетельства на товарный знак, которые прежде на территории Украины не действовали. Патенты на изобретение и свидетельства на товарный знак, выданные Государственной службой интеллектуальной собственности Украины до указанной даты, действуют только на ее территории. Их действие, принимая во внимание территориальный характер исключительных прав, прекращено на территории новых субъектов Федерации, если только Роспатентом не выданы соответствующие «параллельные» охранные документы.

Следует также учитывать принципиальную разницу между двумя основными объектами промышленной собственности — изобретениями и товарными знаками. Правовая охрана изобретений основана в подавляющем большинстве государств в целом на таком условии патентоспособности, как мировая новизна; после прекращения правовой охраны запатентованное изобретение окончательно переходит в общественное достояние и его может безвозмездно использовать любое лицо. Сказанное означает, что одно и то же изобретение нельзя зарегистрировать дважды, даже в случае попытки повторной регистрации со стороны бывшего патентообладателя. Следовательно, крымские патентообладатели, опираясь на действующие нормативные правовые акты, не смогут вновь зарегистрировать свои изобретения в Роспатенте. Их украинские патенты должны продолжить свое действие на территории Украины, если у патентообладателей сохранится экономический интерес в ведении бизнеса на территории этой страны.

Проблемы крымских патентообладателей, связанные с их переориентацией на российский рынок, можно попытаться решить двумя способами. Во-первых, можно внести дополнения в упомянутые выше двусторонние Соглашения о распространении действия соответствующих украинских патентов на территорию всей России либо на территории только новых субъектов Федерации, что представляется весьма маловероятным. Во-вторых, распространение действия соответствующих украинских патентов можно оформить односторонним законодательным актом Российской Федерации, однако такой подход тоже неизвестен мировой патентной практике.

Как уже упоминалось, на территории Российской Федерации следует учитывать возможность охраны объектов интеллектуальной собственности не только путем государственной регистрации в Роспатенте, но и на основе евразийских патентов на изобретение, выдаваемых Евразийским патентным ведомством (ЕАПВ). С даты принятия новых субъектов в состав России крымские заявители имеют право при соответствующем подтверждении Административным советом Евразийской патентной организации, как и заявители из других государств — участников Евразийской патентной конвенции, на льготы по уплате ряда пошлин, уплачиваемых в рамках евразийской процедуры выдачи евразийских патентов, в размере 10% установленных размеров таких пошлин (ранее такая льгота для них составляла 20%). Кроме того, они смогут вести дела с ЕАПВ как самостоятельно, так и через представителей, не являющихся патентными поверенными, в то время как прежде были обязаны прибегать к услугам евразийских патентных поверенных.

Иная ситуация сложилась с товарными знаками, правовая охрана которых традиционно строится на основе принципа «завладения» свободными обозначениями, в том числе теми из них, которые перешли в общественное достояние в результате прекращения их правовой охраны.

Со второй половины прошлого века определяющей тенденцией в мировой практике стал переход от системы первого использования товарного знака к конститутивной (регистрационной) системе приобретения исключительного права на товарный знак путем его обязательной государственной регистрации. Указанная тенденция объяснялась значительным увеличением количества применяемых в гражданском обороте товарных знаков, в связи с чем росла и правовая неопределенность их обладателей, чьи права могли быть в любой момент оспорены на основании факта более раннего использования тождественного или сходного товарного знака.

После принятия в состав России новых субъектов товарные знаки крымских правообладателей потеряли свою охрану, поскольку были зарегистрированы в юрисдикции Украины. При этом многие из них стали «пересекаться» с тождественными или сходными до степени смешения товарными знаками российских правообладателей, исключительные права которых распространились на территории новых субъектов Федерации.

В сложившейся ситуации имеются несколько вариантов решения этой сложной проблемы с коллизией интересов многих правообладателей, возникшей в результате изменения государственных границ.

Самый простой вариант — перерегистрация товарных знаков крымских правообладателей в Роспатенте в упрощенном порядке в том, что касается сроков, уплаты пошлин и других предоставляемых льгот. Но и в таком случае баланс интересов будет сдвинут в пользу «континентальных» российских правообладателей.

На слуху вариант, предлагаемый задолго до наступления крымских событий, введения так называемого старшего права, т.е. права преждепользования в области товарных знаков (товарный знак должен принадлежать тому, кто раньше начал его использовать), который касался бы всех без исключения правообладателей, с внесением соответствующих изменений в часть четвертую ГК РФ. Однако введение такой нормы явно запоздало; она была еще приемлемой во время принятия части четвертой ГК РФ, а в новых условиях ее действие привело бы к настоящей дезорганизации правоотношений в области товарных знаков.

Наиболее приемлемым представляется вариант, который имеет сходство с подходом, использованным в процессе объединения двух германских государств. В принципе он применим ко всем результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации: исключительные права, принадлежащие как крымским, так и другим российским правообладателям, действуют на всей территории России, а в случае их коллизии — на территории их прежней юрисдикции. Думается, при таком варианте будет соблюден баланс интересов всех без исключения российских правообладателей.

Следует полагать, что упомянутый выше порядок может распространяться на уже зарегистрированные результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, в то время как новые заявки должны подаваться в Роспатент в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Считаю также необходимым в целях устранения правовой неопределенности принять нормативный правовой акт, предусматривающий правовое регулирование интеллектуальной собственности в Крыму на переходный период.

В заключение хотелось бы затронуть вопрос предоставления крымским предпринимателям, в том числе патентообладателям, разумных льгот, без которых невозможен, на мой взгляд, подъем экономики Крымского полуострова.

В настоящее время широко обсуждаются предложения Минэкономразвития России о создании в Крыму особой экономической зоны, резиденты которой могли бы быть освобождены от налога на прибыль в течение 5 — 10 лет, а инвесторы из других регионов — получить существенное снижение размера этого налога. В области изобретательства прибыль, получаемая крымскими патентообладателями от использования изобретений, продажи или покупки лицензий, могла бы быть освобождена от налогообложения по крайней мере в течение пяти лет с даты начала использования изобретения в пределах срока действия патента.

1.4.1. Законодательство Российской Федерации в области права интеллектуальной собственности

Право интеллектуальной собственности включает комплекс имущественных прав, которые могут передаваться, в том числе на договорных условиях, а также комплекс личных неимущественных прав, неотъемлемых от личности автора (творца).

Таким образом, комплекс имущественных прав может нахо-диться в гражданском обороте и приносить обладателю этих прав (фи-зическому или юридическому лицу) доход. Поскольку источники доходов являются объектами регулирования отношений различными за-конодательствами (гражданское, уголовное, налоговое, финансовое, таможенное и т. д.), эти законодательства содержат нормы, которые необходимо учитывать в гражданском обороте объектов интеллекту-альной собственности. Следовательно, право интеллектуальной собст-венности не является чем-то обособленным от других отраслей права, а носит комплексный характер, требующий знания и учета законода-тельства РФ в целом.

Укажем основные законы РФ, содержащие нормы в области интеллектуальной собственности.

Конституция РФ (КРФ) — основной источник права ИС как основной Закон государства (принята 12.12.1993 г. всенародным голосованием).

Приведем основные нормы Конституции РФ в части прав интеллектуальной собственности.

Об основах права и законотворчества. В соответствии со ст. 15, п. 1: «Законы и иные правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ».

П. 2: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы».

Таким образом, Конституцией РФ установлено пре-имущество правил международного договора, что позволяет отнести международные соглашения, в которых участвует РФ, к источникам права интеллектуальной собственности.

О разграничении предмета ведения и полномочий РФ и субъектов РФ. В соответствии со ст. 71, п. «о»: «В ведении Российской Федерации находится правовое регулирование интеллектуальной собственности». Далее, ст. 76, п. 5 установлено, что законы и иные акты субъектов РФ не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в РФ, действует федеральный закон.

Необходимо обратить внимание на то, что Конституция РФ установила высокий правовой статус для интеллектуальной собственности, что предъявляет соответствующие требования к нормотворче- ской деятельности в этой области.

О праве собственности на результаты творчества. В соответствии со ст. 44, п. 1 Конституции РФ каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества. Интеллектуальная собственность охраняется законом.

В соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими.

В соответствии со ст. 35 Конституции РФ за гражданином закреплено право иметь имущество в собственности, а ст. 8 гарантирует равную защиту частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности.

Таким образом, Конституция РФ в соответствии с нормами международных соглашений (например, ст. 27 Всеобщей декларации прав человека 1948 г.) предоставляет каждому право на свободу творчества, на охрану интеллектуальной собственности законом, а также равную защиту всех форм собственности. Следует обратить внимание на то, что тем самым граждане РФ благодаря перечисленным нормам Конституции РФ в своих правах на творчество соответствуют международному уровню.

Гражданский кодекс РФ (ч.1, ч.2, ч.3). Как уже отмечалось, комплекс имущественных прав интеллектуальной собственности может находиться в гражданском обороте и приносить обладателю этих прав (физическому или юридическому лицу) доход. Соответственно, Гражданский кодекс РФ содержит ряд норм, знание и применение которых необходимо в гражданском обороте объектов интеллектуальной собственности. Многие из этих норм представляют новеллу в российском гражданском праве.

Отметим основные статьи Гражданского кодекса РФ, содержащие нормы в этой области.

Так, в соответствии с п. 1. ст. 2 Основных положений ГК РФ, гражданское законодательство определяет: правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности).

В подразделе 3 «Объекты гражданских прав» в ст. 128 ГК РФ указано, что к объектам гражданских прав относятся: информация; результаты интеллектуальной деятельности, в т. ч. исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

Далее в ст. 132 ГК РФ установлено, что в состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором.

Ст. 138 ГК РФ устанавливает порядок использования ин-теллектуальной собственности. В соответствии с данной статьей в случае и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т. п.).

Необходимо обратить особое внимание, что в соответствии с указанной статьей использование результатов интеллектуальной деятельности может осуществляться только с согласия правообладателя, т. е. тем самым положение международных соглашений об исключительном праве авторов (творцов) закреплено в Гражданском кодексе РФ.

Важное значение в Гражданском кодексе РФ уделено результатам интеллектуальной деятельности при выполнении научно- исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ.

Уголовный кодекс РФ. При изучении права интеллектуальной собственности рекомендуется обратить внимание на то, что осознание российскими законодателями роли и значения интеллектуальной собственности привело к появлению норм, регулирующих отношения в области интеллектуальной собственности, в самых различных отраслях права. Так, необходимость усиления ответственности за нарушение прав интеллектуальной собственности нашла свое отражение и в ряде статей Уголовного кодекса РФ. Тем самым законодательством предусмотрена уголовная ответственность за определенные правонарушения, которые относятся уже к преступлениям. Они квалифицируются как преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина, к которым относятся нарушение авторских и смежных прав (ст.

Поскольку объекты интеллектуальной собственности участвуют в гражданском обороте, в том числе и в предпринимательской деятельности, следует обратить внимание на то, что основанием для привлечения к уголовной ответственности могут стать незаконное предпринимательство (ст. 171), контрабанда (ст. 188), незаконный экспорт технологий (ст. 189), уклонение от уплаты налогов с организаций (ст. 199) и др. Другими словами, нематериальность и идеальность результатов интеллектуальной деятельности не снижает ответственности за правонарушения в области интеллектуальной собственности.

Особое внимание следует обратить на главу 28 УК РФ «Преступления в сфере компьютерной информации», которая определяет так называемые «компьютерные преступления». Важность этой главы связана с тем, что процесс информатизации сделал компьютеры доступными самым широким слоям населения, включая школьников, молодежь и т. д.

Отсутствие у этой группы населения правовых знаний в области интеллектуальной собственности может привести к действиям, нарушающим закон.

Отметим, что нормы, регулирующие отношения в области интеллектуальной собственности, содержатся также в Налоговом кодексе РФ, Таможенном законодательстве РФ, Законе РФ «Об информации, информатизации и защите информации», Законе РФ «Об обязательном экземпляре документов», Законе РФ «О СМИ», Законе РФ «Об оценочной деятельности» и др.

Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г. При изучении данного закона необходимо обратить внимание, что он регулирует две группы отношений: авторское право и смежные с авторскими права.

К авторским правам относятся правоотношения в связи с созданием и использованием произведений литературы, науки и искусства, а также приравненных к ним компьютерных произведений.

К смежным правам относятся правоотношения в связи с созданием и использованием фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного и кабельного вещаний.

Давая краткую характеристику закону, следует отметить, что закон имеет монотраслевой характер, является частью гражданского законодательства РФ и соответствует международному уровню автор- ско-правовой охраны, т. к. в нем учтены нормы Бернской конвенции, ориентирован на рыночные отношения в экономике. Большинство норм закона являются императивными, т.е. прямого применения.

Закон РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» от 23 сентября 1992 г. Следует отметить, что это специальный закон, который регулирует правоотношения в области создания и использования специфических результатов интеллектуальной деятель-ности — компьютерных произведений.

Интересно, что принятию данного закона предшествовала длительная дискуссия о том, нормы какого права следует применять к компьютерным произведениям — патентного, авторского или какого- нибудь другого.

Спор ученых и юристов завершился в пользу авторско- правовой охраны компьютерных произведений.

После принятия Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» данный закон стал составной частью законодательства об авторском праве.

Рассматривая понятие интеллектуальной собственности, необходимо отметить, что в праве интеллектуальной собственности можно выделить институт правовой охраны, регулирующий отношения, связанные с техническими усовершенствованиями в промышленности. В соответствии с Парижской конвенцией по охране промышленной собственности такие результаты интеллектуальной деятельности принято называть объектами промышленной собственности.

В Российской Федерации принято несколько законов, регулирующих отношения в области промышленной собственности. К ним относится, в частности, Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г. устанавливающий правовую охрану изобретений, промышленных образцов на основании охранного документа, именуемого патентом, и полезная модель на основании охранного документа — свидетельство.

Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» от 23 сентября 1992 г. Данный закон регулирует отношения, связанные с результатами интеллектуальной деятельности, применяемыми для маркировки товаров, работ и услуг. Связано это с тем, что на рынке, в интересах и производителей, и покупателей, необходимо отличать товары одних производителей с присущим им качеством от сходных товаров других производителей и с другим качеством. Маркирование сходных товаров различных товаропроизводителей индивидуальными товарными знаками представляет собой средство добросовестной конкуренции.

Закон РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» от 23 сентября 1992 г. Изучая данный закон как источник права интеллектуальной собственности, следует обратить внимание, что данный закон является наглядным примером законотворчества применительно к этапу научно-технической революции в конце XX в. Принятие закона было связано с тем, что бурное развитие микроэлек-троники и стремление отдельных разработчиков электронных микросхем (чипов) приводило порой к копированию схем без разрешения их разработчиков. Такие действия по сути являются формой недобросове-стной конкуренции и требуют правовой охраны интеллектуальной соб-ственности законных правообладателей. Данный закон интересен для изучения еще и тем, что на его примере можно получить представление о механизме действия специальных законов, принимаемых по отдельным объектам интеллектуальной собственности, правовое регулирование которых затруднено нормами действующего законодательства в силу специфичности самих объектов.

Указы Президента РФ. Необходимость оперативного принятия решения по вопросам, требующим в соответствии с Конституцией РФ регулирования на федеральном уровне, привела к принятию целого ряда Указов Президента РФ. В основном эти вопросы относились к результатам интеллектуальной деятельности, создаваемым за счет госбюджета, а также к разработкам военного назначения. Среди таких Указов, имеющих принципиальное значение для правового регулирования отношений в области интеллектуальной собственности, следует изучить следующие:

Указ Президента РФ от 14 мая 1998 г. № 556 «О правовой защите результатов научно-исследовательских, опытно- конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения»;

Указ Президента РФ от 22 июля 1998 г. № 863 «О государственной политике по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности и объектов интеллектуальной собственности в сфере науки и технологий».

Постановления Правительства РФ относятся к актам за-конодательства подзаконного характера и также содержат нормы, ре-гулирующие отношения в области интеллектуальной собственности.