Статья 160. Присвоение или растрата

1. Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, —

наказываются штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, —

наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до полутора лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до десяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Комментарий к Ст. 160 УК РФ

1. Присвоение или растрата — формы завладения чужим имуществом, для которых характерны все основные признаки хищения (см. коммент. к ст. 158).

2. Присвоение и растрата — способы завладения чужим имуществом. Для них характерен факт нахождения похищаемого имущества в правомерном владении виновного в силу его должностного или служебного положения, договора (например, о полной материальной ответственности) либо иного специального поручения, что является юридическим основанием для осуществления виновным полномочий по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества.

Нахождение похищаемого имущества в правомерном владении виновного следует отличать от его доступа к такому имуществу в силу выполняемой работы или в виду иных обстоятельств. Похищение чужого имущества при таких обстоятельствах квалифицируется как кража.

3. Присвоение — безвозмездное противоправное обращение вверенного лицу имущества в свою пользу, совершенное с корыстной целью и против воли собственника.

Присвоение считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу. Например, с момента, когда лицо путем подлога скрывает наличие у него вверенного имущества, или с момента неисполнения обязанности лица поместить на банковский счет собственника вверенные этому лицу денежные средства.

4. Растрата — противоправное расходование лицом вверенных ему денежных средств в личных целях, а равно любые иные формы противоправного непосредственного потребления лицом вверенного ему имущества в своих целях, в результате чего чужие денежные средства в прямом смысле этого слова растрачиваются, а иное имущество расходуется, потребляется. Такое потребление может быть осуществлено также и путем передачи чужого имущества другим лицам.

Хищение путем растраты считается оконченным с момента противоправного потребления (издержания) или отчуждения виновным вверенного ему имущества.

Если виновное лицо одновременно одну часть вверенного ему имущества (деньги, иные валютные ценности) растратило, а другую — присвоило (например, горюче-смазочные материалы), то содеянное им совокупности преступлений не образует.

5. Объект присвоения или растраты совпадает с родовым объектом хищения, это общественные отношения, складывающиеся в сфере распределения и перераспределения материальных благ.

6. Объективная сторона присвоения или растраты заключается в завладении чужим имуществом путем его непосредственного израсходования.

Если одновременно с присвоением одного имущества оно заменяется менее ценным имуществом, ущерб определяется в зависимости от стоимости реально изъятого имущества.

7. Субъект — любое дееспособное лицо, достигшее 16-летнего возраста.

8. Субъективная сторона — прямой, как правило, конкретизированный умысел. Растрачивая или присваивая чужое имущество, виновный осознает противоправный, безвозмездный характер своих действий. О направленности умысла на хищение в каждом конкретном случае свидетельствует отсутствие у него реальной возможности своевременно возвратить имущество собственнику, совершение виновным попыток скрыть свои действия.

С другой стороны, не образуют состава преступления действия, хотя формально и свидетельствующие о присвоении, растрате вверенного лицу имущества, в тех случаях, когда оно обращает деньги и имущество собственника на время, намереваясь возвратить его к определенному учетному периоду.

В то же время, частичное или даже полное возмещение ущерба потерпевшему само по себе не может свидетельствовать об отсутствии у лица умысла на присвоение или растрату вверенного ему имущества.

От хищения путем присвоения или растраты следует отличать случаи, когда лицо, изымая чужое имущество и (или) обращая его в пользу других лиц, действует в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество (например, если лицо присвоило вверенное ему имущество в целях обеспечения долгового обязательства, не исполненного собственником имущества). При наличии оснований, предусмотренных ст. 330 УК, виновный может быть привлечен к уголовной ответственности за самоуправство.

9. Квалифицированные виды присвоения или растраты урегулированы ч. ч. 2 — 4 комментируемой статьи. Согласно ч. 2 таковыми являются: совершение мошенничества группой лиц по предварительному сговору; с причинением значительного ущерба гражданину.

10. Присвоение или растрата, совершенные группой лиц по предварительному сговору, — деяние, совершенное двумя и более лицами, заранее договорившимися о совместном совершении преступления (подробнее см. коммент. к ст. 158).

11. Присвоение или растрата с причинением значительного ущерба гражданину. О значительности ущерба, причиненного данными видами хищения гражданину, свидетельствует важность, существенность последствий преступления, как для самого потерпевшего, так и для его семьи (подробнее см. коммент. к ст. 158).

12. Особо квалифицированными видами присвоения или растраты (ч. 3 комментируемой статьи) является преступление, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере.

13. Под лицами, использующими свое служебное положение, совершившими присвоение или растрату, следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными п. 1 примеч. к ст. 285 УК, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным п. 1 примеч. к ст. 201 УК (подробнее см. коммент. к ст. 159).

Действия организаторов, подстрекателей и пособников мошенничества, присвоения или растраты, заведомо для них совершенных лицом с использованием своего служебного положения, квалифицируются по соответствующей части ст. 33 УК и по ч. 3 ст. 159.

14. Присвоение или растрата, совершенные в крупном размере. Согласно примеч. 4 к ст. 158 УК таковым признается завладение чужим имуществом на сумму свыше 250 тыс. руб. (подробнее см. коммент. к ст. 158).

15. Следующим уровнем особой квалифицированности присвоения или растраты является завладение чужим имуществом: организованной группой; в особо крупном размере (ч. 4 комментируемой статьи).

16. Хищение путем присвоения или растраты, совершенное организованной группой. Под организованной группой понимается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа отличается наличием в ее составе организатора (руководителя), стабильностью состава участников группы, распределением ролей между ними при подготовке к преступлению и непосредственном его совершении (подробнее см. коммент. к ч. 3 ст. 35, ст. 158).

17. Присвоение или растрата в особо крупном размере. Вопрос о наличии в действиях виновных квалифицирующего признака совершения данного преступления в особо крупном размере решается в соответствии с п. 4 примеч. к ст. 158 УК (подробнее см. коммент. к этой статье).

18. По вопросам судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных комментируемой статьей, Пленумом ВС РФ даны разъяснения в Постановлении от 27.12.2007 N 51.

Пример ч3 ст 160 ук рф

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Хотя законодатель прямо не указал, что такая форма соучастия предполагает соисполнительство, и в уголовно-правовой науке, и в судебной практике давно устоялась такая точка зрения.

Действительно, сравнительный анализ частей 1, 2 и 3 ст.35 УК позволяет сделать вывод о том, что в ч.1 ст.35 УК законодатель акцентирует внимание на двух моментах. Во-первых, он дает понятие группы лиц (совместное участие в совершении преступления двух или более исполнителей), а, во-вторых, указывает на признак, который разграничивает формы соучастия (соисполнительства) по степени согласованности действий между исполнителями преступления (в ч.1 – это соисполнительство без предварительного сговора). В ч.2 ст.35 УК законодатель уже не повторяется при определении понятия группы лиц (оно уже дано в первой части), а раскрывает лишь понятие предварительного сговора, в ч.3 ст.35 УК – дается понятие организованной группы лиц.

Эта позиция нашла отражение и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», в п. 8 которого указано, «если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу части третьей статьи 34 УК РФ действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со ссылкой на статью 33 УК РФ». Такое утверждение не вызывает сомнений и, на первый взгляд, не порождает трудностей при квалификации действий виновных лиц по п. «а» ч. 2 ст. 160 УК РФ.

Однако в связи с тем, что для наличия состава присвоения или растраты требуется признак специального субъекта (исполнителя), необходимо остановиться на случаях фактического выполнения объективной стороны хищения лицами, одно из которых обладает признаками специального субъекта (лицо, которому вверено имущество), а другое – нет. На наш взгляд, совершенно прав Иванов Н., который толкует действующую редакцию ч. 4 ст. 34 УК следующим образом: «Лицо, совершающее преступление совместно со специальным субъектом, не может быть исполнителем и даже соисполнителем такого преступления, а может играть иные роли, предусмотренные уголовным законодательством для соучастников» [1] .

Представим себе следующую ситуацию. Заведующий складом (материально-ответственное лицо) по заранее достигнутой договоренности с водителем (сторожем, подсобным рабочим, уборщицей и т.п.), которому имущество не вверялось, незаконно выдает последнему товар со склада и поручает вывезти имущество с охраняемой территории. При этом получается, что значительную часть объективной стороны преступления выполняет лицо, не являющееся субъектом (исполнителем) преступления, предусмотренного статьей 160 УК РФ. Конечно же, в соответствии с ч.4 ст.34 УК действия водителя (сторожа, подсобного рабочего, уборщицы и т.п.) должны квалифицироваться как пособничество. Однако, как отмечает С.М. Кочои, «квалификация действий лица через статью 33 УК РФ, а, значит, и назначение ему, как правило, менее строго наказания, чем специальному субъекту (исполнителю), вряд ли могут быть оправданы с точки зрения необходимости обеспечения эффективной борьбы с преступностью» [2] . С другой стороны, думается, и действия материально-ответственного лица в нашем примере будут необоснованно квалифицированы лишь по ч.1 ст.160 УК, хотя совершение присвоения или растраты фактически групповым способом представляет повышенную общественную опасность, чем совершение преступного деяния одним лицом, и соответственно должно влечь более строгое наказание.

Судебная практика советского периода применительно к присвоению и растрате придерживалась этой позиции. Так, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда СССР № 4 от 11.07.72 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного или общественного имущества» (п.6) «лица, не являющиеся должностными, а также лица, которым имущество не было вверено или передано в ведение, непосредственно участвовавшие в хищении, подпадающем под признаки ст.92 УК РСФСР (ст.160 УК РФ. – О.Б.)…, несут ответственность по этим статьям. При этом, если названные лица совершили хищение по предварительному сговору с лицами, указанными в ст.92 УК РСФСР (ст.160 УК РФ. – О.Б.), действия их должны квалифицироваться по ч.2, а при крупном размере похищенного – по ч.3 этой статьи. В остальных случаях соучастия ответственность этих лиц должна наступать по ст.17 (ст.33 УК РФ. – О.Б.) и 92 УК РСФСР (ст.160 УК РФ. – О.Б.)» [3] . Думается, такая рекомендация Пленума противоречит действующему УК РФ (ч.4 ст.34), и не должна применяться в судебной практике до внесения соответствующих изменений и дополнений в уголовное законодательство.

Для решения данной проблемы можно было бы внести дополнения в квалифицирующие признаки тех составов преступлений, которые предусматривают наличие специального субъекта (исполнителя), и изложить, например, п. «а» ч.2 ст.160 УК РФ в следующей редакции: «Те же деяния, совершенные: а) по предварительному сговору группой лиц либо с лицами, не указанными в части первой настоящей статьи». При такой редакции квалифицирующего признака справедливо усилится ответственность виновных лиц, «чужими» руками совершающих хищение вверенного имущества. И непосредственные исполнители изъятия имущества будут уже пособниками не простого присвоения или растраты (ч.1 ст.160 УК), а квалифицированного (п. «а» ч.2 ст.160 УК).

Как справедливо отмечает С.Ф.Милюков, современная криминологическая реальность такова, что должностные и материально-ответственные лица, военнослужащие и другие субъекты, социальное положение которых определяет или усиливает уголовную ответственность, сознательно остаются при совершении преступлений на втором или третьем плане, предпочитая действовать «чужими руками» не только в переносном, но и порой в прямом смысле этого слова [4] .

В связи с этим при привлечении виновных лиц к уголовной ответственности возникает ряд серьезных проблем. Так, в случае, когда материально-ответственное лицо договаривается со сторожем, водителем, подсобным рабочим о вывозе вверенных ему материальных ценностей в день своего отсутствия на работе (командировка, отпуск и т.д.), подготавливает документы на вывоз имущества, отдает ключи от склада, оно фактически выполняет лишь приготовительные действия к хищению. Непосредственное изъятие и перемещение с охраняемой территории имущества совершается лицами, которым это имущество не вверено. Возникает проблема квалификации действий всех участвовавших в хищении лиц. В соответствии с ч.4 ст.34 УК лица, в нашем примере фактически выполнившие основную часть объективной стороны преступления, не могут быть исполнителями преступления, предусмотренного ст.160 УК. Их действия следует рассматривать как пособничество исполнителю хищения (специальному субъекту). Однако в соответствии с ч.2 ст.33 УК исполнителем признается:

1. Лицо, непосредственно совершившее преступление (единолично выполнившее всю объективную сторону преступления);

2. Лицо, непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями);

3. Лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности [5] :

— в силу возраста;

— в силу невменяемости;

— в силу других обстоятельств, предусмотренных УК.

Следовательно, исходя из этого, материально-ответственное лицо в нашем примере также не подпадает под понятие «исполнитель». Получается, что исполнителя вроде бы нет. Но тогда пособничество какому преступлению совершили лица, непосредственно изъявшие имущество с охраняемой территории? Ведь по общему правилу действия пособников квалифицируются по той же статье Особенной части УК, по которой квалифицируются действия исполнителя, только со ссылкой на ст.33 УК.

Возможно несколько вариантов решения данной проблемы. Например, дать распространительное толкование понятия «других обстоятельств», названных в ч.2 ст.33 УК, с которыми законодатель связывает опосредованное исполнительство. Исходя из этого, под другими обстоятельствами можно понимать обстоятельства, включающие, в частности, признаки специального субъекта (исполнителя). Это означает, что специальный субъект совершает «свое» преступление посредством использования лиц, не подлежащих уголовной ответственности по специальной статье Особенной части УК, поскольку они не обладают признаками специального субъекта и в силу названных обстоятельств не могут быть исполнителями этого преступления (в нашем примере присвоения или растраты). Следовательно, на основании ч.2 ст.33 УК специальный субъект (в нашем примере материально-ответственное лицо) следует признать опосредованным исполнителем.

Оппоненты могут возразить против такого подхода при толковании ч.2 ст.33 УК, сославшись на то, что законодатель при определении опосредованного исполнительства имел в виду только тех лиц, которые вообще не подлежат уголовной ответственности, что вытекает из первых двух условий (малолетство, невменяемость). Стало быть, к другим обстоятельствам можно отнести обстоятельства, исключающие преступность деяния (необходимая оборона, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, исполнение приказа или распоряжения).

На наш взгляд, для того чтобы исключить неоднозначное толкование обстоятельств, указанных в ч.2 ст.33 УК, можно согласиться с мнением А. Арутюнова, который предлагает изменить редакцию ч.2 ст.33 УК РФ, следующим образом: «Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, обладающее специальными признаками субъекта преступления и совершившее преступление посредством использования лица, на стороне которого указанные специальные признаки субъекта преступления отсутствуют» [6] .

Принципиально соглашаясь с предложением А. Арутюнова, представляется необходимым детализировать его. С нашей точки зрения, ч.2 ст.33 УК следует определить таким образом: «Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости, обстоятельств, исключающих преступность деяния, или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом, либо посредством использования лиц, не обладающих специальными признаками субъекта преступления, предусмотренными настоящим Кодексом, либо посредством использования иных лиц при отсутствии признаков соучастия, а также лицо, совершившее преступление посредством использования иной силы». Под иной силой следует понимать силу природных явлений, животных, различных механизмов. В противном случае, лица, использующие для совершения преступления, например, дрессированных животных (собак для нанесения определенным лицам телесных повреждений), при буквальном толковании ч.2 ст.33 УК не охватываются понятием исполнителя преступления. Необходимость дополнить определение исполнителя словами «посредством использования иных лиц без соучастия» обосновывается ниже при рассмотрении вариантов ситуаций, возможных на практике, при отсутствии признаков соучастия.

Таким образом будет решена проблема признания материально-ответственного лица опосредованным исполнителем присвоения (растраты) в случае использования им для хищения вверенного имущества лиц, не обладающих признаками специального субъекта (исполнителя), и его действия будут квалифицироваться по п. «а» ч.2 ст.160 (в предложенной нами редакции). А действия используемых материально-ответственным лицом соучастников в соответствии с ч.4 ст.34 УК будут рассматриваться как пособничество не по ч.1, а по п. «а» ч.2 ст.160 УК, что справедливо усилит их ответственность. Но, по нашему мнению, фактическое выполнение объективной стороны хищения указанными лицами выходит за рамки пособничества, которое определено в ч.5 ст.33 УК. Поведение рассматриваемых лиц не подпадает ни под один из признаков, характеризующих пособника. Даже такое широкое понятие как «устранение препятствий» не может в полной мере охарактеризовать их деятельность.

Например, С.Ф. Милюков считает, что «целесообразно реконструировать ч. 4 ст. 34 УК РФ, предусмотрев возможность лица, не обладающего признаками специального субъекта, выступать не только в роли организатора, подстрекателя и пособника, но и в роли исполнителя (соисполнителя), что более верно выражает реальную роль такового лица в совершении такого рода преступлений» [7] .

По нашему мнению, для решения рассматриваемой проблемы ч.4 ст.34 УК следует дополнить предложением следующего содержания: «В случае фактического участия этого лица в непосредственном совершении преступного деяния, оно несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его исполнителя».

Как отмечалось выше, изъятие вверенного имущества происходит, как правило, опосредованно при присвоении (растрате) путем использования виновным своего служебного положения, отсюда и завладение таким имуществом также осуществляется, как правило, опосредованно, т.е. через «посредственных виновников», а не самим руководящим лицом.

С момента фактического завладения вверенным имуществом хищение должно признаваться оконченным преступлением. Поэтому последующая судьба похищенного таким образом имущества для квалификации значения не имеет (отвезено ли оно должностному лицу домой, на дачу, другим лицам по указанию должностного лица; спрятано ли оно в тайнике-хранилище за пределами охраняемой территории; через какое-то время реализовано и т.д.).

Непростые вопросы квалификации возникают при анализе роли «посредственных виновников» квалифицированного присвоения (растраты) – непосредственных исполнителей изъятия товарно-материальных ценностей.

Рассмотрим несколько ситуаций, возможных на практике.

Первый вариант (Условно эту ситуацию можно назвать: использование «втемную»).

Фактический исполнитель изъятия имущества не знает и не догадывается о преступных целях руководящего лица – своего начальника. В данном случае перед нами так называемое «чистое» посредственное виновничество. Квалификация руководящего лица в рассматриваемой ситуации зависит от того, кого оно использует для совершения основной части объективной стороны хищения. Если распоряжение о вывозе имущества отдается невменяемому лицу (практически нереальная ситуация, но теоретически возможная), то действия виновного полностью вписываются в понятие «опосредованный исполнитель» (ч.2 ст.33 УК). Использование подчиненных несубъектов присвоения (водителя, сторожа, уборщицу и др.) или материально-ответственных лиц в такой ситуации исключает их уголовную ответственность за хищение в силу ч.1 ст.42 УК РФ (исполнение приказа или распоряжения). Здесь указанные лица являются лишь «слепым орудием» совершения хищения их руководителем. При таких обстоятельствах руководящее лицо в соответствии с ч.2 ст.33 и ч.1 ст.42 УК является опосредованным исполнителем и должен нести уголовную ответственность за причиненный вред.

Второй вариант (Использование на «авось»: посредством использования лиц при отсутствии признаков соучастия).

Фактический исполнитель изъятия имущества достоверно знает (не без оснований предполагает), что должностное лицо совершает хищение, но договоренности между ними о хищении не было, а руководящее лицо не догадывается или безразлично относится к тому, что исполнитель знает (предполагает) о совершаемом хищении (редкая, но вполне реальная ситуация). Использование невменяемого во втором варианте квалифицируется также как и в первом – с учетом ч.2 ст.33 УК.

Действия материально-ответственного лица при таких обстоятельствах возникает соблазн квалифицировать как соучастие в присвоении (растрате) с использованием своего служебного положения.

Однако соучастие предполагает умышленное совместное совершение хищения, чего нет в приведенном примере. Действия подчиненного материально-ответственного лица, думается, на основании ч.2 ст.42 УК необходимо самостоятельно квалифицировать как хищение в форме растраты без соучастия (хотя здесь может возникнуть вопрос о наличии корыстной цели у исполнителя изъятия). Но как при таких обстоятельствах квалифицировать действия руководителя?

Как уже было сказано, здесь нет соучастия, поэтому руководящее лицо не может выступать в качестве организатора или подстрекателя. В соответствии с ч.2 ст.33 УК оно не может быть признано и опосредованным исполнителем (даже с учетом предложенных изменений и дополнений), поскольку исполнитель изъятия имущества обладает признаками специального субъекта и подлежит уголовной ответственности за причиненный вред. Аналогичная проблема возникает при квалификации, например, убийства чужими руками, когда одно лицо просит другое передать потерпевшему смертельно опасный предмет. Первое лицо не договаривается со вторым об убийстве и не рассказывает о характере предмета, а лишь просит передать его потерпевшему, безразлично относясь к тому, узнает ли (догадается) «посредник в убийстве» о смертоносности предмета или нет. А второе лицо узнает об опасности для жизни этого предмета, и, тем не менее, передает его потерпевшему, причиняя смерть. Действия второго лица («посредника в убийстве»), безусловно, должны квалифицироваться как самостоятельное убийство без соучастия. Но квалификация действий первого лица вызывает значительные затруднения при существующем определении исполнителя преступления.

Серьезная проблема в квалификации возникает и при использовании по второму варианту руководящим лицом несубъекта присвоения (растраты) (водителя, сторожа, уборщика и т.п.). Действия руководителя с учетом наших предложений о внесении изменений и дополнений в ч.2 ст. 33 УК подпадут под признаки опосредованного исполнителя. Однако в такой ситуации трудно дать правовую оценку действиям несубъекта присвоения. Присвоение он совершить не может, поскольку имущество ему не вверено, хотя лицо сознает тот факт, что руководитель отдает ему заведомо незаконное распоряжение о вывозе имущества с целью присвоения, и, тем не менее, вывозит имущество с охраняемой территории. Не дает ответа на этот вопрос и ч.2 ст.42 УК, в которой говорится, что лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Что это за общие основания применительно к составам преступлений со специальным субъектом, остается непонятным.

Третий вариант (Использование по договоренности).

Руководитель — субъект присвоения использует для хищения невменяемого по договоренности с ним. Если руководитель знает, что исполнитель изъятия вверенного ему имущества невменяемый (например, виновный специально принял на работу кладовщиком, сторожем или уборщиком психически больного человека, чтобы его руками совершать хищения, за что последний не будет нести уголовной ответственности), то действия руководителя подпадают под признаки опосредованного исполнителя в соответствии с ч.2 ст.33 УК. Если же руководящее лицо не догадывается о невменяемости исполнителя изъятия имущества и использует его при хищении по договоренности с ним, то его действия, думается, следует рассматривать как покушение на присвоение группой лиц по предварительному сговору (применительно к хищению с использованием невменяемого материально-ответственного лица – по ч.3 ст.30 и п.«а» ч.2 ст.160 УК РФ).

Рассмотрим ситуацию, когда руководящее лицо совершает хищение с целью присвоения по предварительной договоренности (сговору) с материально-ответственным лицом, которому имущество непосредственно вверено.

Понятно, что действия обоих виновных необходимо квалифицировать по п. «а» ч.2 ст.160 УК по признаку группы лиц по предварительному сговору. С точки зрения квалификации здесь проблем никаких нет. А вот применительно к тем или иным институтам уголовного права возникает масса неясностей.

Прежде всего, возникает вопрос: в какой форме следует считать совершенное при таком соучастии хищение? В форме присвоения или растраты? Ведь в действиях материально-ответственного лица имеются все объективные и субъективные признаки растраты.

Можно, конечно, исходить из того, с какой целью (в чью пользу) совершается хищение. Если оно совершено для того, чтобы поделить его с целью присвоения вверенного имущества частично в пользу материально-ответственного лица (которому непосредственно вверено имущество), а частично в пользу руководящего лица по предварительному сговору между ними, то формой хищения можно назвать присвоение, совершенное по предварительному сговору группой лиц с использованием служебного положения.

И, наоборот, если хищение совершается для того, чтобы поделить деньги (иное имущество), полученные от растраты вверенного имущества (передачи его другим лицам в форме продажи, обмена и др.), то такие действия материально-ответственного и руководящего лица следует признавать соучастием в растрате с использованием служебного положения.

Однако искусственность определения формы хищения в соучастии с помощью такого подхода обнаруживается в том случае, когда подчиненное материально-ответственное лицо по сговору с руководящим лицом передает последнему в его пользу непосредственно вверенное материально-ответственному лицу имущество (фактически растрачивает его), сознавая, что это имущество присваивается руководящим лицом.

Тот факт, что в данном случае будет хищение, совершенное в соучастии, не вызывает сомнения. Но в какой форме оно совершено (присвоение или растрата) – ответить крайне затруднительно.

Можно предложить действия подчиненного материально-ответственного лица квалифицировать как растрату, а руководящего лица – как присвоение с использованием служебного положения. Но тогда теряется смысл института соучастия, который предполагает умышленное совместное совершение двумя и (или) более лицами одного и того же преступления. В нашем примере, это должно быть либо присвоение, либо растрата.

В приведенной ситуации, на наш взгляд, возникает непреодолимая конкуренция (коллизия) правовых понятий. Непреодолимой она является с точки зрения распространенного в настоящее время в юридической литературе и судебной практике положения о том, что ст.160 УК предусматривает две самостоятельные формы хищения, а стало быть, два совершенно самостоятельных преступления.

Наличие такой конкуренции (коллизии) порождает сомнения относительно бесспорности (незыблемости) общепринятого мнения о наличии двух самостоятельных форм хищения, предусмотренных ст.160 УК. Это является очередным аргументом против признания присвоения и растраты в качестве самостоятельных форм хищения, о чем мы уже говорили во второй главе настоящей работы.

В связи со сказанным, представляется логичным проанализировать ст.160 УК, предположив, что в ней предусмотрена лишь одна форма хищения — совершаемого путем злоупотребления доверием (в том числе специальными правомочиями или служебным положением).

Исходя из этого, общим способом совершения хищения, предусмотренного ст.160 УК, следует признать злоупотребление доверием (использование правомочий или положения). Разница заключается лишь в объеме этих правомочий, а, следовательно, различно и количество способов (вариаций) злоупотребления.

При хищении вверенного имущества объем правомочий у материально-ответственного (не руководящего) лица меньше, чем у материально-ответственного руководящего лица, а поэтому соответственно меньше и вариантов (способов) злоупотребления.

При хищении имущества руководящим (не материально-ответственным) лицом с использованием служебного положения, т.е. имущества непосредственно вверенного не ему, а подчиненному материально-ответственному лицу, объем правомочий у виновного больше, чем у материально-ответственного подчиненного ему лица. Следовательно, и способов изъятия товарно-материальных ценностей у него намного больше, чем у подчиненного материально-ответственного лица, хотя реализовать их руководящему лицу может быть гораздо труднее, чем последнему.

В юридической литературе общепризнанно, что способ совершения хищения является критерием разграничения хищения на формы. Отсюда специфический и обобщающий способ хищения, отличающий его от других форм хищения, сам предопределяет форму хищения с ее многочисленными конкретными приемами изъятия и завладения имуществом.

Иначе говоря, конкретные злоупотребления правомочиями очень многочисленны, но обобщающим способом при этом является злоупотребление доверием, оказанным виновному собственником (владельцем) имущества.

[1] Иванов Н. Соучастие со специальным субъектом // Российская юстиция. — 2001. — №3. — С.50.

[2] Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. — М., 2000. — С.198.

[3] Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. — М.: Спарк, 1999. – С.77.

[4] См.: Милюков С.Ф. Указ. раб. С.82.

[5] К сожалению, судебная практика идет по пути смешения понятий «непосредственный» и «опосредованный» исполнитель, несмотря на то, что существование этих двух видов исполнителей вытекает прямо из текста закона. Так, в п.12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 29 от 27.12.2002 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» судам рекомендовано: «Если лицо совершило кражу посредством (выделено мной. – О.Б.) использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия … следует квалифицировать … как непосредственного (выделено мной. – О.Б.) исполнителя» // Российская газета. — 18 янв. — 2003. — № 9.

[6] Арутюнов А. Проблемы ответственности соучастников преступления // Уголовное право. – 2001. — №3. — С.4.

[7] Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. — СПб.: СПбИВЭСЭП, Знание, 2000. — С. 87.

Статья 160 УК РФ — присвоение или растрата чужого имущества, в крупном и особо крупном размерах. Комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Вопрос-ответ

Бесплатная онлайн юридическая консультация по всем правовым вопросам

Присвоение имущества

Здравствуйте, мои родители на отдыхе нашли кошелек, он просто лежал на полке в большом магазине Мама вытащила оттуда деньги и положила кошелек на место, вечером была сделала с нашей стороны явка с повинной, деньги остались не потрачены, все возвращено, было взято из кошелька 5 тысяч и возвращено в этом же составе, человек, который потерял кошелек скорее всего представитель органов, они сами намекнули, как избежать суда? Спасибо

Добрый день! Согласно ст. 25 УК РФ, с уд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора, вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. Т.о. образом надо написать заявление о примирении сторон. Кроме заявления потерпевшего обязательно должно быть и заявление от обвиняемого о согласии на прекращение в отношении него дела за примирением сторон.

Присвоение чужого имущества

Здравствуйте мы работали с комп. Кока колла они предоставляли нам холодильник. Когда мы закрылись они свой холодильник не забирали по истечению 6 мес. Я его перевозила за свой счёт и хранила когда они надумали его забрать я попросила возместить расходы на что получила отрицательный ответ. Чтоб покрыть свои расходы я его продала. Сейчас они его нашли и написали на меня заявление в пол. Требуют 42000 р. Что мне делать? Виноватой себя не считаю

Добрый день! Вам нужен адвокат. Юридическая группа МИП составит для Вас все заявление и жалобы по промокоду МИП 9. Консультации бесплатны. Услуги по составлению документов платные. Представление интересов в суде тоже платное. По стоимости услуг обратитесь по телефону +7 (495) 228-26-51 г. Москва, Старопименовский переулок 18 [email protected] http://advokat-malov.ru/kontakty.html

Недостача при инвентаризации.

Здравствуйте.Я работала на Почте России,начальником.При расчёте,я вышла на пенсию.У меня была ревизия.Насчитали недостачу .Подписывать я отказалась,так как отделение связи не принимала от прежнего начальника.Теперь бывшие работодатели хотят подавать на меня в суд, чтобы я выплатила им недостачу.Я ничего не брала и платить мне им не за что.Подскажите пожалуйста,что мне делать и куда обращаться.Наверное надо нанять адвоката для защиты в суде?

Здравствуйте Елена! Скорее всего Вам предстоит отстаивать Ваши права в суде. Для выстраивания стратегии защиты по данному делу, Вы можете обратиться на консультацию к адвокату лично, предварительно записавшись на консультацию по телефону, указанному на сайте компании.

грозят 160 ст. ук рф

Девушка подарила кальян за 14т. Р. Мы расстались и она хочет написать заявление ! Что делать ?

Здравствуйте Павел! Пуст подает заявление по данному вопросу. Для возбуждения уголовного дела, нужны основания. Дождаться подачи заявления, если его примут к рассмотрению и будет проводиться предварительное следствие, на данном этапе стоит воспользоваться услугами адвоката. При необходимости можем оказать судебную защиту, для этого можете обратиться на консультацию к нашим специалистам.

как вернуть автомобиль признанного вещ. доком по ч3 ст.160 ук рф

В октябре 2016 гола купил автомобиль по договору купли продажи, застраховал, поставил на учет в ГБДД. В мае 2017 ко мне заявился следователь и сообщила что данное авто проходит по уголовному делу ч3 ст.160 ук рф. машину у меня забрали как вещдок. Суть дела в следующем; потерпевшие приобрели машину в 2012 году, снятую с учета в ГБДД на основании договора купли продажи, на себя на учет вГБДД не поставили. Уезжая в командировку в сентябре 2016года, хозяин оставил авто другу, который за время отсутствия первого продал машину составив новый договор купли продажи. купивший у его зарегистрировал машину на себя перепродал ее мне. Потерпевшие узнав о продаже машины потребовали деньги за авто, получили около 100 тр, за 2месяца, потом деньги он платить перестал и они обратились в СК. в феврале 2017 года. Я по делу прохожу свидетелем. Экспертизой была установлена стоимость авто в размере 871 тр, я купил за 800 тр, потерпевшие заявили убыток в 900. О данном преступление я знать не мог, тем более что машину зарегистрировали без проблем, я добросовестный покупатель. Вопрос : в каком направлении идти, что-бы вернуть машину, а не деньги с человека у которого я приобрел машину?

Здравствуйте Вячеслав! Вам нужно подавать исковое заявление в суд о признании себя добросовестным приобретателем данного автомобиля, согласно ст. 218, 302, 303, 304, 432 ГК РФ. При необходимости, можем оказать судебную защиту, для этого можете обратиться на консультацию к нашим специалистам.

Консультация

Меня и моего бизнес партнера обвиняют по ст 160 ч 4 за то, что получали большие зарплаты в собственном ооо мфо и что это привело к растрате денег вкладчиков. Как мы можем доказать, что эти зарплаты мы получали не в ущерб работы ооо мфо?

Здравствуйте Елена! Для подробной консультации по такому виду дел, Вам нужно записаться по телефону 8-499-649-30-60. Консультация платная.

Присвоение чужого имущества УК РФ

Может ли присвоение чужого имущества УК РФ быть переквалифицировано в ходе расследования на растрату? Мне было вверено имущество в виде материалов на складе, которые я принимал под отчет по накладным. Потом я это имущество постепенно перевез на свой земельный участок, планируя использовать при постройке дома. Когда спустя год после присвоения материалов никто этот факт не заметил, я решил продать материалы, а полученные деньги от продажи потратил по своему усмотрению. Сейчас возбуждено уголовное дело, на данный момент вменяется присвоение чужого имущества УК РФ. Нет ли существенной разницы в квалификации моих действий? Что для меня лучше – присвоение или растрата?

Растрату и присвоение чужого имущества УК РФ рассматривает в качестве однородных преступлений, ответственность за их совершение предусмотрена одним составом преступления (статьи 160 УК РФ). Таким образом, принципиальной разницы в виде последствий квалификации ваших действий не будет.

Тем не менее, при расследовании уголовных дел и вынесении приговора органам предварительного следствия и суду требуется указать однозначную квалификацию деяния – присвоение или растрата. В противном случае, уголовное преследование не будет отвечать базовым принципам уголовного права – уголовная ответственность наступает за совершение конкретного преступления, посягающего на определенные общественные отношения. Неверная квалификация деяния может быть признана существенным нарушением норм материального права на стадии обжалования, что повлечет отмену приговора и возвращение уголовно дела на новое рассмотрение.

Какое именно преступное деяние вы совершили, присвоение или растрату, возможно установить только исходя из полного анализа вашего уголовного дела. Опытный адвокат по преступлениям против собственности не только поможет определиться с надлежащей квалификацией, но и построит линию защиту исходя их всех особенностей и нюансов конкретного уголовного дела.

160 ч.1 УК РФ

По ст 160 ч 1 УК РФ (присвоение или растрата) допускается применение наказания в виде лишения свободы. Тем не менее, санкция ст 160 ч 1 УК РФ устанавливает только верхний предел срока лишения свободы, который может быть установлен судов в качестве меры наказания. Что повлияет на приговор суда при определении конкретного срока лишения свободы? Что я могу предпринять, чтобы добиться условного срока при небольшой растрате? Или эту задачу предстоит выполнять моему защитнику по уголовному делу?

Согласно санкции по ст 160 ч 1 УК РФ, виновное лицо при растрате без дополнительных квалифицирующих признаков может быть привлечено к ответственности в виде лишения свободы на срок до двух лет. Это означает, что при определенных обстоятельствах суд может установить условный срок в виде меры ответственности за совершение преступления.

При выборе конкретной меры ответственности в рамках санкции статьи о присвоении или растрате суд может принимать во внимание любые факты и доказательства, направленные на смягчение участи подсудимого. Перечень таких обстоятельств и доказательств законодательством не установлен. Тем не менее, решающим фактором для смягчения меры ответственности и установлении условного срока лишения свободы может стать полной или частичное возмещение ущерба от преступления, т.е. возврат денежных средств или имущественных ценностей, которые являлись объектом преступления (растраты или присвоения).

Грамотный адвокат по преступлениям против собственности выберет наиболее оптимальные способы смягчение ответственности для своего подзащитного, которые позволят рассчитывать на применение наиболее мягких видов ответственности в рамках санкции данного преступления.

160 ч.3 УК РФ

Если в отношении меня возбуждено уголовное дело о растрате в крупном размере (ст 160 ч 3 УК РФ), могу ли я избежать ответственности и наказания в случае полного возмещения ущерба от преступления? Сейчас утверждено обвинительное заключение и дело по ст 160 ч 3 УК РФ готово к передаче в суд. У меня есть возможность внести растраченные денежные средства, но хватит ли этого для прекращения уголовного дела о растрате, чтобы избежать наказания? Могу ли я рассчитывать в этом на помощь своего адвоката по уголовному делу или его задачей является только представление моих интересов в суде?

Основанием уголовной ответственности по любым категориям и составам преступлений, в том числе и ст 160 ч 3 УК РФ. Законодательство не предусматривает обязанность по прекращению уголовного дела в случае полного возмещения ущерба от растраты или присвоения денежных средств или иных имущественных активов.

Тем не менее, при назначении наказания по указанному составу преступления суд обязан учесть все обстоятельства, влияющие на характер и тяжесть наказания. К таким обстоятельствам, безусловно, можно отнести добровольное возмещение ущерба от растраты и частичное устранение общественно опасных последствий от факта совершения преступления.

Опытный адвокат по преступлениям против собственности не только выберет наиболее эффективную тактику защиту по вашему уголовному делу, но и сможет использовать все возможности, чтобы добиться максимального смягчения меры ответственности либо полностью исключить уголовное преследование. В отношении любых фактов или доказательств, направленных на смягчение участи подзащитного, адвокат добьется принятия их судом при определении меры ответственности.

160 ч.4 УК РФ

У меня вопрос по уголовному делу, возбужденному по ст 160 ч 4 УК РФ – растрата в особо крупном размере. От факта растраты мне будет сложно уйти, наверно придется писать явку с повинной о растрате и возмещать ущерб, чтобы смягчить ответственность. Но я не согласен, что в моих действиях была растрата в особо крупной размере, как это требует квалификация ст 160 ч 4 УК РФ. Документально подтверждается только растрата на 800 т. рублей, а особо крупным размером признается один миллион рублей или выше. Или растрата включает в себя не только расходование денежных средств?

Состав преступления, предусмотренного ст 160 ч 4 УК РФ, заключается в растрате в особо крупно размере – более одного миллиона рублей. Однако для целей уголовного преследования под растратой понимается не только расходование в корыстных целях вверенных денежных средств, но и иного имущества. Таким имуществом могут выступать товарные ценности, переданные по договору о материальной ответственности, либо размещенные на складе имущественные активы, за сохранность которых должен был отвечать подозреваемый в совершении преступления о растрате.

Следовательно, при определении квалифицирующего признака (особо крупный размер) в общую сумму будут включены не только денежные средства, но и стоимость иных имущественных активов, которые стали предметом растраты. Если общая сумма растраты денежных средств и имущества превысит один миллион рублей, наступит уголовная ответственность именно по части четвертой статьи 160 УК РФ.

У меня вопрос по статье 160 УК РФ. Меня обвиняют в присвоении, что подпадает под состав преступления, предусмотренного статьей 160 УК РФ. Но в моей ситуации никакого присвоения не было. Я помогал знакомому продавать квартиру по доверенности, получил от покупателя деньги. С владельцем квартиры мы договаривались, что эти деньги я смогу взять в долг на пару лет. Через неделю после сделки продавец потребовал перевести ему деньги на счет, а я отказался, так как думал, что деньги уже считаются одолженными. Как мне быть, есть ли в моих действиях присвоение денежных средств? Смогу ли я избежать наказания?

Определение присвоения чужого имущества, в том числе и денежных средств, предусмотрено не самой статьей 160 УК РФ, а постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 51. Присвоением признается безвозмездное обращение в свою пользу чужого имущества (в том числе и денежных средств) против желания собственника.

Таким образом, для уголовного преследования за присвоение денежных средств необходимо одновременное соблюдение следующих признаков:

денежные средства должны принадлежать другому лицу;

они были вверены вам на основании устного или письменного распоряжения;

обращение денег в вашу пользу должно быть безвозмездным и совершенным с корыстной целью против желания собственника.

Объективные доказательства предоставление вам денежных средств на условиях займа (либо иных гражданско-правовых условиях) отсутствуют, письменная форма передачи вам денежных средств на законном основании также отсутствует. При таких обстоятельствах вы начали распоряжение вверенными вам денежными средствами по собственному усмотрению. а на законное требование собственника денег вернуть их ответили отказом.

Формально, в ваших действиях присутствует состав преступления, предусмотренный статьей 160 УК РФ. В рамках расследования уголовного дела о присвоении вам нужно будет доказать факт явно выраженного согласия собственника денежных средств на предоставлении их вам в на законном основании. Только в этом случае в ваших действиях будет отсутствовать факт присвоения имущества и вы сможете избежать наказания.

Адвокат по уголовным делам компании «МИП» станет Вашим надежным защитником в суде!