Изменения в Уголовный кодекс: После каждой смерти не будут открывать уголовные дела

«Правки Лозового» в Уголовный кодекс Украины о необходимости обязательного разрешения суда на экспертизу после смерти человека не приведут к тому, что в случае любой смерти Нацполиция будет открывать уголовное дело.

Об этом корреспонденту ГолосUA сообщил адвокат Виктор Бояров.

«Сейчас такая система, что хоронить можно и без экспертизы, но не дадут справку о причине смерти. А справку выдает лечащий врач, если, допустим у человека последняя стадия рака. А если детская смертность – до 4 лет всплыла патология и ребенок умирает, то нужно вскрытие. Но в правках к Уголовному кодексу идет речь о том, что есть случаи обязательного назначения экспертизы, но в рамках уголовного дела», — сказал эксперт.

По словам В.Боярова, проведение судебно-медицинского исследования тела еще не означает автоматического открытия уголовного производства. Но на исследование может понадобиться до 1,5 месяцев.

«Просят назначить экспертизу либо следователь, либо прокурор. Но это только в ситуациях, когда есть криминал. Ведь есть насильственная смерть, но нет криминала – это утопление, случайное падение с высоты, самоудушение. В таком случае следователь просто пишет письмо: прошу установить, что в такое то время мною был обнаружен труп при таких-то обстоятельствах, прошу установить причину смерти, наличие или отсутствие телесных повреждений, иногда делают пометку: наркотическое или алкогольное опьянение. И они (эксперты) проводят акт судебно-медицинского исследования трупа – а это еще не уголовное дело. А если они находят, что там есть криминал, например, первично самоудушение, а потом определяют, что странгуляционная борозда на шее восходящая, не замкнутая, то это самоповешение, а если замкнутая, то уже возникает вопрос, что человека удушили, и возникает подозрение, что инсценировали смерть как вроде бы самоубийство. Тогда в этом случае после вскрытия может пройти 1-1,5 месяца, это необходимое для исследования время – исследуют мышечную ткань, содержание желудка, если подозревают отравление, а потом человека все равно хоронят. То есть в справке о причине смерти пишут, допустим, «отравление под вопросом», но хоронят», — добавил адвокат.

Он уточнил, что на основании судмедисследования трупа могут назначить экспертизу, для этого проведут эксгумацию тела.

Напомним, с 15 марта 2018 года в Украине вступают в силу так называемые «поправки Лозового» к Уголовному кодексу. В связи с данными поправками, без разрешения судьи даже похоронить умершего дома человека будет невозможно. Об этом сообщил спикер полиции Киевской области Николай Жукович, передают Вести.

Он уверяет, что проблемы в таком случае коснутся очень многих украинцев. «Если человек попал в ДТП, в драке или другой ситуации получил телесные повреждения, то следователю нужно будет обращаться в суд, и только после решения суда человек сможет пройти судебно-медицинскую экспертизу. Насколько вовремя суды смогут принимать эти решения — это вопрос. А зачастую именно вовремя проведенная экспертиза очень сильно влияет на ход расследования. Уголовных производств, где потерпевшим необходимо пройти экспертизу, у нас очень много. Также теперь через суды придется брать разрешение на экспертизу даже для тех, кто умер своей смертью», — сказал он.

15 марта вступили в силу изменения в Уголовный процессуальный кодекс

Сегодня вступили в силу изменения в Уголовный процессуальный кодекс, принятые парламентом 3 октября 2017 года и известные как «поправка Лозового».

«Поправка» предусматривает изменения в ч. 2 ст. 132, ч. 1 ст. 184, ч. 3 ст. 219, ч. 2, 3, 5 ст. 234, ч. 1, 2 ст. 242, ч. 1 ст. 243, ч. 1, 2, 6 ст. 244, ч. 1 ст. 303, ч. 2 ст. 305, ч. 2 ст. 307, ч. 2 ст. 309, ч. 2 ст. 332, ч. 1 ст. 509 УПК. Кроме того, внесены изменения и в ст. 7 и 7-1 Закона «О судебной экспертизе». Все новеллы не имеют обратного действия во времени и применяются к делам, по которым сведения об уголовных правонарушениях внесены в Единый реестр досудебных расследований после введения в действие этих изменений.

С учетом изменений в ст. 132, ст. 184 и ст. 234 УПК, ходатайства об обеспечении уголовного производства, а также ходатайства следователя, прокурора о применении меры пресечения, проведении обыска будут подаваться исключительно в тот местный суд, в пределах территориальной юрисдикции которого находится (зарегистрирован) орган досудебного расследования как юридическое лицо.

В столице больше всего достанется Шевченковскому районному суду, где находится большинство органов досудебного расследования: СБУ, Государственная фискальная служба, ГУ Национальной полиции в Киеве, ГУ Национальной полиции в Киевской области. Причем управления, отделы и департаменты данных ведомств, расположенные в других районах Киева и области, являются всего лишь их структурными подразделениями, не наделенными статусом юридического лица. Таким образом, следователям указанных подразделений придется обращаться с ходатайствами только к следственным судьям Шевченковского райсуда Киева.

С 15 марта именно следственный судья будет решать и вопрос разумности продления срока уголовного преследования лица, а также срока расследования по так называемым фактовым делам, что ранее было в ведении прокурора. Также только следственный судья будет назначать абсолютно все экспертизы в уголовных производствах. Более того, такие экспертизы можно будет провести только в государственных экспертных учреждениях.

Серьезно будет сокращено время на проведение досудебного расследования уголовных производств, начатых с 15 марта 2018 года.

Изменения в УПК уже вызвали крайне неоднозначную реакцию у судей и сотрудников правоохранительных органов. Последние и вовсе заподозрили народных депутатов в сознательной «процессуальной диверсии», цель которой состоит в максимально возможном ограничении работы Национальной полиции, НАБУ и органов прокуратуры.

Фактически новая редакция указанных пунктов УПК создает серьезные проблемы в работе органов досудебного следствия и следственных судей и дает некоторое преимущество адвокатам.

Подробнее о новеллах УПК читайте в материале «Судебно-юридической газеты» «Новеллы УПК в ожидании судебного Армагеддона».

Тем не менее, можно говорить, что некоторые страхи граждан относительно изменений в УПК оказались преждевременными. Так, в судах уже разъяснили, что никаких разрешений суда на захоронение лиц, умерших естественной смертью, не понадобится.

Впрочем, юристы обращают внимание и на некоторые другие нюансы, которые повлекла за собой «поправка Лозового».

Отметим, что возникшие вследствие изменений в УПК перед гражданами, судьями и правоохранительными органами проблемы наконец осознали и в Верховной Раде. Там уже зарегистрирован законопроект №7547, предусматривающий отмену действия «поправки Лозового». Однако 13 марта Верховная Рада отложила рассмотрение законопроекта «для проведения политических консультаций».

Ожидается, что к рассмотрению законопроекта по сути парламент вернется 15 марта.

Новеллы Уголовно процессуального кодекса: в ожидании судебного Армагеддона

Уголовный процессуальный кодекс оказался единственным процессуальным документом, который не получил новой редакции в результате принятия фундаментального закона № 2147-VIII о внесении изменений в процессуальные кодексыв рамках так называемой судебной реформы.

Однако вокруг немногочисленных новелл уголовного процесса, которые вступят в силу с 15 марта 2018 года, продолжаются ожесточенные дискуссии относительно необходимости их существования.

Отдельные изменения, которые вступят в силу 15 марта 2018 года и грозят парализовать судебную систему, предлагают поскорее отменить.

Как территориальная юрисдикция может стать кошмаром

Самую большую волну паники подняли представители органов досудебного следствия, расположенных в Киеве и Киевской области. Ведь теперь, с учетом изменений в ст.132, ст.184 и ст.234 УПК, ходатайства об обеспечении уголовного производства, а также ходатайства следователя, прокурора о применении меры пресечения, проведения обыскабудут подаватьсяисключительно в тот местный суд, в пределах территориальной юрисдикции которого находится (зарегистрирован) орган досудебного расследования как юридическое лицо.

«Судебно-юридическая газета» уже писала, что больше всего достанется Шевченковскому районному суду Киева, где находится большинство органов досудебного расследования: СБУ, Государственной фискальной службы, ГУ Национальной полиции в Киеве, ГУ Национальной полиции в Киевской области. Причем, управления, отделы и департаменты данных ведомств, расположенные в других районах Киева и области, являются всего лишь их структурными подразделениями, не наделенными статусом юридического лица. Таким образом, следователям указанных подразделений придется обращаться с ходатайствами только к следственным судьям Шевченковского районного суда.

Следователи, не ожидая наступления заветной даты, уже понесли свои бумаги в этот суд. Говорят, что очередность рассмотрения ходатайств следственными судьями расписана на месяц вперед, это в том случае, если досудебное производство дает такую возможность. Ходатайства о проведении неотложных следственных действий, в частности, обысков, которые не терпят задержек, рассматриваются скорее, но принимают их в порядке живой очереди, поэтому место в ряду желающих отдать ходатайство приходится занимать едва не с ночи. Что будет после 15 марта — следователям даже страшно подумать.

Коллектив Шевченковского райсуда 19 декабря прошлого года своим письмом к Президенту Украины, главе Парламента и руководителям высших судебных инстанций уже обращал вниманиена надвигающуюся катастрофу.

Как отметила судья-спикер Шевченковского районного суда Киева Ирина Фролова, на данный момент в Шевченковском райсуде работают только 19 следственных судей. В 2017 году на одного следственного судью в среднем приходилось свыше 1500 дел в порядке УПК, даже без указаннойновеллы в законодательстве. После вступления в силу изменений нагрузка вырастет в разы, что может привести, по меньшей мере, к нарушению сроков.

Абсолютизм следственного судьи

Судьи беспокоятся не только по поводу территориальной юрисдикции. По словам следственной судьи Соломенского районого суда Киева Виктории Кицюк, которая имеет дело с не менее плодовитыми на ходатайства НАБУ и САП, расположенными в этом районе, ее беспокойство вызывает вопрос увеличения полномочий следственных судей и, соответственно, нагрузки на них, за счет снижения ответственности прокуроров.

«Так, например, именно следственный судья с 15.03.2018 года будет решать вопрос разумности продления срока уголовного преследования лица, а также срока расследования по так называемым фактовым делам, что ранее было в ведении прокурора. Не совсем понятно, почему законодатель закрепил эту функцию теперь за следственным судьей. Единственный плюс, который я могу увидеть в этом для стороны защиты, это то, что она будет услышана, а доводы отображены в судебном решении по этому вопросу. Ранее, во время рассмотрения ходатайств о продлении меры пресечения в связи с продлением сроков досудебного расследования, от адвокатов нередко приходилось слышать, что их возражения относительно продления сроков досудебного расследования, поданные прокурору, просто проигнорированы», — отмечает судья.

Также она обратила внимание на то, что с 15.03.2018 года только следственный судья будет назначать абсолютно все экспертизы в уголовных производствах. Более того, такие экспертизы можно будет провести только в государственных экспертных учреждениях. Здесь, как считает судья, можно вести речь уже не о «создании проблем для следственных судей», а о создании проблем для уголовных производств, причем как для стороны обвинения, так и для стороны защиты.

Средство от гильотины

Отвечая на негативные отзывы в отношении новелл УПК, группа депутатов во главе с Еленой Сотникпередала в парламент для ознакомления новый законопроект № 7547 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по совершенствованию уголовного судопроизводства» от 5.02.2018 года.

В объяснительной записке законопроекта прямо сказано, что предыдущие изменения в Уголовный процессуальный кодекс Украины «были внесены вопреки концептуальным основам уголовного производства, в частности принципа обеспечения быстрого, полного и непредвзятого расследования и судебного рассмотрения, а также принципа состязательности сторон, что нарушает баланс сторон уголовного производства в их правах и возможностях».

«Такое впечатление, что законодатель расписывается в том, что он принимает некачественные законы», — отметил появление законопроекта глава Обуховского районного суда Киевской области, тренер Национальной школы судей Украины Максим Кравченко.

В то же время он поддерживает стремление авторов законопроекта отменить бессмысленные новеллы УПК, пока они не наплодили проблем.

В частности, законопроект №7547 обращает внимание на четыре важных момента.

Во-первых, предлагается отменить новое значение территориальной подсудности, вернув практически старую редакцию в ст.132, ст.184 и ст.234 УПК. Таким образом, ходатайства к следственному судье опять можно будет подавать там, где расположен орган досудебного расследования, без привязки к его регистрации как юридического лица.

Во-вторых, настаивают опять исключить из сроков досудебного расследования время, потраченное на ознакомление с материалами расследования сторонами уголовного производства (ст. 219 УПК). Основной аргумент — случаи злоупотребления сторонами процессуальными правами и искусственного затягивания процесса являются единичными, и хватает процессуальных инструментов, чтобы бороться с этим.

В-третьих, экспертизу снова можно будет проводить без определения следственного судьи (ст. 242-244 УПК). С одной стороны это существенно снизит нагрузку на следственных судей, а с другой — не заведет следствие при определенных обстоятельствах в патовую ситуацию.

Как объяснил судья Максим Кравченко, бывают случаи, когда при установлении причин смерти не понятно, это убийство или нет.

«Согласно новеллам УПК, судебный эксперт не начнет свои действия без определения следственного судьи. Тот не вынесет определение без ходатайства следователя, который может его подать только в рамкахначатого досудебного расследования. Чтобы начать расследование нужно внести соответствующие сведения в ЕРДР, для чего пока нет оснований. Вот такой получается замкнутый круг», — отмечает судья.

И четвертый момент, у сторон уголовного производства предлагается опять отобрать возможность обжалования уведомления о подозрении на стадии досудебного расследования у следственного судьи (ст.303 УПК).

По мнению Максима Кравченко, данная новелла, хоть и снимает нагрузку на судью, все же является определенным элементом защиты стороны обвинения от произвола органов следствия, которые могут годами вести досудебное расследование, не выдвигая подозрения. Лицо находится в неопределенном правовом статусе, и не может эффективно защищать свои интересы.

Кроме того, новый законопроект №7547 совершенно не коснулся слишком больших дискреционных полномочий следственных судей. Уголовное процессуальное законодательство по-прежнему часто не содержит четких критериев, а оставляет все на усмотрение следственного судьи.

С одной стороны, это хорошо для защиты от произвола, а с другой — может использоваться как искусственный инструмент манипулирования производством и избежания наказания. Поэтому важно по этому вопросу еще подискутировать в сессионном зале парламента.

В Украине вступили в силу поправки в УПК

Как информирует «Слово и Дело», соответствующий законопроект был принят парламентом 3 октября 2017 года, передают «Українські новини».

Как отмечается, часть его положений вступила в силу 15 декабря 2017 года, а часть, касающаяся изменений в УПК, через 3 месяца – 15 марта. Данными положениями вводится ограничение сроков расследования преступлений.

В частности, правоохранители обязаны установить подозреваемого в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления в течение 18 месяцев, средней тяжести – 12 месяцев, а уголовного проступка – 6 месяцев.

В случае нераскрытия преступления в установленные сроки уголовное производство должно быть закрыто. В то же время в исключительных случаях следователь может попросить суд продлить сроки расследования.

Кроме того, изменения в УПК вводят право подозреваемого обжаловать сам факт вручения ему сообщения о подозрении. Такое право он получает через 2 месяца после вручения подозрения.

Также следователи и прокуроры лишаются права самостоятельно назначать экспертизы, в том числе для установления причин смерти и размера материального ущерба. Теперь назначать экспертизы имеет полномочия исключительно суд.

Кроме того, районные управления правоохранительных органов не смогут подавать свои ходатайства в соответствующие районные суды. Они обязаны будут подавать ходатайства исключительно в тот суд, в пределах территориальной юрисдикции которого зарегистрирован орган следствия как юридическое лицо.

Также изменяются правила проведения обысков силовиками. В частности, правоохранители будут вынуждены в ходатайствах о проведении обысков указывать, какие именно предметы они хотят отыскать. При обыске обязательно присутствие адвоката, а само следственное действие должно фиксироваться на аудио- и видеоаппаратуру.

13 марта Верховная Рада на пленарном заседании планировала рассмотреть законопроект №7547, которым предлагается отменить вступающие в силу 15 марта изменения УПК, но отложила рассмотрение на неопределенный срок.

Напомним, 3 октября депутаты во втором чтении и в целом проголосовали за законопроект №6232 о внесении изменений в ряд кодексов и законодательные акты, который запускает судебную реформу.

Как сообщалось, генпрокурор Юрий Луценко заявил, что исправленный Уголовно-процессуальный кодекс создает кризисную ситуацию в правоохранительной системе Украины.

Также министр внутренних дел Арсен Аваков призывает Верховную Раду внести изменения в законы, которые с 15 марта 2018 года могут парализовать работу правоохранителей.

Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.

Вступили в силу скандальные «поправки Лозового» к Уголовно-процессуальному кодексу

С 15 марта в Украине вступили в силу изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, получившие известность как «поправки Лозового» (народный депутат от Радикальной партии Андрей Лозовой. — Ред.). Рада приняла их еще 3 октября. Одна часть новаций вступила в силу 15 декабря 2017 года, а другая, касающаяся изменений в УПК, — через 3 месяца.

Вступившие в силу с 15 марта положения ограничивают сроки расследования преступлений. В частности, правоохранители обязаны установить подозреваемого в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления в течение 18 месяцев, а средней тяжести — 12 месяцев.

При нераскрытии преступлений в установленные сроки уголовное производство должно быть закрыто. В то же время в исключительных случаях следователь может попросить суд продлить сроки расследования. Кроме того, изменения в УПК дают подозреваемому право обжаловать сам факт вручения ему сообщения о подозрении.

Следователи и прокуроры лишаются права самостоятельно назначать экспертизы, в том числе для установления причин смерти и размера материального ущерба. Эти полномочия остаются только у суда.

Районные управления правоохранительных органов не смогут подавать свои ходатайства в соответствующие районные суды, а исключительно в тот суд, в пределах территориальной юрисдикции которого зарегистрирован орган следствия как юридическое лицо.

Меняются и правила проведения обысков силовиками. В частности, правоохранители должны будут указывать в ходатайствах о проведении обысков, какие именно предметы они хотят найти. При обыске обязательно присутствие адвоката, а само следственное действие должно фиксироваться на аудио- и видеоаппаратуру.

Отметим, силовики и судьи предостерегали о возможном коллапсе в связи со вступлением в силу новаций. В Верховной Раде был подготовлен проект закона № 7547, которым предлагается отменить изменения в УПК. Но его принятие отложили на неопределенный срок.

Напомним, «ФАКТЫ» выяснили, как вступление в силу поправок к УПК отразится на организации похорон.