СП — Новости Бельцы Молдова

Бельцкий независимый портал

Сообщить новость | Задать вопрос

Чтобы отправлять сообщения «СП», авторизуйтесь с помощью одного из сервисов

Войти через соцсеть

Шанс обрести детей

Есть дети, которые по разным причинам остались без семьи, и есть семьи, которые очень нуждаются в детях. Обрести друг друга в нашем городе им помогают в отделе социального обеспечения и защиты семьи примарии. О проблеме усыновления мы побеседовали с Татьяной Чорбэ, главным специалистом по защите прав ребёнка.

Татьяна Чорбэ: «Большинство усыновителей — люди с большими сердцами. » / Фото Н. Петрусевич

Кому можно и кому нельзя?

Вся процедура усыновления регулируется новым Законом «О правовом режиме усыновления», который вступил в силу в начале этого года. Правда, часть механизмов, предусмотренных этим законом, ещё не совсем доработана. Тем не менее основные процессы регламентируются именно этим документом.

Стать усыновителями в Молдове могут граждане , достигшие 25 лет. При этом они должны быть старше детей, которых желают усыновить, не менее чем на 18 и не более чем на 48 лет. Закон не обязывает усыновителя состоять в браке, следовательно, приёмным родителем может стать и незамужняя мама, и неженатый папа.

Не могут быть усыновителями граждане, лишённые ранее родительских прав или уклоняющиеся от исполнения родительских обязанностей, например от выплаты алиментов, а также страдающие некоторыми заболеваниями.

С чего начать?

В первую очередь желающий стать родителем должен обратиться в отдел социального обеспечения и защиты семьи примарии, который выполняет функции органа опеки и попечительства, в каб. 129 (приёмные дни — понедельник, среда с 9.00 до 12.00) с заявлением и определённым пакетом документов.

«Мы обязаны изучить условия проживания заявителя и условия, которые могут быть предоставлены ребёнку. Свои заключения должны вынести психолог и педагог, а также медицинская комиссия. Кроме того, закон предусматривает 12-часовой курс обучения усыновителей, который включает лекции юриста, врача и психолога. После этого гражданин получает свидетельство усыновителя, которое действительно в течение года, и допуск к знакомству с детьми, у которых есть статус ребёнка, подлежащего усыновлению», — рассказала Татьяна Чорбэ.

Правда, по её словам, с прохождением курса обучения пока есть сложности, так как в городе нет аттестованных специалистов для его проведения.

Специалисты оценивают также материальное положение заявителя, но конкретных цифр, каков именно должен быть доход потенциального родителя, законодательство не определяет.

Данные гражданина, получившего свидетельство усыновителя, заносятся в Государственный регистр усыновлений при Министерстве труда, социальной защиты и семьи.

Потенциальных родителей больше, чем детей

За последние два года в Бельцах свидетельства усыновителей получили 33 семьи, среди которых не только бельчане, но и жители других регионов страны. За этот же период произошло 14 усыновлений, причём в двух случаях были взяты в семьи сразу по двое детей. То есть 16 детей в 2010—2011 гг. обрели родителей.

На сегодняшний день в бельцком Центре временного размещения и реабилитации детей находятся 77 детей. Однако только четверо из них подлежат усыновлению.

«Если по старому законодательству можно было усыновлять детей, чьи биологические родители умерли либо отказались от них, то сейчас необходимо согласие всех родственников до четвёртой степени: бабушек, дедушек, тётей, дядей, совершеннолетних братьев и сестёр» , — пояснила Татьяна Чорбэ.

Дети, получившие статус подлежащего усыновлению, также заносятся в Государственный регистр усыновлений.

По словам главного специалиста по защите прав ребёнка, большинство потенциальных родителей хотят брать в семью новорождённых и в основном почему-то девочек. Но часто бывает, что, увидев детей, которые подлежат усыновлению, берут и более старших.

Знакомство и привыкание

Процедура усыновления — процесс очень ответственный для всех сторон. Поэтому законодательством предусмотрена длительная процедура для определения соответствия между усыновителем и ребёнком.

Сначала для потенциальных родителей и детей организуют просто встречи в присутствии психолога или социального ассистента в том центре, где ребёнок проживает.

На этом этапе случается, что усыновители передумывают брать детей, испугавшись сложностей. Потенциальные родители имеют право вместе с ребёнком пойти к врачам-специалистам, чтобы получить полную информацию о состоянии его здоровья и соизмерить свои силы и возможности. К сожалению, абсолютно здоровых детей сейчас встретишь редко.

Но если специалисты видят, что будущие родители и дети тянутся друг к другу, то усыновителям разрешают взять ребёнка к себе на три «пробных» месяца. Всё это время специалисты должны проводить мониторинг их отношений. И только по прошествии 90 дней орган опеки и попечительства разрешает обратиться в суд для установления усыновления. Если ребёнок старше 10 лет, то в суде потребуется его согласие.

После усыновления в течение нескольких лет за отношениями в такой семье должны следить специалисты: психологи, педагоги, социальные работники. «Здесь у нас порой возникают сложности, так как усыновление, согласно нашему законодательству, процесс тайный, и граждане не хотят, чтоб эта информация была доступна более широкому кругу лиц, — говорит наша собеседница. — Хотя в других странах считается нормальным, что все знают об усыновлении в семье. Но у нас несколько другой менталитет» .

Международное усыновление

Иностранные граждане могут усыновить молдавских детей, если те страдают тяжёлыми заболеваниями либо не были востребованы местными усыновителями в течение двух лет со дня постановки на учёт.

«Могу сказать, что в нашем городе международное усыновление — самое успешное, — отметила Татьяна Чорбэ. — За те 12 лет, что я работаю по этим вопросам, от иностранцев не было ни одного отказа от усыновления. Согласно Гаагской конвенции, иностранные усыновители в течение пяти лет высылают нам отчёты о развитии и воспитании ребёнка: с фотографиями, выкладками психолога, педагога, членов семьи, родственников. За это же время среди местных усыновителей, к сожалению, было три отказа. В одном случае ребёнка вернули через два года, в другом — двоих малышей через полтора года. Родители не справились со своими обязанностями. Дети были педагогически запущенными, и усыновители, видимо, не рассчитали своих сил».

Иностранцы осознанно берут детей со сложными заболеваниями и добиваются успеха в их лечении.

«За рубежом есть специальные агентства, которые занимаются подготовкой документов для усыновления. С будущими родителями работают специалисты: педагоги, психологи, врачи, и, принимая решение взять ребёнка, иностранцы отдают себе отчёт в том, что их ждёт» , — считает Татьяна Яковлевна.

В практике нашего города был даже случай, когда ребёнка усыновил зарубежный отец-одиночка. «Мы отнеслись очень настороженно к такой идее. Сами понимаете, какая сейчас в мире ситуация. Этот мужчина приезжал несколько раз со своей мамой, с сёстрами и убедил всех, включая суд, в благородстве своих намерений. В настоящий момент ребёнок в этой семье прекрасно развивается и у него всё хорошо» , — рассказала специалист по защите прав ребёнка.

В поисках наследника

Потенциальный усыновитель, подавая заявление, должен указать причины, по которым он желает взять ребёнка. По словам Татьяны Яковлевны, редко можно слышать, что цель усыновления — дать ребёнку, оказавшемуся в сложной ситуации, любовь, возможность получить образование, профессию, сделать его счастливым. Чаще всего мотивом является то, что «некому оставить большое хозяйство: машину, корову, квоту и т. д.».

Тем не менее, отмечает Татьяна Чорбэ, среди усыновителей большинство — люди с большими сердцами, хотя, может, и не все могут выразить словами свои чувства.

Наталья ПЕТРУСЕВИЧ

Справка-Пояснение

Молдова присоединилась к Гаагской конвенции по защите прав детей и сотрудничестве в отношении международного усыновления от 29 мая 1993 года. Документ обеспечивает гарантии усыновления иностранцами в наилучших интересах ребёнка и создаёт систему сотрудничества между странами для предотвращения похищения и торговли детьми.

Свод Правил

Документы, прилагаемые к заявлению об усыновлении:

— копия удостоверения личности;

— копия свидетельства о рождении;

— копия свидетельства о браке — при усыновлении лицами, состоящими в браке, или копия свидетельства о расторжении брака — при усыновлении ребенка разведённым лицом;

— справка с места работы о занимаемой должности и размере заработной платы либо копия декларации о доходах или иной подобный документ за последние 12 месяцев;

— нотариально удостоверенная копия документа, подтверждающего его право собственности на жильё или право пользования им;

— справка о несудимости;

— медицинское заключение о состоянии здоровья, выданное медицинским учреждением по месту жительства;

Могут быть также потребоваться и другие документы в зависимости от обстоятельств.

Медицинские противопоказания для желающих усыновить детей:

2. Психические болезни и психические расстройства с нарушением поведения

4. Хронический алкоголизм

5. Хронические соматические заболевания, приведшие к инвалидности I и II группы

6. Онкологические болезни

7. Вирусные гепатиты В, С, D

8. Венерические заболевания

9. Туберкулёз и другие тяжёлые инфекционные болезни.

Усыновление в молдове

Лет десять-пятнадцать назад местное телевидение довольно часто показывало душещипательные сцены из детских домов и интернатов, вызывавшие острую жалость к детям и желание усыновить сиротинушку. Тогда регистрировалось до 600 усыновлений в год по всей республике. Сегодня такие кадры на ТВ не увидишь: сирот стало больше, обретших семью — десятки вместо сотен.

Усыновление — одна из важнейших форм охраны детства — весьма слабо используется в нашей стране. С каждым годом все меньше молдавских семей хотят и могут усыновить ребенка: кому-то не позволяет материальное положение, другому — состояние здоровья. Но большинство семей просто не готовы принять чужого ребенка в дом, не знают, как можно помочь сиротам и какова процедура усыновления. Некоторых отпугивает уйма документов и времени, обивание порогов и нервотрепка при оформлении документов (хотя и того, и другого нужно намного меньше, чем в таких же случаях предусматривают европейские и американские законы). Кто-то опасается, что в дальнейшем ребенок унаследует болезни или специфические черты биологических родителей, бросивших своих детей.

«Как вообще можно бросить собственную кровинушку? — не перестает удивляться Лилия Кожокару, начальник отдела по усыновлению Департамента по защите прав ребенка, уже 12 лет пытающаяся понять и усовестить «кукушек». — Есть женщины, которые рожают по трое-четверо детей и всех их оставляют в детдоме. И тут, мне кажется, дело даже не в материальной нищете, а в моральной — в отсутствии материнских чувств. А недавно был вопиющий случай: девушка из порядочной семьи сельских учителей, ученица одного из кишиневских лицеев, 9 месяцев скрывала от родителей беременность, родила сама (начиталась литературы по акушерству) и… бросила ребенка в лесу. Правда, благодаря нам, вся эта страшная история закончилась довольно благополучно — бабушка с дедушкой взяли ребенка под опеку, юная мамаша продолжает учебу, а «автор проекта» (так в Департаменте называют отцов брошенных детей) признал отцовство. Но, к сожалению, положительных исходов очень мало. Из 157 «отказников» в прошлом году удалось вернуть в «родные руки» лишь 15″.

Остальные 142 держат путь в детский дом, и лишь немногим счастливчикам удается обрести семью. Всего в республике действуют три уездных детских дома — в Единецком, Лапушнянском и Бельцком уездах, в которых содержится 172 ребенка; два муниципальных дома ребенка в Кишиневе плюс 31 детский дом семейного типа, а также альтернативные детские учреждения. Последние находятся на балансе негосударственных организаций (наподобие гуманитарного центра «Салваць копий») и чаще всего являются мощной альтернативой государственным домам-интернатам и детдомам. Ведь ни для кого не секрет, что даже кратковременное пребывание в детдомовских условиях оставляет след в душе человека на всю жизнь, и в большинстве своем впоследствии это — законченные люди. 80% девочек, покидающих интернат, рожают и тоже бросают своих детей. Потому что их вовремя не удочерили.

Чаще всего хотят усыновить детишек до года (все еще можно поправить) или 3-5 летних (видны черты характера, наследственные заболевания), хотя последняя категория интересует усыновителей все меньше. Поэтому в основном в семьи попадают дети до двух лет. Возрастной ценз родителей установлен законом: если раньше предел был 50 лет, то теперь его подняли до 55. А вот минимально допустимый возраст усыновителей — 25 лет. Усыновить ребенка может как семья, так и одинокая женщина. Недавно, 25 апреля, вышел новый указ о запрете усыновления лицами, имеющими алкогольную или наркотическую зависимость, психические отклонения, ВИЧ инфицированными, онкобольными, страдающими одной из форм гепатита и т.д.

В прошлом году из муниципального и республиканского домов ребенка обрели новую семью 85 детей (сравните: в 98 году — 103). За минувшие полгода на предмет усыновления к нам обратились 30 семей, тогда как детей на усыновление представлено 70. «Во всем цивилизованном мире ребенку подбирают семью, а у нас — семье ребенка, — сетует Клара Гримберг, замначальника Департамента по защите прав ребенка. — Так, представьте, еще и жалуются, что «не из кого выбирать», что мы — бюрократы, рассмотрение документов затягиваем. Хотя за границей семья, прежде чем получить разрешение забрать ребенка, ждет по полгода-год. Ее тщательно изучают, она готовится к принятию чужого ребенка на тренингах и семинарах.

У нас же большинство будущих родителей «порют горячку», не понимая, что без должной подготовки столкнутся в будущем с большими проблемами. А в нашем законе сказано, что если что-то не так, в течение 6 месяцев ребенка можно вернуть!? Так не лучше ли это время потратить на обдумывание своего решения и на подготовку к его реализации. Поверьте, мы тоже заинтересованы в том, чтобы ребенок скорее попал в нормальные условия, в полноценную семью, но ведь надо тщательно проверить, нет ли у усыновителя судимости, не был ли он ранее лишен родительских прав, есть ли у него, в конце концов, средства и жилплощадь, чтобы содержать ребенка. Хотя даже не это главное, а то, готов ли человек к воспитанию и принятию в психологическом плане чужого ребенка. Тут возникает масса сложнейших вопросов: как избежать ревности со стороны родных детей, как полюбить ребенка, не подавляя его личность, как абстрагироваться от возможных наследственных факторов, что, в конце концов, сказать ребенку и окружающим о его происхождении? По моему мнению, закон о тайне усыновления только вредит, все должно быть максимально прозрачно, чтобы в дальнейшем не появлялось подозрений и недомолвок».

По словам г-жи Гримберг, в скором времени при правительстве будет сформирована рабочая группа по разработке и регламентированию пакета документов по усыновлению, соответствующих законодательству Молдовы и европейским стандартам. Также будет создана специальная социальная анкета, которая изучит в полной мере, как ребенка, так и усыновителя. Такая анкета должна раскрывать истинные причины усыновления, которые иногда, к сожалению, идут не во благо, а во вред малышу.

Лилия Кожокару поделилась с нами несколькими такими примерами. Женщина 40 лет обратилась к инспектору с заявлением об усыновлении. Причины, побудившие ее на такой шаг, были следующие: родить собственного ребенка она не может, муж, моложе ее на пять лет, пригрозил бросить ее, если у них не будет собственных детей, поэтому она собирается имитировать беременность, чтобы потом взять «отказника» прямо из роддома. Как вы думаете, будет ли ребенок счастлив в такой семье, построенной на лжи? Вторая история более прагматичная: ребенок нужен, чтобы уехать на ПМЖ за границу, так как в условиях въезда сказано, что требуются семьи с детьми.

Но основная масса усыновителей все же порядочные люди, которые либо не могут иметь своих детей, либо хотят сделать доброе дело. Ведь именно последнее должно быть основной целью усыновления — сегодня помочь обездоленному ребенку, а не «чтобы на старости лет было кому воды принести». К своему огорчению слишком уж часто эту фразу, свидетельствующую об утилитарном подходе к сиротам слышат инспекторы по усыновлению.

В Департаменте ссылаются на совершенно иной подход к сиротам у иностранцев, усыновляющих наших детей. Но, принимая иностранных граждан за образец гуманности и добросердечия в деле усыновления, мы забываем, что тамошним усыновителям выгодно брать в семью сирот, особенно больных, ибо они поощряются огромными налоговыми и прочими льготами (Бывают случаи, когда приемные родители, наняв няню, практически не участвуют в воспитании ребенка). А что же у нас, в Молдове? Государство выплачивает усыновителям специальное пособие в размере…18(!?) леев, в то время как содержание ребенка в детдоме обходится в тысячу. Даже попечители (бабушка или другие родственники, взявшие ребенка под опеку) получают ежемесячно 90 леев.

И ведь усыновляют-то детей в большинстве своем люди со средним достатком и даже ниже среднего, хотя наличие больших денег совершенно не равноценно любви и заботе, которые можно дать ребенку. А вот обеспеченные граждане Молдовы очень и очень редко, по словам работников Департамента по защите прав ребенка, берут сироту из детдома, хотя для таких людей есть альтернатива усыновлению — поддержка на расстоянии, могущая помочь индивидуально десяткам детишек. Еще одна альтернативная форма усыновления, действующая в муниципии — Foster, или «профессиональные родители», когда дети из детдомов или интернатов живут и воспитываются в семье, а их родители-воспитатели получают за это деньги — около 500 леев. Эта программа финансируется Европейским трастом для детей (Великобритания). В будущем в Департаменте при поддержке международных детских организаций планируют ввести новую форму поддержки детей — брать сирот на выходные, сначала работниками самих детдомов, а потом, если приживется, и остальными гражданами.

Что же еще касается вопроса усыновления детей иностранцами — это прерогатива Комитета по усыновлению РМ, функционирующего при Министерстве народного образования страны. Кодекс о семье РМ регламентирует следующее: иностранные граждане могут усыновлять только тех детей, которые на протяжении шести месяцев с момента опубликования в «Мониторул Офичиал» получили статус усыновляемых. Ребенок попадает в их число по истечении шести месяцев с того дня, как его перестали навещать родственники. Итого — год «ничейности». К тому же усыновителям придется уплатить в государственную «копилку» тысячу долларов — именно такая сумма предусмотрена для того, чтобы в любой момент молдавский «эмиссар» мог проверить условия жизни и состояние здоровья усыновленного ребенка. Стоит отметить, с конца прошлого года возобновлено усыновление молдавских детей иностранцами, которое было прекращено из-за появившейся весной 2001 году информации о случаях проведения за рубежом операций по трансплантации органов у детей для продажи. Министерство иностранных дел представило правительству отчет о проверке условий проживания усыновленных иностранцами молдавских детей. Из 604 проверенных детей ни в одном случае не было выявлено нарушений законодательства усыновления. Все дети живут в нормальных условиях, которые в Молдове государство им не могло обеспечить.

То есть способов помочь брошенным детям есть множество, было бы желание. А для тех, кто заинтересовался, сообщаем координаты и контактные телефоны Департамента по защите прав ребенка: А. Vlahuta, 3, 21-46-48, 24-27-43.

Жертвы жестокости: почему в Молдове родители бросают детей

КИШИНЕВ, 21 фев — Sputnik, Дарья Чернега. В Кишиневе выросло число несовершеннолетних, чьи родители были лишены родительских прав. По данным муниципального управления по защите прав ребенка, в 2010 году в столице насчитывалось 453 ребенка, оставшихся без опеки одного или двух родителей. К 2015-му их количество составило 689 человек.

Одна из причин, по которой отцов и матерей в Молдове лишают родительских прав, — жесткое обращение с детьми. Речь идет о физическом и психическом насилии, а также о попытках изнасилования, отмечают в управлении по защите прав ребенка.

Поводом для лишения прав также становятся аморальное поведение родителей, алкоголизм и наркомания. Также среди основных причин специалисты выделяют и уклонение от уплаты алиментов.

Дети, чьи родители лишены родительских прав, попадают под опеку государства. Их могут поместить в центр семейного типа или передать на усыновление. Вернуться в биологическую семью они могут только в том случае, если родители восстановили свои права в судебном порядке. В общей сложности, число детей, помещенных в центры семейного типа, увеличилось вдвое. Количество усыновленных, наоборот, сократилось более чем в два раза.

В ноябре 2016 года правительство Молдовы приняло поправки в Уголовный и Семейный кодексы, согласно которым родителям, пренебрегающим своими обязанностями по отношению к детям, грозят штрафы и общественно-полезные работы.

Согласно нововведениям, если ребенка отправили в приют по причине невыполнения родителями своих прямых обязанностей, денежное взыскание составит от 300 до 500 условных единиц, или 100-120 часов общественно-полезных работ.

Кроме того, родитель, чей ребенок помещен в центр временного содержания, будет обязан оплатить расходы по его содержанию и воспитанию. Данное правило будет действовать, если несовершеннолетний стал жертвой эксплуатации, насилия, или его просто бросили отец и мать.

Факт регистрации и авторизации пользователя на сайтах Спутник при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать национальное и международное законодательство. Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Администрация вправе удалить комментарии, сделанные на языках, отличных от языка, на котором представлено основное содержание материала.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике комментируемого сообщения;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме, в том числе моральный;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к иным незаконным действиям;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес Спутник;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит описание или ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • продвигает продукты или услуги третьих лиц без соответствующего на то разрешения;
  • содержит оскорбительные выражения или нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к языку, например, текст написан целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Администрация имеет право без предварительного уведомления пользователя заблокировать ему доступ к странице или удалить его аккаунт в случае нарушения пользователем правил комментирования или при обнаружении в действиях пользователя признаков такого нарушения.

Усыновление в молдове

Есть дети, которые по разным причинам остались без семьи, и есть семьи, мечтающие о ребенке. О том, как они могут обрести друг друга, «Панораме» рассказала заместитель начальника муниципального Управления по защите прав ребенка Клара Кац.

Вся процедура усыновления регулируется новым Законом №99 «О юридическом статусе усыновления», который вступил в силу в январе 2011 года. В нем более четко, чем в предыдущих законодательных актах, прописаны все процедуры усыновления, в том числе иностранными гражданами.

Итак, усыновителями в Молдове могут стать граждане, достигшие 25 лет. При этом они должны быть старше усыновляемых детей не менее чем на 18, но не более чем на 48 лет. Закон не обязывает усыновителя состоять в браке, следовательно, приемным родителем может стать и незамужняя мама, и неженатый папа. Правда, по замечанию Клары Михайловны, одинокая женщина, желающая усыновить ребенка, вызывает гораздо меньше вопросов у специалистов органов опеки и попечительства, чем взрослый одинокий мужчина.

Не могут быть усыновителями граждане, лишенные ранее родительских прав или уклоняющиеся от исполнения родительских обязанностей, например от выплаты алиментов. А также люди, ведущие себя аморально или страдающие некоторыми заболеваниями.

О тонкостях процедуры усыновления

Семья, решившая усыновить ребенка, должна обратиться в органы опеки и попечительства по месту жительства с заявлением о своем намерении.

Специальная комиссия предложит потенциальным усыновителям предоставить соответствующий пакет документов, заполнить «социальную анкету» и пройти психологический тест, чтобы убедиться в их соответствии всем тем нормам, которые предъявляются к усыновителям.

– Органы опеки обязаны изучить условия проживания заявителя и условия, которые могут быть предоставлены ребенку. Свои заключения должны вынести психолог и педагог, а также медицинская комиссия. Кроме того, закон предусматривает курс обучения усыновителей, включающий лекции юриста, врача и психолога. Потом они получают свидетельство усыновителей, которое действительно в течение года, и допуск к знакомству с детьми с юридическим статусом усыновления. После того как семья определилась с выбором, родители посещают ребенка в течение месяца – идет так называемая «притирка», и, если все хорошо, то решением специальной комиссии малыша вверяют семье на 90 дней, а по истечении этого срока их новый статус закрепляется в суде, — рассказывает Клара Кац обо всех тонкостях процедуры усыновления.

Специалисты оценивают также материальное положение семьи, но конкретных цифр относительно того, каков именно должен быть доход потенциальных родителей, законодательство не определяет.
– Мы нередко сталкиваемся с ситуациями, когда люди, живущие в селе, казалось бы, не в состоянии предоставить ребенку каких-либо особенно комфортных условий с материальной точки зрения. Но трехмесячный «испытательный срок» доказывает, что главное – это родительская любовь и нежное отношение к ребенку, а не финансы.

Детей больше, чем родителей

На сегодняшний день в Кишиневе насчитывается всего 70 семей, обладающих официальным статусом усыновителей, а детей со статусом усыновляемых вдвое больше – 142, и в 80% случаев у них есть проблемы со здоровьем, а следовательно, и особые потребности. При этом кривая статистических данных по усыновлению за последние годы резко пошла вниз. Например, по данным Министерства труда, социальной защиты и семьи, начиная с 2006 года число детей, усыновленных молдавскими семьями, сократилось вдвое. Так, в 2010 году было усыновлено лишь 142 ребенка, в 2011-м – 44, а в первом полугодии 2012-го – всего 7 детей. А вот международное усыновление и вовсе «сошло на нет». Если в 2010 году иностранные граждане приняли в свои семьи 45 молдавских ребятишек, то в 2011-м их было несколько человек.

По мнению Клары Михайловны, такое положение вещей частично объясняется тем, что большинство семей мечтают об идеальных детях. Наши соотечественники выбирают ребенка в соответствии со своими критериями. Преимуществом в глазах приемных родителей обладают младенцы и дети до 3 лет, желательно женского пола, на мальчиков почему-то спрос меньше. Естественно, что все хотят абсолютно здоровых детей, а также с относительно хорошей историей биологической семьи. Но, к сожалению, такие «радужные картины» редки. Вот потенциальные родители и ждут, иногда годами, «своего», самого лучшего ребенка.

К тому же, если по старому законодательству можно было усыновлять детей, чьи биологические родители умерли либо отказались от них, то сейчас ребенка пытаются реинтегрировать в семьи родственников до четвертой степени: бабушек, дедушек, тетей, дядей, совершеннолетних братьев и сестер.

– Вначале мы должны предложить им самим забрать ребенка. Но на их поиски и переговоры уходит много времени, процедура затягивается, а ребенок тем временем растет и выходит из «привлекательного» возраста, — поясняет Клара Михайловна.

Лучше маленький и здоровый, чем взрослый и больной

На одной из недавних пресс-конференций министр труда, социальной защиты и семьи Валентина Булига отметила, что в прошлые годы иностранные граждане были готовы усыновлять любых детей, но сегодня ситуация изменилась. В настоящее время в республике насчитывается 26 детей со статусом на усыновление иностранными семьями, у 17 из них серьезные проблемы со здоровьем. Однако иностранные усыновители, подавшие заявку, просят детей в возрасте до 9 лет и без серьезных медицинских диагнозов.

По новому закону, полгода уходит на получение ребенком юридического статуса на усыновление (раньше его нужно было ждать несколько лет. – Прим. авт.), и если после этого, в последующие два года, его не усыновили молдавские семьи, то он может быть предложен на международное усыновление.

В 2011 году была отменена госпошлина, равная 1500 евро, которую должны были заплатить иностранцы в случае усыновления ребенка из Молдовы. Эта сумма включала в себя почтовые и телефонные услуги, перевод документов, а большая ее часть – около 1300 евро – тратилась на перевоз служащих министерства социальной защиты в страну, где проживал ребенок и его приемные родители, для контроля.

Вместо этой суммы была установлена фиксированная плата в размере 3000 леев, которую предполагается расходовать на оформление документов, вне зависимости от количества усыновленных детей. Учитывая, что иностранные усыновители довольно часто принимали в свои семьи нескольких детей сразу (законодательство не разрешает разлучение единокровных братьев и сестер), то это существенно облегчило им «материальную нагрузку». И, тем не менее, случаев международного усыновления все меньше.

На вопрос, почему за последние годы так мало детей из Молдовы были приняты иностранными усыновителями, специалист по защите прав ребенка ответить затруднилась:

– Возможно, ситуация изменится после внесения в процедуру усыновления ряда поправок, представленных правительством республики 1 августа, которые еще предстоит принять парламенту. Законопроект предусматривает разделение детей на две категории: дети без специальных потребностей и дети со статусом ограниченных возможностей. Кроме того, предлагается уменьшить срок, после которого дети со специальными потребностями могут быть усыновлены иностранными гражданами.

«Не семье – ребенка, а ребенку – семью!»

Потенциальный усыновитель, подавая заявление, должен указать причины, по которым он желает взять ребенка. По словам госпожи Кац, редко можно услышать, что цель усыновления — дать ребенку, оказавшемуся в сложной ситуации, любовь, возможность получить образование, профессию, сделать его счастливым. Чаще всего мотивом является то, что «некому будет на старости лет стакан воды подать».

– В прежние годы мы часто руководствовались потребностями семьи, выразившей желание усыновить ребенка. Семья диктовала свои условия – «хочу новорожденную девочку с голубыми глазами» и тому подобное. Сегодня мы руководствуемся принципом «не семье – ребенка, а ребенку – семью», – говорит Клара Михайловна. – Проблема не у взрослых людей, по тем или иным причинам не имеющих детей, а у ребенка, который остался без родителей и нуждается в подходящей именно ему – любящей и ответственной – семье. Принимая ребенка в семью, родители должны быть озабочены, в первую очередь, его здоровьем, постараться подарить ему свою любовь – именно это достойная цель любого усыновления.

Абсолютно все усыновители заслуживают огромного уважения, считает главный специалист по защите прав ребенка, ведь воспитать ребенка в наше трудное время, ох, как непросто, тем более чужого. И задача государства – помочь найти достойных людей, готовых пойти на этот шаг.

Из досье «Панорамы»:

Юридический статус на усыновление может быть присвоен детям, родители которых умерли (оба или один, если это была мать-одиночка); родители которых лишены родительских прав; родители которых лишены судом дееспособности; от которых родители отказались добровольно, и если они не жили с ребенком в течение 6 месяцев и не принимали участия в его содержании и воспитании.

Документы, прилагаемые к заявлению об усыновлении:

*копия удостоверения личности;
*копия свидетельства о рождении;
*копия свидетельства о браке — при усыновлении лицами, состоящими в браке, или копия свидетельства о расторжении брака — при усыновлении ребенка разведенным лицом;
*справка с места работы о занимаемой должности и размере заработной платы либо копия декларации о доходах или иной подобный документ за последние 12 месяцев;
*нотариально удостоверенная копия документа, подтверждающего его право собственности на жилье или право пользования им;
*справка о несудимости;
* медицинское заключение о состоянии здоровья, выданное медицинским учреждением по месту жительства;
*биографические данные.

В зависимости от обстоятельств могут также потребоваться и другие документы.

Молдова без сирот. Миф или реальность

Молдавские детские дома и интернаты, несмотря на то, что не все идеальны для жизни ребенка, но все-таки становятся вторым домом для некоторых ребят.

На смену интернатам – общинные центры

Детей, которые жили, учились в этих заведениях, по замыслу чиновников, которые затеяли эту реформу, возвращают биологическим родителям или же пристраивают в альтернативные семьи. По мнению властей, содержать интернаты невыгодно в экономическом плане, т.к. большая часть денег уходит на коммунальные услуги и на зарплаты сотрудникам. Также они уверены, что воспитанники, живя в «коммунитарных» (общинных) домах или домах семейного типа, смогут получить лучший уход, медицинский присмотр, хорошую психологическую поддержку.

Руководители домов-интернатов не разделяют этого мнения. Они против полного уничтожения системы по защите детей, оставшихся без попечения родителей. Они не уверены в том, что такие реформы, которые, якобы, хорошо зарекомендовали себя в западноевропейских странах, могут оказаться панацеей и для Молдовы.

Более половины воспитанников, живущих в детском доме, – не сироты. У многих есть мама и папа, родственники, но они не могут заниматься воспитанием детей из-за тяжелого материального положения, алкогольной зависимости, или по болезни, или просто потому, что не хватает денег на их содержание по самым скромным молдавским меркам. Ведь люди, которые привыкли вести обычный для них нищенский образ жизни, с трудом переходят на здоровый образ жизни. Им просто нет дела до своих отпрысков.

Такие «переезды», пусть даже в родную семью, негативно сказываются на психике ребенка. Психологи отмечают, что, если у ребенка больше трёх раз разрывается привязанность, она больше не возникает никогда. И все усилия защитить детей от пагубного влияния оказываются тщетными, а иногда приводят к трагическим ситуациям. Дети просто предоставлены сами себе.

Кроме того, после закрытия школ-интернатов многие огромные здания пустуют, их не используют или же перепродают, а люди теряют работу. Но это еще полбеды, в сравнении с тем, какая судьба ждёт детей. После закрытия интернатов часто дети исчезают. Что с ними происходит, никто не знает. Списки и все данные в центрах и госучреждениях держат в секрете. В этой проблеме разбирался корреспондент noi.md. Комментарии были взяты не только у государственных структур, но и у НПО, экспертов, и непосредственно у людей, которые знакомы с ситуацией. Мнение одних существенно расходится с мнением других. Но для начала, немного цифр.

На первый-второй рассчитайсь!

По данным министерства труда, социальной защиты и семьи, на 31 декабря 2015 г. на учёте ведомства стояло 1984 детей-сирот и 2493 ребенка, лишенных родительской опеки. Если сравнить с 2014 г., то тогда было, соответственно, 2009 и 2438 детей таких категорий в возрасте от 0 до 18 лет. По данным статистики, почти треть из них — в воз­расте от 11 до 15 лет. Боль­шин­ство из них — сель­ские жите­ли.

Согласно данным за 2015 г., в 78 домах семейного типа (CCTF) проживали 336 детей. Динамику можно проследить по таблице.

Детские дома семейного типа, 2007-2015

В конце этого же года в стране действовали 370 семей патронатного воспитания (APP), в которых были размещены 645 детей. В министерстве труда отмечают, что в течение 2007-2015 гг. значительно увеличилось число людей, которые решили стать патронатными родителями, а также количество детей, которые были определены в данную службу.

Патронатное воспитание, 2007-2015 гг.

Всего в 2015 г. гражданами Молдовы было усыновлено 88 детей, а иностранными парами только 10. Преобладающее большинство детей, усыновленных иностранцами в прошлом году, переданы на воспитание гражданам Швейцарии (три ребенка) и Германии (3), а также США (2) и Италии (2). Больше всего удочерили девочек в возрасте от трех до шести лет.

Национальное усыновление, 2015 г.

Международное усыновление, 2015

В 2014 г. судебные инстанции утвердили и впоследствии включили в Государственный регистр усыновлений 104 национальных усыновления. В соответствии с процедурой международного усыновления, в том году было усыновлено 17 детей, а принимающими государствами выступили США (6 детей), Италия (6 детей), Швейцария (4 детей) и Израиль (1 ребенок).

На следующем рисунке представлена динамика усыновления детей по процедурам национального и международного усыновления в течение 2012-2015 гг.

Усыновление, 2012-2015 гг.

Эксперимент: закрыть интернаты, детей вернуть семье

Директор неправительственной организации CCF Moldova – «Ребёнок. Сообщество. Семья», представляющая британский благотворительный фонд Hope and Homes for Children в Молдове Лилиана Ротару уверена, что детям нужны семья, индивидуальная забота, особенно для малышей. «Да, со стороны кажется, что они сыты, в тепле, вроде бы все нормально. Но психологически им сложно. За каждые три месяца, которые воспитанники проводят в интернате, они теряют месяц когнитивного развития», — сообщила она корреспонденту noi.md.

Одним из основных направлений деятельности CCF Молдова является поддержка альтернативных форм семьи. Другими словами, НПО помогает государству перейти от интернатного воспитания и по возможности вернуть детей в семью, родную или приемную, где о них будут заботиться, любить.

«О какой привязанности, может идти речь в интернатах, когда там ещё 10 лет назад жили по 400 и более человек. Причем очень часто братья и сёстры могли быть в разных домах из-за разницы в возрасте. И сколько бы сотрудников там ни работало, они не в силах дать ту любовь и теплоту, которая царит в семье», — считает г-жа Ротару.

«Мы помогаем местным органам власти, минпросвещению, минтруду, внедрять Стратегию по защите ребенка на 2014-2020 гг., а именно перейти от интернатных учреждений на другие формы служб, — продолжает директор CCF Moldova. — Мы работаем с каждой семьей, изучаем каждый случай в отдельности, т.к. у всех проблемы разные — социальные, экономические. Мы всегда просим разрешения приходить в семью. Большинство понимают, что они должны заниматься воспитанием детей, но боятся трудностей. У кого-то нет документов, у кого-то нет жилья, кто-то не может найти работу, деньги на ремонт дома. У кого-то проблемы с алкоголем, с домашним насилием. Мы никогда не осуждаем семью. Но с ними работает психолог, социальный ассистент. Не сразу получаем результат. Если семья хочет этого ребенка, то иногда достаточно одной встречи.

Если семья не идет на встречу, не делает то, что выгодно ей — иметь документы, получать пособия, не ищет работу, тогда созданная комиссия, увидев, что ребенка нельзя сохранить в родной семье, ищет другие способы помочь ему.

Большинство воспитанников детских домов не сироты, а дети, имеющие родителей, чаще всего лишённых родительских прав. Также в детские дома попадают и дети-инвалиды, от которых отказались родители. Дети, которых забирают у наркоманов, алкоголиков, у тех, кто сел в тюрьму.

Государство не сразу забирает ребенка. Это может быть расширенная семья, третьи лица, крестная, соседка, которая знает ребенка. Если и это невозможно, тогда местные органы определяют ребенка в Службу патронатного воспитания. Только на конец сентября 2016 г. патронатных воспитателей и домов семейного типа было около 400, и в их семьях воспитывалась почти 1 тыс. детей. Это — хорошая альтернатива интернатным учреждениям и семье, которая создает ситуацию риска для ребёнка».

К примеру, патронатные родители – это те же работники детдома, и заниматься воспитанием своих воспитанников могут не больше шести месяцев. Прежде чем забрать своих подопечных домой, они проходят курсы, где им объясняют, как правильно держать дистанцию и в то же время окружать ребёнка заботой.

Конечно, патронатная семья получает зарплату, пособие, разнообразные льготы. Не теряет социальные льготы и сирота. Просто считается, что он воспитывается в нормальной полноценной семье, где он будет лучше готов к будущей самостоятельной взрослой жизни.

В CCF считают, что Молдова к 2020-22 гг. сможет обходиться без больших интернатных учреждений. «Мы не сможем закрыть все интернаты, но количество детей, размещенных в них, само собой будет уменьшаться по многим причинам, — уверена Лилиана Ротару. — Во-первых, социальные ассистенты уже лучше подготовлены, районные комиссии работают с каждой семьей. Также развиваются все больше и больше таких служб, как дома патронатного типа или дома семейного типа или маленькие центры размещения на 4-8 мест по месту жительства ребенка».

Ротару отметила, что согласно Стратегии по защите ребенка на 2014-2020 гг., в интернатах запрещено размещать детей до трех лет, только в исключительных случаях, когда семья является угрозой. Но таких семей не так много. Если мать не справляется, потому что у нее нет денег, болеет, то ей нужно помочь. Хотя бы 1,5-2 года. Помогать матерям — обязанность государства.

Если система патронатных воспитателей сможет развиваться в течение пяти лет на 30-50% (не все дети из интерната нуждаются в этом размещении), то большая часть их сможет вернуться в расширенные или биологические семьи. Некоторые дети покинут детдома. Какая-то часть детей, возможно, будет временно размещена в маленьких центрах, чтобы не держать их в огромных учреждениях. К тому же, из-за ухудшения демографической ситуации в стране, стало меньше людей.

На мероприятии, проводимом во Дворце Республики под названием Gala Generozitatii в 2016 г., в присутствии молдавской элиты Лилана Ротару сообщила о задаче, которую поставила перед собой эта организация — ликвидировать к 2020 г. все школы-интернаты и детские дома в Республике Молдова. Кто поставил такие задачи перед этими НПО? Зачем так торопиться? Об этом можно только догадываться, но налицо высокая степень заинтересованности в том, чтобы любыми путями «высвободить» детей из-под опеки государства.

Городские маугли

По неофициальным данным, в последние годы в Кишиневе наблюдается наплыв беспризорных детей, которых в столице уже более одной тысячи. Всем им от 12 до 18 лет. Большинство их них, почти 70% – это приезжие из разных районов страны. Они живут «стаями». Чаще всего их можно встретить в руинах гостиницы Național или возле McDonald’s на Ботанике. Во время холодов они вынуждены укрываться в канализационных люках или на старых заводах.

Но у большинства этих детей есть родители, которые пьют, бьют или уехали за границу. Некоторые убегают из семей на несколько дней, потом возвращаются. Большинство же «высвободилось» из ликвидированных детских домов и интернатов. У кого-то остались в живых только бабушка или дедушка. Судьбы у всех разные. Но образ жизни у них один — воровство или попрошайничество, клей, наркотики, проституция.

При этом социальные работники утверждают, что в последние годы в Молдове почти не осталось подростков без определённого места жительства. Официальная статистика говорит только о 250 беспризорниках в Кишиневе. Кого-то отправили в специализированные центры, а кого-то «пристроили» в семьи. Власти довольны, и считают это достижением.

Другая сторона медали

В то же время директор гимназии-интерната №3 Игорь Сандлер не согласен с такой реформой и не верит в успех того, что маловместительные дома и патронатные родители смогут заменить детские дома и интернаты, испытанные годами. Приводя в пример столичный интернат №2, он обратил внимание на то, что за короткое время в семьи отправили около 100 воспитанников!

«За неделю всех детей отправили домой. Как так можно? Родители перестали пить, бить, колоться, нашли работу? И почему-то вся информация — в закрытом доступе. А раз скрывают, значит, есть что. Кроме того, откуда появились дети-беспризорники в гостинице Național, на вокзале, базаре?», — спрашивает директор интерната.

По его мнению, очень сложно и практически невозможно вернуть детей домой, учитывая сложную финансовую ситуацию в стране, и то положение, в котором находятся неблагополучные семьи. Такие вопросы нужно основательно изучать, с учетом судьбы каждого ребенка и решать всесторонне. Это огромная ответственность. Семьям нужна психологическая помощь, работа и не только. Но на самом деле помощь заключается в покупке стиральной машины или другой техники по никому не понятным ценам. И никто этой проблемой, по сути, не занимается.

В Кишиневе из восьми интернатов остался только интернат №3, в котором созданы хорошие условия для жизни и воспитания детей и который находится на балансе муниципия Кишинев, под руководством главного управления образования и претуры сектора Чентру. Они-то и обеспечивают бюджет интерната почти на 90%. Остальные расходы покрывают частные спонсоры, и, благодаря их поддержке, интернат ещё работает. Но в один день его также могут закрыть.

История повторяется

Все помнят о недавно нашумевшей истории про двух братьев и сестру, которых хотела усыновить американская пара. СМИ писали, что глава управления по защите прав ребенка (теперь уже бывшая) Светлана Кифа оказывала психологическое давление на детей. При этом она пыталась доказать, что итальянская семья за пять лет так и не подавала документы с просьбой об усыновлении, в то время как паре из США понравились дети, и она уже предоставила все документы для начала процедуры усыновления.

Как выяснилось позже, дети сами не захотели жить в американской семье, поскольку воспитывались в интернате и уже пять лет поддерживали тёплые отношения с семьёй из Италии, надеясь стать её частью.

«В прошлом году ко мне пришли два американца по поводу усыновления двух мальчиков, 12 и 14 лет, — рассказывает Игорь Сандлер. — Никакого согласия ребята не давали. Более того, последние пять лет они ездили на каникулы в Италию и отдыхали с семьей и считали их спонсорами. В то же время их сестра находится в патронатной семье в Ставченах. Конечно, разделять их не имели право. После того, как она достигла школьного возраста, ее должны были перевести в интернат. Но нам отказали, несмотря на то, что было написано немало писем. Девочка осталась в семье. Вопрос об усыновлении детей повис в воздухе. Но американцы не отказались и продолжают давить, несмотря на то, что мальчики против».

И это не первый случай, когда главу управления по защите прав ребенка обвинили в организации международных усыновлений. В 2009 г. она проходила сразу по нескольким уголовным делам. Тогдашний генеральный прокурор Валериу Гурбуля заявил: «Кифа организовала преступную схему, в которой был задействован круг лиц. Они отыскивали самых здоровых детей, создавали легенду о том, что они очень больны, чтобы сделать невозможным их усыновление внутри страны. Во всех случаях были задействованы огромные суммы денег, вымогаемые и получаемые, ценные подарки».

Но тогда лидеры Альянса «Наша Молдова» (АНМ) считали, что начальник муниципального управления по правам ребенка Светлана Кифа была арестована неправомочно. По их мнению, ее арест — это признак начала избирательной кампании.

Генпрокурор опроверг, что уголовное преследование Светланы Кифы, одновременно занимавшей пост председателя муниципальной женской организации АНМ, может иметь политический характер. В январе 2009 г. Светлана Кифа провела в следственном изоляторе управления по борьбе с организованной преступностью МВД трое суток. Затем суд сектора Чентру Кишинева освободил её из-под стражи и поместил под домашний арест на 30 суток, которые истекли во второй половине февраля. Сегодня она находится на свободе. После очередного скандала подала в отставку.

Мораторий

Для справки. В январе 2009 г. Молдова установила мораторий на международные усыновления детей. Такое решение принял глава государства Владимир Воронин после того, как ему были представлены материалы о прямой причастности должностных лиц отдельных подразделений органов местного публичного управления к случаям незаконного усыновления. Воронин тогда отметил, что подобная ситуация могла возникнуть в первую очередь в силу чрезмерной коррумпированности чиновников, причастных к случаям нелегального усыновления, а также в связи с несовершенством нормативно-законодательной базы в области усыновления и молчаливым попустительством сложившемуся положению компетентных органов.

Сирота казанская

«Чтобы детей усыновляли иностранцы, — может быть, и хорошо, только это всё должно быть законно, прозрачно и вестись мониторинг, — уверен Игорь Сандлер. — У ребят из интерната после окончания 9 класса практически нет будущего в Молдове. В нашей стране они получают от государства после окончания интерната 3 тыс. леев. Если поступают в колледж, то ежемесячно им дают по 1,5 тыс. леев и после окончания еще 10 тыс. леев. Плюс общежитие и минимальное питание. В год в среднем наш интернат выпускает около 30 человек, когда-то шла речь о 60. Если же ребенок решит учиться в лицее, то никакой финансовой поддержки он не получит».

Действительно, в свои 14-16 лет воспитанники интернатов в прямом смысле слова оказываются на улице. Почему бы инвесторам из CCF/HHC, если у них есть лишние деньги, не построить, к примеру, общежитие для выпускников домов-интернатов — круглых сирот?

Помощь, которую оказывает государство, мизерная. Может быть, им действительно будет лучше с иностранными родителями, где намного лучше условия, где они смогут получить образование. Хоть это и звучит чересчур меркантильно.

Однако детям, может, не хуже, а, скорее лучше, и с молдавскими родителями, которые не имеют детей, но способны создать хорошие условия для развития и воспитания ребенка. Но усыновить ребенка молдавским родителям существенно сложнее, чем иностранцам, – нужно просто пройти круги ада. Даже за взятки, которые обязательны.

Никому нет дела

Источник, пожелавший остаться неизвестным, рассказал корреспонденту noi.md, что после того, как Россия ввела мораторий на усыновление детей гражданами США, а власти Молдовы мораторий сняли, спрос на детей из Молдовы увеличился. И все хотят, в основном, здоровых, красивых детей с голубыми глазами. Это сложно осуществить, поэтому придумали «под маркой» возвращения детей в семью, определять их в центры, созданные иностранцами. Только в Кишиневе их энное количество. Детей буквально «впихивают» обратно в неблагополучные семьи, где проблемы никогда не заканчиваются.

Главное – освободить ребенка из-под опеки и ответственности государства. А для этого надо ликвидировать все детские дома и школы-интернаты. С этой целью открывают нелегальные компании, которые занимаются такими вопросами и работают при поддержке государственных структур. С этой целью, возможно, открыты и CCF с HHC, организующие концерты и благотворительные вечера с участием звёзд, за спиной которых делают свое дело.

«Получить информацию о детях, приемных семьях, даже человеку, который работает в этой системе, невозможно. Сложно доказать тот факт, что детей продают с определенной целью. Все закрыто, признает источник. Никто не даёт адресов, но никто и не мониторит, в том числе консульские отделы. Только для галочки. Да, потенциальные родители приносят документы, подтверждающие, что они здоровы, чисты перед законом. Но в этой системе все повязаны. Это — закрытая группа лиц, у которой есть ниточки во все органы. Они покупают детей, как товар. Естественно, здесь крутятся большие деньги. Речь идёт о суммах в десятки, а иногда и сотни тысяч евро. В то же время государству отстегивают за усыновление около 3 тыс. леев (налоги). При этом взятки за усыновление детей молдавскими родителями (тех, кого не взяли иностранцы) составляют от 3 до 6 тыс. евро. Чувствуете разницу?

Очень часто внутреннее усыновление полностью искусственно блокируют, чтобы потом ребенок стал на учёт международного усыновления. И неизвестно, были ли потенциальные родители из Молдовы. Кроме того, иностранцы не имеют право брать здоровых детей. Усыновить они могут только больных деток, лечение которых в республике невозможно. А сделать из здорового ребенка, больным, указав в медицинской карточке нужный диагноз, не составляет особого труда», — сообщил наш источник.

Республика Молдова — не единственная в мире страна, где стремятся всех детей, оставшихся без попечения родителей, вернуть в семьи. Такие эксперименты проводились во многих странах, в том числе в Италии, Румынии, Венгрии, Украине. Однако потом «не осчастливленных» детей массово возвращали государству и кого-то теряли по дороге.

Похоже, что пожинать плоды таких реформ теперь придётся уже молдавским детям. После закрытия детских домов и интернатов ситуация только ухудшится, т.к. не создана система, в которой работают честные люди под надзором общественности, которая в своей деятельности руководствовалась бы исключительно заботой о детях. Всем заправляют чиновники с низкими зарплатами…

Обществу и государству нужно усилить заботу о детях, оставшихся без опеки родителей и, в первую очередь, не нужно забывать, что дети — это живые души, на которых не следует экономить и относится к ним, как к товару. Чтобы было меньше детей в детских домах, нужно больше уделять внимания тому, КАК предотвратить сиротство, и КАК повысить уровень жизни граждан Молдовы.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter