Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 1 июня 2017 г. N Ф02-2351/17 по делу N А78-14855/2014 (ключевые темы: Общество с ограниченной ответственностью — взыскание убытков — возмещение убытков — гражданско-правовая ответственность — Налоговые санкции)

Резолютивная часть постановления объявлена 30 мая 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 01 июня 2017 года.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Бронниковой И.А.,

судей: Парской Н.Н., Уманя И.Н.,

при ведении протокола судебного заседания с использованием систем видеоконференц-связи помощником судьи Бомштейн В.В.,

при участии в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи в помещении Арбитражного суда Забайкальского края представителей Лысенко Валерия Павловича — Старицыной Натальи Викторовны (доверенность от 09.09.2016), Федеральной налоговой службы России Кобетовой Ольги Агатольевны (доверенность от 20.02.2017),

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Лысенко Валерия Павловича на определение Арбитражного суда Забайкальского края от 24 января 2017 года по делу N А78-14855/2014, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 марта 2017 года по тому же делу (суд первой инстанции: Антонова О.П.; суд апелляционной инстанции: Даровских К.Н., Монакова О.В., Оширова Л.В.),

решением Арбитражного суда Забайкальского края от 19 марта 2015 года общество с ограниченной ответственностью Управляющая компания «Декор» (далее — ООО УК «Декор», должник) признано несостоятельным (банкротом) в качестве отсутствующего должника, конкурсным управляющим должника утверждена Таханова Баирма Владимировна (далее — конкурсный управляющий Таханова Б.В.).

Конкурсный управляющий Таханова Б.В. 28.12.2015 обратилась в Арбитражный суд Забайкальского края с заявлением о взыскании убытков с бывшего генерального директора ООО УК «Декор» Ивановой Натальи Владимировны (до смены фамилии Потапова) в сумме 1 471 158 рублей 11 копеек.

К участию в обособленном споре в качестве соответчиков привлечены Гирин Николай Иванович (далее — Гирин Н.И.) и Гирина Инга Валерьевна (далее — Гирина И.В.), Лысенко Валерий Павлович (заинтересованное лицо) (далее — Лысенко В.П.).

Определением Арбитражного суда Забайкальского края от 24 января 2017 года заявление конкурсного управляющего Тахановой Б.В. удовлетворено в части взыскания убытков с Лысенко В.П. в сумме 317 003 рубля 15 копеек, с Ивановой Н.В. в сумме 184 362 рубля 96 копеек. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 марта 2017 года определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Лысенко В.П. обратился в Арбитражный суд Восточно — Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, и принять по делу новый судебный акт.

По мнению заявителя кассационной жалобы, заявителем пропущен трехлетний срок исковой давности по взысканию убытков с Лысенко В.П. Определение существа и правовой природы убытков, взысканных с заявителя жалобы, имеет принципиальное значение, поскольку необходимо учитывать положения пункта 1 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), где указано, что в качестве основания для удовлетворения заявления может являться не любое противоправное поведение руководителя должника, а исключительно связанное с неисполнением Закона о банкротстве. Конкурсным управляющим не доказано всей совокупности условий, необходимых для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков. Судом апелляционной инстанции неправомерно применены положения абзаца 4 пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве.

В судебном заседании представитель заявителя поддержала доводы, изложенные в кассационной жалобе, представитель уполномоченного органа возразила доводам жалобы.

Иные лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, однако своих представителей в судебное заседание не направили, отзывы на кассационную жалобу не представили.

Проверив в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов судебных инстанций о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Арбитражный суд Восточно — Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено судами и следует из материалов дела, ООО УК «Декор» зарегистрировано в качестве юридического лица 25.06.2009.

Руководителем должника и его единственным учредителем с момента образования юридического лица до 23.01.2011 являлся Лысенко В.П.

С 01.07.2009 до 31.12.2010 Гирин Н.И. являлся заместителем генерального директора ООО УК «Декор».

Гирина И.В. с 01.07.2009 до 31.12.2010 являлась коммерческим директором ООО УК «Декор».

С 03.02.2011 до 22.05.2011 учредителями ООО УК «Декор» являлись Лысенко В.П. и Иванова (Потапова) Н.В.

С 23.05.2011 Иванова (Потапова) Н.В. являлась единственным учредителем ООО УК «Декор».

Иванова (Потапова) Н.В. являлась руководителем ООО УК «Декор» с 24.01.2011 до даты признания должника банкротом (запись о смене руководителя в ЕГРЮЛ внесена 03.02.2011. До момента назначения на должность руководителя должника Иванова (Потапова) Н.В. замещала должность главного бухгалтера ООО УК «Декор».

В реестр требований кредиторов ООО УК «Декор» включены требования конкурсных кредиторов в общей сумме 8 890 347 рублей 66 копеек.

В ходе проведения мероприятий конкурсного производства в отношении ООО УК «Декор» не выявлено имущества, за счет которого могла быть сформирована конкурсная масса и погашены требования кредиторов, включенные в реестр требований кредиторов (отчет конкурсного управляющего по состоянию на 16.05.2016, на 12.01.2017).

Конкурсный управляющий Таханова Б.В., обращаясь в арбитражный суд с настоящим заявлением, указала, что в результате неправомерных действий бывших руководителей ООО УК «Декор», выразившихся в не проявлении должной осмотрительности при выборе контрагентов при заключении сделок, в недостаточной заботливости и осмотрительности при исчислении налогов и предоставлении налоговых деклараций, а также в совершении действий, направленных на незаконное уменьшение налогооблагаемой базы, повлекших доначисление налогов и пени, привлечение юридического лица к налоговой ответственности привело к возникновению убытков должника в виде штрафов в сумме 231 637 рублей, пени в сумме 169 729 рублей 11 копеек, а также доначисленных налогов в сумме 969 792 рублей.

Арбитражный суд первой инстанции, частично удовлетворяя требования конкурсного управляющего Тахановой Б.В., исходил из того, что действия (бездействие) Лысенко В.П. и Потаповой (Ивановой) Н.В. находятся в причинно-следственной связи с причиненными должнику убытками по начислению пени и штрафов. При этом отклонил довод Лысенко В.П. о пропуске срока исковой давности.

Четвертый арбитражный апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции.

В соответствии с частью 1 статьи 133 и частью 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с учетом обстоятельств, приведенных конкурсным управляющим Тахановой Б.В. в обоснование заявленных ею требований, учитывая также характер спорных правоотношений сторон настоящего обособленного спора в деле о банкротстве ООО УК «Декор», суды первой и апелляционной инстанций квалифицировали заявленные конкурсным управляющим требования как требования о взыскании убытков с бывшего руководителя должника.

Согласно пункту 3 статьи 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе подавать в арбитражный суд от имени должника иски о взыскании убытков, причиненных действиями (бездействием) руководителя должника, лиц, входящих в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, собственника имущества должника, лицами, действовавшими от имени должника в соответствии с доверенностью, иными лицами, действовавшими в соответствии с учредительными документами должника.

Пунктом 1 статьи 10 Закона о банкротстве установлено, что в случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника — унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином-должником положений данного Закона указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения.

В соответствии с пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.

Пунктом 2 статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрено, что единоличный исполнительный орган общества несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 53 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», с даты введения первой процедуры банкротства и далее в ходе любой процедуры банкротства требования должника, его участников и кредиторов о возмещении убытков, причиненных арбитражным управляющим (пункт 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве), а также о возмещении убытков, причиненных должнику — юридическому лицу его органами (пункт 3 статьи 53 ГК РФ, статья 71 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», статья 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и т.д.), могут быть предъявлены и рассмотрены только в рамках дела о банкротстве. Лица, в отношении которых подано заявление о возмещении убытков, имеют права и несут обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве, связанные с рассмотрением названного заявления, включая право обжаловать судебные акты. По результатам рассмотрения такого заявления выносится определение, на основании которого может быть выдан исполнительный лист.

В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, при обращении в арбитражный суд с заявлением о взыскании убытков, причиненных противоправными действиями лица, ранее исполнявшего обязанности единоличного исполнительного органа должника, конкурсный управляющий Тарханова Б.В. обязана доказать сам факт причинения убытков должнику, противоправность действий ответчика, а также наличие причинной связи между действиями причинителя вреда и наступившими последствиями, в то время как обязанность по доказыванию отсутствия вины в причинении убытков лежит на привлекаемом к гражданско-правовой ответственности ответчике.

Из заявления конкурсного управляющего Тахановой Б.В. следует, что основанием для предъявления к Лысенко В.П. требований, рассматриваемых в рамках настоящего обособленного спора, явились неправомерные действия бывших руководителей ООО УК «Декор», выразившиеся в не проявлении должной осмотрительности при выборе контрагентов при заключении сделок, в недостаточной заботливости и осмотрительности при исчислении налогов и предоставлении налоговых деклараций, а также в совершении действий, направленных на незаконное уменьшение налогооблагаемой базы, повлекших доначисление налогов и пени, привлечение юридического лица к налоговой ответственности и возникновению убытков.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что противоправность действий Лысенко В.П. подтверждается решением налогового органа N 14-08-19 от 31.03.2014, которым установлено наличие необоснованной выгоды, направленной на увеличение затратной части при определении налоговой базы по налогу на прибыль и вычетам по налогу на добавленную стоимость, при отсутствии реальных взаимоотношений между сторонами сделок. Контрагенты ООО УК «Декор» имеют признаки номинальных организаций («фирмы-однодневки»).

При этом судами не учтено следующее.

В соответствии с частью 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Такую же обязанность несут члены коллегиальных органов юридического лица (наблюдательного или иного совета, правления и т.п.).

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, сформулированными в абзацах 3, 4 пункта 12 Постановления от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Для привлечения виновного лица к гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков истцу необходимо доказать наличие состава правонарушения, включающего наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинно-следственную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредом.

Рассмотрение обособленного спора в виде взыскания убытков с лица, исполнявшего обязанности руководителя должника, производится (с учетом специфики дела о банкротстве) по общим правилам искового производства и должно быть подчинено таким основополагающим задачам судопроизводства как защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, справедливое публичное судебное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом (статья 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Исходя из того, что обязанность по уплате налогов в бюджет возложена законом на общество, к ответственности за неуплату налогов привлечено само общество, а не его генеральный директор, участник, исполнительный орган может быть привлечен к ответственности в виде взыскания убытков, связанных с налоговыми правонарушениями, в случае просрочки уплаты налогов либо при доказанности его непосредственной вины в доначислении налогов.

Между тем, обстоятельства, свидетельствующие о непосредственном участии Лысенко В.П. в разработке тех или иных схем уклонения от уплаты налогов, получения необоснованной налоговой выгоды, привлечения его к уголовной ответственности за неуплату налогов (статья 199 Уголовного кодекса Российской Федерации), равно как и обстоятельства, свидетельствующие о том, что действия (бездействие) ответчика были направлены на причинение вреда возглавляемому им обществу судами не устанавливались.

Из решения уполномоченного органа о привлечении должника к налоговой ответственности этих обстоятельств также не следует.

При таких обстоятельствах с учетом изложенного, поскольку при вынесении обжалуемых судебных актов суды первой и апелляционной инстанций не исследовали все имеющие значение для дела доказательства в их совокупности, фактические обстоятельства настоящего дела надлежащим образом не устанавливались, выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии оснований для взыскания с ответчика Лысенко В.П. убытков являются преждевременными, в связи с чем, определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции подлежат в этой части отмене.

Доводы заявителя кассационной жалобы о пропуске трехлетнего срока исковой давности по взысканию убытков с Лысенко В.П., отклоняются судом кассационной инстанции, как необоснованные.

Ответственность руководителя должника является гражданско-правовой, поэтому убытки подлежат взысканию по правилам статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть применяются общие сроки исковой давности.

Учитывая то, что предъявленная к взысканию сумма убытков в виде штрафов и пеней, установлена решением налогового органа от 31.03.2014 N 14-08-19, то общий 3-летний срок исковой давности, предусмотренный пунктом 1 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, при подаче 28.12.2015 заявления о взыскании убытков с бывшего руководителя должника в рассматриваемом обособленном споре не пропущен.

Учитывая, что для принятия обоснованного и законного судебного акта требуется исследование и оценка представленных в материалы дела доказательств, установление всех имеющих значение для дела обстоятельств, что невозможно в арбитражном суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует устранить отмеченные недостатки, установить все фактические обстоятельства дела, полно и всесторонне исследовать доводы и возражения сторон и представленные ими доказательства, дать им надлежащую правовую оценку и принять судебный акт в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Руководствуясь статьями 274, 286-290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

Определение Арбитражного суда Забайкальского края от 24 января 2017 года по делу N А78-14855/2014, постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 16 марта 2017 года по тому же делу в части взыскания с Лысенко Валерия Павловича 317 003 рублей 15 копеек убытков отменить, дело направить в этой части на новое рассмотрение в Арбитражный суд Забайкальского края.

В остальной части судебные акты оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Актуальные вопросы исковой давности возмещения налогоплательщикам убытков, причиненных налоговыми органами

(Долгополов О. И.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2013) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ ВОЗМЕЩЕНИЯ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКАМ УБЫТКОВ, ПРИЧИНЕННЫХ НАЛОГОВЫМИ ОРГАНАМИ

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 21 марта 2013 года

Долгополов О. И., помощник судьи Арбитражного суда Тамбовской области.

Как показывает практика возмещения налогоплательщикам убытков, причиненных налоговыми органами, имеется неопределенность в установлении исковой давности. Автор на основании анализа действующего законодательства и судебной арбитражной практики определил срок исковой давности на возмещение убытков и начало его течения.

Ключевые слова: возмещение убытков, исковая давность, начало течения срока, налогоплательщик, налоговые органы.

1. Общие положения

Система норм, регулирующих вопросы возмещения налогоплательщикам убытков, причиненных налоговыми органами, построена таким образом, что, с одной стороны, в нормативных правовых актах закреплено право налогоплательщика возместить убытки, которое гарантируется государством: — согласно статье 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Данные положения нашли свое продолжение в Гражданском кодексе РФ (ГК РФ) и Налоговом кодексе РФ (НК РФ); — в силу ст. ст. 16, 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации; — как установлено п. 1 ст. 22 НК РФ, налогоплательщикам гарантируется административная и судебная защита их прав и законных интересов, среди которых пп. 14 п. 1 ст. 21 НК РФ выделяет право на возмещение в полном объеме убытков, причиненных незаконными актами налоговых органов или незаконными действиями (бездействием) их должностных лиц. С другой стороны, государство не только закрепило гарантии на возмещение причиненных убытков, но и установило правила и порядок возмещения убытков; рассмотрения данной категории споров; реализации принятых решений по результатам их рассмотрения. В то же время, как показывает практика применения положений о возмещении налогоплательщикам причиненных убытков, имеется неопределенность в установлении срока, в течение которого налогоплательщик вправе обратиться в суд за взысканием указанных убытков. В теоретических исследованиях имеется спор относительно природы возникающих отношений при возмещении убытков, причиненных налоговым органом (является ли этот спор публично-правовым либо частноправовым). Это обстоятельство также добавляет неопределенность установления данного срока. Как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ (например, в Определениях от 21 апреля 2005 года N 191-О и от 15 ноября 2007 года N 755-О-О), закрепление в законе сроков обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту. Установление в законе общего срока исковой давности (т. е. срока для защиты интересов лица, право которого нарушено), а также последствий его пропуска обусловлено необходимостью обеспечить стабильность отношений участников гражданского оборота и не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод (Определения Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2010 года N 266-О-О, от 23 сентября 2010 года N 1155-О-О). В п. 7.3 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) указано, что в судебной практике вызывает сложности применение исковой давности к требованиям с неопределенным сроком исполнения. Положения пункта 2 ст. 200 ГК РФ допускает различные варианты ее истолкования, что влечет неопределенность правового регулирования. Законодательно возможно выработать компромиссную модель регулирования, которая, с одной стороны, исключала бы судебную защиту требований, возникших значительно ранее их осуществления (десять и более лет тому назад), но, с другой стороны, не вводила бы неприемлемо краткий для оборота срок судебной защиты обязательств до востребования (три года с момента возникновения обязательства). ——————————— Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.

Таким образом, вопрос об определении сроков исковой давности, в том числе касающихся возмещения налогоплательщикам убытков, причиненных налоговыми органами, является актуальным в настоящее время. В п. 7.7 Концепции также обращено внимание, что требует совершенствования регулирование исковой давности по дополнительным требованиям (ст. 207 ГК). Подобная норма известна иностранным правопорядкам и имеет целью недопущение ситуации, при которой основное требование утрачивает принудительную защиту в судебном порядке, а дополнительное требование могло бы ее сохранить, поскольку чаще всего дополнительное требование отличается по срокам возникновения от возникновения основного требования. Возмещение налогоплательщикам убытков не является дополнительным требованием. Требование об убытках вытекает лишь от оценки решений, действий (бездействия) налогового органа (должностных лиц), оспаривание которых возможно как отдельно от взыскания убытков, так и вместе с их взысканием. Следовательно, возмещение налогоплательщикам убытков, причиненных налоговыми органами, является самостоятельным способом защиты их прав и законных интересов. При этом иски о возмещении убытков могут подаваться налогоплательщиками: — самостоятельно; — в составе иска об оспаривании решений, действий (бездействия) налоговых органов; — после такого оспаривания, т. е. после признания незаконными (недействительными) решений, действий (бездействия) налоговых органов. На основе действующего законодательства с учетом судебной практики установим срок исковой давности применительно к рассматриваемому вопросу о возмещении налогоплательщикам убытков, причиненных налоговыми органами.

2. Исковая давность

Действующее гражданское законодательство под исковой давностью понимает срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК РФ). Институт исковой давности в гражданском праве имеет целью упорядочить гражданский оборот, создать определенность и устойчивость правовых связей, дисциплинировать их участников, обеспечить своевременную защиту прав и интересов субъектов гражданских правоотношений, поскольку отсутствие разумных временных ограничений для принудительной защиты нарушенных гражданских прав приводило бы к ущемлению охраняемых законом прав и интересов ответчиков и третьих лиц, которые не всегда могли бы заранее учесть необходимость собирания и сохранения значимых для рассмотрения дела сведений и фактов (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 ноября 2006 года N 445-О). Применение судом по заявлению стороны в споре исковой давности защищает участников гражданского оборота от необоснованных притязаний и одновременно побуждает их своевременно заботиться об осуществлении и защите своих прав. Таким образом, исковая давность вносит правовую определенность в возникающие правоотношения. Как указано в Постановлении ФАС Центрального округа от 30.03.2012 по делу N А64-6030/2010, убытки представляют собой негативные имущественные последствия, возникающие у лица вследствие нарушения его неимущественного или имущественного права. Реализация такого способа защиты, как возмещение убытков, возможна лишь при наличии общих условий гражданско-правовой ответственности: совершение причинителем вреда незаконных действий (бездействия); наличие у субъектов гражданского оборота убытков с указанием их размера; наличие причинной связи между неправомерным поведением и возникшими убытками; наличие вины лица, допустившего правонарушение. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 20.07.2011 N 20-П указано, что федеральный законодатель уполномочен и на введение изъятий из общего правила о применении исковой давности, если их необходимость обусловливается природой и социальной значимостью тех или иных правоотношений. Гражданский кодекс РФ предусматривает общий срок исковой давности (ст. 196) и специальные сроки исковой давности (п. 1 ст. 197). Конституционный Суд РФ также отмечал, что стабильность в сфере конституционно-правовых отношений между государством и гражданами не должна быть меньшей по своему уровню, чем в сфере других правоотношений, складывающихся на основе норм отраслевого законодательства (Постановление от 01.12.1997 N 18-П, Определения от 04.10.2005 N 364-О и от 03.11.2006 N 445-О). Следовательно, срок исковой давности по возмещению налогоплательщикам убытков, причиненных налоговыми органами, не должен быть меньше, чем это установлено гражданским законодательством. Тем более что исковая давность по данной категории споров НК РФ не установлена, а положения пункта статьи 11 НК РФ прямо указывают на возможность применения институтов, понятий и терминов гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства. Любой срок имеет начало и окончание его течения. Соответственно, исковую давность на возмещение убытков можно определить как временные границы, в рамках которых налогоплательщик вправе требовать, а государство в лице своих органов при наличии на то оснований обязано возместить причиненные убытки. Наличие срока исковой давности возмещения убытков, причиненных налоговыми органами, не ущемляет охраняемых законом прав и законных интересов налогоплательщиков, а побуждает их своевременно обращаться за их защитой. Необходимо обратить внимание, что в силу абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием для вынесения судом решения об отказе в иске. В то же время, как установлено п. 1 ст. 199 ГК РФ, требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения (п. 2 ст. 199 ГК РФ). В пункте 4 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 N 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» также разъяснено, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре. Суд не вправе по собственной инициативе ссылаться на окончание срока давности. ——————————— Вестник ВАС РФ. 2002. N 1.

Следовательно, суд принимает к рассмотрению иск налогоплательщика о возмещении убытков независимо от истечения срока исковой давности и рассматривает спор по существу. Вопрос о пропуске срока исковой давности о взыскании налогоплательщиком убытков рассматривается лишь тогда, когда налоговый орган об этом заявил в судебном заседании. Только в этом случае суд вправе применить последствия пропуска исковой давности, а именно вынести решение об отказе в иске по причине истечения срока исковой давности. Действующее законодательство различает требования, на которые: — распространяется срок исковой давности; — не распространяется срок исковой давности. Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года. Соответственно, срок исковой давности по возмещению налогоплательщику убытков, причиненных налоговыми органами, также составляет три года. Различаются: — причинение вреда материальным благам и возмещение возникших в связи с этим материальных убытков; — причинение вреда нематериальным благам и компенсация (возмещение), возникшего в связи с этим нематериального вреда. Возмещение материальных убытков и компенсация (возмещение) нематериального вреда являются двумя самостоятельными способами защиты прав (ст. 12 ГК РФ). Представляется, что НК РФ, говоря в ст. ст. 14, 35, 103 об убытках, имел в виду убытки, повлекшие материальные последствия. Налоговый кодекс РФ не предусматривает компенсацию (возмещение) нематериального вреда. Однако в п. 1 статьи 103 НК РФ указано, что при проведении налогового контроля не допускается причинение неправомерного вреда. В случае причинения налоговыми органами вреда нематериальным благам налогоплательщика последний праве потребовать его компенсации (возмещения) по правилам, установленным ГК РФ (ст. ст. 11, 12, 13, гл. 8, ст. ст. 1064, 1069, 1099 — 1101). На требования о компенсации морального вреда, причиненного нарушением личных неимущественных прав и других нематериальных благ, исковая давность не распространяется (ст. 208 ГК РФ). Требования о защите чести, достоинства, деловой репутации вытекают из нарушения нематериальных благ, поэтому исковая давность на них также не распространяется. В соответствии с абз. 4 ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако, как разъяснено в п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. Между тем исходя из правовой позиции, выраженной в Определении Конституционного Суда РФ от 03.11.2006 N 445-О, «вопрос о наличии или отсутствии счетных ошибок, недоплат или несвоевременных выплат, возникших как по вине ответчиков, так и по причине несвоевременного предъявления требований при возникновении к тому оснований, разрешается судами общей юрисдикции, в производстве которых находятся соответствующие дела, с учетом фактических обстоятельств каждого конкретного дела», можно сделать вывод, что в некоторых случаях требования о возмещении убытков могут быть удовлетворены и более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. В связи с этим возникает вопрос о начале течения срока исковой давности на возмещение убытков.

3. Начало течения срока исковой давности

Течение срока исковой давности по общим правилам начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ). Изъятия из этого правила устанавливаются ГК РФ и иными законами. При этом не имеет значения, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им подобное право. Как отмечено в Определении Конституционного Суда РФ от 21.04.2011 N 558-О-О, положение п. 1 ст. 200 ГК РФ сформулировано таким образом, что наделяет суд необходимыми дискреционными полномочиями по определению момента начала течения этого срока исходя из фактических обстоятельств дела. Следовательно, можно сделать вывод, что момент начала течения срока исковой давности по возмещению налогоплательщику убытков, причиненных налоговыми органами, определяется исходя из совокупности следующих обстоятельств: со дня, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать о нарушении своего права и фактических обстоятельств дела. Согласно п. 1 ст. 35 убытки являются следствием неправомерных действий (решений) или бездействия налоговых органов, а равно неправомерных действий (решений) или бездействия должностных лиц и других работников указанных органов при исполнении ими служебных обязанностей, либо, как указано в п. 1 ст. 103 НК РФ, следствием причиненного вреда. При рассмотрении вопроса о моменте начала течения срока исковой давности невозможно обойтись без исследования оснований наступления ответственности государства за причиненные убытки. Различают материальное и процессуальное основания наступления ответственности государства. Материальное основание — это противоправные виновные действия (решения) или бездействие налоговых органов (их должностных лиц) при осуществлении ими своих полномочий, приведшие к причинению вреда и возникновению убытков. Процессуальное основание — акт компетентного органа (суда или вышестоящего налогового органа) о признании решения, действия (бездействия) налогового органа (должностного лица) незаконными (недействительными) или об отмене неправомерного решения. Согласно общепринятой точке зрения право на иск состоит из двух правомочий — права на предъявление иска (право на иск в процессуальном смысле) и права на удовлетворение иска (право на иск в материальном смысле). Право на иск в процессуальном смысле по общему правилу не зависит от истечения каких бы то ни было сроков. Обратиться в суд с иском можно в любое время независимо от истечения срока исковой давности. Право на иск в материальном смысле — это возможность принудительного осуществления требования истца через суд. Истечение исковой давности погашает именно эту возможность . ——————————— Гражданское право: В 3 т. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Проспект, 2005. Т. 1. С. 358.

В связи с этим возникают вопросы: — когда начинает течь срок исковой давности по требованию о возмещении убытков, причиненных налогоплательщику налоговыми органами? — не истекает ли срок исковой давности на возмещение причиненных убытков при истечении сроков на обжалование решений, действий (бездействия) налоговых органов (должностных лиц)? На этот счет существуют несколько мнений. 1. Срок исковой давности начинает исчисляться с момента признания судом неправомерными решений, действий (бездействия) налоговых органов или их должностных лиц. Данная позиция обосновывается тем, что до признания незаконным постановления административного органа организация не могла обратиться в суд за возмещением убытков. 2. Гражданский кодекс РФ предусматривает причинение убытков другому лицу в качестве самостоятельного основания возникновения гражданских прав и обязанностей. Поэтому нет оснований проводить связь и делать вывод о начале течения срока исковой давности с момента признания неправомерными действий (решений) или бездействия налоговых органов, неправомерными действий (решений) или бездействия их должностных лиц (см., например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 29.06.2006 N Ф04-4137/2006(24027-А46-36). 3. Началом течения срока исковой давности является момент (дата) причинения вреда (см., в частности, Постановление ФАС Московского округа от 09.09.2008 N КГ-А40/7097-08). Однако данные мнения не точно определяют начало течения срока исковой давности на возмещение убытков, причиненных налоговыми органами. Представляется, что первостепенное значение для определения начала течения исковой давности имеет момент возникновения убытков, к которому применяется трехгодичный срок. В то же время такую постановку вопроса не следует путать с временным фактором и последовательностью событий: вред предшествует наступлению убытков во времени и вред порождает убытки. Выбор способа защиты нарушенного права принадлежит потерпевшему. Конечная цель заявителя — возмещение убытков, а не обжалование решений, действий (бездействия) налоговых органов (их должностных лиц). Исходя из этого можно сделать вывод, что предварительное признание акта власти недействительным для удовлетворения иска о возмещении государством вреда не требуется. Этот вывод подтверждается судебной практикой. В п. 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31.05.2011 N 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» , в котором указано, что тот факт, что ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действия (бездействие) государственного органа — незаконными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием). В названном случае суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда. ——————————— Вестник ВАС РФ. 2011. N 8.

Действительно, предметом спора о возмещении убытков является не законность или незаконность решений, действий (бездействия) налоговых органов (их должностных лиц), а причиненный при этом вред и как следствие — возникновение убытков; не само материальное благо, возникающее в связи с получением этого возмещения, а право на него. Как отмечает А. Б. Зеленцов, предмет спора о праве — это право . Выдвигая требование о возмещении убытков, налогоплательщик ищет не спора, а защищает нарушенное право, право на получение неполученного либо возмещение утраченного. ——————————— Зеленцов А. Б. Административно-правовой спор: вопросы теории: Монография. 2-е изд., испр. и доп. М.: РУДН, 2009.

Начало течения срока исковой давности определяется моментом, когда у налогоплательщика возникает право предъявить требование о возмещении убытков. Такое право появляется благодаря анализу и соотнесению следующих оснований: 1) противоправное деяние; 2) возникновение убытков; 3) причинная связь между деянием и убытками. Следовательно, течение срока исковой давности начинается не ранее момента возникновения конкретных убытков, причиненных конкретным противоправным вредом или, как указано в ст. 35 НК РФ, неправомерным действием (решений) или бездействием налогового органа (должностного лица и других работников указанного органа). Оценить убытки точно и сразу после того, как причинен вред, не всегда возможно. Поэтому иск о возмещении убытков может быть предъявлен в суд в пределах срока исковой давности, что позволяет полнее возместить возникшие убытки. Однако чем больше времени проходит, тем сложнее доказать, что лицо принимало меры к снижению убытков. Естественно, возникает вопрос: возможно ли возместить убытки, возникшие по прошествии большого промежутка времени после причинения вреда? Никаких ограничений в этой части законодательством не установлено. В данном случае определяющим фактором является наличие причинной связи между противоправным деянием и возникшими убытками. Это свидетельствует, что начало течения срока исковой давности по упущенной выгоде следует привязывать к моменту причинения вреда, создавшего препятствия к получению выгоды. В практике может возникнуть вопрос, является ли непринятие мер по обжалованию решения, действия (бездействия) налогового органа непринятием мер к снижению убытков? Действительно, обжалование в срок, установленный ст. 139 НК РФ, ст. 199 АПК РФ, ст. 256 ГПК РФ, позволяет налогоплательщику проверить решение, действие (бездействие) налогового органа на предмет их законности и, как следствие этого, снизить возможные убытки. Кроме того, обжалование решения, действия (бездействия) налогового органа до подачи иска о возмещении убытков позволяет сузить круг рассматриваемых вопросов судом, поскольку законность решения, действия (бездействия) налогового органа уже была проверена. Однако налогоплательщик при подаче иска о возмещении причиненных убытков не связан с обязательным предварительным обжалованием решения, действия (бездействия) налогового органа. Таким образом, представляется, что непринятие мер по обжалованию решения, действия (бездействия) налогового органа не может считаться непринятием мер к снижению убытков. Данный вывод также следует из различий в предметах спора обжалования и возмещения убытков. Более того, если, к примеру, исследовать положения ст. 198 АПК РФ, то в Постановлении Президиума ВАС РФ от 08.11.2011 N 7345/11 по делу N А56-22898/2010 указано, что «из содержания статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что для признания ненормативного акта недействительным необходимо наличие одновременно двух условий — несоответствия ненормативного акта закону или иному нормативному акту и нарушения названным актом прав и законных интересов субъекта предпринимательской деятельности в сфере экономической деятельности, незаконного возложения на него каких-либо обязанностей, создания иных препятствий для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности». Это свидетельствует о том, что если решение, действие (бездействие) налогового органа не соответствует закону, а нарушений прав и законных интересов налогоплательщика не установлено, то суд откажет налогоплательщику в удовлетворении требований о признании незаконным (недействительным) решения, действия (бездействия) налогового органа. В то же время факт неправомерности решения, действия (бездействия) налогового органа судом будет подтвержден, что не лишит налогоплательщика возможности обратиться в суд за взысканием убытков, если таковые впоследствии возникнут. Течение срока исковой давности начнется не ранее момента возникновения этих убытков. Итак, срок исковой давности по возмещению налогоплательщику убытков, причиненных налоговыми органами (должностными лицами), составляет три года. Начало течения срока исковой давности определяется исходя из совокупности следующих обстоятельств: со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и фактических обстоятельствах дела. Предварительное обжалование решения, действий (бездействия) налоговых органов (должностных лиц) для удовлетворения иска о возмещении государством вреда не требуется. Течение срока исковой давности начинается не ранее момента возникновения конкретных убытков, причиненных конкретным противоправным вредом. Начало течения срока исковой давности по упущенной выгоде следует привязывать к моменту причинения вреда, создавшего препятствия к получению выгоды.