Содержание статьи:

Фабула к ст. 20.1

Здравствуйте!Как правильно должна быть составлена фабула к протоколу к ст. 20.1 КоАП РФ? Заранее спасибо.

Ответы юристов (1)

Статья 20.1. Мелкое хулиганстворассылкаRSS(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ)1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, -влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.(в ред. Федерального закона от 22.06.2007 N 116-ФЗ)2. Те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, -влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.(в ред. Федерального закона от 22.06.2007 N 116-ФЗ)

фабула протокола… аналогично постановления в большей степени.

по делу об административном правонарушении

ДД.ММ.ГГГГ. г. Алатырь

Мировой судья судебного участка № 2 г. Алатырь Чувашской Республики Назарова Н. М., рассмотрев дело о совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20. 1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении Акимова Н. В., ДД.ММ.ГГГГ. рождения, уроженца данные изъяты Чувашской Республики, проживающего по адресу: данные изъяты, отбывающего наказание в виде исправительных работ в ООО «Благоустройство+», ранее привлекавшегося к административной ответственности,

проверив протокол об административном правонарушении, приобщенные к нему материалы и выслушав объяснение лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении,

ДД.ММ.ГГГГ. в… час… минут по адресу: Чувашская Республика, город данные изъяты в подъезде дома, Акимов Н.В., находясь в состоянии алкогольного опьянения, проявив явное неуважение к обществу, выражался нецензурной бранью, тем самым нарушал общественный порядок.

В судебном заседании Акимов Н.В. вину не признал, показал, что ДД.ММ.ГГГГ. позвонил своей бывшей жене, сказал, что придет к сыну. Был выпивши. Пришел за сыном, она не пустила, выразился, возможно в её адрес нецензурно.

Вина Акимова Н.В. установлена письменными материалами дела:

из телефонного сообщения. Поступившего в МО МВД РФ «Алатырский» ДД.ММ.ГГГГ. в… час… минут следует. что А. Ю.А. сообщила, что пришел бывший муж Акимов Н.В., стучится в её дверь;

из заявления А.Ю.А. от ДД.ММ.ГГГГ. следует, что она просит принять меры административного характера к её бывшему мужу Акимову Н.В., который ДД.ММ.ГГГГ. в… час… минут пришел к ней домой в состоянии алкогольного опьянения, пинал ногами её дверь, выражался в её адрес нецензурной бранью;

из объяснения Акимовой Ю.А. от ДД.ММ.ГГГГ. следует. что по адресу: данные изъяты она проживает со своим малолетним сыном. ДД.ММ.ГГГГ. примерно в… час… минут к ним пришел её бывший муж Акимов Н.В. в состоянии алкогольного опьянения и стал кричать в подъезде дома, при этом пинал ногами дверь квартиры, выражался в её адрес нецензурной бранью Она была вынуждена позвонить в полицию;

из протокола об административном правонарушении № изъят от ДД.ММ.ГГГГ. следует, что ДД.ММ.ГГГГ. в… час… минут по адресу: Чувашская Республика, данные изъяты в подъезде дома, Акимов Н.В., находясь в состоянии алкогольного опьянения, проявив явное неуважение к обществу, выражался нецензурной бранью, тем самым нарушал общественный порядок.

Протокол об административном правонарушении в отношении Акимова Н.В. составлен уполномоченным должностным лицом, его содержание и оформление соответствует требованиям ст. 28.2 КоАП РФ. Сведения необходимые для правильного разрешения дела в протоколе отражены, противоречий не усматривается.

При изложенных обстоятельствах мировой судья считает доказанным вину Акимова Н.В. в совершении административного правонарушения.

Мировой судья квалифицирует действия Акимова Н.В. по ч.1 ст.20.1 КоАП РФ, как мелкое хулиганство, т.е. нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах.

ДД.ММ.ГГГГ. и ДД.ММ.ГГГГ. Акимов Н.В. привлекался к административной ответственности за нарушение общественного порядка (статьи 20.1 ч.1 и 20.21 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафов, со слов Акимова Н.В. штраф уплачен). Данное обстоятельство мировой судья признает в качестве отягчающего административную ответственность.

С учетом данных о личности правонарушителя Акимова Н.В., его материального положения и обстоятельств совершения правонарушения, следует назначить ему административное наказание в виде административного ареста.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ч. 1 ст. 20.1, ст. ст. 23.1, 29.9 – 29.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

Акимова Н. В. признать виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20.1 КоАП РФ и подвергнуть административному наказанию в виде административного ареста на срок данные изъяты суток, исчисляя арест с… часов… минут ДД.ММ.ГГГГ., то есть с момента его задержания.

Постановление может быть обжаловано в Алатырский районный суд Чувашской Республики в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления.

Мировой судья: Н. М. Назарова

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Квалификация превышения полномочий лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, по ст. 201 УК РФ

Проблема квалификации превышения полномочий лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, по ст. 201 УК РФ является одной из ключевых при применении нормы об ответственности за злоупотребление полномочиями. В настоящее время в уголовно-правовой доктрине существует два основных подхода к ее решению: положительный и отрицательный.

В соответствии с первым подходом, сторонником которого является, например, Б.В. Волженкин, превышение полномочий предлагается рассматривать как частный случай злоупотребления полномочиями, в силу чего совершение управленцами активных действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенный вред, следует квалифицировать по ст. 201 УК РФ.

Согласно второму подходу злоупотребление полномочиями и превышение полномочий управленцами следует рассматривать в качестве смежных составов, которые не соотносятся между собой как общая и специальная норма, в силу чего общая норма об ответственности за превышение полномочий управленцами в уголовном законодательстве просто-напросто отсутствует, хотя отдельные виды превышения полномочий данными субъектами криминализированы в рамках других составов — превышения полномочий частным детективом или работником частной охранной организации (ст. 203 УК РФ), нарушения неприкосновенности частной жизни лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 137 УК РФ), служебного нарушения тайны переписки, переговоров и сообщений (ч. 2 ст. 138 УК РФ) и др. Главный критерий разграничения злоупотребления полномочиями и превышения полномочий управленцами — разница в признаках объективной стороны, которая в злоупотреблении полномочиями предполагает использование полномочий, которые предоставлены управленцу, а в рамках превышения полномочий — выход за пределы таких полномочий.

В пользу второго подхода высказывается большинство исследователей. Так, по мнению А.В. Шнитенкова, «отсутствие нормы о превышении управленцем полномочий — пробел уголовного законодательства, и он должен быть устранен по аналогии со ст. 286 УК РФ», а также по аналогии с положениями КоАП РФ, который до августа 2006 г. предусматривал самостоятельные составы административного злоупотребления полномочиями («ненадлежащего управления юридическим лицом», ст. 14.21 КоАП РФ) и превышения полномочий («совершения сделок и иных действий, выходящих за пределы установленных полномочий», ст. 14.22 КоАП РФ). В связи с тем, что ч. 2 ст. 3 УК РФ запрещает применение уголовного закона по аналогии, злоупотребление полномочиями может выражаться «лишь в использовании тех полномочий, которыми наделено лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации», а совершение управленцем действий, выходящих за пределы его полномочий не охватывается признаками состава ст. 201 УК РФ .

Следует отметить, что судебная практика, несмотря на отсутствие каких-либо разъяснений по данной проблеме со стороны Верховного Суда РФ, в целом следует первому подходу: суды квалифицируют по ст. 201 УК РФ действия управленцев, явно выходящие за пределы их полномочий. Есть отдельные решения, в которых суды руководствуются вторым подходом и указывают, что превышение полномочий управленцами не охватывается ст. 201 УК РФ, но они крайне редки Апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 25 июля 2013 г. N 22-1836.

В судебных решениях, как правило, прямо не указывается, что суд расценил действия подсудимого, превысившего полномочия, как злоупотребление полномочиями, хотя из фабулы самих дел это очевидно. Встречаются и исключения, когда суд прямо указывает, что фактически имело место превышение полномочий.

Например, председатель сельскохозяйственного производственного кооператива признан виновным в злоупотреблении полномочиями, которое выразилось в том, что он без производственной необходимости и в целях извлечения выгод для себя заключил два договора подряда на проведение строительно-ремонтных работ на сумму, при которой он мог заключать их только при наличии решения органов кооператива. Согласно заключенным договорам строители должны были провести капитальный ремонт родильного отделения молочно-товарной фермы, животноводческих помещений и телятника кооператива, однако по указанию председателя выделенные средства, а также сами строители регулярно направлялись на ремонт дома, принадлежавшего кооперативу, который председатель планировал приватизировать.

В результате действий председателя работы по данным договорам не были выполнены в полном объеме, а строительной бригаде со счета кооператива было необоснованно выплачено 3 млн руб., чем кооперативу причинен существенный ущерб. В обвинительном приговоре суд указал, что председатель заключал указанные договоры, «осознавая, что его действия явно выходят за пределы полномочий» Приговор Давлекановского районного суда Республики Башкортостан от 25 апреля 2011 г. N 1-13/11.

Можно привести еще одно дело. Суд квалифицировал по ч. 2 ст. 201 УК РФ действия генерального директора закрытого акционерного общества, который вопреки требованиям устава и положения о генеральном директоре общества, запрещавших ему заключать сделки на сумму свыше 250 тыс. долларов США без одобрения совета директоров и общего собрания акционеров, в целях извлечения выгод для других организаций и причинения ущерба обществу заключил ряд экономически нецелесообразных сделок на сумму в несколько миллионов долларов каждая. В частности, в рамках одной из этих сделок закрытым акционерным обществом была приобретена технология производства лекарств, которая не могла использоваться обществом и не планировалась для использования из-за отсутствия необходимого оборудования и технических условий для начала производства. Как установил суд, генеральному директору заранее было известно, что по указанной причине условия заключенных сделок в полном объеме не будут выполнены. Суд констатировал, что директор заключил эти сделки, действуя вопреки законным интересам организации и «превысив свои полномочия, регламентированные нормативными документами предприятия и ФЗ «Об акционерных обществах», причинив организации материальный ущерб в размере около 200 млн руб., повлекший тяжкие последствия . Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения.

Приговор Подольского городского суда Московской области от 14 февраля 2012 г. N 1-3/2012

Кассационное определение Московского областного суда от 29 мая 2012 г. N 22-3989

Типичным примером квалификации превышения управленцем полномочий по ст. 201 УК РФ является квалификация совершенных им сделок с нарушением предусмотренной для них специальной процедуры, без соблюдения которой управленец не вправе был эту сделку совершать. Например, если сделка им совершена без согласия собственника имущества государственного или муниципального предприятия в случаях, когда такое согласие обязательно, по совершению крупных сделок и сделок с заинтересованностью без их одобрения в порядке, предусмотренном федеральным законом.

Так, суд признал виновным в злоупотреблении полномочиями по ч. 1 ст. 201 УК РФ директора муниципального унитарного предприятия, который в целях извлечения выгод для других лиц без согласия собственника имущества сдал в аренду своей супруге и третьему лицу помещения буфета и парикмахерской, принадлежавшие предприятию, по заниженным ставкам арендной платы (по сравнению с минимальными ставками, утвержденными представительным органом муниципального образования). В результате действий директора местный бюджет недополучил 31 тыс. руб. С учетом того, что местный бюджет был дотационным более чем на 50% в соответствующий период, суд признал данный вред существенным Приговор Полесского районного суда Калининградской области от 17 января 2011 г. N 1-2/2011.

В соответствии с п. 2 ст. 295 ГК РФ и ч. 2 ст. 18 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» муниципальное унитарное предприятие не вправе сдавать в аренду имущество, принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения, или иным способом распоряжаться им без согласия собственника имущества. Данное требование и было нарушено управленцем в указанном примере.

В другом деле объективная сторона злоупотребления полномочиями выразилась в том, что директор муниципального унитарного предприятия от имени организации заключил договор аренды личного автомобиля с самим собой как физическим лицом, не получив согласия собственника. Затем на основании этого договора директор по расходно-кассовым ордерам получил денежные средства в размере 24,5 тыс. руб. Данный имущественный вред был признан судом существенным для предприятия с учетом его убыточного состояния. В силу ст. 22 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» такая сделка является сделкой с заинтересованностью, которая не может быть совершена предприятием без согласия собственника.

С точки зрения гражданско-правового регулирования порядка совершения сделок в перечисленных примерах видно, что управленцы, строго говоря, не злоупотребляли полномочиями, а превысили их, совершая сделки, на совершение которых они в конкретной ситуации не имели права. В то же время может возникнуть резонный вопрос: почему соответствующие действия управленцев нужно рассматривать именно как превышение полномочий, а не злоупотребление полномочиями по смыслу п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»? Согласно данному разъяснению, «в частности, как злоупотребление должностными полномочиями должны квалифицироваться действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения» (выделено мной. — А.К.). Ведь в приведенных примерах управленцы в принципе были наделены правом совершать сделки, но отсутствовали обязательные условия для их совершения — согласие собственника или одобрение сделки органами управления организацией.

С другой стороны, согласно п. 19 указанного Постановления разновидностью превышения полномочий является совершение должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте. Кроме того, в качестве превышения полномочий согласно данному пункту следует расценивать действия должностного лица, которые совершаются им единолично, хотя могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом.

Формально все перечисленные случаи подпадают под оба определения (с учетом специфики субъекта ст. 201 УК РФ). Действительно, управленцы заключали сделки, которые могли быть совершены только при наличии особых обстоятельств — согласия собственника или одобрения органов управления организацией. Как указывалось выше, данные особые обстоятельства были предусмотрены законом. Применительно к сделкам по распоряжению имуществом государственных и муниципальных предприятий, совершения ими сделок с заинтересованностью — ст. 18 и 22 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

Несколько сложнее ситуация с рассмотренным делом в отношении генерального директора закрытого акционерного общества, совершившего ряд сделок, которые могли быть заключены при одобрении совета директоров и общего собрания акционеров, что было предусмотрено все же не законом, а внутренними документами организации — уставом и положением о генеральном директоре общества. Тем не менее можно говорить, что соответствующие «особые обстоятельства», наличие которых требовалось для заключения сделок, были установлены уставом в соответствии с прямым указанием ч. 1 ст. 78 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», согласно которому устав акционерного общества может расширить применение порядка одобрения крупных сделок на случаи, прямо не предусмотренные данным Законом. Кроме того, положение о генеральном директоре общества, запрещавшее управленцу заключать сделки на сумму свыше 250 тыс. долларов США без одобрения органов управления обществом, по смыслу ст. 8 ТК РФ следует рассматривать как локальный нормативный акт, который согласно ст. 5 ТК РФ является источником трудового права и особой разновидностью подзаконного акта.

Здесь следует отметить, что применительно к составу ст. 201 УК РФ грань между злоупотреблением полномочиями управленцем в приведенной трактовке Пленума Верховного Суда РФ и превышением данным лицом своих полномочий в случаях, описанных в п. 19 указанного Постановления, фактически отсутствует. Похожим образом выглядит ситуация с разграничением составов должностного злоупотребления полномочиями (ст. 285 УК РФ), когда оно совершается в форме действия при отсутствии обязательных условий или оснований для его совершения и превышения полномочий (ст. 286 УК РФ), когда должностное лицо совершает действия, которые могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, предусмотренных нормативным актом. В последнем случае единственным основанием для разграничения составов ст. 285 и 286 УК РФ является мотив в виде корыстной или иной личной заинтересованности. При наличии такого мотива соответствующие действия должностного лица следует квалифицировать как злоупотребление полномочиями, а при отсутствии — по ст. 286 УК РФ, выступающей в данной ситуации общей нормой по отношению к ст. 285 УК РФ.

Так как в рамках состава ст. 201 УК РФ никакая вариация в субъективной стороне невозможна, такое основание для разграничения злоупотребления полномочий управленцами и превышения ими своих полномочий в рассмотренных выше случаях отсутствует. В связи с этим следует заключить, что какой-либо разницы между составами злоупотребления полномочиями при отсутствии «обязательных условий или оснований» для использования полномочий и превышения полномочий при отсутствии «особых условий» для их реализации или нарушении порядка согласования решения просто нет. Объективная сторона злоупотребления полномочиями и превышения полномочий в данной ситуации полностью сливается, и поэтому нет никаких препятствий для квалификации действий управленцев, совершающих сделки, которые могут быть совершены только при определенных условиях, по ст. 201 УК РФ, если есть остальные признаки данного состава (существенный вред, цель и др.).

Статья 20.1. Мелкое хулиганство

СТ 20.1 КоАП РФ

1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, —

влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

2. Те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, —

влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Комментарий к Ст. 20.1 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Объектом правонарушения являются общественные отношения в области общественного порядка. Основным признаком этого правонарушения является нарушение общественного порядка, которое выражается в явном неуважении к обществу.

Совершение данного правонарушения свидетельствует о низкой культуре нарушителя, его эгоизме, пренебрежении интересами общества, других людей, об игнорировании правил приличия и благопристойности.

2. Объективная сторона правонарушения (ч. 1) представляет собой действие, нарушающее общественный порядок и спокойствие граждан. Такими действиями являются нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам, уничтожение или повреждение чужого имущества. В иных случаях совершение указанных действий влечет административную ответственность, когда это является самостоятельным правонарушением (см. комментарий к ст. 7.17 КоАП РФ).

Хулиганством может быть нарушен общественный порядок в любой сфере жизни и деятельности граждан: на производстве, в быту, в культурно-просветительных учреждениях; в любом месте нахождения людей — на улице, в лесу и т.д.

Обычно мелкое хулиганство совершается при непосредственном присутствии людей, поскольку именно в такой обстановке нарушителю удается в большей мере продемонстрировать свое неуважение к обществу. Однако для состава данного правонарушения наличие признака публичности в момент совершения правонарушения не обязательно. Например, мелкое хулиганство будет иметь место в том случае, когда лицо сделало непристойные надписи на заборе в отсутствие людей.

3. Часть 2 комментируемой статьи 20.1 КоАП РФ предусматривает ответственность за хулиганство, сопряженное с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка (характеристику данных лиц см. в комментариях к ст. 19.3 и 19.4 КоАП). При наличии хулиганства, сопряженного с указанными правонарушениями, дополнительной квалификации по ст. ст. 19.3, 19.4 КоАП РФ не требуется.

4. Субъектом мелкого хулиганства может быть любой вменяемый гражданин, достигший 16-летнего возраста.

5. С субъективной стороны мелкое хулиганство характеризуется прямым умыслом. Элементом субъективной стороны мелкого хулиганства является также мотив удовлетворения потребности в самоутверждении путем игнорирования достоинства других граждан.

6. Протоколы об административных правонарушениях составляют должностные лица органов внутренних дел (полиции) (ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ).

7. Дела о мелком хулиганстве рассматривают должностные лица органов внутренних дел (полиции) (ст. 23.3 КоАП РФ), а в случае передачи дела на рассмотрение судьи в связи с возможностью применения административного ареста — мировые судьи (ч. ч. 2 и 3 ст. 23.1 КоАП РФ).

8. Грубое нарушение общественного порядка, выражающееся в явном неуважении к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, влечет уголовную ответственность по ч. 1 ст. 213 УК РФ, а совершение того же деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо если совершение этого деяния связано с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, — по ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Статья 20.1 КоАП РФ. Мелкое хулиганство (действующая редакция)

1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, —

влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

2. Те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, —

влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 20.1 КоАП РФ

1. Объективная сторона мелкого хулиганства всегда характеризуется противоправным действием физического лица. Хулигану свойственны активные волевые вредоносные поступки, безнравственность поведения, циничное отношение к гражданам. Аморальность хулигана проявляется в стремлении своими действиями оскорбить, унизить незнакомого ему гражданина (оскорбительное приставание) либо добиться того же вредоносного эффекта путем употребления ненормативной лексики или арготизмов.

При квалификации такой разновидности хулиганских действий, как оскорбительное приставание, следует учитывать и моральный облик потерпевшего. Например, общение двух хулиганов, когда одному из них свойствен более ощутимый потенциал безнравственности, совместимый с физическим или моральным воздействием, а другому — пассивный аморализм, проявляющийся в нецензурной брани, нельзя характеризовать как оскорбительное приставание. Подобное общение двух физических лиц свидетельствует об их взаимной духовной ущербности, существенных изъянах в культурных, образовательных, нравственных устоях жизни. Их действия следует характеризовать как мелкое хулиганство, совершенное группой лиц.

Оскорбительное приставание характеризуется дерзкими, навязчивыми действиями хулигана, наносящего моральный или физический вред незнакомому ему лицу, несмотря на противодействие потерпевшего. Хулигану свойственна злостность противоправных проявлений, их многократная повторяемость, несовместимая с моральными устоями потерпевшего, которого подобные действия оскорбляют и унижают.

2. При корреляции мелкого хулиганства как административного проступка и хулиганства, квалифицируемого как преступление (ст. 213 УК), следует учитывать следующие обстоятельства:

а) физическое или моральное воздействие на потерпевшего в случае мелкого хулиганства всегда характеризуется менее значимой вредоносностью, в отличие от насилия, применяемого к гражданам (или угрозы его применения) при совершении преступления;

б) объектом противоправных действий хулигана при совершении административного проступка является нематериальная субстанция — общественный порядок, при этом потерпевшему не причиняется имущественный вред либо последний незначителен. Если хулиганские действия сопряжены с применением оружия либо предметов, используемых в качестве оружия, то подобное правонарушение всегда квалифицируется как преступление (ч. 1 ст. 213 УК);

в) мелкое хулиганство как административный проступок несовместимо с квалифицирующими признаками хулиганства как преступления, такими как групповое правонарушение, действия, сопряженные с сопротивлением представителю власти, и другие, указанные в ч. 2 ст. 213 УК.

3. Важное значение в разграничении мелкого хулиганства как административного правонарушения и хулиганства, квалифицируемого как преступление, имеет судебная практика, обобщенная в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1991 г. N 5 (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. N 11, от 25 октября 1996 г. N 10). Согласно указанному Постановлению злостным хулиганством, отличающимся исключительным цинизмом, могут признаваться хулиганские действия, которые сопровождались демонстративным пренебрежением к общепринятым нормам нравственности, например проявлением бесстыдства, издевательством над больными, престарелыми лицами, находящимися в беспомощном состоянии, и т.п. Злостным хулиганством по признаку особой дерзости может быть признано такое преступное нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое сопровождалось, например, насилием, повлекшим телесные повреждения, или глумлением над личностью, длительно и упорно не прекращавшимся нарушением общественного порядка, уничтожением или повреждением имущества, срывом массового мероприятия, временным прекращением нормальной деятельности предприятия, учреждения, организации или общественного транспорта и т.п.

Сопротивление, оказанное лицу, пресекающему хулиганские действия, не охватывается составом хулиганства лишь в случаях, когда в результате примененного при этом насилия виновным совершается еще и другое, более тяжкое преступление.

Сопротивление, оказанное после прекращения хулиганских действий, в частности в связи с последующим задержанием виновного, не должно рассматриваться как квалифицирующее обстоятельство хулиганства и подлежит квалификации по совокупности с последним.

Следует отграничивать хулиганство от других преступлений в зависимости от содержания и направленности умысла виновного, мотивов, целей и обстоятельств совершенных им действий. Нанесение оскорблений, побоев, причинение легких или менее тяжких телесных повреждений и другие подобные действия, совершенные в семье, квартире, в отношении родственников, знакомых, вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., должны квалифицироваться по статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против личности. Однако в тех случаях, когда такие действия были сопряжены с очевидным для виновного грубым нарушением общественного порядка и выражали явное неуважение к обществу, их следует квалифицировать как хулиганство.

4. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1991 г. N 5 хулиганские действия в большинстве случаев совершаются на почве пьянства. Судам при назначении наказания лицам, совершившим хулиганство в состоянии опьянения, надлежит обсуждать вопрос о признании этого факта обстоятельством, отягчающим ответственность.

Согласно указанному Постановлению в своей практике судам не следует допускать расширительного толкования понятия «уголовно наказуемое хулиганство», с тем чтобы были исключены случаи привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в мелком хулиганстве либо в незначительных правонарушениях, влекущих административную ответственность или применение мер общественного воздействия. Судьи не должны допускать случаев привлечения к административной ответственности за мелкое хулиганство лиц, действия которых содержат признаки преступлений (самоуправство, оскорбление, нанесение побоев, легких телесных повреждений и т.п.) или проступков, не являющихся мелким хулиганством, но влекущих по закону административную ответственность (появление в пьяном виде в общественных местах, нарушение правил движения по улицам и дорогам и т.п.).

5. Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2001 г. N 70-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Гребневой Ирины Георгиевны на нарушение ее конституционных прав статьей 158 Кодекса РСФСР «Об административных правонарушениях» ст. 158 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях признает мелким хулиганством нецензурную брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан; содержание данной нормы свидетельствует о том, что она направлена на защиту достоинства личности и личной неприкосновенности (ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 22 Конституции РФ), на поддержание такого общественного порядка, при котором права и свободы человека и гражданина гарантируются от нарушения в результате противоправного поведения других лиц. Применение же за эти правонарушения административного ареста (помимо иных мер воздействия) допускается только по судебному решению, что согласуется со ст. 22 (ч. 2) Конституции РФ.

6. Осуществление хулиганских действий по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы рассматривается как разновидность экстремистской деятельности (экстремизма) (см. п. 1 ст. 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», а также п. 1 комментария к ст. 20.3).

7. Согласно ч. 1 ст. 116 УИК мелкое хулиганство, совершенное осужденным к лишению свободы, квалифицируется в качестве злостного нарушения указанным лицом установленного порядка отбывания наказания. В соответствии со ст. 40 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (в ред. Федерального закона от 9 марта 2001 г. N 25-ФЗ) и п. 4.1 Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденных Приказом МВД России от 26 января 1996 г. N 41, совершение подозреваемым, обвиняемым мелкого хулиганства является основанием для его водворения в одиночную камеру или в карцер.

8. Субъект данного правонарушения — вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения проступка шестнадцатилетнего возраста. При этом следует учитывать особенности административной ответственности несовершеннолетних (см. комментарий к ч. 2 ст. 2.3 КоАП).

9. Субъективная сторона рассматриваемого административного правонарушения характеризуется наличием вины в форме прямого умысла: правонарушитель осознанно стремится к нарушению общественного порядка, предвидя вредоносные последствия своего деяния.

10. Объектом указанного правонарушения является общественный порядок — урегулированные правом правила поведения граждан в их общении с другими физическими лицами.

11. См. примечание к п. 5 комментария к ст. 5.1.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных комментируемой статьей, рассматриваются:

— начальниками территориальных управлений (отделов) внутренних дел и приравненных к ним ОВД, их заместителями, начальниками территориальных отделов (отделений) милиции, их заместителями — в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 23.3 КоАП;

— начальниками линейных управлений (отделов, отделений) внутренних дел на транспорте, их заместителями — согласно п. 2 ч. 2 ст. 23.3 КоАП;

— начальниками дежурных смен дежурных частей линейных управлений (отделов, отделений) внутренних дел на транспорте, начальниками линейных пунктов милиции — в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 23.3 КоАП;

— старшими участковыми инспекторами, участковыми инспекторами — согласно п. 9 ч. 2 ст. 23.3 КоАП.

Указанные должностные лица вправе передавать дела о мелком хулиганстве на рассмотрение мировым судьям (ср. ч. 2 ст. 23.1 КоАП и абз. 4 ч. 3 данной статьи).

Квалификация превышения полномочий лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, по ст. 201 УК РФ

Проблема квалификации превышения полномочий лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, по ст. 201 УК РФ является одной из ключевых при применении нормы об ответственности за злоупотребление полномочиями. В настоящее время в уголовно-правовой доктрине существует два основных подхода к ее решению: положительный и отрицательный.

В соответствии с первым подходом, сторонником которого является, например, Б.В. Волженкин, превышение полномочий предлагается рассматривать как частный случай злоупотребления полномочиями, в силу чего совершение управленцами активных действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенный вред, следует квалифицировать по ст. 201 УК РФ.

Согласно второму подходу злоупотребление полномочиями и превышение полномочий управленцами следует рассматривать в качестве смежных составов, которые не соотносятся между собой как общая и специальная норма, в силу чего общая норма об ответственности за превышение полномочий управленцами в уголовном законодательстве просто-напросто отсутствует, хотя отдельные виды превышения полномочий данными субъектами криминализированы в рамках других составов — превышения полномочий частным детективом или работником частной охранной организации (ст. 203 УК РФ), нарушения неприкосновенности частной жизни лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 137 УК РФ), служебного нарушения тайны переписки, переговоров и сообщений (ч. 2 ст. 138 УК РФ) и др. Главный критерий разграничения злоупотребления полномочиями и превышения полномочий управленцами — разница в признаках объективной стороны, которая в злоупотреблении полномочиями предполагает использование полномочий, которые предоставлены управленцу, а в рамках превышения полномочий — выход за пределы таких полномочий.

В пользу второго подхода высказывается большинство исследователей. Так, по мнению А.В. Шнитенкова, «отсутствие нормы о превышении управленцем полномочий — пробел уголовного законодательства, и он должен быть устранен по аналогии со ст. 286 УК РФ», а также по аналогии с положениями КоАП РФ, который до августа 2006 г. предусматривал самостоятельные составы административного злоупотребления полномочиями («ненадлежащего управления юридическим лицом», ст. 14.21 КоАП РФ) и превышения полномочий («совершения сделок и иных действий, выходящих за пределы установленных полномочий», ст. 14.22 КоАП РФ). В связи с тем, что ч. 2 ст. 3 УК РФ запрещает применение уголовного закона по аналогии, злоупотребление полномочиями может выражаться «лишь в использовании тех полномочий, которыми наделено лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации», а совершение управленцем действий, выходящих за пределы его полномочий не охватывается признаками состава ст. 201 УК РФ .

Следует отметить, что судебная практика, несмотря на отсутствие каких-либо разъяснений по данной проблеме со стороны Верховного Суда РФ, в целом следует первому подходу: суды квалифицируют по ст. 201 УК РФ действия управленцев, явно выходящие за пределы их полномочий. Есть отдельные решения, в которых суды руководствуются вторым подходом и указывают, что превышение полномочий управленцами не охватывается ст. 201 УК РФ, но они крайне редки Апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 25 июля 2013 г. N 22-1836.

В судебных решениях, как правило, прямо не указывается, что суд расценил действия подсудимого, превысившего полномочия, как злоупотребление полномочиями, хотя из фабулы самих дел это очевидно. Встречаются и исключения, когда суд прямо указывает, что фактически имело место превышение полномочий.

Например, председатель сельскохозяйственного производственного кооператива признан виновным в злоупотреблении полномочиями, которое выразилось в том, что он без производственной необходимости и в целях извлечения выгод для себя заключил два договора подряда на проведение строительно-ремонтных работ на сумму, при которой он мог заключать их только при наличии решения органов кооператива. Согласно заключенным договорам строители должны были провести капитальный ремонт родильного отделения молочно-товарной фермы, животноводческих помещений и телятника кооператива, однако по указанию председателя выделенные средства, а также сами строители регулярно направлялись на ремонт дома, принадлежавшего кооперативу, который председатель планировал приватизировать.

В результате действий председателя работы по данным договорам не были выполнены в полном объеме, а строительной бригаде со счета кооператива было необоснованно выплачено 3 млн руб., чем кооперативу причинен существенный ущерб. В обвинительном приговоре суд указал, что председатель заключал указанные договоры, «осознавая, что его действия явно выходят за пределы полномочий» Приговор Давлекановского районного суда Республики Башкортостан от 25 апреля 2011 г. N 1-13/11.

Можно привести еще одно дело. Суд квалифицировал по ч. 2 ст. 201 УК РФ действия генерального директора закрытого акционерного общества, который вопреки требованиям устава и положения о генеральном директоре общества, запрещавших ему заключать сделки на сумму свыше 250 тыс. долларов США без одобрения совета директоров и общего собрания акционеров, в целях извлечения выгод для других организаций и причинения ущерба обществу заключил ряд экономически нецелесообразных сделок на сумму в несколько миллионов долларов каждая. В частности, в рамках одной из этих сделок закрытым акционерным обществом была приобретена технология производства лекарств, которая не могла использоваться обществом и не планировалась для использования из-за отсутствия необходимого оборудования и технических условий для начала производства. Как установил суд, генеральному директору заранее было известно, что по указанной причине условия заключенных сделок в полном объеме не будут выполнены. Суд констатировал, что директор заключил эти сделки, действуя вопреки законным интересам организации и «превысив свои полномочия, регламентированные нормативными документами предприятия и ФЗ «Об акционерных обществах», причинив организации материальный ущерб в размере около 200 млн руб., повлекший тяжкие последствия . Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения.

Приговор Подольского городского суда Московской области от 14 февраля 2012 г. N 1-3/2012

Кассационное определение Московского областного суда от 29 мая 2012 г. N 22-3989

Типичным примером квалификации превышения управленцем полномочий по ст. 201 УК РФ является квалификация совершенных им сделок с нарушением предусмотренной для них специальной процедуры, без соблюдения которой управленец не вправе был эту сделку совершать. Например, если сделка им совершена без согласия собственника имущества государственного или муниципального предприятия в случаях, когда такое согласие обязательно, по совершению крупных сделок и сделок с заинтересованностью без их одобрения в порядке, предусмотренном федеральным законом.

Так, суд признал виновным в злоупотреблении полномочиями по ч. 1 ст. 201 УК РФ директора муниципального унитарного предприятия, который в целях извлечения выгод для других лиц без согласия собственника имущества сдал в аренду своей супруге и третьему лицу помещения буфета и парикмахерской, принадлежавшие предприятию, по заниженным ставкам арендной платы (по сравнению с минимальными ставками, утвержденными представительным органом муниципального образования). В результате действий директора местный бюджет недополучил 31 тыс. руб. С учетом того, что местный бюджет был дотационным более чем на 50% в соответствующий период, суд признал данный вред существенным Приговор Полесского районного суда Калининградской области от 17 января 2011 г. N 1-2/2011.

В соответствии с п. 2 ст. 295 ГК РФ и ч. 2 ст. 18 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» муниципальное унитарное предприятие не вправе сдавать в аренду имущество, принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения, или иным способом распоряжаться им без согласия собственника имущества. Данное требование и было нарушено управленцем в указанном примере.

В другом деле объективная сторона злоупотребления полномочиями выразилась в том, что директор муниципального унитарного предприятия от имени организации заключил договор аренды личного автомобиля с самим собой как физическим лицом, не получив согласия собственника. Затем на основании этого договора директор по расходно-кассовым ордерам получил денежные средства в размере 24,5 тыс. руб. Данный имущественный вред был признан судом существенным для предприятия с учетом его убыточного состояния. В силу ст. 22 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» такая сделка является сделкой с заинтересованностью, которая не может быть совершена предприятием без согласия собственника.

С точки зрения гражданско-правового регулирования порядка совершения сделок в перечисленных примерах видно, что управленцы, строго говоря, не злоупотребляли полномочиями, а превысили их, совершая сделки, на совершение которых они в конкретной ситуации не имели права. В то же время может возникнуть резонный вопрос: почему соответствующие действия управленцев нужно рассматривать именно как превышение полномочий, а не злоупотребление полномочиями по смыслу п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»? Согласно данному разъяснению, «в частности, как злоупотребление должностными полномочиями должны квалифицироваться действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения» (выделено мной. — А.К.). Ведь в приведенных примерах управленцы в принципе были наделены правом совершать сделки, но отсутствовали обязательные условия для их совершения — согласие собственника или одобрение сделки органами управления организацией.

С другой стороны, согласно п. 19 указанного Постановления разновидностью превышения полномочий является совершение должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте. Кроме того, в качестве превышения полномочий согласно данному пункту следует расценивать действия должностного лица, которые совершаются им единолично, хотя могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом.

Формально все перечисленные случаи подпадают под оба определения (с учетом специфики субъекта ст. 201 УК РФ). Действительно, управленцы заключали сделки, которые могли быть совершены только при наличии особых обстоятельств — согласия собственника или одобрения органов управления организацией. Как указывалось выше, данные особые обстоятельства были предусмотрены законом. Применительно к сделкам по распоряжению имуществом государственных и муниципальных предприятий, совершения ими сделок с заинтересованностью — ст. 18 и 22 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

Несколько сложнее ситуация с рассмотренным делом в отношении генерального директора закрытого акционерного общества, совершившего ряд сделок, которые могли быть заключены при одобрении совета директоров и общего собрания акционеров, что было предусмотрено все же не законом, а внутренними документами организации — уставом и положением о генеральном директоре общества. Тем не менее можно говорить, что соответствующие «особые обстоятельства», наличие которых требовалось для заключения сделок, были установлены уставом в соответствии с прямым указанием ч. 1 ст. 78 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», согласно которому устав акционерного общества может расширить применение порядка одобрения крупных сделок на случаи, прямо не предусмотренные данным Законом. Кроме того, положение о генеральном директоре общества, запрещавшее управленцу заключать сделки на сумму свыше 250 тыс. долларов США без одобрения органов управления обществом, по смыслу ст. 8 ТК РФ следует рассматривать как локальный нормативный акт, который согласно ст. 5 ТК РФ является источником трудового права и особой разновидностью подзаконного акта.

Здесь следует отметить, что применительно к составу ст. 201 УК РФ грань между злоупотреблением полномочиями управленцем в приведенной трактовке Пленума Верховного Суда РФ и превышением данным лицом своих полномочий в случаях, описанных в п. 19 указанного Постановления, фактически отсутствует. Похожим образом выглядит ситуация с разграничением составов должностного злоупотребления полномочиями (ст. 285 УК РФ), когда оно совершается в форме действия при отсутствии обязательных условий или оснований для его совершения и превышения полномочий (ст. 286 УК РФ), когда должностное лицо совершает действия, которые могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, предусмотренных нормативным актом. В последнем случае единственным основанием для разграничения составов ст. 285 и 286 УК РФ является мотив в виде корыстной или иной личной заинтересованности. При наличии такого мотива соответствующие действия должностного лица следует квалифицировать как злоупотребление полномочиями, а при отсутствии — по ст. 286 УК РФ, выступающей в данной ситуации общей нормой по отношению к ст. 285 УК РФ.

Так как в рамках состава ст. 201 УК РФ никакая вариация в субъективной стороне невозможна, такое основание для разграничения злоупотребления полномочий управленцами и превышения ими своих полномочий в рассмотренных выше случаях отсутствует. В связи с этим следует заключить, что какой-либо разницы между составами злоупотребления полномочиями при отсутствии «обязательных условий или оснований» для использования полномочий и превышения полномочий при отсутствии «особых условий» для их реализации или нарушении порядка согласования решения просто нет. Объективная сторона злоупотребления полномочиями и превышения полномочий в данной ситуации полностью сливается, и поэтому нет никаких препятствий для квалификации действий управленцев, совершающих сделки, которые могут быть совершены только при определенных условиях, по ст. 201 УК РФ, если есть остальные признаки данного состава (существенный вред, цель и др.).

Фабула к ст. 20.1

Здравствуйте!Как правильно должна быть составлена фабула к протоколу к ст. 20.1 КоАП РФ? Заранее спасибо.

Ответы юристов (1)

Статья 20.1. Мелкое хулиганстворассылкаRSS(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ)1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, -влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.(в ред. Федерального закона от 22.06.2007 N 116-ФЗ)2. Те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, -влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.(в ред. Федерального закона от 22.06.2007 N 116-ФЗ)

фабула протокола… аналогично постановления в большей степени.

по делу об административном правонарушении

ДД.ММ.ГГГГ. г. Алатырь

Мировой судья судебного участка № 2 г. Алатырь Чувашской Республики Назарова Н. М., рассмотрев дело о совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20. 1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении Акимова Н. В., ДД.ММ.ГГГГ. рождения, уроженца данные изъяты Чувашской Республики, проживающего по адресу: данные изъяты, отбывающего наказание в виде исправительных работ в ООО «Благоустройство+», ранее привлекавшегося к административной ответственности,

проверив протокол об административном правонарушении, приобщенные к нему материалы и выслушав объяснение лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении,

ДД.ММ.ГГГГ. в… час… минут по адресу: Чувашская Республика, город данные изъяты в подъезде дома, Акимов Н.В., находясь в состоянии алкогольного опьянения, проявив явное неуважение к обществу, выражался нецензурной бранью, тем самым нарушал общественный порядок.

В судебном заседании Акимов Н.В. вину не признал, показал, что ДД.ММ.ГГГГ. позвонил своей бывшей жене, сказал, что придет к сыну. Был выпивши. Пришел за сыном, она не пустила, выразился, возможно в её адрес нецензурно.

Вина Акимова Н.В. установлена письменными материалами дела:

из телефонного сообщения. Поступившего в МО МВД РФ «Алатырский» ДД.ММ.ГГГГ. в… час… минут следует. что А. Ю.А. сообщила, что пришел бывший муж Акимов Н.В., стучится в её дверь;

из заявления А.Ю.А. от ДД.ММ.ГГГГ. следует, что она просит принять меры административного характера к её бывшему мужу Акимову Н.В., который ДД.ММ.ГГГГ. в… час… минут пришел к ней домой в состоянии алкогольного опьянения, пинал ногами её дверь, выражался в её адрес нецензурной бранью;

из объяснения Акимовой Ю.А. от ДД.ММ.ГГГГ. следует. что по адресу: данные изъяты она проживает со своим малолетним сыном. ДД.ММ.ГГГГ. примерно в… час… минут к ним пришел её бывший муж Акимов Н.В. в состоянии алкогольного опьянения и стал кричать в подъезде дома, при этом пинал ногами дверь квартиры, выражался в её адрес нецензурной бранью Она была вынуждена позвонить в полицию;

из протокола об административном правонарушении № изъят от ДД.ММ.ГГГГ. следует, что ДД.ММ.ГГГГ. в… час… минут по адресу: Чувашская Республика, данные изъяты в подъезде дома, Акимов Н.В., находясь в состоянии алкогольного опьянения, проявив явное неуважение к обществу, выражался нецензурной бранью, тем самым нарушал общественный порядок.

Протокол об административном правонарушении в отношении Акимова Н.В. составлен уполномоченным должностным лицом, его содержание и оформление соответствует требованиям ст. 28.2 КоАП РФ. Сведения необходимые для правильного разрешения дела в протоколе отражены, противоречий не усматривается.

При изложенных обстоятельствах мировой судья считает доказанным вину Акимова Н.В. в совершении административного правонарушения.

Мировой судья квалифицирует действия Акимова Н.В. по ч.1 ст.20.1 КоАП РФ, как мелкое хулиганство, т.е. нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах.

ДД.ММ.ГГГГ. и ДД.ММ.ГГГГ. Акимов Н.В. привлекался к административной ответственности за нарушение общественного порядка (статьи 20.1 ч.1 и 20.21 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафов, со слов Акимова Н.В. штраф уплачен). Данное обстоятельство мировой судья признает в качестве отягчающего административную ответственность.

С учетом данных о личности правонарушителя Акимова Н.В., его материального положения и обстоятельств совершения правонарушения, следует назначить ему административное наказание в виде административного ареста.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ч. 1 ст. 20.1, ст. ст. 23.1, 29.9 – 29.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

Акимова Н. В. признать виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20.1 КоАП РФ и подвергнуть административному наказанию в виде административного ареста на срок данные изъяты суток, исчисляя арест с… часов… минут ДД.ММ.ГГГГ., то есть с момента его задержания.

Постановление может быть обжаловано в Алатырский районный суд Чувашской Республики в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления.

Мировой судья: Н. М. Назарова

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Статья 20.1. Мелкое хулиганство

СТ 20.1 КоАП РФ

1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, —

влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

2. Те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, —

влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Комментарий к Ст. 20.1 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Объектом правонарушения являются общественные отношения в области общественного порядка. Основным признаком этого правонарушения является нарушение общественного порядка, которое выражается в явном неуважении к обществу.

Совершение данного правонарушения свидетельствует о низкой культуре нарушителя, его эгоизме, пренебрежении интересами общества, других людей, об игнорировании правил приличия и благопристойности.

2. Объективная сторона правонарушения (ч. 1) представляет собой действие, нарушающее общественный порядок и спокойствие граждан. Такими действиями являются нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам, уничтожение или повреждение чужого имущества. В иных случаях совершение указанных действий влечет административную ответственность, когда это является самостоятельным правонарушением (см. комментарий к ст. 7.17 КоАП РФ).

Хулиганством может быть нарушен общественный порядок в любой сфере жизни и деятельности граждан: на производстве, в быту, в культурно-просветительных учреждениях; в любом месте нахождения людей — на улице, в лесу и т.д.

Обычно мелкое хулиганство совершается при непосредственном присутствии людей, поскольку именно в такой обстановке нарушителю удается в большей мере продемонстрировать свое неуважение к обществу. Однако для состава данного правонарушения наличие признака публичности в момент совершения правонарушения не обязательно. Например, мелкое хулиганство будет иметь место в том случае, когда лицо сделало непристойные надписи на заборе в отсутствие людей.

3. Часть 2 комментируемой статьи 20.1 КоАП РФ предусматривает ответственность за хулиганство, сопряженное с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка (характеристику данных лиц см. в комментариях к ст. 19.3 и 19.4 КоАП). При наличии хулиганства, сопряженного с указанными правонарушениями, дополнительной квалификации по ст. ст. 19.3, 19.4 КоАП РФ не требуется.

4. Субъектом мелкого хулиганства может быть любой вменяемый гражданин, достигший 16-летнего возраста.

5. С субъективной стороны мелкое хулиганство характеризуется прямым умыслом. Элементом субъективной стороны мелкого хулиганства является также мотив удовлетворения потребности в самоутверждении путем игнорирования достоинства других граждан.

6. Протоколы об административных правонарушениях составляют должностные лица органов внутренних дел (полиции) (ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ).

7. Дела о мелком хулиганстве рассматривают должностные лица органов внутренних дел (полиции) (ст. 23.3 КоАП РФ), а в случае передачи дела на рассмотрение судьи в связи с возможностью применения административного ареста — мировые судьи (ч. ч. 2 и 3 ст. 23.1 КоАП РФ).

8. Грубое нарушение общественного порядка, выражающееся в явном неуважении к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, влечет уголовную ответственность по ч. 1 ст. 213 УК РФ, а совершение того же деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо если совершение этого деяния связано с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, — по ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Статья 20.1 КоАП РФ. Мелкое хулиганство (действующая редакция)

1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, —

влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

2. Те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, —

влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Комментарий к ст. 20.1 КоАП РФ

1. Объективная сторона мелкого хулиганства всегда характеризуется противоправным действием физического лица. Хулигану свойственны активные волевые вредоносные поступки, безнравственность поведения, циничное отношение к гражданам. Аморальность хулигана проявляется в стремлении своими действиями оскорбить, унизить незнакомого ему гражданина (оскорбительное приставание) либо добиться того же вредоносного эффекта путем употребления ненормативной лексики или арготизмов.

При квалификации такой разновидности хулиганских действий, как оскорбительное приставание, следует учитывать и моральный облик потерпевшего. Например, общение двух хулиганов, когда одному из них свойствен более ощутимый потенциал безнравственности, совместимый с физическим или моральным воздействием, а другому — пассивный аморализм, проявляющийся в нецензурной брани, нельзя характеризовать как оскорбительное приставание. Подобное общение двух физических лиц свидетельствует об их взаимной духовной ущербности, существенных изъянах в культурных, образовательных, нравственных устоях жизни. Их действия следует характеризовать как мелкое хулиганство, совершенное группой лиц.

Оскорбительное приставание характеризуется дерзкими, навязчивыми действиями хулигана, наносящего моральный или физический вред незнакомому ему лицу, несмотря на противодействие потерпевшего. Хулигану свойственна злостность противоправных проявлений, их многократная повторяемость, несовместимая с моральными устоями потерпевшего, которого подобные действия оскорбляют и унижают.

2. При корреляции мелкого хулиганства как административного проступка и хулиганства, квалифицируемого как преступление (ст. 213 УК), следует учитывать следующие обстоятельства:

а) физическое или моральное воздействие на потерпевшего в случае мелкого хулиганства всегда характеризуется менее значимой вредоносностью, в отличие от насилия, применяемого к гражданам (или угрозы его применения) при совершении преступления;

б) объектом противоправных действий хулигана при совершении административного проступка является нематериальная субстанция — общественный порядок, при этом потерпевшему не причиняется имущественный вред либо последний незначителен. Если хулиганские действия сопряжены с применением оружия либо предметов, используемых в качестве оружия, то подобное правонарушение всегда квалифицируется как преступление (ч. 1 ст. 213 УК);

в) мелкое хулиганство как административный проступок несовместимо с квалифицирующими признаками хулиганства как преступления, такими как групповое правонарушение, действия, сопряженные с сопротивлением представителю власти, и другие, указанные в ч. 2 ст. 213 УК.

3. Важное значение в разграничении мелкого хулиганства как административного правонарушения и хулиганства, квалифицируемого как преступление, имеет судебная практика, обобщенная в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1991 г. N 5 (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. N 11, от 25 октября 1996 г. N 10). Согласно указанному Постановлению злостным хулиганством, отличающимся исключительным цинизмом, могут признаваться хулиганские действия, которые сопровождались демонстративным пренебрежением к общепринятым нормам нравственности, например проявлением бесстыдства, издевательством над больными, престарелыми лицами, находящимися в беспомощном состоянии, и т.п. Злостным хулиганством по признаку особой дерзости может быть признано такое преступное нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое сопровождалось, например, насилием, повлекшим телесные повреждения, или глумлением над личностью, длительно и упорно не прекращавшимся нарушением общественного порядка, уничтожением или повреждением имущества, срывом массового мероприятия, временным прекращением нормальной деятельности предприятия, учреждения, организации или общественного транспорта и т.п.

Сопротивление, оказанное лицу, пресекающему хулиганские действия, не охватывается составом хулиганства лишь в случаях, когда в результате примененного при этом насилия виновным совершается еще и другое, более тяжкое преступление.

Сопротивление, оказанное после прекращения хулиганских действий, в частности в связи с последующим задержанием виновного, не должно рассматриваться как квалифицирующее обстоятельство хулиганства и подлежит квалификации по совокупности с последним.

Следует отграничивать хулиганство от других преступлений в зависимости от содержания и направленности умысла виновного, мотивов, целей и обстоятельств совершенных им действий. Нанесение оскорблений, побоев, причинение легких или менее тяжких телесных повреждений и другие подобные действия, совершенные в семье, квартире, в отношении родственников, знакомых, вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., должны квалифицироваться по статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против личности. Однако в тех случаях, когда такие действия были сопряжены с очевидным для виновного грубым нарушением общественного порядка и выражали явное неуважение к обществу, их следует квалифицировать как хулиганство.

4. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1991 г. N 5 хулиганские действия в большинстве случаев совершаются на почве пьянства. Судам при назначении наказания лицам, совершившим хулиганство в состоянии опьянения, надлежит обсуждать вопрос о признании этого факта обстоятельством, отягчающим ответственность.

Согласно указанному Постановлению в своей практике судам не следует допускать расширительного толкования понятия «уголовно наказуемое хулиганство», с тем чтобы были исключены случаи привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в мелком хулиганстве либо в незначительных правонарушениях, влекущих административную ответственность или применение мер общественного воздействия. Судьи не должны допускать случаев привлечения к административной ответственности за мелкое хулиганство лиц, действия которых содержат признаки преступлений (самоуправство, оскорбление, нанесение побоев, легких телесных повреждений и т.п.) или проступков, не являющихся мелким хулиганством, но влекущих по закону административную ответственность (появление в пьяном виде в общественных местах, нарушение правил движения по улицам и дорогам и т.п.).

5. Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2001 г. N 70-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Гребневой Ирины Георгиевны на нарушение ее конституционных прав статьей 158 Кодекса РСФСР «Об административных правонарушениях» ст. 158 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях признает мелким хулиганством нецензурную брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан; содержание данной нормы свидетельствует о том, что она направлена на защиту достоинства личности и личной неприкосновенности (ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 22 Конституции РФ), на поддержание такого общественного порядка, при котором права и свободы человека и гражданина гарантируются от нарушения в результате противоправного поведения других лиц. Применение же за эти правонарушения административного ареста (помимо иных мер воздействия) допускается только по судебному решению, что согласуется со ст. 22 (ч. 2) Конституции РФ.

6. Осуществление хулиганских действий по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы рассматривается как разновидность экстремистской деятельности (экстремизма) (см. п. 1 ст. 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», а также п. 1 комментария к ст. 20.3).

7. Согласно ч. 1 ст. 116 УИК мелкое хулиганство, совершенное осужденным к лишению свободы, квалифицируется в качестве злостного нарушения указанным лицом установленного порядка отбывания наказания. В соответствии со ст. 40 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (в ред. Федерального закона от 9 марта 2001 г. N 25-ФЗ) и п. 4.1 Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденных Приказом МВД России от 26 января 1996 г. N 41, совершение подозреваемым, обвиняемым мелкого хулиганства является основанием для его водворения в одиночную камеру или в карцер.

8. Субъект данного правонарушения — вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения проступка шестнадцатилетнего возраста. При этом следует учитывать особенности административной ответственности несовершеннолетних (см. комментарий к ч. 2 ст. 2.3 КоАП).

9. Субъективная сторона рассматриваемого административного правонарушения характеризуется наличием вины в форме прямого умысла: правонарушитель осознанно стремится к нарушению общественного порядка, предвидя вредоносные последствия своего деяния.

10. Объектом указанного правонарушения является общественный порядок — урегулированные правом правила поведения граждан в их общении с другими физическими лицами.

11. См. примечание к п. 5 комментария к ст. 5.1.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных комментируемой статьей, рассматриваются:

— начальниками территориальных управлений (отделов) внутренних дел и приравненных к ним ОВД, их заместителями, начальниками территориальных отделов (отделений) милиции, их заместителями — в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 23.3 КоАП;

— начальниками линейных управлений (отделов, отделений) внутренних дел на транспорте, их заместителями — согласно п. 2 ч. 2 ст. 23.3 КоАП;

— начальниками дежурных смен дежурных частей линейных управлений (отделов, отделений) внутренних дел на транспорте, начальниками линейных пунктов милиции — в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 23.3 КоАП;

— старшими участковыми инспекторами, участковыми инспекторами — согласно п. 9 ч. 2 ст. 23.3 КоАП.

Указанные должностные лица вправе передавать дела о мелком хулиганстве на рассмотрение мировым судьям (ср. ч. 2 ст. 23.1 КоАП и абз. 4 ч. 3 данной статьи).

АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВА АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ «МЕЛКОЕ ХУЛИГАНСТВО» (СТ. 201 КОАП РФ)

Транскрипт

1 356 Актуальнi проблеми держави i права 4. Див.: Щодо права податкової служби на безспірне стягнення коштів платників податків: Лист Національного банку України від 6 травня 2003 року / // Бюлетень законодавства і юридичної практики України : Виконавче провадження: законодавство та судова практика. С УДК (470) Ю.В. Туркова, С.С. Ларькин АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВА АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ «МЕЛКОЕ ХУЛИГАНСТВО» (СТ. 201 КОАП РФ) Мелкое хулиганство является опасным социальным явлением, что определяется не только повсеместной распространенностью, но и многообразием форм его проявления. Несомненно, что делинквенты, совершающие мелкое хулиганство, снижают качество жизни правопослушных граждан, нарушают нормальную работу предприятий и учреждений, наносят ущерб имуществу. Поэтому охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности требует безотлагательного решения целого комплекса проблем политических, правовых, экономических, организационных. Мелкое хулиганство часто предшествует совершению уголовных преступлений, что обусловливает необходимость детального научного анализа указанного социального феномена, а также совершенствования всего арсенала административно-правовых мер борьбы с указанным видом правонарушений. Мелкое хулиганство как антисоциальное явление обоснованно вызывает справедливое возмущение и тревогу российского населения, так как действия хулигана часто необъяснимы с точки зрения здравого смысла. Это, в частности, выражается в росте нигилистического отношения к нормам морали и права. В интересах обеспечения уровня защищенности прав и законных интересов граждан государство и общество обязаны осуществлять противодействие таким негативным социальноправовым проявлениям. Этим обусловлены важность и актуальность теоретической разработки вопросов, связанных с административно-правовой охраной общественного порядка от противоправных посягательств в виде мелкого хулиганства. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда или административный арест на срок до пятнадцати суток. Те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране Ю.В. Туркова, С.С. Ларькин, 2007

2 Актуальнi проблеми держави i права 357 общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, влекут наложение административного штрафа в размере от десяти до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда или административный арест на срок до пятнадцати суток. Объективная сторона мелкого хулиганства всегда характеризуется противоправным действием физического лица. Хулигану свойственны активные волевые вредоносные поступки, безнравственность поведения, циничное отношение к гражданам. Аморальность хулигана проявляется в стремлении своими действиями оскорбить, унизить незнакомого ему гражданина (оскорбительное приставание) либо добиться того же вредоносного эффекта путем употребления ненормативной лексики или арготизмов. К числу обязательных элементов объективной стороны состава административного проступка относится также причинная связь между противоправным деянием и наступившим общественно опасным результатом. При этом он должен находиться в прямой связи с противоправным деянием, быть его логическим следствием, неизбежным порождением. По содержанию хулиганские действия весьма разнообразны. Давать их исчерпывающий перечень сложно. К хулиганским действиям следует отнести: нецензурную брань в общественных местах (обязателен признак публичности). Также к хулиганским действиям относятся оскорбительное приставание к гражданам; шум, крики, скандалы в ночное время, пение непристойных песен; написание непристойных слов для общественного обозрения; публичное справление естественных надобностей; из хулиганских побуждений поломка мебели, порча одежды, строений, повреждение клумб, зеленых насаждений, загрязнение водоемов и т. д. Все перечисленные действия должны быть совершены из хулиганских побуждений, т.е. эти действия должны свидетельствовать о низкой культуре нарушителя, его эгоизме, пренебрежении интересами общества, других людей, об игнорировании правил приличия и благопристойности. Хулиганскими действиями может быть нарушен общественный порядок в любой сфере жизни и деятельности граждан на производстве, в быту, на улицах, в квартирах и т. д. Обычно мелкое хулиганство совершается при непосредственном присутствии людей. Именно в такой обстановке нарушителю удается в наибольшей степени продемонстрировать свое неуважение к обществу. С признаком места совершения хулиганства связан признак его публичности. Субъект данного правонарушения вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения проступка шестнадцатилетнего возраста. При этом следует учитывать особенности административной ответственности несовершеннолетних (см. комментарий к ч. 2 ст. 2.3 КоАП РФ). Существует ряд признаков, характеризующих субъект мелкого хулиганства и образующих его состав. Их можно поделить на две группы: общие и специальные: Общими признаются такие, которыми должно обладать любое лицо, подвергаемое административному взысканию. Это возраст и вменяемость. Лицо, находящееся в момент совершения хулиганства в состоянии невменяемости, не может быть привлечено к административной ответственности.

3 358 Актуальнi проблеми держави i права Поэтому если есть данные о наличии у лица, совершившего мелкое хулиганство, психологического заболевания, должна назначаться психиатрическая экспертиза, так как не всякое состояние психики человека позволяет признать его невменяемым, а такое, которое мешает ему правильно оценить свои поступки. Таким образом, медицинский критерий должен обязательно сочетаться с юридическим. Только при этом условии лицо может быть признано невменяемым. За совершение мелкого хулиганства ответственность установлена с 16-летнего возраста. В основе определения возраста, по достижении которого лицо может быть привлечено к административной ответственности, находится уровень знания несовершеннолетнего, его способность сознавать происходящее и в соответствии с этим осмысленно действовать. При этом необходимо точно установить число, месяц и год рождения, прибегая в отдельных случаях к помощи судебно-медицинской экспертизы. Специальные признаки субъекта мелкого хулиганства можно разделить на группы, отражающие особенности труда, служебного положения, иные особенности правового статуса граждан. Субъективная сторона рассматриваемого административного правонарушения характеризуется наличием вины в форме прямого умысла, когда правонарушитель осознанно стремится к нарушению общественного порядка, предвидя вредоносные последствия своего деяния. Элементом субъективной стороны мелкого хулиганства является мотив удовлетворения индивидуальных потребностей самоутверждения путем игнорирования достоинства других граждан. Если хулиганские действия совершены по неосторожности, то такие действия не образуют состава правонарушения (например, если гражданин выражается нецензурной бранью, не зная, что за его спиной находятся другие граждане, то эти действия не следует квалифицировать как мелкое хулиганство. Или гражданин, будучи в нетрезвом состоянии, падает и разбивает стекло, то в его действиях так же не усматриваются признаки мелкого хулиганства). Основным признаком субъективной стороны состава любого проступка является вина. Она «ядро» субъективной стороны состава, в которую включаются ещё мотив и цель деяния. В прошлом бытовало мнение, что «в административном праве, в отличие от уголовного, вина не является обязательным элементом для всех случаев применения административного воздействия». Но в виде исключения допускалось наступление административной ответственности без вины. Окончательно вопрос был решён Основами законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях, где было закреплено, что административным правонарушением признаётся «виновное (умышленное или неосторожное) действие или бездействие». Виновность не есть нечто внешнее по отношению к проступку. Это его атрибутное свойство, существенный признак и обязательное условие наступления ответственности. Она охватывает две возможные формы состояния психики: умысел и неосторожность. Для состава мелкого хулиганства характерна умышленная вина. Умысел должен быть направлен на незначительное нарушение общественной нравственности

4 Актуальнi проблеми держави i права 359 и спокойствия граждан и выражение менее явного (демонстративного), чем при уголовно наказуемом хулиганстве, неуважения к обществу. Таким образом, можно сделать вывод, что мелкое хулиганство следует определять как умышленное действие, демонстративно нарушающее общественный порядок и спокойствие граждан, совершённое публично: ненормативная брань, оскорбительное приставание к гражданам, появление в общественных местах в непристойном виде и непристойное поведение в них; осквернение мест, предметов и вещей общего и индивидуального пользования; беспокойство людей различным шумом, криками, вызовами и другие подобные действия. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и постоянный комментарий к нему дают всю необходимую информацию касательно понятия мелкого хулиганства. Мелкое хулиганство определяется как умышленные действия, нарушающие общественный порядок или выражающие явное неуважение к обществу, сопровождающиеся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам или другими подобными действиями, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, причинившего незначительный ущерб. Исследование юридического состава мелкого хулиганства как административного правонарушения подвело нас к выводу о том, что неуважение к обществу со стороны лица, совершившего мелкое хулиганство, должно быть явно выраженным, бесспорно очевидным как для виновного, так и для лиц, окружающих его, осознаваемо ими. Оно находит свое отражение в публичном характере хулиганских действий. Сущность его заключается в том, что данное социальное явление возможно не только в общественных местах и в присутствии граждан, но и тогда, когда оно совершается без свидетелей, а достоянием гласности становятся его последствия. Отсюда следует вывод о том, что мелкому хулиганству присуща как публичная направленность самих действий, так и заведомая публичность их последствий. Именно такие общественно опасные последствия, как нарушение общественного порядка и спокойствия граждан, при наличии иных сведений о фактических обстоятельствах совершенного правонарушения, позволяют оценивать его как мелкое хулиганство. Объектом административно-правовой охраны при совершении мелкого хулиганства является общественный порядок, который представляет собой урегулированные нормами права и морали общественные отношения, обеспечивающие общественное спокойствие, соблюдение общепринятых норм поведения, нормальную деятельность предприятий, учреждений и организаций, транспорта, сохранность всех видов собственности, должный порядок и общественную безопасность в обществе, а также уважение общественной нравственности, чести и достоинства граждан. Проанализировав сведения об административной практике органов внутренних дел, можно сказать, что на сегодняшний день проблема мелкого хулиганства обстоит немного лучше, чем в прошлом, но требует принятия новых мер для улучшения ситуации.

5 360 Актуальнi проблеми держави i права Литература 1. Конституция Российской Федерации. М.: Юрист, с. 2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. М.; СПб.: Издат. дом «Герда», Агапов А.Б. Постоянный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. 2-е изд., испр. и доп. (Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 января 2004 г.). 4. Власова С.А. Генезис законодательства об ответственности за мелкое хулиганство // Административное право и процесс О милиции: Закон РФ. 6. Административное право / Под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Попова. М.: Юрист, с. 7. Бахрах Д.Н. Состав административного проступка. Свердловск, Павлова Е.С. Применение судьёй мер административного взыскания. М., Телегин А.С. Ответственность граждан и должностных лиц за административные правонарушения: Учеб. пособие. М. Т Административное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. Б.Н. Габричидзе, А.Г. Чернявского. М.: БЕК, с.