При смене элит первым лишиться должности может Бастрыкин

Какая судьба ждет Следственный комитет России

Одна из самых могущественных силовых структур в России — Следственный комитет — может быть реформирована уже после инаугурации президента. Только пока неясно, какой из сценарий реформы возобладает: сам Александр Бастрыкин близок к президенту, но у него есть и весьма влиятельные оппоненты.

Шакро молодой «утащил» генералов

После инаугурации Владимир Путин может начать большую реформу правоохранительных органов, сообщают инсайдеры в Кремле. Наиболее уязвим в этом отношении Следственный комитет — одно из самых молодых силовых ведомств России, созданное в сентябре 2007 года (и с тех пор его бессменно возглавляет Александр Бастрыкин). Первые четыре года Следком существовал при прокуратуре, а затем окончательно стал самостоятельным органом.

Формальным поводом для реформирования может стать серия коррупционных скандалов, которые сотрясали Следственный комитет два последних года после ареста преступного авторитета Захария Калашова (он же Шакро молодой).

По обвинению в получении взятки от одного из воров в законе еще в июле 2016 года сотрудниками ФСБ были задержаны сразу три высокопоставленных сотрудника Следственного комитета — начальник Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности (ГУСБ) Михаил Максименко, его заместитель (руководитель управления собственной безопасности) Александр Ламонов и заместитель начальника Главного следственного управления (ГСУ) по Москве Денис Никандров. Судебный процесс над Максименко начался в Мосгорсуде в январе нынешнего года.

Профессор Катасонов о необходимости единой платежной системы, которую не могут создать много лет

А в конце декабря был арестован еще и начальник Следственного управления по Центральному административному округу (ЦАО) Москвы Алексей Крамаренко. По версии следствия, все четверо были задействованы в освобождении из-под стражи криминального авторитета Андрея Кочуйкова (по кличке Итальянец) — ближайшего сподвижника Шакро молодого.

Чайка победил Бастрыкина

Обсуждаются самые различные варианты реформы. Один из них — вернуть Следственный комитет под полный контроль прокуратуры (как было в 2007—2011 годы).

Второй возможный сценарий — полностью расформировать Следственный комитет, распределив его следственные полномочия между МВД и прокуратурой (как было до 2007 года).

Выступая на межведомственном совещании по защите прав инвесторов 21 февраля генеральный прокурор Юрий Чайка обрушился с критикой на Следственный комитет. «К сожалению, для многих наших следователей сегодня уголовно-процессуальное законодательство, нормы материального права — это космос… Сейчас все очень просто: СИЗО, особый порядок, в котором сегодня рассматривается до 70% дел. И наступает деградация, и он [следователь] считает, что может таким же образом реагировать на законные требования прокуроров», — заявил Юрий Чайка.

В тот же день сам Бастрыкин, выступая с лекцией в Санкт-Петербурге, заявил, что структура его ведомства — одна из самых оптимальных в Европе. Кроме того, он напомнил, что в целом Следственный комитет подчиняется президенту.

Именно на близость Бастрыкина к главе государства указывают, когда обсуждается еще один сценарий реформирования Следственного комитета — не ослабление, а, напротив, увеличение его функций. Об этом сам Александр Бастрыкин заявил, выступая перед студентами МГУ: по его словам, один из обсуждаемых вариантов — это создание единого Следственного комитета (то есть с передачей ему следственных функций от ФСБ, МВД, а возможно, ФССП и МЧС).

Бастрыкин также сообщил студентам, что «предлагается вариант создания института судебного следователя, как это было после реформы 1864 года» или «даже следственного судьи, как это есть во Франции». Какой из вариантов возьмет верх, станет ясно уже очень скоро — инаугурация президента состоится в начале мая.

Эксперт: «российского ФБР» не получится

«Свободная пресса» с просьбой прокомментировать перспективы реформирования Следственного комитета обратилась к нашему постоянному эксперту по правовым вопросам, юристу правозащитных организаций «Агора» и «Зона права» Андрею Сабинину.

«СП»: — Андрей Васильевич, по одной из версий, после выборов Следственный комитет получит новые функции, став неким аналогом американского ФБР.

— Когда говорят о том, что в России создадут аналог ФБР (а говорят об этом уже лет десять), объединив в одном следственном «монстре» функции МВД, Следкома и ФСБ, забывают об одном. ФБР никогда не было следственным органом в нашем понимании, и сегодня ресурсы ФБР распределены поровну между обеспечением национальной безопасности и выполнением «старых» обязанностей — борьбой с преступностью.

Кроме того, ФБР — это составная часть Министерства юстиции США, и оно является одной из 17 отдельных правительственных учреждений США, перед которыми стоит задача сбора информации и ведения разведывательной деятельности в интересах США. Поэтому любые российские аналогии невозможны.

«СП»: — То есть этот сценарий вам кажется маловероятным?

— Никогда ФСБ не передаст свои следственные функции «на сторону». Да и передавать подследственность МВД в некую глобальную структуру вряд ли целесообразно. Такая централизация только усилит полномочия и бесконтрольность руководителя центрального аппарата этого «российского ФБР», сформирует неповоротливого и плохо управляемого следственного монстра.

Существующая система разделения следственных полномочий достаточно понятна, и к ней привыкли. Что-то менять — это все равно, что милицию переименовывать в полицию.

ЦИК пока назвал предварительные итоги выборов

«СП»: — То есть, на ваш взгляд, Следственный комитет вообще не нужно никак реформировать?

— Сам Следком (нынешний) представляется этакой элитарной следственной структурой, но почему-то страдает отсутствием сменяемости полномочий основного руководителя. И на деле — это обычный карательный инструмент с отсутствием реальной независимости следователей и состязательности сторон уголовного процесса.

Никто и никого даже не пытается реабилитировать, максимум дел уходит в суд, и только в исключительных случаях уголовное преследование прекращается на стадии расследования. Так что политическому руководству лучше не страдать гигантоманией и совершенствовать существующие механизмы. И поменять Бастрыкина: ротация — значит, для всех. И назначить его, к примеру, руководителем Следственного управления в Чечню на пять лет. Считаю, что это самый лучший способ для проверки его компетенции.

«СП»: — А ведь обсуждается еще и вариант полной ликвидации Следственного комитета. Как вы оцениваете его вероятность?

— Ликвидация Следкома приведет к перераспределению его следственных функций между другими правоохранительными структурами, и что явно — в ущерб качеству расследования.

Хотя и в самом комитете оно давно «хромая утка». Возможно, такой разговор провоцируется в рамках усиления претензий и влияния ФСБ в объеме их следственных полномочий. Может быть, недовольны самим Бастрыкиным, и его тень падает на всю структуру.

Ломать — не строить. Такая реформа, хоть слияние в трехголового дракона, хоть отрубание одной из голов, ничего не даст, потому что насквозь порочна вершина» правоохранительной пирамиды» — податливый и зависимый суд.

Власть и право

Прокурорам вернут контроль над следователями

«Надо поактивнее двигаться»: Матвиенко поддержала возврат прокуратуре контроля над следствием

Председатель Совфеда Валентина Матвиенко поддержала предложение генпрокурора России Юрия Чайки вернуть право возбуждать и расследовать дела, в том числе в отношении следователей. Глава надзорного ведомства считает, что контроль следователей со стороны прокуроров поможет сдержать «растущий вал» нарушений в СК. В Генпрокуратуре «Газете.Ru» сообщили, что единой сформированной концепции реформы пока что нет, поэтому вычислить время на ее реализацию невозможно.

Работа следователей: медленно и без изменений

Генпрокурор России Юрий Чайка предложил вернуть прокуратуре возможность контролировать деятельность Следственного комитета. По его мнению, право прокуроров возбуждать и расследовать дела — в том числе в отношении следователей — поможет снизить число допускаемых ими нарушений.

«Наделение прокуроров отдельными полномочиями кардинально ситуацию не изменит, только полноценный прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов следствия и право прокурора возбуждать и расследовать уголовные дела, в частности, в отношении следователей может сдержать растущий вал допускаемых ими нарушений», — заявил Чайка во время ежегодного доклада в Совете Федерации.

Он отметил, что президент России Владимир Путин ранее поручил усилить надзор за следствием на всех уровнях.

Чайка также раскритиковал работу следственных органов, заявив, что в 2017 году не произошло существенных изменений в работе следователей.

«На фоне снижения нагрузки по направленным в суд делам количество выявленных прокурорами на досудебной стадии нарушений закона выросло до 5,2 млн», — заявил Чайка.

Он добавил, что почти 70% дел в стране рассматривается в упрощенном порядке, который не предполагает ни длительных расследований, ни тем более реабилитации подсудимых. В то же время, отметил Генпрокурор, число оправданных судом следователей возросло на 28%, а общее количество лиц, получивших право на реабилитацию, превысило 13 тыс. человек (+3,6%).

При этом ежегодно увеличивается число дел, сроки расследования по которым превышают 12 месяцев. К концу прошлого года их было около 4,5 тыс., а еще 300 дел в СК расследуются свыше 3 лет.

Инициативу прокуратуры поддержала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она заявила, что вернуть контроль прокуратуры над следствием необходимо уже давно. По ее словам, эту идею поддерживают все сенаторы, однако ее нужно обсудить в администрации президента со всеми участниками процесса. «Это позволит существенно повысить эффективность работы следственных органов и всех, кто завязан на уголовно-процессуальный процесс», — сообщила Матвиенко после доклада Чайки.

Глава Совфеда также отметила, что время для данного решения «перезрело» и «надо поактивнее двигаться».

Когда примут реформу, пока неясно

Официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной в разговоре с «Газетой.Ru» заявил, что точные сроки и другие детали возможной реформы пока озвучивать преждевременно. «Не прописана даже самая общая конструкция возможной реформы. Валентина Матвиенко заявила, что есть определенные наработки в Совфеде, есть данные, которые дала Генпрокуратура, и есть наработки, которые они собирали в других заинтересованных министерствах и ведомствах. Единой сформированной концепции пока нет, поэтому вычислить время на ее реализацию невозможно», — сообщил Куренной.

Первый зампред Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев считает, что в России существует необходимость восстановить баланс полномочий следователя и прокурора. «Сегодня прокурорского надзора за расследованием преступлений на стадии именно досудебного производства в целом нет. Все надзорные полномочия прокурора переданы начальнику следственных отделов.

Ситуация абсурдная — прокурор заведует центральным процессом в уголовном судопроизводстве, однако до того, как дело поступит к нему с обвинительным заключением, он по сути отстранен от процесса»,

— заявил Валеев «Газете.Ru».

Депутат отметил, что отсутствие контроля в любом ведомстве ни к чему хорошему никогда не приводило. «Восстановление следственных полномочий у прокурора не влечет за собой ни расформирование штатной численности, не переподчинение следователей. Независимость следователя должна оставаться всегда», — сообщил он.

Эрнест Валеев подтвердил, что на данный момент реформа находится на стадии разработки. «У нас генеральный прокурор не обладает правом законодательной инициативы, поэтому предложение Чайки в чистом виде рассматриваться не может», — подытожил он.

Органы прокуратуры являются главной правозащитной организацией нашей страны, считает экс-председатель комиссии по общественной безопасности Общественной палаты и член Президиума организации «Офицеры России» Антон Цветков. «Если рассмотреть различные дела, то можно увидеть, что обвинительный уклон у прокуратуры гораздо меньше — он больше правозащитный. Прокуроры стоят на стороне защиты прав и интересов граждан. Вспомним ситуацию с сотрудницей детского сада, активисткой Евгенией Чудновец и врачом-гематологом Елены Мисюриной, когда прокуратура добилась их освобождения из СИЗО. Когда прокуратура принимала решение, кого арестовывать, а кого нет, было меньше арестов, чем сейчас, когда это делается на базе судов», — рассказал Цветков «Газете.Ru».

Конкуренции между СК и прокуратурой не получилось

Источники «Газеты.Ru» еще в конце ноября 2017 года сообщали о том, что органы прокуратуры России ждет реформа после выборов президента России в 2018 году. Об этом тогда заявил собеседник, близкий к руководству надзорного ведомства.

«Вероятно, что после выборов произойдет определенная реформа, в ходе которой прокуратура получит некие полномочия, которых не имеет сейчас. Это касается, в частности, права возбуждать и прекращать уголовные дела. Рассмотреть предложения о наделении прокуроров дополнительными правами обещал еще весной нынешнего года Совфед, и не исключено, что после выборов президента они будут приняты», — отметил источник.

Еще один источник «Газеты.Ru», близкий к руководству СК, сообщил, что предположительно реформа будет достаточно глубокой — прокуратуре в том числе могут вернуть следственные функции, которые у ведомства отобрали после создания СК РФ.

«Это вполне реально. Дело в том, что сейчас нет особой разницы, в составе прокуратуры находится следствие или оно выделено в отдельное ведомство. Той самой «конкуренции» органов, которой добивались при создании комитета, по факту не получилось. А так дела будут уходить в суд быстрее, будет меньше чиновников, что поможет ускорить расследование уголовных дел, которое сейчас тянется годами», — заявил собеседник.

Следственный комитет работал в структуре Генеральной прокуратуры с 2007 года и только в 2011 оформился в самостоятельное ведомство.Тогда было принято решение лишить следствия Генеральную прокуратуру, чтобы обеспечить независимый надзор прокуроров за ходом следственной работы.

Новому органу передали все следственные функции Генпрокуратуры. Вплоть до настоящего времени только СК России может возбуждать дела в отношении спецсубъектов: судей, адвокатов, депутатов Госдумы, федеральных министров, а также работников других правоохранительных органов, в том числе полицейских, прокуроров и чекистов.

Прокуратура, таким образом, потеряла позицию руководителя процесса, а СК стал единственным следственным органом, который подчиняется напрямую президенту. Расследовать дела о преступлениях, совершенных самими следователями, могут только их непосредственные коллеги по ведомству.

Кроме того, СК ведет расследование по большинству тяжких и особо тяжких преступлений, предусмотренных УК РФ: «убийство», «причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее за собой смерть человека», «похищение человека», «превышение должностных полномочий» и многие другие. Также Следственный комитет — единственный орган, который имеет право возбуждать дела по факту нарушений, допущенных на выборах в органы власти, включая выборы президента РФ.

Спустя шесть лет после введения реформы, уже в конце 2017 года, в СМИ появилась информация о том, что МВД России готовит ряд реформ структуры следственных органов страны. В числе реформ мелькала и идея ликвидации СКР с последующей передачей его полномочий МВД РФ и Генпрокуратуре.

Необходимость реформы тогда связывали с проблемами ведомства — пять сотрудников СКР в разное время были заподозрены в коррупции.

Среди них — бывший начальник следственного управления СКР по Центральному округу Москвы Алексей Крамаренко и начальник Главного следственного управления СКР по Москве Александр Дрыманов. Информация об их причастности к коррупционной сделке появилась зимой 2017 года.

Официальный представитель МВД России Ирина Волк в ноябре 2017 года опровергла сообщения о расформировании ведомства. Она отметила, что министерство не выдвигало инициатив о передаче полномочий СКР другим ведомствам, «и тем более — о его ликвидации». Представитель Следственного комитета Светлана Петренко также опровергла информацию о готовящейся в 2018 году реформе СКР.

Расформирование СК РФ 2018: последние новости

Каждую осень начинаются слухи об ослаблении Бастрыкина и скорой «кончине» Следственного комитета. Но сейчас это могут быть больше, чем слухи: как стало известно Центру «Досье», глава Следственного комитета Александр Бастрыкин может не вернуться из отпуска, в котором он находится с начала августа. В распоряжении Центра «Досье» оказался план Генпрокуратуры о реформировании СК, согласно которому из Следственного комитета будут уволены 14 тысяч человек, а сам он снова станет частью «надзорного» ведомства, рассказали info-vsem.ru.

У них есть план

Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин может не вернуться из отпуска, узнал Центр «Досье». Место руководителя займет один из заместителей Бастрыкина, утверждает «Досье» источник в Следственном комитете, но кто именно, не называет. При этом в Генпрокуратуре, по данным Центра «Досье», уже разработан план реструктуризации СК. Подлинность плана, полученного «Досье» от надежного источника, подтвердили еще два человека, имеющих отношение к Генпрокуратуре.

По плану реструктуризации, Следственный комитет должен превратиться в Главное следственное управление в структуре Генпрокуратуры с прямым подчинением первому заместителю генпрокурора. Сейчас эту должность занимает Александр Буксман. Он знаком с Юрием Чайкой давно: в 2005 году работал с будущим генпрокурором в Министерстве юстиции, а затем перешел вслед за ним в прокуратуру.

План предполагает сокращение численности СК на две трети (это 14 тысяч человек, всего в СК работает 21 тысяча).

Чтобы «оптимизировать» новую структуру, Генпрокуратура планирует упразднить главное управление СК и «квазиструктуры»: отделы процессуального контроля, контрольное управление, главное управление криминалистики, кадровые и материально-технические отделы. К следователям могут применить модель переаттестации, опробованную на МВД.

Также план предполагает упразднить академию Следственного комитета, оставив институты МВД и академию Генпрокуратуры. Чтобы сделать роспуск менее болезненным, образовательные учреждения СК сначала передадут в ведение прокуратуры. Кстати, ректор академии при прокуратуре — Оксана Капинус, супруга Буксмана.

Больше всего Генпрокуратуру интересуют уголовные дела. Она хочет жестче контролировать расследования уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, следует из плана присоединения Следственного комитета. Предлагается наделить прокуроров «исключительным правом организовывать и контролировать расследование уголовных дел о преступлениях», совершенных следственными работниками, судьями, адвокатами и иными «спецсубъектами». Также планируют объединить надзор за следствием и обвинение в рамках одного дела.

Слишком много полномочий

Как объяснить людям, почему Следственный комитет нужно вернуть Генпрокуратуре, если раньше его специально из нее же вычленяли? И на этот вопрос в плане есть ответ: полномочия СК чрезмерны. «По существующим правилам, следователь СК России или его руководитель может провести проверки или возбудить и расследовать уголовное дело в отношении любого из своих оппонентов — адвоката, прокурора или судьи. При этом в отношении самого следователя СК России никто кроме его руководителя вопрос об ответственности поставить и разрешить не может», — утверждается в документе.

Эту реформу начали планировать осенью 2017 года, рассказал Центру «Досье» источник в Генеральной прокуратуре. По его словам, концепцию разрабатывали сотрудники управления по надзору за расследованиями особо важных дел. Разработка плана поглощения Следственного комитета заняла месяц, после чего план представили Юрию Чайке. Судя по официальным высказываниям генпрокурора, именно эту концепцию он взял за основу. «Я вижу единый Следственный комитет, и он действительно должен быть при прокуратуре, — заявил Чайка 15 июня 2018 года. — Должно быть единое следствие, за исключением, может быть, каких-то государственных преступлений, которые должны остаться в подследственности ФСБ».

Генпрокуратура давно мечтает вернуть Следственный комитет в родные пенаты: несмотря на формально разное начальство, две структуры очень близки друг другу. «Все вместе бухают, вместе работают. Все эти политические разборки в высших эшелонах — они людей, которые работают на земле, не касаются», — рассказывал экс-сотрудник прокуратуры «Медиазоне».

Прогнозировали, что большая реформа (слияние Генпрокуратуры и Следственного комитета) стартует сразу после инаугурации президента. Но тогда ответа «сверху» Чайке не последовало. Возможно, что на этот раз ему повезет.

Впрочем, нельзя исключать и того, что у Следственного комитета могут быть свои виды на дальнейшее существование. «Чайка очень хочет собрать ресурс в своих руках, но кто же ему даст управлять такой сильной структурой? — сказал один из источников Центра «Досье», близкий к СК. — Может быть, это не единственный план».

Последние новости из официального источника о реформе СК РФ в 2018 году

В последние месяцы обсуждается реформа следственного комитета России, которую планируется внедрить в 2018 году. По мнению некоторых экспертов, многие следователи по-прежнему продолжают работать в ФСБ и МВД, хотя по факту должны относится к одному ведомству. Современные реалии требуют кардинальных изменений. Речь идет об объединении уже упомянутых двух подразделениях, которые планируют подчинить ФСР.

С весны этого года прокатилась волна увольнений, которая коснулась высокопоставленных должностных лиц. Например, в апреле был вынужден подать в отставку В. Задорин, который занимал пост главы в следственном комитете свердловского края. Сегодня вовсю идет «передел» силовых структур, который вызывает определенные противостояния.

СК и Генпрокуратура по-прежнему выясняют отношение, кто главней. А ведь этого можно было избежать, посредством четкой делегации и распределения полномочий. У силовиков наблюдаются индивидуальные назначения на основе территориальной специфики и характеристик личности. Ротация кадрового потенциала требует «свежей крови», что подтверждают должностные перестановки.

Прокурорам хотят вернуть контроль над следователями

Все чаще наблюдаются нарушения со стороны сотрудников СК, которые почувствовали «вкус свободы». При поддержке В. Матвиенко, генпрокурор Ю. Чайка лоббирует право возбуждать, и вести дела против следователей, что позволит вернуть контроль прокуратуре. Ему также не нравится работа многих других подразделений.

Как ранее планировалось, идет поэтапное упразднение «раздутых» силовых структур. Все служащие пройдут переаттестацию и только часть из них, попадет в объединенную федеральную службу расследования (ФСР). Законопроект о формировании ФСР попадет в Госдуму России уже осенью 2018 года. Согласно правовому документу, СК РФ, ФСБ и МВД будут вариться «в одном котле».

Под крышей федеральной службы расследования сгруппируется до судебное следствие и ведение уголовных дел. С одной стороны ртов станет меньше, а с другой – зарплата сотрудников должна повыситься. Основой ФСР хотят сделать МВД, а «белыми воротничками» будут СК и ФСБ. По наблюдению опытных специалистов, некоторые останутся работать в своих кабинетах без особых волнений.

СКР: что с ведомством не так?

Одной из основных проблем «института» стала скандальность. Куда не сунься, везде скандал затеять умудрятся. Однако, вечно сухими из воды выходить нельзя будет. Наверное, в этот раз так и произошло.

Впрочем, вернёмся в историю следственного комитета. Он был создан в 2011 году. И уже тогда, недолго думая, начать наступать на «материнскую» Генпрокуратуру, от которой совсем недавно отделился и стал равноценным ведомством. Иными словами, всё не задалось сразу же – с первых дней существования. СКР метил стать полноценным, независимым институтом во главе с Александром Бастрыкиным. По такой схеме и было открыто дело против прокуроров. Ими, если говорить о комитете и их официальных версиях, покрывались подпольные казино по Москве и области. Наступление было настолько серьёзным, что Александр, ничего не стесняясь, «выдернул» сына генерального прокурора к себе на допрос. Делу ход не дали, потому что вмешался президент – им на тот момент был Дмитрий Медведев. Впрочем, неизвестно, было ли какое-то дополнительное развитие событий или нет – публично больше стычек не было.

Согласитесь, эпизод достаточно яркий и показательный. Он словно говорит, что эти два ведомства мирно жить не смогут. Поэтому есть смысл расформировывать СКР и возвращать его под крыло Генпрокуратуры.

Так будет ли ликвидация или нет?

Увы, но стопроцентной информации нет. Поэтому можно лишь предполагать, что будет с ведомством в 2018 году – оставят его, реорганизуют или ликвидируют, вернув под крыло небезызвестной Генпрокуратуре. Дело в том, что и сегодня оно контролируется одним лишь президентом. А значит, только он может что-либо с ним сделать. Соответственно, решение может быть вынесено в любой момент, как и не вынесено вовсе.

Один момент мы можем предопределить на 100%: никто не тронет СКР до момента окончания выборов. Нынешнему президенту такой скандал будет не выгоден в данном положении. А вот после – возможно всё.

Вы и сами должны понимать, что ликвидация – далеко не самое целесообразное действие на сегодняшний день. Проблем будет огромное количество, а сейчас время сосредоточиться на успешном проведении выборов. За ними – на инаугурации. Политологи отметили, что как только его ликвидируют (если такое всё же случится), то управляемость на время потеряется. Помните, как та же Росгвардия «страдала» на протяжении одного года вследствие невозможности нормального управления. Госинститутов у нас нет, а значит, всё целиком и полностью упирается в личные связи: у кого больше знакомств, у кого надёжнее друзья – тот и прав. И решение практически всех типов проблем осуществляется на подобном уровне. Далее – любые реорганизации бесследно не проходят: появляются обиженные высокопоставленные чиновники, которые могут начать что-то затевать против власти. Поэтому тут всё максимально неоднозначно.

14 тысяч увольнений. Как Генпрокуратура планирует расформировать Следственный комитет

Каждую осень начинаются слухи об ослаблении Бастрыкина и скорой «кончине» Следственного комитета. Но сейчас это могут быть больше, чем слухи: как стало известно Центру «Досье» , глава Следственного комитета Александр Бастрыкин может не вернуться из отпуска, в котором он находится с начала августа. В распоряжении Центра «Досье» оказался план Генпрокуратуры о реформировании СК, согласно которому из Следственного комитета будут уволены 14 тысяч человек, а сам он снова станет частью «надзорного» ведомства.

У них есть план

Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин может не вернуться из отпуска, узнал Центр «Досье». Место руководителя займет один из заместителей Бастрыкина, утверждает «Досье» источник в Следственном комитете, но кто именно, не называет. При этом в Генпрокуратуре, по данным Центра «Досье», уже разработан план реструктуризации СК. Подлинность плана, полученного «Досье» от надежного источника, подтвердили еще два человека, имеющих отношение к Генпрокуратуре.

По плану реструктуризации, Следственный комитет должен превратиться в Главное следственное управление в структуре Генпрокуратуры с прямым подчинением первому заместителю генпрокурора. Сейчас эту должность занимает Александр Буксман. Он знаком с Юрием Чайкой давно: в 2005 году работал с будущим генпрокурором в Министерстве юстиции, а затем перешел вслед за ним в прокуратуру.

План предполагает сокращение численности СК на две трети (это 14 тысяч человек, всего в СК работает 21 тысяча).

Александр Бастрыкин (слева). Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Также план предполагает упразднить академию Следственного комитета, оставив институты МВД и академию Генпрокуратуры. Чтобы сделать роспуск менее болезненным, образовательные учреждения СК сначала передадут в ведение прокуратуры. Кстати, ректор академии при прокуратуре — Оксана Капинус, супруга Буксмана.

Больше всего Генпрокуратуру интересуют уголовные дела. Она хочет жестче контролировать расследования уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, следует из плана присоединения Следственного комитета. Предлагается наделить прокуроров «исключительным правом организовывать и контролировать расследование уголовных дел о преступлениях», совершенных следственными работниками, судьями, адвокатами и иными «спецсубъектами». Также планируют объединить надзор за следствием и обвинение в рамках одного дела.

Слишком много полномочий

Как объяснить людям, почему Следственный комитет нужно вернуть Генпрокуратуре, если раньше его специально из нее же вычленяли? И на этот вопрос в плане есть ответ: полномочия СК чрезмерны. «По существующим правилам, следователь СК России или его руководитель может провести проверки или возбудить и расследовать уголовное дело в отношении любого из своих оппонентов — адвоката, прокурора или судьи. При этом в отношении самого следователя СК России никто кроме его руководителя вопрос об ответственности поставить и разрешить не может», — утверждается в документе.

Эту реформу начали планировать осенью 2017 года, рассказал Центру «Досье» источник в Генеральной прокуратуре. По его словам, концепцию разрабатывали сотрудники управления по надзору за расследованиями особо важных дел. Разработка плана поглощения Следственного комитета заняла месяц, после чего план представили Юрию Чайке. Судя по официальным высказываниям генпрокурора, именно эту концепцию он взял за основу. « Я вижу единый Следственный комитет, и он действительно должен быть при прокуратуре, — заявил Чайка 15 июня 2018 года. — Должно быть единое следствие, за исключением, может быть, каких-то государственных преступлений, которые должны остаться в подследственности ФСБ».

Генпрокуратура давно мечтает вернуть Следственный комитет в родные пенаты: несмотря на формально разное начальство, две структуры очень близки друг другу. «Все вместе бухают, вместе работают. Все эти политические разборки в высших эшелонах — они людей, которые работают на земле, не касаются», — рассказывал экс-сотрудник прокуратуры « Медиазоне ».

Прогнозировали, что большая реформа (слияние Генпрокуратуры и Следственного комитета) стартует сразу после инаугурации президента. Но тогда ответа «сверху» Чайке не последовало. Возможно, что на этот раз ему повезет.

Впрочем, нельзя исключать и того, что у Следственного комитета могут быть свои виды на дальнейшее существование. «Чайка очень хочет собрать ресурс в своих руках, но кто же ему даст управлять такой сильной структурой? — сказал один из источников Центра «Досье», близкий к СК. — Может быть, это не единственный план».

Последние новости из официального источника о реформе СК РФ в 2018 году

В последние месяцы обсуждается реформа следственного комитета России, которую планируется внедрить в 2018 году. По мнению некоторых экспертов, многие следователи по-прежнему продолжают работать в ФСБ и МВД, хотя по факту должны относится к одному ведомству. Современные реалии требуют кардинальных изменений. Речь идет об объединении уже упомянутых двух подразделениях, которые планируют подчинить ФСР.

С весны этого года прокатилась волна увольнений, которая коснулась высокопоставленных должностных лиц. Например, в апреле был вынужден подать в отставку В. Задорин, который занимал пост главы в следственном комитете свердловского края. Сегодня вовсю идет «передел» силовых структур, который вызывает определенные противостояния.

СК и Генпрокуратура по-прежнему выясняют отношение, кто главней. А ведь этого можно было избежать, посредством четкой делегации и распределения полномочий. У силовиков наблюдаются индивидуальные назначения на основе территориальной специфики и характеристик личности. Ротация кадрового потенциала требует «свежей крови», что подтверждают должностные перестановки.

Прокурорам хотят вернуть контроль над следователями

Все чаще наблюдаются нарушения со стороны сотрудников СК, которые почувствовали «вкус свободы». При поддержке В. Матвиенко, генпрокурор Ю. Чайка лоббирует право возбуждать, и вести дела против следователей, что позволит вернуть контроль прокуратуре. Ему также не нравится работа многих других подразделений.

Как ранее планировалось, идет поэтапное упразднение «раздутых» силовых структур. Все служащие пройдут переаттестацию и только часть из них, попадет в объединенную федеральную службу расследования (ФСР). Законопроект о формировании ФСР попадет в Госдуму России уже осенью 2018 года. Согласно правовому документу, СК РФ, ФСБ и МВД будут вариться «в одном котле».

Под крышей федеральной службы расследования сгруппируется до судебное следствие и ведение уголовных дел. С одной стороны ртов станет меньше, а с другой – зарплата сотрудников должна повыситься. Основой ФСР хотят сделать МВД, а «белыми воротничками» будут СК и ФСБ. По наблюдению опытных специалистов, некоторые останутся работать в своих кабинетах без особых волнений.