Статья 108 УК РФ. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Новая редакция Ст. 108 УК РФ

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Статье 108 УК РФ

1. Упомянутые в коммент. статье смягчающие наказуемость обстоятельства имеют с рассмотренным выше состоянием аффекта то общее, что и в том, и в другом случае наличествует предшествующее убийству виктимное поведение потерпевшего, его «вина». Но рассматриваемые обстоятельства в большей мере влияют на наказание, что нетрудно заметить при сопоставлении санкций ст. 108 и 107.

2. В аффектированном состоянии лицо под влиянием обиды, ярости, гнева теряет над собой контроль и причиняет вред потерпевшему, преступая тем самым закон. В рассматриваемой же ситуации (коммент. статья) виновный действует в общественно полезном направлении — защищает себя или других лиц от противоправного посягательства, пресекает его, предпринимает усилия для доставления преступника органам власти. Это в целом одобряется и поощряется законом. Другое дело, что при этом виновным причиняется явно чрезмерный вред. Налицо как бы два противоположных по направленности акта поведения, один из которых носит общественно полезный характер (защита, доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений), а другой — общественно опасный характер (превышение пределов необходимого, чрезмерный вред, совершение преступления).

3. Нередко сопоставляемые обстоятельства одновременно сопутствуют поведению виновного. Например, виновный под влиянием противозаконных действий потерпевшего, его нападения, приходит в состояние аффекта и в таком состоянии отражает нападение, причиняя явно несоразмерный вред.

4. Душевное волнение (в том числе аффект) учитывается по делам о превышении пределов необходимой обороны для уяснения ряда вопросов: а) было ли на момент убийства состояние необходимой обороны (см. абз. 2 п. 5 Постановления Пленума ВС СССР N 14). Если оно отсутствовало, убийство квалифицируется по иным статьям гл. 16, а не по коммент. статье; б) превысило ли при этом лицо пределы необходимой обороны. «В состоянии сильного душевного волнения, вызванного посягательством, — говорится в п. 9 упомянутого Постановления, — обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты».

4.1. Если все же будет признано, что в состоянии аффекта в процессе защиты, убив потерпевшего, виновный превысил пределы необходимого, то, поскольку по общему правилу при конкуренции составов с привилегирующими обстоятельствами предпочтение отдается тому составу, признаки которого больше снижают санкцию, содеянное должно быть квалифицировано по коммент. статье, а назначая наказание, суд на основании ч. 2 ст. 61 вправе учесть в качестве смягчающего обстоятельства аффективное состояние виновного в момент совершения преступления.

5. Объект преступного посягательства — жизнь посягающего (ч. 1) или задерживаемого лица (ч. 2).

6. Объективная сторона выражается только в активном поведении (действии), отразившемся в превышении либо пределов необходимой обороны (ч. 1), либо мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). При уяснении признаков превышения следует руководствоваться положениями ст. 37 и 38.

7. Согласно ч. 2 ст. 38 превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Явное значит очевидное не только для потерпевшего, окружающих и т.д., но и для самого виновного.

8. Решая вопрос о том, совершено ли убийство при превышении пределов необходимого, следует учитывать не только соответствие (или несоответствие) средств защиты и нападения, но и характер опасности, которая угрожала оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства и иные обстоятельства, которые повлияли или могли повлиять на соотношение сил сторон (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст и физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.п.).

8.1. Так, причинение смерти безоружному хулигану или угонщику машины, как правило, свидетельствует об очевидной неадекватности защитных мер опасности посягательства и должно влечь УО по ч. 1 ст. 108.

9. Применительно к виду убийства, предусмотренного ч. 2 коммент. статьи, превышением мер по задержанию в соответствии с ч. 2 ст. 38 признается также явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания. Потерпевшему в итоге причиняется очевидно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

10. По смыслу закона при задержании лица причинение ему смерти недопустимо, поскольку смысл института задержания заключается в доставлении преступника органам власти, чтобы он предстал перед правосудием. Лишение жизни задерживаемого — крайняя мера, применяемая по фактам совершения тяжких преступлений и особо опасных преступников, когда задержать иным путем не представляется возможным.

11. Субъективная сторона убийства характеризуется виной в форме умысла (прямого или косвенного). Обязательный признак состава — специальная цель: защиты, отражения посягательства (ч. 1), доставления органам власти, пресечения возможности совершения новых преступлений (ч. 2).

12. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

13. Деяние, описанное в ч. 1 коммент. статьи, относится к категории преступлений небольшой тяжести, а в ч. 2 — средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 108 Уголовного кодекса Российской Федерации

Смягчение ответственности обусловлено наличием определенной обстановки совершения преступления: превышение пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) или превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 УК РФ).

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к статье 108

Объект преступления и обязательные признаки объективной стороны убийства, предусмотренного ст. 108 УК РФ, идентичны рассмотренным выше признакам основного состава убийства. Особенность состоит в том, что убийство при превышении пределов необходимой обороны и мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, может быть совершено только путем активных действий виновного.

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, традиционно относится к привилегированным составам убийства. Основанием смягчения ответственности в данном случае выступают противоправное поведение потерпевшего и мотивы убийства, отражающие активную, социально одобряемую позицию личности, защищающей правоохраняемые интересы и содействующей правосудию.

Квалификация убийства как совершенного при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) возможна лишь в ситуации, когда лишение жизни потерпевшего происходит при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, хотя и с превышением пределов необходимой обороны (о понятии необходимой обороны и превышении ее пределов см. комментарий к ст. 37 УК РФ). Правом на оборону в равной мере обладают любые лица.

О превышении пределов необходимой обороны можно вести речь лишь в ситуации защиты от посягательства, не связанного с насилием, опасным для жизни или с непосредственной угрозой применения такого насилия, когда обороняющийся имеет возможность объективно оценить характер и степень опасности нападения. Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства (ч. 2 ст. 37 УК РФ); явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ст. ст. 105 или 114 УК РФ (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасного посягательства»). Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, следует учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное отношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и защищавшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.).

Превышение пределов необходимой обороны возможно лишь в тех временных рамках, в которых существует право на оборону: с момента фактического начала (или создания реальной угрозы начала) посягательства и до момента окончания посягательства (либо в течение некоторого времени непосредственно по окончании посягательства, если обороняющемуся исходя из обстоятельств дела не был ясен момент его окончания). Лишение жизни потерпевшего за этими временными рамками не может быть квалифицировано по ст. 108 УК РФ и, если оно носит характер самочинной расправы, должно получить оценку по соответствующей части ст. 105 УК РФ. Вместе с тем, если убийство нападавшего совершено в ситуации, когда обороняющийся не может дать оценку сложившейся ситуации и понять, прекратил нападающий свои действия или нет, ответственность по ст. 108 УК РФ не исключается. Кроме того, если будет установлено, что по окончании посягательства обороняющийся находился в состоянии сильного душевного волнения, причинение смерти надлежит квалифицировать по ст. 107 УК РФ. Лишение жизни потерпевшего в целях предупреждения возможного нападения с его стороны может квалифицироваться по ст. 108 УК РФ лишь при наличии реальной угрозы нападения со стороны потерпевшего.

Квалификация убийства как совершенного при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 УК РФ), возможна лишь в ситуации, когда лишение жизни потерпевшего, совершившего ранее преступление, происходит при его задержании в целях его доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений (о понятии задержания и превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, см. комментарий к ст. 38 УК РФ). Важно, что причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, является вынужденной, крайней, последней мерой, позволяющей доставить его в органы правопорядка и пресечь его дальнейшую преступную деятельность. Правом на задержание в равной мере обладают как сотрудники правоохранительных органов, так и частные лица.

Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости умышленно причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред (ч. 2 ст. 38 УК РФ). Вместе с тем требования соразмерности причиняемого при задержании вреда характеру и степени опасности совершенного задерживаемым преступления не означают, что причиняемый задерживаемому лицу вред должен быть меньшим, чем вред, наступивший от действий самого задерживаемого.

Право на задержание лица, совершившего преступление, возникает по окончании этого преступления, когда задерживаемый уже не является активной, нападающей стороной. В силу этого причинение смерти потерпевшему до момента окончания совершаемого им преступления не может подпадать под действие ч. 2 ст. 108 УК РФ, но при наличии к тому оснований может квалифицироваться по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Также по ч. 1 ст. 108 УК РФ следует квалифицировать причинение смерти, если, уклоняясь от задержания, лицо, совершившее преступление, совершает действия (например, применяет насилие), создающие право на необходимую оборону.

Субъективная сторона убийства, предусмотренного ст. 108 УК РФ, характеризуется виной в форме внезапно возникшего прямого или косвенного умысла. Причинение смерти по неосторожности при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, не влечет уголовной ответственности.

Субъект должен осознавать не только факт лишения жизни потерпевшего, но и обстоятельства, связанные с обороной и задержанием. В силу этого убийство при мнимой обороне (когда реальное общественно опасное посягательство отсутствует и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства) может быть квалифицировано как совершенное при превышении пределов необходимой обороны, если обороняющийся не осознавал и не должен был осознавать ошибочность своего предположения о наличии посягательства. Если же лицо, причиняя смерть, не осознает мнимости посягательства, хотя должно было и могло это сознавать, его действия могут быть квалифицированы по ст. 109 УК РФ (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасного посягательства») .

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. N 5.

Важное значение для правильной квалификации преступления по ст. 108 УК РФ имеет установление мотивов и целей. Они носят социально одобряемый, общественно полезный характер: мотив защиты, цель пресечения преступных действий и содействия правосудию. Иные мотивы и цели (например, месть) исключают ответственность по рассматриваемой статье и требуют квалификации содеянного по соответствующей части ст. 105 УК РФ.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 108 УК РФ, является физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста (субъект общий). Ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны или пределов мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, совершенное лицом в возрасте четырнадцати — пятнадцати лет, уголовной ответственности не влечет.

Убийство при превышении пределов необходимой обороны или пределов мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, подлежит квалификации по ст. 108 УК РФ и в тех случаях, когда оно совершено при квалифицирующих признаках, предусмотренных пп. «а», «г», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасного посягательства»; п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

В ситуации, когда убийство при задержании лица, совершившего преступление, осуществлено должностным лицом правоохранительных органов при исполнении им своих служебных обязанностей, ответственность наступает по ч. 2 ст. 108 УК РФ; квалификация содеянного по ч. 3 ст. 286 УК РФ исключается в силу правил разрешения конкуренции общей и специальной нормы.

Убийство при превышении пределов необходимой обороны ч 1 ст 108 ук рф

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к статье 108

1. Статья 108 УК устанавливает ответственность за два, хотя и близких по своему содержанию, но самостоятельных преступления: а) убийство при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1); б) убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). В УК РСФСР была предусмотрена ответственность только за первое преступление.

2. Ответственность по ч. 1 данной статьи наступает в случае, если убийство совершено при защите от общественно опасного посягательства, но с превышением пределов необходимой обороны, т.е. при явном несоответствии защиты характеру и степени общественной опасности посягательства.

В таких случаях, прежде всего, необходимо констатировать возникновение ситуации необходимой обороны и совершение действий с целью защиты от общественно опасного посягательства, а затем уже оценивать, имело ли место явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, вышло ли лицо за пределы правомерной обороны.

3. Об условиях правомерности акта необходимой обороны и превышении ее пределов см. комментарий к ст. 37 УК.

4. Причинение смерти посягающему при соблюдении условий правомерности акта необходимой обороны не является преступлением и потому исключает уголовную ответственность. Другое дело — убийство при превышении пределов необходимой обороны. Деяние это общественно опасно и противоправно. Однако тот факт, что лицо причинило смерть при отражении общественно опасного посягательства на правоохраняемые интересы, смягчает ответственность. Именно поэтому закон относит преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 108 УК, к привилегированным видам убийства.

5. Превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) представляет собой умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства (ч. 3 ст. 37). Убийство при превышении пределов необходимой обороны является результатом явного (резкого, значительного, не подлежащего сомнению) несоответствия между вредом, которым угрожал посягавший, и лишением его жизни в результате оборонительных действий, между способами и средствами защиты, с одной стороны, и способами и средствами посягательства — с другой, между интенсивностью защиты и интенсивностью посягательства. Например, убийство лица, совершающего незначительную кражу или неквалифицированный грабеж, причинение смерти безоружному хулигану при помощи огнестрельного оружия, нанесение смертельных ранений несравненно более слабому лицу. Обороняющийся в данной конкретной ситуации не использует очевидную возможность осуществить оборону менее опасным способом, более мягкими средствами.

6. Усматривая в действиях обороняющегося превышение пределов необходимой обороны, правоприменительные органы не должны ограничиваться в процессуальных документах лишь общей формулировкой о «явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства», а должны конкретно указать, в чем именно выразилось превышение пределов необходимой обороны и на каких доказательствах основан этот вывод .

См.: БВС СССР, 1984, N 5. С. 12.

7. При решении вопроса о том, имело ли место превышение пределов необходимой обороны, не следует механически исходить из требования соразмерности средств защиты и средств посягательства, а, как отмечается в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» от 16 августа 1984 г., необходимо учитывать «характер опасности, угрожающей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы» .

См.: БВС СССР, 1984, N 5. С. 11.

8. Для установления наличия или отсутствия признаков превышения пределов необходимой обороны «судам следует иметь в виду, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты.

Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный им вред оказался большим, чем вред предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства» .

См. также: БВС РФ, 1993, N 5. С. 13 — 14.

9. При правомерной обороне защита должна совпадать, соответствовать во времени общественно опасному посягательству. В тех случаях, когда посягательство еще не началось и отсутствовала непосредственная угроза его осуществления, а также когда оно закончилось, необходимая оборона невозможна, а следовательно, не может идти речь о превышении ее пределов. В п. 5 названного Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. по этому поводу указывается: «Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость» . В таких случаях ответственность за причинение смерти посягавшему наступает по другим статьям гл. 16 УК. Если при этом будет установлено, что в результате нападения обороняющийся находился в состоянии сильного душевного волнения (а практически это бывает всегда!) и смерть посягавшему причинена сразу же после окончания нападения, содеянное квалифицируется по ст. 107 УК.

БВС СССР, 1984, N 5. С. 11.

В то же время надо учитывать, что состояние необходимой обороны может иметь место и при наличии реальной угрозы нападения, а также тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания . В этих случаях возможна и правомерная оборона, и превышение ее пределов.

БВС СССР, 1984, N 5. С. 11.

10. Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла (ч. 3 ст. 37). Виновный осознает, что, обороняясь от общественно опасного посягательства, сам совершает противоправное деяние, предвидит возможность или неизбежность причинения смерти посягающему и желает либо сознательно допускает ее наступление или относится к этому факту безразлично. Умысел здесь всегда внезапно возникший.

Превышение пределов необходимой обороны признается лишь тогда, когда защищающийся сознавал возможность отразить нападение более мягкими для посягающего средствами, но тем не менее избрал неоправданно суровые средства, заведомо для него излишние .

См.: Курс советского уголовного права. Т. 1. Л., 1968. С. 492.

Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства смерти по неосторожности не может влечь за собой уголовной ответственности. Состав преступления в таких случаях отсутствует. Это означает, что, если при отражении нападения обороняющийся, например, стреляет из пистолета или ружья в ногу либо руку посягавшего, но промахивается и попадает в голову или другой жизненно важный орган, в результате чего наступает смерть, он не подлежит ответственности.

При превышении пределов необходимой обороны, как и при правомерной обороне, доминирующим является мотив защиты от общественно опасного посягательства.

11. Субъект преступления — лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. В тех случаях, когда в ситуации необходимой обороны должностные лица правоохранительных и контролирующих органов превышают ее пределы и причиняют смерть посягавшему, ответственность наступает по ч. 1 ст. 108 УК, а не за превышение должностных полномочий (ст. 286).

12. Если убийство совершается при превышении пределов необходимой обороны при наличии отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК (например, двух и более лиц), то содеянное надлежит квалифицировать только по ч. 1 ст. 108 УК.

13. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108), необходимо отграничивать от убийства, совершенного в состоянии аффекта (ст. 107), которое также может быть спровоцировано общественно опасным посягательством. Если первое всегда совершается с целью защиты от такого посягательства, то для второго характерны иные мотивы (месть, ревность и проч.). К тому же, хотя и трудно представить себе убийство при превышении пределов необходимой обороны в спокойном, хладнокровном состоянии психики, признак сильного душевного волнения для него не является обязательным.

14. В ч. 2 ст. 108 УК предусмотрена ответственность за убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. В УК РСФСР такой нормы не было. Вопрос об ответственности за причинение вреда задерживаемому в соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. в правоприменительной практике решался по правилам о необходимой обороне или превышении ее пределов. УК РФ в ст. 38 специально предусмотрел причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния.

15. Ответственность по ч. 2 ст. 108 УК наступает в случае, если причинение смерти задерживаемому не являлось необходимым для его задержания, т.е. явно не соответствовало характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстановке задержания.

Следует иметь в виду, что о превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, речь может идти лишь при наличии у данного лица права на задержание (совершения общественно опасного посягательства, обладающего признаками преступления; реальной опасности уклонения преступника от уголовной ответственности; цели его задержания и т.д.) и непосредственно в ситуации по задержанию. Только после этого выясняется, превышены ли меры, необходимые для задержания лица, совершившего преступление.

16. Об условиях правомерности акта причинения вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании см. комментарий к ст. 38 УК.

17. Причинение смерти задерживаемому при соблюдении условий правомерности акта задержания не является преступлением и уголовную ответственность исключает. Следует иметь в виду, что лишение жизни преступника, пытающегося скрыться или иным образом уклониться от задержания, может быть признано правомерным только в случаях совершения им убийства, бандитизма, похищения человека, захвата заложника, терроризма, разбоя, изнасилования и другого тяжкого преступления, преимущественно насильственной направленности. Только в этих случаях можно констатировать, что предпринимаемые по задержанию меры соответствуют характеру и опасности совершенного задерживаемым преступления. Причиняя смерть преступнику, задерживающий сознает, что иного выхода нет. Разумеется, при этом должны быть соблюдены и другие условия правомерности акта причинения вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании.

18. Превышение мер, необходимых для задержания, применительно к комментируемому составу имеет место в тех случаях, когда применены такие средства и методы задержания, которые явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления, его личности, реальной обстановке задержания, и задерживаемому без необходимости причинен явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред — смерть.

19. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла (ч. 2 ст. 38). Виновный осознает, что, задерживая преступника, сам совершает противоправное деяние, предвидит возможность или неизбежность причинения смерти задерживаемому и желает либо сознательно допускает ее наступление или относится к этому безразлично.

Причинение по неосторожности смерти лицу, совершившему преступление, при его задержании не влечет уголовной ответственности. Состав преступления в таких случаях отсутствует.

Смерть лицу, совершившему преступление, причиняется лишь в целях лишить задерживаемого возможности уклониться от уголовной ответственности и предотвратить совершение им новых преступлений.

20. Субъект преступления — лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. В тех случаях, когда в ситуации задержания преступника должностные лица правоохранительных органов превышают меры, необходимые для задержания, и причиняют смерть задерживаемому, ответственность наступает по ч. 2 ст. 108 УК, а не за превышение должностных полномочий (ст. 286).

21. Если убийство совершается при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, при наличии отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК (в частности, двух и более лиц), то содеянное надлежит квалифицировать только по ч. 2 ст. 108 УК.

Убийство при превышении пределов необходимой обороны ч 1 ст 108 ук рф

С субъективной стороныубийство при превышении пределов необходимой обороны предполагает вину только в форме умысла (прямого или косвенного).

Причинение нападающему смерти по неосторожности при отражении общественно опасного посягательства не может повлечь уголовной ответственности ввиду отсутствия состава преступления.

Убийство при превышении необходимой обороны следует отграничивать от убийства, совершенного в состоянии аффекта. Для последнего характерно причинение вреда потерпевшему не с целью защиты, и, следовательно, не в состоянии необходимой обороны. Если обороняющийся превысил пределы необходимой обороны, находясь при этом в состоянии аффекта, вызванного фактом нападения, применяется ч.1 ст. 108 УК, а не ст. 107 УК РФ. Убийство двух или более лиц, совершенное при превышении пределов необходимой, квалифицируется только по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Часть 2 ст. 108 УК РФ предусматривает ответственность за убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Состав преступления тесно взаимосвязан с таким обстоятельством, исключающим преступность деяния, как причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ).

Объективная сторонарассматриваемого убийства заключается в действиях, которыми лицу, совершившему преступление, без необходимости непосредственно причиняется смерть в процессе задержания. Само по себе причинение вреда при задержании преступника для его доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным, является правомерным (ч.1 ст. 38 УК РФ). Однако,превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, закон (ч.2 ст. 38 УК РФ) признает явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного этим лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда задерживаемому без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

Превышением мер задержания будет причинение смерти задерживаемому, если тот не оказывал сопротивления и не был способен во время задержания причинить вред правоохраняемым интересам. При этом степень тяжести преступления, совершенного задерживаемым лицом (является ли оно тяжким или особо тяжким), существенной роли не играет.

Убийство преступника, который пытается скрыться (убежать, уехать на автомобиле и т.п.), также следует рассматривать как превышение мер, необходимых для задержания, в силу тех же оснований: виновный должен предстать перед судом, а не быть убит из-за того, что стремится избежать уголовной ответственности.

При оказании сопротивления задерживаемым лицом вопрос о том, является ли лишение его жизни превышением мер, необходимых для задержания, либо составляет правомерное причинение вреда, должен решаться судом с учетом требований ч.2 ст. 38 УК РФ.

Умышленное причинение смерти лицу, которое после совершения преступления не пытается скрыться и не оказывает сопротивления, может образовать состав убийства ( ст. 105 УК РФ), либо (при наличии достаточных оснований) – состав убийства, совершенного в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ).

Субъективная сторонаэтого преступления – вина в форме умысла. Причинение смерти по неосторожности лицу, совершившему преступление, при его задержании либо в результате случайного стечения обстоятельств (непроизвольный выстрел, рикошет пули и т.п.) состава данного преступления не содержит.

Субъектпреступлений, предусмотренных ч.1 и ч.2 ст. 108 УК, — лицо, достигшее 16-летнего возраста, независимо от рода профессиональной деятельности и наличия специальных навыков (сотрудник милиции, частной охранной службы, ФСБ и др.).

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК).

Статья 108 УК устанавливает ответственность за два самостоя­тельных вида убийства. В ч. 1 ст. 108 УК речь идет об убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны. Объект преступления — жизнь человека. Объективная сторо­на — убийство, причинение смерти другому человеку при пре­вышении пределов необходимой обороны. Рассматриваемое преступное деяние может быть совершено только путем активных дей­ствий, так как представляет собой противодействие лицу, посяга­ющему на те или иные правоохраняемые интересы личности, об­щества или государства.

Для квалификации действий лица по ч. 1 ст. 108 УК необходи­мо устанавливать, что оно, действуя в состоянии необходимой обо­роны, явно превысило ее пределы, лишив нападающего жизни. Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходи­мую оборону от общественно опасных посягательств» от 16 августа 1984 г. разъясняет, что превышением пределов необходимой обо­роны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без не­обходимости умышленно причиняется смерть либо тяжкий вред здоровью (мы анализируем ситуацию причинения смерти, т.е. убийства). Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков пре­вышения пределов необходимой обороны, необходимо учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и напа­дения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотно­шение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягав­ших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.). При этом следует делать также поправку на то, что в состоянии естественного волне­ния, возбуждения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать со­размерные средства защиты.

Субъективная сторона преступления характеризуется умыш­ленной виной. Умысел может быть как прямым, так и косвенным. Причинение в состоянии необходимой обороны смерти нападаю­щему по неосторожности уголовно не наказуемо (ч. 3 ст. 37 УК).

Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Если убийство, совершенное при превышении пределов необхо­димой обороны, характеризует также наличие какого-либо из об­стоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК, содеянное надлежит квалифицировать в соответствии с ч. 1 ст. 108 УК.

Рассматриваемое убийство следует отличать от убийства, совер­шенного в состоянии аффекта. Разграничение проводится по объ­ективному и субъективному моментам. Объективный момент ха­рактеризуется тем, что при совершении убийства в состоянии аф­фекта применение насилия к виновному или совершение иных общественно опасных действий уже окончено, и это очевидно для него; убийство при превышении пределов необходимой обороны, как уже было сказано выше, возможно лишь в процессе нападе­ния. Кроме того, исходя из содержания ст. 107 УК, можно сделать вывод, что далеко не все названные в законе формы поведения потерпевшего могут дать основания для обороны (например, совер­шение аморальных действий). Субъективный момент связан с мо­тивацией поведения субъектов. Если при убийстве в состоянии аффекта превалирующим мотивом выступает месть за действия потерпевшего, вызвавшие аффектированное состояние, то при убийстве при превышении пределов необходимой обороны моти­вом выступает побуждение защитить охраняемые законом свои, иного лица, общественные либо государственные интересы.

Часть 2 ст. 108 предусматривает ответственность за убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Объект преступления — жизнь человека. Объективная сторона — убийство — причине­ние смерти лицу, совершившему преступление — при превыше­нии мер, необходимых для его задержания. Деяние может быть совершено лишь путем активных действий, так как путем бездей­ствия невозможно осуществить задержание.

Превышением мер, необходимых для задержания лица, совер­шившего преступление, в соответствии с ч. 2 ст. 38 УК признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опас­ности совершенного задерживаемым лицом преступления и обсто­ятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиня­ется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

Таким образом, для решения вопроса о том, были ли убийством лица, совершившего преступление, превышены меры, необходи­мые для его задержания, следует учитывать ряд обстоятельств в их совокупности:

1) характер и степень общественной опасности совершенного им преступления;

2) степень опасности самого задерживаемого лица (например, известно, что преступник вооружен, агрессивен, склонен к оказа­нию насильственного сопротивления и т.д.);

3) обстановку задержания (пытался ли задерживаемый скрыть­ся, оказывал ли сопротивление и какой интенсивности, в каком месте и в какое время осуществлялось задержание и т.д.).

Лишь анализ и сопоставление всех указанных моментов позво­лит прийти к верному выводу о том, были ли в данной ситуации действительно превышены меры, необходимые для задержания лица, совершившего преступное деяние.

Субъективная сторона характеризуется умышленной виной в виде прямого либо косвенного умысла. Неосторожное причинение смерти задерживаемому лицу, совершившему преступление, при превышении мер, необходимых для задержания, уголовно не на­казуемо (ч. 2 ст. 38 УК).

Субъект: физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Наличие обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК, при совер­шении убийства, предусмотренного ч. 2 ст. 108 УК, не влияет на его юридическую оценку.

Рассматриваемое убийство следует отличать от убийства, совер­шенного при превышении пределов необходимой обороны. Объек­тивным критерием их разграничения является то обстоятельство, что убийство при превышении пределов необходимой обороны со­вершается в процессе общественно опасного посягательства, а убийство, предусмотренное ч. 2 ст. 108, — когда преступное пося­гательство уже совершено. Субъективным критерием разграниче­ния выступает мотив содеянного. Мотив убийства, совершаемого при превышении пределов необходимой обороны, — стремление защитить те или иные правоохраняемые интересы, а при соверше­нии убийства, предусмотренного ч. 2 ст. 108 УК, — стремление доставить лицо в органы и предотвратить возможность соверше­ния им новых преступных посягательств.

Причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК). УК 1996 г. не относит причинение смерти по неосторожности к разряду убийств, поскольку последнее предполагает злонамеренность субъекта, направленность злого умысла на лишение жизни друго­го человека.

Объект преступления: жизнь человека. Объективная сторо­на: действие или бездействие, нарушающее какое-либо правило предосторожности, совершенное в результате пренебрежения ме­рами осмотрительности, выработанными в процессе человеческого общения, повлекшее за собой наступление смерти человека.

Совершение указанного преступления возможно, прежде всего, в быту, в хозяйственной и производственной сфере, в спорте, в медицинской и научно-технической деятельности. Оно всегда свя­зано с нарушением либо общеобязательных, общечеловеческих правил предосторожности, мер осмотрительности, либо правил, характерных для той или иной сферы человеческой деятельности.

Чаще всего, во втором случае ответственность наступает по ч. 2 ст. 109 УК.

Виновное лицо в подобных ситуациях либо пренебрегает каки­ми-либо правилами, не соблюдает их (бездействие), либо допускает грубое их нарушение, выполняет их требования не должным обра­зом (действие) в силу своей невнимательности, неосмотрительнос­ти, социального инфантилизма и недостаточной социальной адап-тированности.

Состав преступления материальный. Обязательно установле­ние причинной связи между допущенным лицом нарушением пра­вил предосторожности, существующих в обществе, и наступившей смертью другого человека.

Субъективная сторона — вина в форме неосторожности. Неос­торожность при этом может выступать как в виде легкомыслия, так и в виде небрежности. Законодатель не дифференцирует ответственность за рассматриваемое деяние в зависимости от вида неос­торожности.

Если лицо предвидело возможность наступления смерти в ре­зультате своего деяния, но без достаточных к тому оснований само­надеянно рассчитывало на ее предотвращение, преступление при­знается совершенным по легкомыслию. Причинение смерти по легкомыслию следует отличать от убийства, совершенного с кос­венным умыслом. Если в случае причинения смерти по легкомыс­лию виновное лицо предвидит возможность наступления смерти не в данной созданной им ситуации, а лишь в подобных случаях (абстрактное предвидение), то, действуя с косвенным умыслом, оно предвидит возможность лишения жизни человека в данном конкретном случае (конкретное предвидение). Кроме того, при легкомыслии у виновного существует расчет на конкретные обсто­ятельства, которые, по его мнению, способны предотвратить на­ступление смерти; при убийстве с косвенным умыслом подобный расчет отсутствует либо виновный надеется на «авось», на обыч­ную удачу либо везение.

Если же лицо не предвидело возможности наступления смерти в результате своего действия (бездействия), но при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть это последствие своего деяния, преступление призна­ется совершенным по небрежности. Например, причинение смер­ти в случае небрежного обращения с огнем, с огнестрельным ору­жием.

Причинение смерти по неосторожности следует отличать от не­виновного причинения смерти (казуса), который имеет место, когда лицо не предвидит возможности лишения жизни человека в результате своих действий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Например, медсестра вводит больному в вену ядовитое вещество дикаин, кото­рое по ошибке было помещено на химфармзаводе в ампулу с надписью «бром». За смерть больного в данной ситуации медсестра ответственности не несет, имеет место невиновное причинение ею вреда. Ответственности подлежат работники хим-фармзавода, допустившие подобную небрежность.

Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Часть 2 ст. 109 УК предусматривает ответственность за квалифицированные виды причинения смерти по неосторож­ности.

Во-первых, за совершение этого деяния вследствие ненадлежа­щего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Здесь предполагается причинение смерти человеку в результате игнорирования, пренебрежения виновным в ходе профессиональ­ной деятельности соответствующими правилами, инструкциями, предписаниями, издаваемыми для регламентирования того или иного вида деятельности с целью обеспечения жизни и здоровья личности.

Для привлечения лица к ответственности в данной ситуации необходимо установить ряд обстоятельств:

а) лицо обязано было соблюдать соответствующие правила в связи с выполнением своих профессиональных обязанностей;

б) лицо было должным образом ознакомлено с правилами, осве­домлено о существующих мерах профессиональной предосторож­ности;

в) лицо имело реальную возможность действовать в соответст­вии с правилами.

Важное значение имеет установление причинной связи между нарушением (несоблюдением) правил профессиональной предосто­рожности и причинением смерти потерпевшему. Необходимо отме­тить, что ч. 2 ст. 109 УК применяется лишь в том случае, если в УК отсутствует специальная норма, предусматривающая ответствен­ность за ненадлежащее исполнение профессиональных обязаннос­тей, повлекшее смерть человека. При наличии специальной нормы квалификация содеянного осуществляется в соответствии с ней.

Например, при неоказании помощи больному, если оно повлекло по неосторож­ности смерть больного, применяется ч. 2 ст. 124 УК; при нарушении правил охраны труда, если оно повлекло по неосторожности смерть человека, — ч. 2 ст. 143 УК; при нарушении правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожно­го, воздушного или водного транспорта, повлекшем по неосторожности смерть че­ловека либо двух или более лиц, — ч. 2 или 3 ст. 263 УК.

Во-вторых, ч. 2 ст. 109 УК устанавливает ответственность за причинение смерти по неосторожности двум или более лицам.

Доведение до самоубийства (ст. 110 УК). Объект преступле­ния — жизнь человека. Объективная сторона доведения до само­убийства складывается из трех элементов:

1) деяние лица (действие либо бездействие), провоцирующее потерпевшего совершить самоубийство;

2) преступные последствия в виде самоубийства потерпевшего или покушения на самоубийство;

3) причинная связь между деянием виновного и наступившими последствиями.

В качестве конструктивного признака состава рассматриваемо­го преступления выступает способ деяния виновного, указанный в законе. Такими способами могут являться угрозы, жестокое обра­щение с потерпевшим либо систематическое унижение его челове­ческого достоинства.

Угрозы — это психическое воздействие на потерпевшего, выра­женное в обещании причинить вред тем или иным его правоохраняемым интересам, благам. По содержанию угрозы могут быть самыми разнообразными, так как закон не устанавливает здесь никаких ограничений. Они могут касаться различных аспектов жизнедеятельности потерпевшего (например, причинить ему фи­зические страдания, нарушить половую свободу, лишить жилья, материального вспомоществования, если потерпевший в нем нуж­дается, разгласить нежелательные сведения и т.д.). Форма выра­жения угрозы также может быть различной: устная, письменная, в виде действий, жестов. Для вменения лицу рассматриваемого преступления необходимо установить отношение к угрозе со сторо­ны потерпевшего, восприятие последним негативного обещания. С точки зрения потерпевшего, угроза должна быть достаточной для того, чтобы принять решение о лишении себя жизни.

Жестокое обращение предполагает реальное причинение опре­деленного вреда потерпевшему, что в конечном счете приводит его к совершению самоубийства. В первую очередь, здесь предполага­ется причинение физического вреда, физических страданий — из­биение, лишение пищи и воды, помещение во вредные для суще­ствования человека условия (например, в холодное, сырое, темное помещение), лишение необходимой медицинской помощи, при­влечение к выполнению тяжелой непосильной для потерпевшего работы и т.д. Это могут быть действия, причиняющие моральные страдания (например, незаконное лишение свободы, необоснован­ное отстранение от работы, незаслуженные публичные порицания). Для наличия состава преступления достаточно одного факта жестокого обращения с потерпевшим, повлекшего самоубийство последнего.

Систематическое унижение человеческого достоинства — это постоянно повторяющиеся оскорбления, глумление над потерпев­шим (например, издевательство над его физическими недостатка­ми, какими-то фактами его жизни и др.), опорочивание его доброго имени. Систематичность предполагает совершение указанных действий не менее трех раз в течение незначительного промежутка времени.

Если решимость совершить самоубийство вызвали у лица чьи-то законные действия (например, задержание по подозрению в со­вершении преступления, выдворение из незаконно занятого жило­го помещения, обоснованное увольнение с работы), состав рассмат­риваемого преступления отсутствует.

Для привлечения лица к ответственности по ст. 110 УК обяза­тельно установление причинной связи между деянием виновного и самоубийством потерпевшего. Кроме того, необходимо устано­вить намерение потерпевшего лишить себя жизни.

Так, если жена, спасаясь от побоев находящегося в состоянии алкогольного опьянения мужа, выпрыгивает из окна и, ударившись виском о каменный бордюр, погибает, то в этой ситуации нельзя вести речь о доведении до самоубийства, так как у погибшей не было намерения лишать себя жизни.

Потерпевшими при совершении рассматриваемого преступле­ния по смыслу ст. 110 УК могут быть любые лица, их круг не ограничен в зависимости от особых отношений с виновным, как это было предусмотрено ст. 107 УК РСФСР 1960 г., в соответствии с которой потерпевшими при доведении до самоубийства могли быть лишь лица, находящиеся в материальной или иной зависи­мости от виновного.

Субъективная сторона преступления характеризуется умыш­ленной виной в виде прямого либо косвенного умысла. Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.