Содержание статьи:

Кодекс Украины об административных нарушениях
Статья 236. Органы государственной санитарно-эпидемиологической службы

Органы государственной санитарно-эпидемиологической службы рассматривают дела об административных правонарушениях, связанных с нарушением санитарных норм (статья 42), а также об административных правонарушениях, предусмотренных частью пятой статьи 41, статьями 78, 80 — 83, 90-1, 95, 167, 168-1, 170 (когда они являются нарушениями санитарных норм), и статьей 188-11 настоящего Кодекса.

От имени органов государственной санитарно-эпидемиологической службы рассматривать дела об административных правонарушениях и налагать административные взыскания в пределах территорий и объектов надзора, определенных законодательством, имеют право:

1) главный государственный санитарный врач Украины и его заместители, главные государственные санитарные врачи Автономной Республики Крым, областей, городов Киева и Севастополя, главные государственные санитарные врачи водного, железнодорожного, воздушного транспорта, водных бассейнов, железных дорог и их заместители, главные государственные санитарные врачи районов , городов, районов в городах, линейных подразделений и объектов водного, железнодорожного, воздушного транспорта, Министерства обороны Украины, Министерства внутренних дел Украины, центрального органа исполнительной вл ады, реализующим государственную политику в сфере защиты государственной границы, Службы безопасности Украины, соединений, частей и подразделений и их заместители;

2) врачи-гигиенисты, врачи-эпидемиологи органов государственной санитарно-эпидемиологической службы — об административных правонарушениях, предусмотренных частью пятой статьи 41, а также статьями 42, 78, 80 — 83, 95, 167, 168-1, 170 (когда они являются нарушениями санитарных норм).

Решение Верховного Суда Чувашской Республики — Чувашии от 27 февраля 2014 г. по делу N 21-95/2014 (ключевые темы: протест — государственная инспекция труда — срок давности привлечения к административной ответственности — сроки выплаты заработной платы — возбуждение дела об административном правонарушении)

Решение Верховного Суда Чувашской Республики — Чувашии от 27 февраля 2014 г. по делу N 21-95/2014

Судья Верховного Суда Чувашской Республики Савелькина Г.О., рассмотрев в открытом судебном заседании протест заместителя прокурора Московского района г. Чебоксары Чувашской Республики на постановление государственного инспектора труда (по правовым вопросам) Государственной инспекции труда в Чувашской Республике от 26 ноября 2013 года и решение судьи Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 14 января 2014 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении «данные изъяты» ООО «данные изъяты» Кутова А.В.,

07 ноября 2013 года заместителем прокурора Московского района г. Чебоксары Чувашской Республики вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 5.27 КоАП РФ, в отношении «данные изъяты» ООО «данные изъяты» Кутова А.В..

Постановлением государственного инспектора труда (по правовым вопросам) Государственной инспекции труда в Чувашской Республике N от 26 ноября 2013 года производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ в отношении Кутова А.В. прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Не согласившись с данным постановлением, заместитель прокурора Московского района г. Чебоксары Чувашской Республики принес протест в районный суд.

Решением судьи Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 14 января 2014 года постановление от 26 ноября 2013 года оставлено без изменения, протест заместителя прокурора — без удовлетворения.

На указанное выше решение судьи заместитель прокурора Московского района г. Чебоксары Чувашской Республики в установленный законом срок принес протест в Верховный Суд Чувашской Республики, в котором просит решение отменить как незаконное и немотивированное.

Рассмотрев протест, проверив дело в полном объеме, выслушав пояснения помощника прокурора Московского района г. Чебоксары Чувашской Республики Сергеева В.В., поддержавшего протест, представителя Государственной инспекции труда в Чувашской Республике Ефимовой И.П., возражавшей против доводов протеста, суд приходит к следующему.

Частью 1 статьи 5.27 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение законодательства о труде и об охране труда.

Постановлением заместителя прокурора Московского района г. Чебоксары Чувашской Республики от 07 ноября 2013 года возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, в отношении «данные изъяты» ООО «данные изъяты» Кутова А.В. по тем основаниям, что руководство Общества имеет задолженность по выплате расчета при увольнении ФИО1 (уволенного 20.06.2013) в сумме «данные изъяты».

Прекращая 26 ноября 2013 года производство по делу об административном правонарушении в отношении Кутова А.В., государственный инспектор труда пришел к выводу о том, что срок давности привлечения к административной ответственности истек 20 августа 2013 года.

Судья районного суда при рассмотрении протеста на указанное постановление должностного лица также пришел к выводу об истечении срока давности привлечения Кутова А.В. к административной ответственности.

Указанные выводы должностного лица и суда являются правильными.

Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения.

Срок давности привлечения к административной ответственности за административное правонарушение, связанное с невыполнением обязанности, предусмотренной нормативным правовым актом, к определенному сроку начинает исчисляться с момента наступления указанного срока.

Как следует из материалов дела, ФИО1 уволен из ООО «данные изъяты» 20 июня 2013 года.

В соответствии со ст. 140 Трудового кодекса РФ выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника.

Невыполнение лицом предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением, в связи с чем установленный ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ следует исчислять с даты увольнения ФИО1 то есть с 20 июня 2013 года.

Следовательно, срок давности привлечения к административной ответственности за указанное правонарушение истек 20 августа 2013 года.

Между тем, постановление прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении вынесено 07 ноября 2013 года, то есть за пределами срока давности привлечения к административной ответственности.

С учетом указанных выше обстоятельств производство по делу об административном правонарушении в отношении Кутова А.В. обоснованно прекращено по п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

При рассмотрении протеста на постановление должностного лица на основании ст. 26.1 КоАП РФ судьей районного суда установлены все обстоятельства, подлежащие выяснению по делу об административном правонарушении, дана правильная оценка представленным доказательствам в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ. Правовых оснований для переоценки доказательств не имеется.

Довод протеста о том, что должностным лицом и судом не дана оценка действиям Кутова А.В. по неисполнению требований ст. 236 Трудового кодекса РФ, со ссылкой на то, что материалами проверки подтверждается факт невыплаты ФИО1 компенсации за нарушение срока выплаты заработной платы с 20.06.2013 по 07.11.2013, нельзя признать обоснованным.

При рассмотрении дела об административном правонарушении (жалобы на постановление) должностное лицо и судья обязаны проверить, совершались ли указанные в данном случае в постановлении о возбуждении дела об административном правонарушении действия лицом, привлекаемым к административной ответственности, и имеется ли в этих действиях состав административного правонарушения.

Из постановления о возбуждении дела об административном правонарушении от 07 ноября 2013 года следует, что Кутову А.В. вменяется невыплата работнику ООО «данные изъяты» ФИО1 окончательного расчета в день увольнения 20 июня 2013 года в сумме «данные изъяты».

В данном постановлении также имеется ссылка на ст. 236 Трудового кодекса РФ, предусматривающую выплату работнику денежной компенсации при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, однако не указано в чем конкретно выражается нарушение Кутовым А.В. (его действия либо бездействие) положений ст. 236 Трудового кодекса РФ, то есть не описано событие правонарушения в этой части.

При таких обстоятельствах у должностного лица и суда не было оснований для оценки действий Кутова А.В. по невыплате компенсации за нарушение срока выплаты заработной платы, которые не указаны в постановлении.

Довод протеста о том, что невыполнение обязанности по выплате денежной компенсации за нарушение срока выплаты заработной платы является длящимся правонарушением, основан на неверном толковании законодательства.

В соответствии со ст. 236 Трудового кодекса РФ при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.

Исходя из смысла указанной нормы обязанность по выплате процентов за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, возникает у работодателя не позднее дня, когда такие выплаты были фактически осуществлены.

Таким образом, законодателем определен срок выплаты денежной компенсации в день выплаты задолженности по заработной плате и другим выплатам, следовательно, данное правонарушение не является длящимся.

Иных доводов, свидетельствующих о незаконности принятых по делу решений, протест не содержит.

При таких обстоятельствах оснований для отмены постановления должностного лица и решения судьи, в том числе по доводам протеста, не имеется.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 30.7 , ст. 30.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья

Постановление государственного инспектора труда (по правовым вопросам) Государственной инспекции труда в Чувашской Республике от 26 ноября 2013 года и решение судьи Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 14 января 2014 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении «данные изъяты» ООО «данные изъяты» Кутова А.В. оставить без изменения, протест заместителя прокурора Московского района г. Чебоксары Чувашской Республики — без удовлетворения.

Судья Верховного Суда

Чувашской Республики Г.О. Савелькина

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Статья 236. УК РФ

Нарушение санитарно-эпидемиологических правил

1. Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до одного года.

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарии к статье 236 УК РФ

Объект преступления — общественные отношения по охране санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Под ним согласно Федеральному закону от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (в ред. от 25 июня 2012 г.) понимается такое состояние здоровья населения, среды обитания человека, при котором отсутствует вредное воздействие факторов среды обитания на человека и обеспечиваются благоприятные условия его жизнедеятельности .

СЗ РФ. 1999. N 14. Ст. 1650.

Объективная сторона преступления состоит в нарушении санитарно-эпидемиологических правил, которое повлекло массовое заболевание или отравление людей.

Государственные санитарно-эпидемиологические правила и нормативы — это нормативные правовые акты, устанавливающие санитарно-эпидемиологические требования (в том числе критерии безопасности и (или) безвредности факторов среды обитания для человека, гигиенические и иные нормативы), несоблюдение которых создает угрозу жизни или здоровью человека, а также угрозу возникновения и распространения заболеваний.

Статья 3 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» устанавливает, что законодательство в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона, других федеральных законов, а также принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Деяние может выражаться как в действиях, так и в бездействии, например допуск к работе на предприятии общественного питания работника, имеющего инфекционное заболевание, изготовление продуктов питания с нарушением санитарных норм и т.д.

Массовое заболевание людей — это заболевание значительного количества населения на определенной территории при превышении среднестатистического уровня заболеваемости данной болезнью в несколько раз. Критерии массовости определяются эпидемиологами. Преимущественно массовыми заболеваниями людей являются: острые кишечные заболевания, дифтерия, корь, педикулез, чесотка, туляремия, сальмонеллез, сибирская язва, холера, туберкулез, бруцеллез.

Заболевания могут носить инфекционный и неинфекционный характер. Инфекционные заболевания человека — это заболевания, возникновение и распространение которых обусловлено воздействием на человека биологических факторов среды обитания (возбудителей инфекционных заболеваний) и возможностью передачи болезни от заболевшего человека, животного к здоровому человеку.

Инфекционные заболевания, представляющие опасность для окружающих, представляют собой инфекционные заболевания человека, характеризующиеся тяжелым течением, высоким уровнем смертности и инвалидности, быстрым распространением среди населения (эпидемия).

Массовые неинфекционные заболевания (отравления) — заболевания человека, возникновение которых обусловлено воздействием физических, и (или) химических, и (или) социальных факторов среды обитания.

Отравление — это внедрение в организм чужеродного вещества в токсической дозе. Оно может быть вызвано потреблением вещества животного, растительного или синтетического происхождения. По смыслу статьи отравление должно быть массовым. Заболевания могут быть бактериальными, вирусными, кишечными и др., отравление — пищевым, вызванным употреблением некачественной воды, использованием предметов, содержащих канцерогенные вещества.

Оконченным преступление считается после того, как произойдет массовое заболевание или отравление людей. Состав преступления материальный.

Более опасным видом этого преступления является нарушение соответствующих правил, повлекшее смерть человека (ч. 2 ст. 236 УК РФ). Таким образом, квалифицированный вид преступления налицо, при условии что скончался хотя бы один пораженный заболеванием или отравившийся человек.

Субъективная сторона преступления характеризуется неосторожной виной в виде легкомыслия или небрежности.

Субъект преступления специальный — лицо, обязанное соблюдать правила, установленные для борьбы с распространением массовых заболеваний или отравлением людей (работники предприятий общественного питания, санэпидемстанций, медицинских учреждений и др.).

Необходимо разграничивать уголовно-правовую и административную ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил. В главе 6 КоАП РФ сформулировано несколько составов административных правонарушений. Статья 6.3 устанавливает ответственность за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в несоблюдении санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий. К числу прочих административных проступков относятся:

— нарушение санитарно-эпидемиологических требований к жилым помещениям, эксплуатации производственных, общественных помещений, зданий и сооружений, оборудования и транспорта (ст. 6.4);

— нарушение санитарно-эпидемиологических требований к организации питания населения (ст. 6.6);

— нарушение требований, предъявляемых к питьевой воде (ст. 6.5);

— нарушение требований, предъявляемых к условиям воспитания и обучения (ст. 6.7).

Критерием разграничения является наличие или отсутствие последствий в виде массового заболевания, отравления людей либо гибели человека.

Решение Волгоградского областного суда от 02 октября 2013 г. по делу N 07р-555/2013 (ключевые темы: выплата заработной платы — трудовой договор — государственная инспекция труда — административные правонарушения — коллективный договор)

Решение Волгоградского областного суда от 02 октября 2013 г. по делу N 07р-555/2013

Судья Волгоградского областного суда Коробицын А.Ю.,

при секретаре Барышниковой Н.Н.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.5.27 КоАП РФ, в отношении главного врача ГБУЗ «Центральная больница Дубовского муниципального района» Рыбалкиной Любови Викторовны по ее жалобе на решение судьи Дубовского районного суда Волгоградской области от 27 августа 2013 года,

Постановлением главного государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в Волгоградской области N » . » от 25.06.2013 г. главный врач ГБУЗ «Центральная больница Дубовского муниципального района» Рыбалкина Л.В. была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.5.27 КоАП РФ, и подвергнута наказанию в виде штрафа в размере 3 500 рублей.

Поданная ею в Дубовский районный суд Волгоградской области жалоба на постановление была оставлена без удовлетворения.

В жалобе в областной суд Рыбалкина Л.В. оспаривает законность и обоснованность постановленного судом решения и просит его отменить.

Исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность решения судьи, не нахожу оснований для удовлетворения жалобы.

В соответствии с ч.1 ст.5.27 КоАП РФ нарушение законодательства о труде и об охране труда — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от одной тысячи до пяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

В силу ст.136 Трудового кодекса РФ заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором.

При совпадении дня выплаты с выходным или нерабочим праздничным днем выплата заработной платы производится накануне этого дня.

Согласно ст.236 КоАП РФ при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

В соответствии со ст.21 ТК РФ, работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы.

Согласно ст.22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров; выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом , коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

Работодатель и (или) уполномоченные им в установленном порядке представители работодателя, допустившие задержку выплаты работникам заработной платы и другие нарушения оплаты труда, в силу ч.1 ст.142 ТК РФ несут ответственность в соответствии с ТК РФ и иными федеральными законами.

Лица, виновные в нарушении трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, привлекаются к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами, а также привлекаются к гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности в порядке, установленном федеральными законами ( ст.419 ТК РФ).

Как следует из материалов дела, в ходе проведения 21.06.2013 г. проверки соблюдения требований трудового законодательства в ГБУЗ «ЦРБ Дубовского муниципального района» были установлены следующие нарушения:

-в нарушение ст.136 ТК РФ не установлены дни выплаты заработной платы, ни правилами трудового распорядка, ни коллективным договором, ни трудовым договором.

-30.04.2013 г., в нарушение ст.136 ТК РФ работникам не выплачена заработная плата за апрель 2013 г.

-08.05.2013 г. » . » в нарушение ст.236 ТК РФ была произведена выплата расчетной суммы при увольнении без уплаты процентов (денежной суммы), а также с нарушением установленного срока произведена выплата работникам заработной платы за апрель 2013 г. без уплаты процентов (денежной компенсации).

Согласно ст. 2.4 КоАП РФ административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

При этом в соответствии с примечанием к вышеуказанной норме совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники организаций несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.

Следовательно, руководитель учреждения, допустивший нарушение законодательства о труде, в том числе и невыплату заработной платы работникам, является субъектом правонарушения, предусмотренного ст. 5.27 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах, суд сделал обоснованный вывод о правомерности привлечения главного врача ГБУЗ «Центральная больница Дубовского муниципального района» Рыбалкиной Любови Викторовны к административной ответственности по ч.1 ст.5.27 КоАП РФ.

Действия Рыбалкиной Л.В. квалифицированы правильно, в соответствии с установленными по делу доказательствами и требованиями КоАП РФ.

Административное наказание назначено в пределах санкции части 1 статьи 5.27 КоАП РФ, с учетом конкретных обстоятельств дела, характера совершенного правонарушения, касающихся охраняемых общественных отношений в области трудовых прав граждан, а также требований, установленных статьями 4.1 — 4.3 КоАП РФ.

Фактические обстоятельства дела и наличие события административного правонарушения подтверждаются собранными по делу доказательствами, которым была дана оценка на предмет относимости, допустимости, достоверности и достаточности в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При этом судья пришел к обоснованному выводу о том, что собранные доказательства являются достаточными для установления вины Рыбалкиной Л.В. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.5.27 КоАП РФ, выразившемся в несвоевременной выплате заработной платы работникам учреждения, несвоевременной выплате заработной платы без выплаты процентов и отсутствии указания в документах на дни выплаты заработной платы.

Ссылки в жалобе на те обстоятельства, что несвоевременная выплата заработной платы была вызвана передачей учреждения из муниципальной собственности в государственную, а также что в финансировании учреждения не предусмотрены расходы на выплату процентов за несвоевременный выплату заработной платы являются необоснованными, поскольку данные обстоятельства не освобождают Рыбалкину Л.В. от исполнения обязанности по своевременной выплате заработной платы работникам, возложенной на нее трудовым законодательством, как и не могут послужить основанием для освобождения ее от административной ответственности.

В соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права заработная плата работника относится к благам, охраняемым в приоритетном порядке, о чем свидетельствует содержание Конвенции МОТ от 1 июля 1949 г. N 95 «Относительно защиты заработной платы» (ратифицирована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 января 1961 г.).

В ст.ст.7 и 37 Конституции РФ и статье 2 Трудового кодекса Российской Федерации закреплены основополагающие принципы трудового права — обеспечение права каждого работника на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы, обеспечивающей достойное человека существование для него самого и его семьи, и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда.

При этом нормы трудового права фактически презюмируют обязанность работодателя своевременно выплачивать работнику заработную плату, а также не допускать задержек в её выплате и не ставят её в зависимость от степени финансирования предприятий, учреждений, организаций и их форм собственности.

Доводы о том, что дни выплаты заработной платы установлены приказом учреждения, в связи с чем права работников не нарушаются не могут быть приняты во внимание, поскольку статьей 136 ТК РФ прямо предусмотрено, что день выплаты заработной платы устанавливается не приказом, а правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором и работодатель в силу ст.22 ТК РФ обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров.

Утверждение в жалобе о том, что данное дело об административном правонарушении было рассмотрено с нарушением правил подведомственности, также не является обоснованным.

Как следует из содержания части 1 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных данным Кодексом , составляются должностными лицами органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с главой 23 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в пределах компетенции соответствующего органа.

Согласно части 1 статьи 23.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дела об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, рассматриваются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

В силу положений Постановления Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 324 таким органом является Федеральная служба по труду и занятости.

Рассматривать дела об административных правонарушениях от имени органа, указанного в части 1 статьи 23.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вправе государственные инспекторы труда ( пункт 9 части 2 статьи 23.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В соответствии с частью 1 статьи 29.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что Рыбалкина Л.В. допустила нарушение законодательства о труде на территории Дубовского района Волгоградской области по месту нахождения ГБУЗ «ЦРБ Дубовского муниципального района» — » . «

Следовательно, указанный выше адрес является местом совершения Рыбалкиной Л.В. административного правонарушения. Аналогичная правовая позиция изложена в подпункте «з» пункта 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях » и Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2010 г.

В силу п.1.1 Положения о Государственной инспекции труда по Волгоградской области» (утв. руководителем Рострудинспекции — Главным государственным инспектором труда РФ В.К. Варовым 30.06.1995), государственная инспекция труда по Волгоградской области подведомственна Рострудинспекции и составляет с ней единую систему федерального надзора и контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации о труде и охране труда на предприятиях, в учреждениях и организациях (именуемых далее — организации) всех форм собственности и ведомственной принадлежности.

Согласно п.2.2 указанного Положения, в соответствии с возложенными задачами государственная инспекция труда по Волгоградской области, в том числе осуществляет надзор и контроль за соблюдением в организациях Волгоградской области законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о труде и охране труда, а также связанных с ним законодательных и нормативных правовых актов о возмещении вреда, причиненного здоровью работника, социальном страховании, занятости, банкротстве и приватизации предприятий, коллективных договорах и соглашениях, анализирует обстоятельства и причины их нарушений, принимает меры по их устранению.

Дело об административном правонарушении, предусмотренное частью 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении Рыбалкиной Л.В. рассмотрено главным государственным инспектором труда (по правовым вопросам) Государственной инспекции труда в Волгоградской области, полномочия которого распространяются и на территорию г. Дубовка Волгоградской области.

Таким образом, данное дело рассмотрено с соблюдением правил подведомственности.

Ссылки на нарушение срока привлечения к административной ответственности в части несвоевременной выплаты заработной платы Шумаковой Л.Ю. являются ошибочными, поскольку в данном случае речь идет о нарушении требований ст. 236 ТК РФ, выразившихся в невыплате работнику процентов за несвоевременную выплату причитающихся ему денежных сумм.

Данная обязанность не была выполнена работодателем и при окончательном расчете с » . » а также на момент вынесения постановления 25.06.2013 г.

При таких данных, постановление в отношении Рыбалкиной Л.В. вынесено в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, который в соответствии с ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ исчисляется со дня обнаружения административного правонарушения.

Остальные доводы жалобы по существу направлены на переоценку исследованных судом первой инстанции доказательств, не ставят под сомнение законность и обоснованность выводов административного органа и суда.

При таких обстоятельствах, не нахожу оснований для удовлетворения жалобы и отмены судебного решения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 30.7-30.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях, судья

Решение судьи Дубовского районного суда Волгоградской области от 27 августа 2013 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.5.27 КоАП РФ в отношении главного врача ГБУЗ «Центральная больница Дубовского муниципального района» Рыбалкиной Любови Викторовны оставить без изменения, а ее жалобу-без удовлетворения.

областного суда Коробицын А.Ю.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Разграничение административных нарушений санитарно-эпидемиологического законодательства с преступлениями в данной области

Л.М. МЕЛЕЖИК,
соискатель кафедры правосудия и процессуального права Саратовского государственного социально-экономического университета

В статье рассматривается разграничение административных нарушений санитарно-эпидемиологического законодательства с преступлениями в данной области. Подробно исследуется область применения административного и уголовного законодательства в сфере нарушений санитарно-эпидемиологического законодательства. Изучаются субъекты и объекты применения административного и уголовного законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Distinction of administrative violations of sanitarian-epidemiological legislations and crimes in this sphere
The article distinguishes administrative violations of sanitarian-epidemiological legislations and crimes in this sphere. The author investigates and defines the sphere of application of administrative and criminal legislation in the field of sanitarian-epidemiological legislation. He studies subjects and objects of administrative and criminal legislation in the sphere of sanitarian-epidemiological well-being of the population.
Ключевые слова (keywords): нарушение санитарно-эпидемиологического законодательства (violations of sanitarian-epidemiological legislation); санитарно-эпидемиологическое благополучие населения (sanitarian-epidemiological well-being of the population); административное правонарушение (administrative infringement of law); административная ответственность (administrative liability); уголовная противоправность (criminal unlawfulness).

Административная ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологического законодательства — вид юридической ответственности. Органы государственной санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации в целях защиты правопорядка и воспитания граждан в духе соблюдения норм, установленных действующим законодательством, применяют административное наказание к лицу, совершившему правонарушение, посягающее на санитарно-эпидемиологическое благополучие населения.
В главе 6 КоАП РФ сформулировано несколько составов административных правонарушений. Так, ст. 6.3 устанавливает ответственность за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, в невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий. Прочим административным проступкам посвящены положения статей 6.4—6.7 КоАП РФ, что подробнее рассматривается далее. Нормы об ответственности за нарушение санитарного законодательства содержатся и в других главах КоАП РФ (ч. 2 ст. 7.2, ч. 2 ст. 7.8; статьи 8.2, 8.5, 8.6, 14.4).
На практике порой вызывает трудности разграничение административных правонарушений в рассматриваемой сфере с преступлениями, предусмотренными ст. 236 УК РФ.
Как преступление квалифицируется нарушение санитарных правил, повлекшее по не-
осторожности массовое заболевание или отравление людей, либо то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, что предусмотрено частями 1 и 2 ст. 236 УК РФ.
Гражданско-правовая и дисциплинарная ответственность могут применяться одновременно с административной, а вот уголовная ответственность конкурирует с ней. Это объясняется тем, что административное законодательство, само по себе представляя довольно сложный комплекс правовых норм и институтов, является смежным с уголовным и также устанавливает ответственность (административную) за нарушение санитарно-гигиенических правил.
Одно из предварительных условий возложения административной ответственности — отсутствие в совершенном правонарушении признаков состава преступления. Блок административного законодательства в сфере охраны санитарно-эпидемиологического благополучия населения шире, чем блок уголовного законодательства, что позволяет предпринимать эффективные меры административного реагирования и не допускать серьезных правонарушений, которые могут рассматриваться как преступления.
В законодательном определении выявлены четыре обязательных признака преступления: общественная опасность, виновность, уголовная противоправность и наказуемость.
А.И. Рарог пишет, что «главное отличие преступления от иных правонарушений состоит в различной степени общественной опасности. Нередко преступление отличается от других правонарушений только характером наступивших последствий совершенного деяния. Иногда фактором, превращающим деяние в преступление, служат мотивы и цели. В отдельных случаях преступление отличается от иных правонарушений только по форме вины. Изредка деяние приобретает преступный характер только при систематическом совершении»[1].
Между нормами КоАП РФ, предусматривающими ответственность за правонарушения в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения (ст. 6.3), и
ст. 236 УК РФ много сходного, но имеются существенные отличия по выделенным выше признакам.
Административным правонарушением по действующему КоАП РФ признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.
В КоАП РСФСР нарушению санитарно-эпидемиологических правил было уделено мало внимания, ответственность предусматривалась лишь в ст. 42.
В действующем КоАП РФ, вступившем в силу 01.07.2002, вопросу нарушения санитарно-эпидемиологических правил уделено гораздо больше внимания, ему посвящена глава 6 «Административные правонарушения, посягающие на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность», при этом непосредственно административная ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологического благополучия населения регламентируется положениями статей 6.3—6.7, 8.2 КоАП РФ.
В отличие от уголовного законодательства, где лишь в общих чертах сформулировано нарушение санитарно-эпидемиологических норм, административное законодательство дифференцирует ответственность в зависимости от нарушения санитарно-эпидемиологических требований в различных сферах, однако существует и общая норма — нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения (ст. 6.3 КоАП РФ), о чем сказано выше. В КоАП РФ содержатся нормы, регулирующие административную ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации жилых помещений и общественных помещений, зданий, сооружений и транспорта (ст. 6.4); нарушение санитарно-эпидемиологических требований к питьевой воде, к питьевому и хозяйственно-бытовому водоснабжению (ст. 6.5); нарушение санитарно-эпидемиологических требований к организации питания населения в специально оборудованных местах (столовых, ресторанах, кафе, барах и других местах), в том числе при приготовлении пищи и напитков, их хранении и реализации населению (ст. 6.6); нарушение санитарно-эпидемиологических требований к условиям воспитания и обучения, к техническим, в том числе аудиовизуальным, и иным средствам воспитания и обучения, учебной мебели, а также к учебникам и иной издательской продукции
(ст. 6.7); несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами (ст. 8.2).
КоАП РФ основывается на требованиях, предусмотренных Федеральным законом от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Практически по всем требованиям, установленным данным законом, предусмотрена самостоятельная административная ответственность.
Уголовное законодательство, в отличие от административного, не нуждается в столь четкой регламентации. Для применения уголовной ответственности не имеет значения, нарушено санитарно-эпидемиологическое требование к эксплуатации жилых помещений или к организации питания населения, важно, представляет ли нарушение общественную опасность и каковы последствия, вытекающие из данного нарушения. Это обстоятельство представляется весьма оправданным в связи с тем, что некоторые статьи административного законодательства направлены на недопущение нарушений субъектами санитарно-эпидемиологических требований в отдельных отраслях народного хозяйства. Уголовное же законодательство применяется только к тем физическим лицам, которые фактически допускают нарушения норм уголовного права.
Основным принципиальным отличием КоАП РФ от КоАП РСФСР является включение в него института административной ответственности юридических лиц (ст. 2.10). В 1990-х годах законодатель стал распространять административную ответственность не только на физических лиц, но и на юридические лица. Область санитарно-эпидемиологического благополучия населения не осталась без внимания. До принятия КоАП РФ административная ответственность юридических лиц в данной сфере предусматривалась ст. 56 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».
Разграничение преступлений и административных правонарушений проводится по объекту посягательства, степени вредоносности, характеру противоправности и правовым последствиям совершения.
Объектами правонарушений, объединенных в главе 6 КоАП РФ, являются здоровье населения и общественная нравственность. Рассматриваемые правонарушения сопряжены с нарушением правил, направленных на обеспечение здоровья, санитарно-эпидемиологического благополучия населения и общественной нравственности[2]. В смысле административной ответственности объект, общий для всех, — здоровье и общественная нравственность всего населения. То есть само нарушение может создавать опасность для всего населения страны.
Здоровье и санитарно-эпидемиологическое благополучие населения — объекты, общие как для преступлений, так и для иных правонарушений.
Общий объект преступлений шире объекта административных отношений. В общий объект входят социальные интересы, посягательства на которые ввиду их особой ценности
могут регулироваться только уголовным законом. Уголовное право охраняет жизнь и здоровье населения. Административное законодательство не охраняет данный объект. Если причиняется вред жизни и здоровью населения, то совершается преступление, предусмотренное ст. 236 УК РФ.
Из понятия объекта преступления вытекает один из основных отличительных признаков административных правонарушений и уголовных преступлений — общественная опасность.
Ю.А. Денисов указывает, что «по характеру и степени общественной опасности преступления всегда отличаются большей социальной вредностью, чем проступки, тоже обладающие определенной мерой общественной вредности»[3]. Это — главные материальные критерии разграничения преступлений и проступков.
В теории преобладающей признана позиция, согласно которой преступления и проступки разграничиваются по степени общественной опасности или вредоносности. Однако сами эти степени в количественном отношении не определены ни в литературе, ни в законодательстве, и сделать это, на наш взгляд, довольно сложно, поскольку точными численными значениями сущность преступления и проступка выразить трудно. Одним из критериев здесь служит общественная опасность. Преступления, состоящие в нарушении санитарно-эпидемиологических правил, по фактическому составу схожи с административными правонарушениями, однако представляют повышенную общественную опасность.
Преступление отличается от правонарушения степенью вредоносности. В преступлении вредоносность достигает такого уровня, что можно говорить об опасности деяния для общества, т. е. общественной опасности, а не просто о некоей вредности. Преступление, состоящее в нарушении санитарно-эпидемиологических правил, предусматривает массовое заболевание или отравление людей, а также смерть человека. Если последствием нарушения санитарно-эпидемиологических правил стало массовое заболевание или отравление людей либо смерть человека, то наступает уголовная ответственность, а не административная. Административные нарушения санитарно-эпидемиологических правил не предусматривают наступление таких последствий, однако вероятность последствий наказывается в административном порядке. Речь идет лишь о нарушении правил.
На наш взгляд, в УК РФ общественная опасность нарушения санитарно-эпидемиологических правил обоснованно сводится к причинению вреда личности, обществу или государству.
Следующий признак — вид противоправности и связанный с ним характер санкций. Преступления всегда запрещаются уголовным законом. Уголовно-правовые санкции содержат угрозу самых серьезных ограничений прав и свобод личности: это уголовное наказание и последующая судимость[4].
Преступление обладает уголовной противоправностью, т. е. нарушает нормы, закрепленные в уголовном законе. А.В. Наумов справедливо отмечает, что «специфика уголовной ответственности связана с мерами государственного принуждения, применяемыми к правонарушителю»[5]. Административные правонарушения этим признаком не обладают.
Характер юридической ответственности за совершение преступления и за совершение
административного правонарушения различен. Только уголовная ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил связана с применением к виновному наказания и наличием судимости как определенного правового последствия совершения преступления.
Даже при внешней схожести некоторых санкций (например, в административном праве штраф применяется как вид административного наказания, в уголовном праве — как вид уголовного наказания) уголовная ответственность, связанная с осуждением виновного лица за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, все же более строгий вид юридической ответственности.
Таким образом, можно констатировать, что административная и уголовная ответственность за нарушения санитарно-эпидемиологических правил различаются тем, что:
1) уголовная ответственность устанавливается только федеральным законодательством, административная — как федеральными законами, так и законами субъектов Российской Федерации;
2) уголовное наказание может быть наложено только судом. Дела об административных правонарушениях в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения рассматриваются органами государственной санитарно-эпидемиологической службы России
(ст. 23.13 КоАП РФ).
В настоящее время контроль и надзор в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, защиты прав потребителей и потребительского рынка осуществляются Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзором), которая находится в ведении Министерства здравоохранения и социального развития РФ.
В соответствии со ст. 23.13 КоАП РФ органы государственной санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 6.3—6.7, ч. 2 ст. 7.2 (об уничтожении и о повреждении знаков санитарных (горно-санитарных) зон и округов, лечебно-оздоровительных местностей и курортов), ч. 2 ст. 7.8, статьями 8.2, 8.5 (в части информации о состоянии атмосферного воздуха, источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, а также о радиационной обстановке), ч. 2 ст. 8.6 (о порче земель опасными для здоровья людей и окружающей среды отходами производства и потребления), ч. 2 ст. 14.4 КоАП РФ.
Рассматривать дела об административных правонарушениях от имени органов Роспотребнадзора вправе:
— главный государственный санитарный врач Российской Федерации, его заместители;
— главные государственные санитарные врачи субъектов Российской Федерации, их заместители;
— главные государственные санитарные врачи на транспорте (водном, воздушном), их заместители;
— главные государственные санитарные врачи городов, районов;
— главные государственные санитарные врачи федеральных органов исполнительной власти, уполномоченные по вопросам железнодорожного транспорта, в области обороны, внутренних дел, безопасности, юстиции, контроля за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, их заместители (об административных правонарушениях, совершенных на объектах железнодорожного транспорта, обороны и иного специального назначения).
3. Применение уголовного наказания влечет за собой такое правовое последствие, как судимость, а применение административного наказания такого последствия не имеет.
4. Основанием уголовной ответственности является преступление, административной — правонарушение. Преступление — нарушение санитарно-эпидемиологических правил, по-
влекшее по неосторожности массовое заболевание, отравление или смерть людей. Правонарушение — нарушение санитарно-эпидемиологических правил при отсутствии последствий: заболеваний, отравлений либо смертельных случаев среди населения.
5. Административная ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил распространяется на физические, юридические и должностные лица (статьи 2.3, 2.4, 2.6 КоАП РФ), а субъектами уголовной ответственности могут быть только физические лица (ст. 19 УК РФ).
6. За преступления, связанные с нарушением санитарно-эпидемиологических правил, предусмотрено уголовное наказание (штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, ограничение свободы, лишение свободы), а за правонарушения — административное наказание (предупреждение, штраф).
В случае трудностей в разграничении административного проступка и уголовно наказуемого деяния особое внимание следует уделять выяснению всех обстоятельств, характеризующих состав данного правонарушения, последствий противоправного деяния, размера нанесенного вреда.

Библиография
1 Уголовное право. Общая часть в вопросах и ответах: Учеб. пособие / Под ред. А.И. Рарога. — М., 1999. С. 50—52.
2 См.: Соловей Ю.П., Черников В.В. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правона-
рушениях. — М., 2002. С. 45.
3 Денисов Ю.А. Общая теория права, нарушения и ответственности. — Л., 1983. С. 21.
4 См.: Смирнова Н.Н. Уголовное право. — СПб., 1998. С. 48—51.
5 Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: Курс лекций. — М., 1996. С. 245—246.