Возбуждено уголовное дело по ст. 125 УК РФ

Дамы, господа! Позвольте изложить ситуацию. Работаю в школе психологом. Ученица 9 класса ( 15 лет ) повесилась в школе. Ужас. Через 10 дней работник прокуратуры доставил мне два документа : 1. Постановление о производстве предварительного следствия следственной группой. 2. Постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству ( ст. 125 УК РФ ). Как организовать оборону, что делать? С уважением. Галина.

Ответы юристов (3)

Согласно ст.125 УК РФ заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

Вам предстоит доказать, что Вы не оставляли погибшую в опасном состоянии, поэтому при допросе поясните следователю все признаки, которые свидетельствовали об этом

Уточнение клиента

Федор Васильевич, спасибо, возможны ли процессуальные ходы, тонкости, на опережение и т.д.? Может прокуратура должна это доказывать, я ,как бы, о презумпции. Еще пока не расставила приоритеты. Спасибо, Федор Васильевич еще раз.

16 Декабря 2016, 16:06

Есть вопрос к юристу?

Презумция конечно есть, но все равно в Ваших интересах дать объяснения о которых я говорю. Ведь возбудили дело то именно в связи с оставлением в опасности. А за это в Вашей ситуации отвечает именно врач, не оказавший своевременно медицинскую помощь

Уточнение клиента

Федор Васильевич, у нас нет врача. Девочку обнаружили уже мертвой дети. Вы считаете, что не оказание именно медицинской помощи является составом преступления? Спасибо.

16 Декабря 2016, 16:22

В Вашем случае конечно медицинская, поскольку только врач обязан по закону оказывать помощь.

Уточнение клиента

Федор Васильевич, спасибо.

16 Декабря 2016, 16:34

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Статья 125 УК РФ. Оставление в опасности

Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

Комментарии к ст. 125 УК РФ

1. Потерпевшим признается лицо, находящееся в опасном для жизни или здоровья состоянии, лишенное возможности принять меры к самосохранению в силу малолетства, старости, болезни или вследствие своей беспомощности. Закон, таким образом, устанавливает ряд условий, касающихся его личности, имеющих значение для уголовной ответственности за бездействие виновного.

На момент оставления без помощи лицо должно находиться в опасном для жизни или здоровья состоянии (причины попадания в такую ситуацию могут быть различными). Опасность для жизни или здоровья является не абстрактной, а реальной.

В этой ситуации потерпевший не может самостоятельно принять меры к самосохранению, устранению возникшей для него реальной опасности. Причины, лишающие такой возможности, указаны в законе: малолетство, старость, болезнь или беспомощное состояние. Малолетство, старость и болезнь, по сути, также предполагают состояние физической или интеллектуальной беспомощности, составляют ее разновидность. В тех случаях, когда болезнь, старость или малолетство такого состояния не вызывают, у лица есть возможность принять меры к самосохранению, следовательно, исключается уголовная ответственность за бездействие виновного.

2. Преступление выражается в бездействии — оставлении без помощи находящегося в опасности потерпевшего. В ст. 125 УК оговорено, на чем основывается необходимость оказывать помощь потерпевшему:

виновный был обязан иметь о нем заботу. Наличие такой обязанности предполагается еще до момента возникновения опасности в силу закона или договора (родители обязаны заботиться о детях, а дети — о родителях, сиделка в силу договора — о больном либо старом человеке);

лицо само поставило потерпевшего в опасное для жизни состояние. Такое поставление, порождающее обязанность действовать в дальнейшем, возможно в результате как противоправных, так и непротивоправных, как виновных, так и невиновных актов поведения. Например, потерпевший получает повреждение при столкновении с машиной, водитель которой Правил дорожного движения не нарушал. Это, однако, не снимает с него обязанности оказать необходимую помощь пострадавшему.

3. Важное условие уголовной ответственности за бездействие — лицо могло действовать, что непосредственно оговорено в ст. 125 УК: «Если виновный имел возможность оказать помощь». Существовала ли в действительности у лица такая возможность, необходимо устанавливать в конкретном случае. Вывод делается на основе всех обстоятельств. Лицо может быть объективно лишено возможности оказать помощь ввиду возникшей непреодолимой силы, собственной беспомощности и т.д.

4. Преступление считается оконченным в момент неоказания помощи нуждающемуся лицу. Обязательной констатации каких-либо последствий, в отличие от ст. 124 УК, не требуется. Если в результате бездействия наступила смерть потерпевшего либо причинен вред его здоровью, это учитывается при избрании наказания.

5. Субъективная сторона предполагает заведомость: лицо намеренно, умышленно оставляет без помощи потерпевшего. При этом оно осознает, что потерпевший находится в опасном для жизни или здоровья состоянии, лишен возможности принять меры к самосохранению ввиду своей беспомощности; на нем лежала обязанность иметь о потерпевшем заботу либо само поставило потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние; имея возможность оказать помощь потерпевшему, отвести возникшую опасность, не сделало этого.

6. Субъектом преступления является лицо, на котором лежала обязанность иметь заботу о потерпевшем либо которое само поставило потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние (родители, педагоги, воспитатели, опекуны и попечители, инструкторы по плаванию, проводники в горах и т.д.).

7. Отличие рассматриваемого вида преступления от деяния, предусмотренного ст. 124 УК, заключается в: субъекте (там им является медицинский и иной работник, в силу профессии обязанный оказывать помощь); потерпевшем (там им является только больной); в объективной стороне (обязательным признаком состава ст. 124 УК является причинение вреда здоровью потерпевшего); субъективной стороне (деяние, предусмотренное ст. 125 УК, совершается умышленно, а деяние, предусмотренное ст. 124 УК, — неосторожно).

Оставление в опасности — ст. 125 УК РФ (состав преступления, ответственность)

Преступления, направленные против интересов личности, несут угрозу не только конкретному человеку, но и всему обществу в целом. Именно поэтому законодатель устанавливает за подобного рода деяния достаточно суровое наказание. При этом в «списке» преступлений против жизни и здоровья находится оставление в опасности. Попробуем разобраться в том, что может относиться к данному деянию, и какие меры ответственности могут быть применены в отношении виновного лица.

Оставление в опасности

Оставление ребенка в опасности либо иного человека должно отвечать определенным признакам:

  • виновный заведомо знает, что пострадавший нуждается в помощи;
  • виновный имеет возможность оказать необходимую помощь либо осуществлять заботу о пострадавшем.

Важно: отсутствие данных обстоятельств является основанием для отказа в возбуждении уголовного дела.

Состав преступления

Ст. 8 УК России определяет, что для привлечения виновного лица к уголовной ответственности необходимо установить состав преступления. Остановимся более подробно на каждом его элементе применительно к такому преступлению, как оставление в опасности:

  1. Непосредственным объектом посягательства в данном случае будет выступать право конкретного человека на жизнь и здоровье.
  2. Объективная сторона выражается в форме бездействия, то есть невыполнения обязанностей по оказанию помощи лицу, которое оказалось в опасном для жизни или здоровья положении. В то же время законодательная конструкция позволяет выделить еще одно поведение виновного субъекта в отношении потерпевшего лица — если действия преступника послужили причиной опасного состояния потерпевшего (например, подкидывание новорожденного ребенка). Момент юридического окончания преступления не зависит от наступивших последствий, а это значит, что оставление в опасности, не повлекшее смерть, также будет подлежать квалификации. Здесь необходимо отметить, что в каждом конкретном случае нужно определять наличие реальной возможности у виновного лица помочь пострадавшему.
  3. Субъективная сторона состава всегда будет определяться только прямым умыслом. Мотивы значения для квалификации не имеют (боязнь понести ответственность, нежелание затруднять себя, эгоизм, неприязнь, месть и т.д.).
  4. Субъектом выступает физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Важно: беспомощное состояние может быть обусловлено малолетством, старостью, болезнью и иными причинами (Постановление Пленума Верховного суда РФ № 25 от 09.12.2008 г.).

Статья и ответственность

Оставлению в опасности посвящена ст. 125 УК России. Именно в ней определено, какое деяние человека будет считаться преступным, а также прописаны виды применяемого наказания:

  • штраф до 80 тысяч рублей (либо доход осужденного за период до 6 месяцев);
  • обязательные работы до 360 часов;
  • исправительные работы до 1 года;
  • принудительные работы до 1 года;
  • арест до 3 месяцев;
  • лишение свободы до 1 года.

Когда оставление в опасности не является преступлением?

В случае, когда действия лица не подпадают под признаки, указанные в ст. 125 УК РФ, к его поведение не может применяться санкция указанной статьи, то есть если человек не располагал возможностью оказать помощь либо не задумывался, что потерпевший находится в опасном положении.

В завершение рассматриваемой темы следует отметить тот факт, что привлечение к уголовной ответственности лиц по ст. 125 УК России имеет определенные нюансы. Именно поэтому необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела и личности виновного.

НЕКОТОРЫЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАССМОТРЕНИЯ СУДОМ ЖАЛОБ
В ПОРЯДКЕ, ПРЕДУСМОТРЕННОМ ст. 125 УПК РФ

Рассмотрение судом жалоб на действия, бездействие и решения органов предварительного расследования в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, называют одной из форм судебного контроля в отечественном уголовном процессе(1).

Согласно ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 2 постановления «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 10 февраля 2009 г. № 1 уточняет, что судебному обжалованию в соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ подлежат также иные решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц, чьи права и законные интересы нарушены, либо могут затруднить доступ граждан к правосудию.

В указанном Постановлении выделяются две группы иных решений, действий (бездействия) должностных лиц, принятых на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, которые могут быть обжалованы в суд:

1. Способные причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства. К ним предлагается относить постановления дознавателя, следователя и руководителя следственного органа:

о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица;

о производстве выплат или возврате имущества реабилитированному; об отказе в назначении защитника, в допуске законного представителя;
об избрании и применении к подозреваемому, обвиняемому мер процессуального принуждения, за исключением залога, домашнего ареста и заключения под стражу, которые применяются по решению суда.

На наш взгляд, иными решениями, действиями (бездействием) должностных лиц на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, способными причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, которые могут быть обжалованы в суд, являются также:
постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа о возбуждении уголовного дела по факту события преступления;
постановления о прекращении уголовного дела и(или) уголовного преследования;
решения, затрагивающие право на защиту, такие как решение о замене защитника (ч. 4 ст. 50 УПК РФ), об отказе в замене назначенного защитника, решение об отводе защитника (ч. 2 ст. 72 УПК РФ), иные решения, действия или бездействие, нарушающие право обвиняемого на защиту, в частности, проведение следственных и иных процессуальных действий без участия защитника, его необоснованная, по мнению заявителя, замена. Аналогичные решения, принятые относительно участия в производстве по уголовному делу законного представителя, также могут быть обжалованы в суд заинтересованными лицами, исходя из того, что ст. 16 УПК РФ, гарантирующая подозреваемому, обвиняемому право на защиту, предусматривает как участие защитника при производстве по уголовному делу, так и участие в предусмотренных законом случаях законного представителя;
решения прокурора о применении меры пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу лица для обеспечения его возможной выдачи по запросу иностранного государства, принятое на основании судебного решения этого государства о заключении его под стражу (ч. 2 ст. 466 УПК РФ).

2. Затрудняющие доступ граждан к правосудию — такие решения, действия (бездействие) должностных лиц, которые ограничивают право граждан на участие в досудебном производстве по уголовному делу, создают гражданину препятствия для дальнейшего обращения за судебной защитой нарушенного права:

отказ в признании лица потерпевшим;
отказ в приеме сообщения о преступлении либо бездействие при проверке сообщения;
постановления о приостановлении предварительного следствия и др.

Ко второй группе, представляется, необходимо также относить следующие решения, действия (бездействие) должностных лиц на досудебных стадиях уголовного судопроизводства:

о передаче сообщения по подследственности и подсудности (ч. 2 ст. 145 УПК РФ);
о соединении, выделении уголовных дел (ст.ст. 153, 154 УПК РФ) (за исключением решений о выделении в отдельное производство материалов уголовного дела);
отказ следователя, дознавателя в удовлетворении ходатайств подозреваемого или обвиняемого, его защитника, а также потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика или их представителей об установлении посредством допроса свидетелей, производства судебных экспертиз и других следственных действий обстоятельств, имеющих, по мнению заявителей, значение для уголовного дела;
постановления прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Критерием отнесения решений, действий (бездействия) должностных лиц к категории обжалуемых является то, что такие решения принимаются, действия (бездействие) осуществляются в связи с полномочиями данных должностных лиц по осуществлению уголовного преследования. Так, в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. № 1 указано, что не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ решения и действия (бездействие) должностных лиц, полномочия которых не связаны с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу (например, прокурора, поддерживающего государственное обвинение в суде, начальника следственного изолятора);

не подлежат рассмотрению судом жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц органов прокуратуры, связанные с рассмотрением надзорных жалоб на вступившие в законную силу судебные решения.

Кроме того, не подлежат рассмотрению жалобы, поданные по уголовным делам, направленным в суд для рассмотрения по существу, а также при постановлении по делу приговора или иного окончательного решения. В таком случае Верховный Суд Российской Федерации рекомендует судам принимать к производству и рассматривать лишь жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц, затрагивающие права и законные интересы заявителей, не являющихся участниками судебного разбирательства по данному уголовному делу, а также если в жалобах ставится вопрос о признании незаконными и необоснованными решений и действий (бездействия), которые в соответствии с УПК РФ не могут быть предметом проверки их законности и обоснованности на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела судом, в том числе в апелляционном или кассационном порядке (ст. 354 УПК РФ)(1).

Одновременно Верховный Суд Российской Федерации разъясняет, что по смыслу ч. 3 ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ в порядке ст. 125 УПК РФ могут быть также обжалованы решения и действия (бездействие) должностных лиц, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность по выявлению, пресечению преступлений, а также проверке поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания. Данная позиция требует разъяснения. Представляется, что к решениям, действиям (бездействию) органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в связи с осуществлением уголовного преследования следует относить и те, которые приняты, совершены такими органами до возбуждения уголовного дела, если они послужили поводом для возбуждения уголовного дела. Решения, действия (бездействие) органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ при условии, если оперативно-розыскные мероприятия проводились на основании поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания и если такие решения, действия (бездействие) способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Еще одним дополнительным критерием, позволяющим определить круг решений, действий (бездействия), которые могут быть обжалованы в суд в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, служит то, что предметом обжалования не могут являться процессуальные акты органов дознания, следователей и прокуроров, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. Наиболее ярким примером является постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Такое постановление в части, касающейся законности и обоснованности обвинения и достаточности доказательств, собранных по делу, не подлежит обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ. Как обоснованно указывает Конституционный Суд Российской Федерации, иное вынуждало бы суд предрешить вопрос о виновности данного лица, что не могло бы не оказать отрицательного воздействия на независимость и беспристрастность суда при вынесении им приговора, противоречило бы конституционному принципу независимости суда (ст. 120 Конституции Российской Федерации), гарантирующему в условиях состязательного процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам; подтверждая обоснованность предъявленного обвинения, он фактически подтверждал бы и виновность лица в совершении конкретного преступления; поскольку, таким образом, решение суда, вынесенное по жалобе на постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, не может не предрешать вопрос

о существе уголовного дела, виновности обвиняемого, а соответственно, и его наказании(1).

Вместе с тем следует обратить внимание на то, что в суд могут быть обжалованы решения, действия (бездействие) следователя, руководителя следственного органа, связанные с привлечением лица в качестве обвиняемого по уголовному делу, например отказ в назначении защитника; также может быть обжаловано и само постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого в части, не касающейся законности и обоснованности обвинения, достаточности имеющихся в уголовном деле доказательств для его вынесения.

Следует остановиться на некоторых особенностях рассмотрения судом жалоб в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, представляющих, на наш взгляд, определенные трудности правоприменения.

Проблемным является вопрос о территориальной подсудности жалоб. Жалоба подается в районный суд по месту производства предварительного расследования. Согласно ч. 1 ст. 152 УПК РФ предварительное расследование производится по месту совершения преступления. В ряде случаев место производства предварительного расследования может не совпадать с местом совершения преступления (условия указаны в чч. 2—4 ст. 152 УПК РФ, предусматривающей возможность производства предварительного расследования: а) по месту окончания преступления; б) в случае совершения нескольких преступлений — по месту совершения наиболее тяжкого из них либо большинства из них; в) по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей). Указанную спорную ситуацию подсудности жалоб, поданных в порядке ст. 125 УПК РФ, разрешает Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 10 февраля 2009 г. № 1. В пункте 6 данного Постановления разъясняется, что в тех случаях, когда место производства предварительного расследования не совпадает с местом совершения деяния, жалоба на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, а также прокурора в порядке ст. 125 УПК РФ рассматривается тем районным судом, который территориально находится в месте производства предварительного расследования, определяемого в соответствии со ст. 152 УПК РФ. Однако до настоящего времени вызывает трудности ситуация подачи жалоб на решения, действия (бездействие) органов предварительного расследования, которые территориально не находятся в месте производства предварительного расследования.

Вопрос о круге участвующих в судебном заседании по рассмотрению жалобы, на первый взгляд, не представляет никаких сложностей, так как прямо урегулирован ч. 3 ст. 125 УПК РФ. Однако судьи зачастую допускают ошибки при определении лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, не извещая о поступившей жалобе должностное лицо, чьи действия (бездействие) или решение обжалуется, иных лиц, чьи интересы затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением.

В каждом случае суду необходимо тщательно проанализировать существо поданной жалобы, установить, чьи права и интересы затрагиваются обжалуемым решением, действием (бездействием) и известить всех заинтересованных лиц о назначении судебного заседания. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом. Вместе с тем суд должен располагать доказательствами надлежащего извещения соответствующих лиц о рассмотрении жалобы в судебном заседании, что с учетом установленного срока рассмотрения жалобы в течение пяти суток является весьма затруднительным.

Достаточно проблемным является вопрос об обеспечении возможности участия в судебном заседании при рассмотрении жалоб в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, заявителей и иных заинтересованных лиц,

содержащихся под стражей или отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что необходимой гарантией судебной защиты и справедливого разбирательства дела является равно предоставляемая сторонам возможность довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела, поскольку только при этом условии в судебном заседании реализуется право на эффективную судебную защиту. Лицо, подвергаемое уголовному преследованию, независимо от его уголовно-процессуаль-ного статуса (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый или осужденный), если оно изъявляет желание участвовать в судебном заседании, не может быть лишено возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями других участников судебного заседания и дополнительными материалами, давать объяснения по рассматриваемым судом вопросам(1).

Рассматривая вопрос о формах реализации имеющегося у стороны права довести до суда свою позицию, Конституционный Суд Российской Федерации применительно к кассационному и надзорному производству сформулировал правовую позицию, согласно которой гарантии права на судебную защиту могут быть реализованы не только путем предоставления осужденному или оправданному возможности лично участвовать в заседании суда кассационной или надзорной инстанции, но и иным образом, в частности путем поручения осуществлять свою защиту избранным защитникам, представления своих письменных возражений на доводы противоположной стороны, а также путем изложения своей позиции с использованием систем видеоконференцсвязи. Конституционно значимым при этом является требование обеспечить осужденному, оправданному, их защитникам реальную возможность изложить свою позицию относительно всех аспектов дела и довести ее до сведения суда(2).

В случае же обжалования в предусмотренном ст. 125 УПК РФ порядке осужденным, отбывающим уголовное наказание в виде лишения свободы, действий (бездействия) или решений органов предварительного расследования, затрудняющих доступ осужденных к правосудию (отказ в приеме сообщения о преступлении, бездействие при проверке сообщения, отказ в возбуждении уголовного дела и др.), осужденный претендует на роль потерпевшего в будущем уголовном деле, на возбуждении которого он настаивает. Жалоба осужденного в таком случае не связана с применением к ее заявителю мер, сопряженных с уголовным преследованием, ограничением свободы и личной неприкосновенности, поэтому суд вправе обеспечить конституционное право заявителя довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела не только путем его личного участия в судебном заседании, но и иными способами — путем допуска к участию в судебном заседании его представителя, принятия письменных обращений, предоставления права обжалования принятого судебного решения.

В любом случае суд, как это следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 8 декабря 2003 г. № 18-П, не может быть лишен полномочия признать необходимым личное участие осужденного в судебном заседании, чтобы непосредственно заслушать его показания

и обеспечить тем самым соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, т. е. законного, обоснованного и справедливого решения по делу, вытекающих из ст.ст. 46—52, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им ст.ст. 6 и 13 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

Представляющим определенный теоретический и практический интерес является вопрос о субъектах обжалования постановления судьи по результатам рассмотрения жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ.

Необходимо обратить внимание на то, что право обжалования принадлежит заинтересованным лицам независимо от того, были ли они привлечены судом к участию в рассмотрении жалобы, в случае, если предмет обжалования либо постановление судьи затрагивают их права и законные интересы (в том числе независимо от присвоения лицу процессуального статуса). Так, Конституционный Суд Российской Федерации отмечает, что предоставление гарантируемых Конституцией Российской Федерации прав и свобод в уголовном судопроизводстве должно быть обусловлено фактическим положением лица как нуждающегося в обеспечении соответствующих прав(1). При этом в силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 27 июня 2000 г. № 11-П, понятие «подозреваемый» должно толковаться в его конституционно-правовом, а не в придаваемом ему уголовно-процессуальным законом более узком смысле. В целях реализации конституционных прав необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование.

Зачастую возникает вопрос о наличии права обжалования постановления судьи у руководителя следственного органа, следователя, дознавателя как лиц, действия (бездействие) и решения которых обжаловались, и привлеченных к участию в судебном заседании при рассмотрении жалобы

Представляется, что такое право у указанных лиц отсутствует. Так, руководитель следственного органа, следователь, дознаватель являются должностными лицами, представляющими сторону обвинения и осуществляющими уголовное преследование, и не имеют собственного «материального» интереса по существу уголовного дела. Прокурор так же относится к лицам, осуществляющим уголовное преследование на досудебной стадии, и как представитель стороны обвинения именно он наделяется правом оспаривания судебных решений. Руководитель следственного органа, следователь и дознаватель имеют право на обжалование процессуальных решений лишь в случаях, прямо предусмотренных УПК РФ. Например, на обжалование постановления прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, возвращении дела для производства дополнительного расследования (п. 5 ч. 2 ст. 38 УПК РФ), обжалование указаний руководителя следственного органа (ч. 3 ст. 39 УПК РФ). Исходя из положений ст. 127 УПК РФ, обжалование постановления судьи по результатам рассмотрения жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ производится в порядке, предусмотренном гл. 43—45, 48, 49 УПК РФ, в которых сторону обвинения (от имени государства) представляет исключительно прокурор.

Институт судебного контроля законности и обоснованности действий (бездействия) и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, до направления уголовного дела в суд по существу является действенным механизмом по обеспечению прав, гарантированных лицам в сфере уголовного судопроизводства Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Конституцией Российской Федерации, Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, иными законодательными актами Российской Федерации и международно-правовыми актами. В то же время необходимо признать неполное и некорректное урегулирование Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации отдельных особенностей рассмотрения жалоб судами.